А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Грейс пошатнулась, и Эйрин пришлось поддержать ее за локоть.
— Что с тобой? — испугалась баронесса.
Она не имела в виду ничего дурного, Грейс. Не забывай, что ты попала в другой мир, где знатным дамам положено выходить замуж вне зависимости от их желания. Любовь во внимание не принимается, браки заключаются исключительно по расчету.
— Сомневаюсь, что когда-нибудь вообще надумаю, — ответила она после паузы.
Ответ Грейс не только заметно удивил Эйрин, но и заставил ее задуматься. Очевидно, ей никогда и в голову не приходило рассматривать подобный вариант. Она снова тяжело вздохнула.
— Сейчас король Бореас по горло занят делами Совета, но как-то раз намекнул, что к весне подыщет мне достойного мужа. Если только весна когда-нибудь наступит, во что сегодня верится с трудом.
Грейс внимательно посмотрела на подругу.
— И кого же ты хочешь, чтобы он выбрал?
— Хорошего надежного человека, который будет править моим баронством сильной и справедливой рукой, — заученной скороговоркой ответила Эйрин.
— Я не об этом спрашиваю, — мягко сказала Грейс.
— Если ты имеешь в виду, не питаю ли я к кому-нибудь тайной страсти, ответ отрицательный.
— А как насчет Бельтана? — подумав немного, спросила Грейс. Баронесса улыбнулась.
— Ты ошибаешься, Грейс, приписывая королевскому племяннику и мне чувства, которых нет и не может быть. Да, я люблю Бельтана, но люблю как старшего брата, и не сомневаюсь, что и он относится ко мне лишь как к сестре, не более того. Стоит ему пожелать, он без труда достигнет внутреннего круга мистерий Ватриса. — Взор ее затуманился, улыбка погасла, лицо опечалилось, черты приобрели непривычную жесткость — как у скорбящей мраморной статуи. — Поэтому лучше не тешить себя иллюзиями и не позволять выбирать сердцем, заранее зная о том, что выбор падет на другого…
Слова баронессы падали в морозный воздух ледяной крошкой, и если бы Грейс верила в судьбу, она прокляла бы ее в тот миг. Еще одна парочка неторопливо приближалась к ним, направляясь к ведущим в нижний двор воротам. Леди была юной, пухленькой и весьма смазливой, но внимание Грейс привлекла вовсе не она, а ее спутник. Она ни разу не встречалась с ним после того пиршества, когда он так цинично и оскорбительно ответил отказом на робкое приглашение Эйрин пойти потанцевать. С тех пор он совершенно не изменился: те же широкие плечи, квадратная челюсть, золотистые кудри на непокрытой, несмотря на холод, голове и надменная, самоуверенная физиономия.
— Леотан!
Эйрин тоже узнала молодого человека, чье имя невольно сорвалось с ее губ. Юноша и девушка, держась за руки, пересекли двор и поравнялись с ними. Словно почувствовав на себе чужой взгляд, спутница Леотана повернула голову, встретилась глазами с Эйрин и с улыбкой превосходства крепче сжала руку кавалера, который вообще не соизволил даже посмотреть в их сторону.
— Ненавижу его! Ненавижу!
Дикая злоба, прозвучавшая в словах баронессы, повергла Грейс в шок и заставила резко обернуться. Эйрин за ее спиной выглядела застывшим изваянием. Ее левая рука была сжата в кулак, сузившиеся глаза превратились в две синие льдинки. — Эйрин!
— Это неправильно! — прошипела баронесса. — Почему такой негодяй так божественно красив?! О, как же я его ненавижу!
Внезапно глаза Эйрин закатились, спина выгнулась дугой, она приподнялась на цыпочки, и Грейс мгновенно уловила разлившееся в атмосфере присутствие — только в этот раз оно ощущалось куда более мощно, нежели в первый день ее занятий с Кайрен, и было пронизано темной Силой, порожденной слепой яростью и ревностью. Направленный сгусток энергии черной волной скользнул мимо Грейс, задев ее краешком и едва не свалив с ног. Тревожный женский крик заставил ее вскинуть голову. Леотан, покачиваясь и держась обеими руками за виски, замер в десятке ярдов от прохода в нижний двор. Его пассия стояла в нескольких шагах от него и испуганно голосила.
Грейс поняла, что у нее в запасе всего несколько секунд, прежде чем случится непоправимое. Схватив баронессу за руку, она с силой сжала ее запястье.
— Прекрати, Эйрин! — приказала она, придав своему голосу остроту и холод кинжальной стали. — Прекрати немедленно!
Баронесса не реагировала. Тогда Грейс впилась ей в руку ногтями — так глубоко, словно вознамерилась сокрушить хрупкие девичьи косточки. Застонав от боли, Эйрин разжала кулак и обмякла в объятиях подруги. Леотан в последний раз покачнулся и опустил руки. Его хорошенькая спутница бросилась к нему и, рыдая, принялась вытирать носовым платочком хлещущую из носа кровь. Затем подхватила под локоть и решительно потащила назад. Леотан вначале вяло сопротивлялся, потом позволил ей увлечь себя обратно в замок.
Грейс отстранила от себя баронессу, принуждая ее стоять самостоятельно. Та бросила взгляд на дверь, за которой скрылись Леотан с девушкой, и хриплым срывающимся голосом прошептала:
— Во что мы с тобой превращаемся, Грейс?
Грейс только головой покачала. Она не знала ответа на этот вопрос, к тому же ее больше заботило не то, в кого они могут превратиться, а то, кем они уже стали.
— Я замерзла, — пожаловалась Эйрин.
— Тогда идем греться, — со вздохом сказала Грейс и за ручку, как маленькую, повела подругу домой.
Уложив совершенно разбитую Эйрин в постель, Грейс отправилась побродить по замку. Она знала, что нужно вернуться к себе, где они с Кайрен договорились встретиться для очередного урока, но ей необходимо было некоторое время побыть в одиночестве, чтобы привести в порядок мысли и чувства.
Погуляв с полчаса, Грейс с удивлением обнаружила, что стоит перед дверью собственной комнаты. Подсознание само приняло решение: она все же хотела продолжать занятия, невзирая на случившееся с Эйрин во дворе. А может, даже и благодаря этому. Ясно, что баронесса воспользовалась своим Даром, чтобы воздействовать на организм Леотана. Но ведь и она сама поступала тем же образом, работая в приемном отделении экстренной помощи, с той лишь разницей, что применяла свои способности бессознательно и для исцеления больных.
Как бы то ни было, Грейс Беккетт не привыкла отказываться от знаний. Решительно толкнув дверь, она вошла в спальню.
— А-а, вот и ты, сестра!
Кайрен в красивом зеленом платье, отделанном под змеиную кожу, стояла у камина с кубком вина в руке.
— Тебя не было, а мне страшно хотелось пить, — продолжала она. — Надеюсь, тебе не жаль для меня глотка вина, милочка?
Присутствие графини Силезской в ее покоях удивило и встревожило Грейс. Удивило, потому что она не ждала наставницу так рано, а встревожила ее мысль о том, что могла найти Кайрен, вздумай она обыскать комнату в отсутствие хозяйки. К счастью, самые драгоценные для нее предметы — половинка монеты, ожерелье и визитка Адриана Фарра — всегда находились при ней в кошельке у пояса, но если графиня обнаружила спрятанные в шкафу пергаментные чертежи с пометками заговорщиков… Интересно, что она подумает, увидев эти свитки? Впрочем, для Грейс по-прежнему оставалось загадкой, о чем думает и к чему стремится ее зеленоглазая учительница. Та определенно вела какую-то свою игру, конечная цель которой, несомненно, заключалась в том, чтобы добиться более высокого положения для самой Кайрен, но вот методы достижения этой цели пока были неясны.
— О чем речь, Кайрен? — воскликнула Грейс. — Мой дом — твой дом. Ты же знаешь, что я всегда рада тебя видеть!
Графиня недоверчиво усмехнулась. Грейс вошла в комнату и затворила за собой дверь.
— Как тебе показался лорд Логрен, милочка? Грейс от неожиданности выпустила из рук кувшин с вином, но, к счастью, ухитрилась подхватить его, прежде чем тот опрокинулся. Налила себе половину кубка и только тогда повернулась к Кайрен. Откуда она узнала, что Грейс постоянно думает о лорде главном советнике Эриданского доминиона? Или, если уж на то пошло, что она вообще с ним знакома? Чтобы выиграть время и собраться с мыслями, Грейс поднесла кубок к губам и принялась пить маленькими глоточками.
Графиня, шурша юбками, приблизилась к ней.
— Тебе нечего бояться с моей стороны, сестра, — сказала она. — Поверь мне, мужской силы Логрена с избытком хватит на нас обеих. Как и его мужского достоинства, в чем мы с тобой также имели возможность убедиться, — добавила Кайрен с бесстыжей ухмылкой.
Грейс передернуло. Ей было противно выслушивать подобные гадости, и в то же время она жадно ловила каждое слово. Перед мысленным взором вновь предстала завораживающая воображение картина: большие сильные руки Логрена на ее плечах — такие горячие, властные и темные, почти черные на фоне ее белоснежной кожи. Усилием воли Грейс привела в норму дыхание и справилась с дрожью в голосе.
— Чего ты хочешь от меня, Кайрен?
— Ах, сестра, ты опять неправильно ставишь вопрос. Тебе бы следовало спросить: «Чего ты хочешь для меня, Кайрен?» — Она поставила свой кубок на стол и заставила Грейс сделать то же самое. Затем взяла ее руки в свои и заглянула в глаза. — Ты постоянно ставишь меня в тупик, милочка. Ты можешь поспорить красотой с прекраснейшей из богинь, но упорно отказываешься воспользоваться ею. Иногда мне кажется, ты просто сама не сознаешь, как ты красива!
Грейс недоуменно покачала головой. О чем она говорит?
— Позволь, я покажу тебе, сестра. Только так ты сумеешь осознать, на что способна. Только так сможешь понять, что быть колдуньей — это несравненно больше, чем уметь толочь в ступке травы и варить магические снадобья.
Горячие пальцы Кайрен скользили по ее рукам, плечам, шее, груди… Грейс вся дрожала, но не могла даже пошевелиться. Медоточивый голос наставницы проникал в глубины сознания, подавляя волю и затуманивая мозг:
— Примкни ко мне, сестра! Слейся со мной! Сплетем вместе нашу магическую сеть, и тогда даже сам Логрен сделается покорнее воска в наших руках.
Она прижалась щекой к щеке Грейс. Кожа ее была нежной и бархатистой, но на диво горячей. Легкий стон сорвался с губ Грейс — на большее у нее уже не осталось сил.
— Слейся со мной, и он будет наш! — назойливо лился в уши торжествующий шепот.
— Леди Кайрен!
Повелительный тон и холодное бешенство в голосе заставили сиятельную графиню Силезскую отпрянуть и сжаться в комочек, как нашкодившего ребенка, застигнутого врасплох строгими родителями. Грейс пошатнулась и прислонилась спиной к буфетной полке. Вновь обретя способность владеть своим телом, она подняла голову и увидела на пороге королеву Толории — высокую, величавую, прекрасную и разгневанную. Ледяной взгляд Иволейны остановился на трепещущей Кайрен, скользнул по бледной, все еще дрожащей Грейс и вновь вернулся к графине. Судя по ее лицу, королева сразу оценила обстановку и поняла, что происходит. Во всяком случае, куда лучше, чем Грейс, которая только сейчас начала смутно подозревать, что неожиданное появление Иволейны избавило ее от чего-то ужасного и отвратительного.
— Вы можете идти, леди Кайрен, — сухо сказала королева не оставляющим выбора тоном.
— Но, сестра!… — с умоляющим видом подалась вперед графиня.
— И не смейте так меня называть, — бесстрастно произнесла Иволейна и безжалостно добавила: — Ваша миссия окончена. Отныне я сама стану заниматься с леди Грейс.
Кайрен смертельно побледнела. В зеленых глазах вспыхнул панический ужас.
— Поверьте, ваше величество, я всего лишь хотела…
— Как, вы еще смеете оспаривать мои слова, Кайрен?!
Вздрогнув, как от пощечины, графиня умолкла. Страх и отчаяние в ее глазах мгновенно сменились мстительной злобой. Она выпрямилась во весь рост и расправила плечи.
— Когда-нибудь вы сильно об этом пожалеете, ваше величество!
— Я уже жалею, леди Кайрен. О том, что доверилась вам.
Графиня, изо всех сил стараясь выглядеть беззаботно, направилась к выходу. Стоя на пороге, она обернулась и посмотрела на Грейс странным взглядом, в котором ненависть боролась с завистью и невольным уважением.
— Ты никогда не забудешь сегодняшнего урока, милочка. Я знаю, можешь мне поверить!
Глаза ее в последний раз полыхнули изумрудным блеском, и дверь за Кайрен захлопнулась.
Грейс так ослабела, что сомневалась, сможет ли сделать хоть шаг самостоятельно. Но Иволейна, словно почувствовав ее состояние, шагнула к ней и взяла за руку. По сравнению с обжигающими прикосновениями Кайрен пальцы королевы казались холоднее льда. Она отвела Грейс к камину и усадила в кресло, сама же осталась стоять.
— Слушайте меня внимательно и запоминайте, леди Грейс, — начала Иволейна, — потому что я не намерен повторять дважды. Впрочем, не сомневаюсь, что вы прекрасно все усвоите с первого раза. Дар Кайрен невелик, как и подвластные ей чары. Она способна лишь на простейшие магические действия, позволяющие ей удовлетворять свои столь же элементарные потребности. Но ваш Дар, равно как и Дар леди Эйрин, несравнимо сильнее и может позволить, если вы того пожелаете, достичь почти беспредельного могущества. Вы добились поразительных успехов за очень короткий срок и неплохо научились контролировать свой Дар, в чем вам, несомненно, помог приобретенный ранее опыт целительского мастерства. Леди Эйрин придется куда труднее. Ее способности скрыты глубже, и их тяжелее пробудить, но Дар этой юной девушки, на мой взгляд, превосходит и ваш, и мой. Если она научится владеть им без ограничений, то сможет стать величайшей волшебницей нашего времени. Грейс согласно кивнула:
— Да, я знаю, как нелегко ей приходится. Эйрин — очень хорошая девушка, добрая, нежная, чистая, справедливая. Но она действительно совсем не умеет владеть собой. Сегодня я сама стала свидетельницей того, как она не смогла справиться с вызванным ревностью гневом. Это могло плохо кончиться, если бы я не вмешалась. — Она подняла голову и посмотрела на Иволейну. — Как бы я хотела помочь ей избежать страданий на избранном нами пути! Она ведь еще совсем девочка, ваше величество, и может не выдержать.
Взгляд королевы подернулся непроницаемой дымкой.
— На избранном нами пути страдания неизбежны, леди Грейс. За все приходится платить, и чем грандиознее цель, тем выше плата. — Взор ее вновь обрел прежнюю ясность, на губах появилась улыбка. — Между прочим, ты можешь называть меня сестрой, сестра, — разумеется, когда мы наедине.
Грейс никогда бы не поверила, что у нее получится, но она нашла в себе силы улыбнуться в ответ.
— Итак, на… сестра, чему мы посвятим наше сегодняшнее занятие?
— Полагаю, на сегодня достаточно, — ответила Иволейна, направляясь к двери. Не дойдя до порога, она обернулась и смерила Грейс задумчивым взглядом. — Впрочем, тебе следует выслушать еще одну вещь. Я уже говорила, что Дар леди Эйрин скрыт глубоко, и это мешает ей в полной мере воспользоваться им. То же самое относится и к тебе, сестра. Значительная часть твоего истинного «я» скрыта за плотно закрытой дверью, и даже мне не под силу проникнуть сквозь эту преграду. Но я обязана предупредить тебя, что, отгораживая таким образом свое сознание, ты невольно ограничиваешь пределы доступной тебе магии. Знай, не открыв все замки и запоры, не освободившись полностью, ты никогда не сможешь до конца реализовать свой Дар. И только ты одна можешь сделать выбор.
Слова королевы мучительным эхом отдавались в голове, пробуждая, казалось бы, навсегда похороненные под пластами памяти воспоминания. Зажмурившись, Грейс вновь увидела пляшущие языки пламени, обуглившуюся дверь, услышала крики обреченных на страшную гибель людей… Сможет ли она когда-нибудь осмелиться переступить через это?
Она открыла глаза.
— Нет, — прошептала она. — Я… я не смогу!
Лицо Иволейны сделалось похожим на непроницаемую маску.
— Тогда тебе не суждено узнать, кем бы ты могла стать. Доброй ночи, сестра.
Дверь открылась, потом закрылась, и Грейс осталась наедине с собой и с огнем, пылающим в камине и в ее охваченной смятением и неуверенностью душе.
84
Трэвис стряхнул за порогом снег с плаща и только тогда позволил себе войти.
— Мелия, Фолкен? Вы где? Я вернулся. Тишина. И угли в камине потемнели и подернулись серой золой. Трэвис шагнул вперед и снова позвал:
— Бельтан?
Никого. Куда же они подевались? Быть может, заседание Совета затянулось дольше обычного? Нет, не сходится: Фолкен вчера говорил, что официальные доклады закончены и в работе Совета объявлен трехдневный перерыв. Что же тогда стряслось?
Еще утром Рин и Джемис предупредили его, что занятия закончатся рано. К слову сказать, когда Трэвис уходил, ни один из рунных мастеров не вышел принять выполненное задание и проводить его. И верхний двор, несмотря на дневное время, показался ему необычно безлюдным. Да что, черт побери, происходит и почему он об этом ничего не знает?!
Трэвис выглянул в окно. Мокрый снежок, запорошивший плащ, пока он перебегал через двор, прекратился, словно кто-то могущественный выкрикнул в небеса название отворяющей руны «Урат». Облака над замком послушно раздвинулись, обнажив расширяющуюся полоску сапфирового неба. Тучи расползались буквально на глазах у Трэвиса; багровый диск склоняющегося к горизонту светила сначала окрасил их рваные молочные края в цвет медового отвара, а затем и вовсе растопил до прозрачности.
Он зябко поежился. Хочешь не хочешь, а огонь разводить придется. Взяв кочергу, Трэвис принялся ворошить угли, надеясь отыскать еще не до конца угасшие под слоем золы.
— Привет! Как хорошо, что я тебя застала.
Трэвис аж подскочил от неожиданности, выронив кочергу.
— Слушай, тебя никогда не учили стучать, прежде чем войти? — сердито проворчал он, тщетно пытаясь унять сердцебиение. Грейс обиженно закусила губу.
— Между прочим, дверь была открыта!
— Между прочим, это еще не повод, чтобы забывать о вежливости.
Кровь отхлынула от ее лица, пальцы впились в дверной косяк.
— Прошу прощения, Трэвис. Я… я сейчас…
— Ты сейчас войдешь, присядешь и выпьешь со мной вина, — со вздохом сказал он, протягивая руку. — Прости, что сорвался, уж очень ты меня напугала.
Грейс с улыбкой кивнула, прошмыгнула в комнату и затворила дверь. Трэвис украдкой окинул ее восхищенным взглядом. Фиолетового цвета платье выглядело сравнительно простеньким и безыскусным, тем не менее оно каким-то удивительным образом оттеняло и подчеркивало ее царственную красоту. Едва ли кто-нибудь мог усомниться в том, что видит перед собой настоящую герцогиню — величественную, гордую, неприступную. Надо же, держится как королева, а стоит столкнуться с простейшими житейскими проблемами вроде общения с людьми или открытых дверей — сразу тушуется, как студентка-первокурсница.
— Ты не в курсе, что творится, Грейс? Замок как будто вымер. Шурша юбками, она прошла в глубь комнаты и присела в любимое кресло Мелии.
— Ты разве не знаешь, что на сегодня намечена грандиозная вечеринка? Все слуги с раннего утра готовят пиршественный зал, а господа руководят. Потому, наверное, до сих пор и не закончили.
— Откуда мне знать? Меня, как всегда, не пригласили и даже не поставили в известность, — обреченно махнул рукой Трэвис. — Хотя чему тут удивляться…
— Вообще-то тебя тоже пригласили, но я сказала лорду Олрейну, что ты приболел, — смущенно призналась Грейс. —
И предупредила, что тоже не смогу прийти, так как буду за тобой ухаживать.
— Зачем? — изумился Трэвис.
— Мне нужна твоя помощь.
Инстинктивное предчувствие заставило встать дыбом волосы у него на шее. В голове забрезжила смутная догадка, вызванная то ли лихорадочным блеском ее глаз, то ли решительно сжатыми челюстями, то ли наброшенным поверх платья тяжелым, подбитым мехом плащом. Брошенный за окно короткий взгляд лишь подтвердил его подозрения и помог им окончательно оформиться. На фоне пламенеющего закатного неба ее очертания выглядели бледными и размытыми, но сомнений быть не могло: только что взошедшая луна имела форму правильного полумесяца.
— Это случится сегодня, не так ли? Я имею в виду, ты сегодня видела тех двоих в каменном кругу… То есть нет, ты видела их пять дней назад, но встретились они сегодня… Или должны встретиться сегодня… Черт, совсем запутался!
Грейс поняла, что Трэвиса понесло. Если его сейчас не остановить, он может совсем расклеиться. Протянув руку, она мягко сжала подрагивающие пальцы.
— Успокойся, прошу тебя. Пойми, это наш единственный реальный шанс узнать, кто они. Без этого мы не сможем предотвратить убийство.
Трэвис мысленно застонал. Затея Грейс представлялась ему безумной, смехотворной, идиотской и смертельно опасной. Но самое скверное заключалось в том, что она была права. Круг Черного Ножа так и не сумел поймать таинственного резчика по дереву — равно как и обнаружить отмеченную знаком дверь в непосредственной близости от апартаментов короля Бореаса. И теперь у них действительно остался только один шанс выяснить личности заговорщиков.
— Почему ты не обратилась к Даржу или Бельтану? От них куда больше проку, если дело дойдет до драки.
— Бореас или Соррин обязательно обратят внимание, если кто-то из них будет отсутствовать на пиру. А лишние вопросы нам ни к чему.
Трэвис вздохнул и с тоской покосился на камин, где разворошенные им угли возродились к жизни и даже выпустили робкие огненные побеги, подлизывая остатки недогоревших дров. Интуиция подсказывала, что вновь насладиться теплом ему удастся ох как не скоро.
— Что ж, давай собираться, — сказал он с наигранной бодростью.
Бледное лицо Грейс озарилось улыбкой. С ней это случалось так редко, что Трэвис в полной мере оценил степень ее признательности.
— Спасибо тебе, Трэвис, — с чувством произнесла она, заставив его смущенно отвести глаза.
В замковой конюшне их встретил всего один дежурный мальчишка-конюшонок, которого ее светлости герцогине Беккеттской без труда удалось убедить оседлать и вывести двух коней — якобы для верховой прогулки.
— Ты уверена, что справишься с этим мастодонтом? — робко поинтересовался Трэвис, бросив тревожный взгляд на выбранного Грейс гигантского вороного жеребца.
— Это же Черногривый, конь Даржа, — рассмеялась она, ласково потрепав жеребца по холке; тот ткнулся мордой ей в ладонь и негромко заржал. — Смотри, он меня вспомнил!
— Тебе видней, — не стал спорить Трэвис, но близко подходить не решился: Черногривый с его габаритами мог запросто втоптать в грязь троих таких, как он, даже не заметив, что на кого-то наступил.
Для самого Трэвиса заспанный подросток оседлал смирного каурого меринка, на котором он проделал весь долгий путь от Кельсиора до Кейлавера. Рядом с великаном Черногривым тот производил впечатление пони-недоростка.
— Знаешь, мне почему-то кажется, что Дарж не оценит юмора, если ты уведешь его коня, — предпринял Трэвис последнюю попытку убедить спутницу изменить выбор.
— Не сомневаюсь! — фыркнула Грейс. — У Даржа вообще нет чувства юмора.
— Ты хоть верхом-то ездить умеешь?
— А тут и уметь нечего. Я уверена, что Черногривый не позволит мне упасть.
Против этого утверждения у Трэвиса аргументов не нашлось. Он сдался и позволил ей делать все, что она захочет.
Солнце уже нависало над горизонтом, когда они выехали из городских ворот. Студеный ветер дул им навстречу, наполняя легкие свежим дыханием. Несмотря на рискованность задуманного предприятия, Трэвис был рад хоть ненадолго вырваться на свободу из-за опостылевших крепостных стен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов