А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Мне пришлось покопаться в библиотеке. Это из мифов равнинных индейских племен. Насколько мне удалось понять, дельгет — это нечто вроде духа антилопы.
Трэвис с силой стиснул край стойки. Ему вдруг вспомнилась тень, промелькнувшая перед глазами за развалинами приюта, и след копыта, глубоко вдавленный в размокшую глину. Только сейчас ему пришло в голову, что след этот мог быть оставлен не только оленем, но и, к примеру, вилорогой антилопой. Он облизал внезапно пересохшие губы.
— Но вы же не думаете, шериф, что Уонита на самом деле видела дельгета?
Джейс фыркнула:
— Сильно сомневаюсь, чтобы шериф Домингес был серьезно озабочен слухами о разгуливающих по Каста-Сити существах из древних легенд и преданий. Но ему совсем ни к чему забредшая с гор пума в городской черте. Миссис Заблудившаяся Сова определенно что-то видела, я в этом уверена. Я опросила посетителей универмага Мак-Кея и кафе «Москито», а потом решила заглянуть сюда.
На секунду Уайлдер испытал искушение рассказать Джейс о случившемся с ним по дороге в город. Но если он поведает ей о следах и тени, придется упомянуть перезвон колокольчиков и этот нечеловеческий смех, а этого ему не хотелось ни под каким видом. День и без того выдался чересчур насыщенным.
— Сожалею, шериф Уиндом, но если кто-то что-то и заметил, мне об этом не докладывали.
Джейс слезла с табурета и выпрямилась, как бы невзначай задержав на мгновение руку на револьвере.
— Ну что ж, тогда двинусь дальше. Спасибо за кофе, Трэвис.
Она нахлобучила шляпу, коснулась полей в прощальном приветствии и направилась к выходу. В дверях она задержалась, метнула последний пронизывающий взгляд в сторону Макса и скрылась, впустив в помещение толику свежего ночного воздуха. Трэвис схватил поднос и начал собирать со столиков пустые кружки, изо всех сил стараясь не думать об услышанном.
Полчаса спустя зазвонил телефон.
Трубку снял Макс, выслушал и с разочарованным видом протянул ее Уайлдеру. Максу никогда никто не звонил, и он чувствовал себя в чем-то обделенным, подозревая в этом обстоятельстве некий заговор против себя. Определенную роль в его извращенных умозаключениях играл и тот факт, что Трэвис, а не он являлся хозяином «Шахтного ствола». Уайлдер поставил поднос и взял трубку.
— Трэвис! — облегченно прохрипел голос на другом конце провода. — Трэвис, как я рад, что смог до тебя дозвониться!
— Джек? — Уайлдер прикрыл ладонью микрофон, чтобы заглушить шум и гул голосов в салуне; он узнал по голосу своего старого друга Джека Грейстоуна, но на всякий случай переспросил еще раз: — Это ты, Джек?
— Слушай меня внимательно, Трэвис. — Слова Джека доносились словно издалека, отдаваясь в ухе Уайлдера слабым эхом. — Боюсь, у меня нет времени на объяснения, но очень надеюсь, что ты, как мой друг поверишь мне на слово. — Голос на противоположном конце линии на время смолк, потом прорезался снова. — Ты должен немедленно подъехать в «Обитель Мага». Немедленно!
Трэвис был слегка ошарашен. Он никогда прежде не слышал Джека в таком волнении. Голос его дрожал, и он был, несомненно, чем-то встревожен. Нет, даже не встревожен, а… Чувствуя холодок в груди Трэвис, вдруг осознал, что его приятель смертельно напуган.
— Джек, но я не могу сейчас бросить салун, — возразил он, заметив любопытный взгляд, брошенный Максом в его сторону, и сознательно понизив голос. — Сегодня у нас самый большой на неделе наплыв клиентов.
— Ты должен, Трэвис! — Видимо, Джек сумел взять себя в руки, потому что его голос с неуловимым европейским акцентом, так хорошо знакомый Уайлдеру, звучал теперь спокойно и ровно. — Я бы очень хотел рассказать тебе все по телефону, но не осмеливаюсь.
— Что рассказать? — удивился Трэвис.
— Узнаешь, когда приедешь в мою антикварную лавку. Я не доверяю никому из тех, кто может прослушивать наш разговор. И ты тоже никому не должен говорить о моем звонке. — Голос Джека понизился до шепота. — Поверь, дружище, я не стал бы тебя втягивать, но моя жизнь находится в очень серьезной…
В трубке что-то щелкнуло, и в ухе Трэвиса зазвучал бессмысленный треск помех. Связь оборвалась.
4
Захлопнув за собой дверь салуна и сутуля широкие плечи под потертой дубленкой, Трэвис шагнул в ночь. Узкий серп луны, нависший над тротуарами Кастл-Сити, струил бледный свет, окрашивая инеем затемненные грани. Тепло и свет, оставшиеся за дверью «Шахтного ствола», показались вдруг Уайлдеру бесконечно далекими и навсегда потерянными.
Он покинул заведение, не вдаваясь в подробности. Как ни крути, но Джек Грейстоун был его лучшим другом. И как бы странно ни выглядела просьба Джека, Трэвис не мог ее не исполнить. Кроме того, Макс с радостью ухватился за шанс хоть ненадолго побыть в роли хозяина салуна. Но что же все-таки имел в виду Джек? Трэвис представить себе не мог, чтобы кому-то могло прийти в голову угрожать престарелому владельцу маленького антикварного магазинчика в провинциальном городке. Наверняка за этим паническим телефонным звонком кроется какая-то другая, не столь откровенно приземленная причина.
Уайлдер направился к своему пикапу и взялся за ручку кабины. Что-то застряло в щели между дверцей и кузовом. Он потянул на себя и с удивлением увидел серебрящийся в лунном свете клок меха. Он нахмурил брови. Как, черт побери, он мог не заметить его, выходя из машины? Внезапный порыв ветра подхватил у него с ладони меховой обрывок и понес, кружа, вдоль безлюдной улицы. Вот скорее всего и ответ на невысказанный вопрос. Трэвис залез в кабину, отпустил ручник и включил зажигание. Двигатель со скрежетом провернулся раза три, потом заглох. Он попробовал завести еще раз и был вознагражден похоронным металлическим лязгом, свидетельствующим о том, что его аккумулятор в очередной раз накрылся под воздействием высокогорного климата. В раздражении стукнувшись несколько раз лбом об руль, он вылез из грузовичка.
Здравый смысл подсказывал вернуться в салун и попросить кого-нибудь из посетителей взять пикап на буксир, чтобы завести на ходу. Но тогда не избежать массы вопросов, куда и зачем он направляется, а Джек просил его никому об этом не рассказывать. Тяжко вздохнув, Трэвис пустился рысцой по улице. От «Обители Мага» его отделяло не более мили, и ему вполне по силам преодолеть эту дистанцию пешком. Только что пробило девять, но единственный в городе светофор уже переключился на свободный режим, равномерно подмигивая своим янтарно-желтым кошачьим зрачком. Уайлдер пытался не вспоминать рассказ помощника шерифа Уиндом о дельгете. Сегодня он уже позволил собственному воображению возобладать над рассудком и отнюдь не желал повторения эксперимента.
С мостовой он перебрался на тротуар. Проходя мимо двери закрытого хозяйственного магазина, Трэвис внезапно остановился и поправил свои магические очки. Так и есть: тот же самый странный символ, что и на двери салуна. Спускаясь по Лосиной улице, он насчитал еще несколько дверей, отмеченных таким же знаком. Поежившись, будто от холода, Уайлдер прибавил шагу.
Минут через пятнадцать, он с облегчением остановился перед входом в «Обитель Мага». Антикварная лавка занимала первый этаж ветхого здания викторианской эпохи на западной окраине города, а жилые апартаменты Джека Грейстоуна располагались в верхней части особнячка. Дом окутывала тишина, и за окнами царил сплошной мрак: ни в лавке, ни в декоративной башне, вызывающей у Трэвиса ассоциацию с бастионом средневекового замка, ни за бархатными портьерами верхних этажей, словно взирающих на мир из-под прикрытых век, не было ни проблеска света. А дома ли Джек? Трэвис поднялся по ступенькам парадного крыльца и собирался постучать, но не успели костяшки его пальцев коснуться двери, как та распахнулась.
— Клянусь бородой Вотана, ты очень вовремя, Трэвис!
Уайлдер нырнул в дверной проем и очутился в прихожей, до такой степени загроможденной всяким хламом, что он чуть было не упал. Джек поспешно захлопнул дверь. В руках он держал маленькую керосиновую лампу. Ее слабо мерцающий фитиль был единственным источником света.
Джеку Грейстоуну на вид можно было дать не больше шестидесяти, хотя Трэвис знал его вот уже семь лет и готов был поклясться, что тот нисколько не изменился за это время. Внешность его была довольно примечательной. На породистом лице выделялись классический «римский» нос и глаза поразительной небесной голубизны. Стального цвета бородка была аккуратно подстрижена, не в пример редеющей седой шевелюре, оставленной в живописном беспорядке. Одежду хозяина дома составлял старомодный, но весьма элегантный костюм английской шерсти, под которым виднелись ослепительно белая и безукоризненно отглаженная сорочка и зеленый фланелевый жилет. Трэвис не мог припомнить, чтобы его друг когда-либо надевал что-то другое.
— Извини, что задержался, Джек, — проговорил он, пытаясь отдышаться, — но у меня машина не заводилась, так что пришлось пешком топать.
— Пешком? — Джек озабоченно посмотрел на Уайлдера. — Я бы не сказал, что это была удачная мысль с твоей стороны. Особенно в такую ночь, как эта.
Трэвис пригладил ладонью растрепавшиеся волосы.
— Джек, что происходит? Я не знал, что и подумать, когда нас разъединили!
— Ах это… Ты уж прости меня, Трэвис, но я сам виноват. Когда мы разговаривали по телефону, мне показалось, что в холле кто-то возится. Видимо, я слишком резко повернулся и в результате случайно обрезал мечом телефонный шнур.
Трэвис выпучил глаза.
— Мечом?!
— Ну да, мечом. Это что-то вроде очень большого ножа, которым пользуются рыцари в…
— Я знаю, что такое меч!
Джек метнул на него пронзительный взгляд.
— Зачем же тогда спрашивать?
Трэвис обреченно вздохнул. Как бы сильно ни нравился ему Джек Грейстоун, разговор с ним зачастую превращался в сплошное мучение.
— Джек, будь любезен объяснить мне наконец, зачем я тебе понадобился?
— Тьма надвигается, — абсолютно серьезным голосом ответил старик.
Вслед за этим он повернулся и пропал в извилистых лабиринтах антикварного салона. Трэвису ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Из полумрака выплывали запыленные реликты былых веков: серванты с фарфоровыми ручками, покрытые свинцом зеркала, каминные подставки для дров на когтистых львиных лапах, обитые бархатом кареты и потускневшие от времени цирковые афиши. Джек неустанно заботился о пополнении своей уникальной коллекции новыми экспонатами. Собственно говоря, на этой почве он и сошелся с Трэвисом, а затем стал его лучшим другом.
В один прекрасный день вскоре после того, как Трэвис Уайлдер занял место за стойкой «Шахтного ствола», в двери салуна вошел Джек Грейстоун в своем неизменном костюме. Он явно не походил на обычного посетителя, но впечатление производил вполне благоприятное. Поздоровавшись, он вежливо поинтересовался, нельзя ли ему осмотреть кладовые и подвалы заведения «на предмет наличия там вещей, имеющих историческую ценность». Это посещение совпало с отлучкой из города Энди Коннелла, по странному совпадению поручившего перед отъездом новоиспеченному бармену «разобраться с барахлом», скопившимся за сотню лет существования салуна. Естественно, Трэвис был просто счастлив оказать услугу человеку, который мог избавить его от этого малопривлекательного занятия.
Впрочем, прошло совсем немного времени — впоследствии Трэвис так и не смог сообразить, как это вышло, — и он очутился в подвале, весь в грязи и паутине, роясь в нагромождении столетнего хлама, тогда как Джек, восседая на табурете у стойки бара, непринужденно руководил поиском раритетов. Кончилось тем, что залежи оказались наконец-то расчищены, а Трэвис перевез на своем грузовичке в «Обитель Мага» полный кузов медных светильников, стульев с гнутыми ножками и толстостенных бутылок фиолетового стекла. Где-то в ходе этой операции Джек решил, что они с Трэвисом отныне лучшие друзья, а Трэвис не счел нужным убеждать его в обратном.
И все же, несмотря на их многолетнюю дружбу, Уайлдер был попросту поражен странным поведением Джека в этот вечер. Он пробирался вслед за ним в дальний конец лавки, ориентируясь лишь на огонек керосиновой лампы. Хозяин перешагнул через груду полуразбитых греческих амфор, обогнул приставленный к стене деревянный саркофаг и начал подниматься по узкой деревянной лесенке, о существовании которой Трэвис, регулярно посещавший «Обитель Мага», даже не подозревал.
Стены по обе стороны лестницы были увешаны множеством старинных фотографий в позолоченных антикварных рамках. Одна из них привлекла внимание Трэвиса. Он остановился и пригляделся повнимательнее. На снимке была группа мужчин и женщин с постными физиономиями, облаченных в строгие деловые костюмы старомодного покроя. Некоторые держали в руках кирки и лопаты, стоя на краю выкопанной в земле глубокой ямы. В нижней части фотографии паутинной вязью было что-то написано. Уайлдер прищурился и с трудом разобрал текст: «Странноприимный дом Беккстта для детей-сирот. 1933». Судя по всему, на этом фото был запечатлен момент закладки старого приюта. Однако Трэвиса заинтересовало в нем совсем другое. На заднем плане снимка можно было различить какое-то прямоугольное сооружение. Оно было частично скрыто за шляпкой одной из женщин, но Трэвис опознал его безошибочно и с первого взгляда. Тот самый рекламный щит на обочине горного шоссе. Только на этой фотографии на щите еще не было сигаретной рекламы, зато хорошо был виден живописный пейзаж. Выходит, эта картинка сохранилась аж с 1933 года! Знать бы еще, что она рекламирует? Внизу виднелась какая-то надпись, но разобрать ее Трэвис так и не смог.
Встревоженный голос хозяина вывел его из задумчивости.
— Прекрати глазеть, Трэвис! У нас нет времени на эти глупости.
Он заставил себя оторваться от фотографии и устремился за Джеком вверх по ступенькам. Странная лестница уперлась в глухую стену, но хозяин нажал на панель красного дерева справа, и в стене образовалось отверстие. Трэвис наклонил голову и протиснулся следом за ним в низкий проем. Помещение внезапно озарилось ярким светом. Это Джек зажег от своей керосиновой коптилки мощную масляную лампу, возвышающуюся посреди комнаты на кованом железном треножнике. Трэвис поправил очки, некогда принадлежавшие покойному ганслингеру, и в изумлении застыл на месте.
— Что это за место, Джек? — вскричал он.
— Клянусь нитью Ариадны, ты задаешь слишком много вопросов, друг мой! Неужели так трудно воздержаться хотя бы на пять секунд?
Но Трэвис пропустил слова Джека мимо ушей. Комнатка была круглой и без окон, из чего он заключил, что они находятся внутри башни, которую он привык считать чисто декоративным элементом конструкции. Он был неплохо знаком с расположением комнат в других частях дома, но никогда не задавался вопросом, что может находиться здесь. Теперь ему оставалось только удивляться и восхищаться.
Стены были сплошь увешаны артефактами. Зловеще поблескивали на свету прямые клинки тяжелых мечей, покрытые волнистым узором и загадочными символами. С ними соседствовали секиры с длинными костяными рукоятями, обшитыми кожей, и грозными сверкающими лезвиями в виде полумесяца. Далее следовали массивные боевые молоты, явно предназначенные для разбивания черепов, а отнюдь не для забивания гвоздей. Там же присутствовали деревянные щиты, окованные серебром, шейные кольца из начищенной до блеска меди и рыцарские шлемы, украшенные рогами или пышными султанами из конского волоса. Все это чертовски смахивало на музейную коллекцию, но не совсем. Больше всего озадачило Трэвиса состояние собранных здесь предметов. Большинство из них несло на себе печать длительного употребления, но ни один не являл признаков тлена и одряхления, характерных для музейных экспонатов, извлеченных из древних захоронений. Покрывающая рукояти кожа выглядела мягкой и хорошо смазанной, а в стальном блеске клинков нельзя было заметить ни единого пятнышка ржавчины.
Для Трэвиса все это стало последней каплей. Он решительно приблизился к Джеку и заявил:
— Я требую объяснений и думаю, что имею на это право. Бога ради, Джек, скажи же мне наконец, что происходит?! Старик кисло покосился на него и нехотя пробурчал:
— Прошу тебя, Трэвис, избавь меня от театральных эффектов. И сядь, пожалуйста.
Трэвис с удивлением обнаружил, что-вновь, как всегда, повинуется распоряжениям Грейстоуна, хотя еще мгновение назад у него не было ни малейшего намерения подчиняться. Не успел он опомниться, как оказался в кресле за столиком в центре комнаты. Джек налил в рюмку бренди из хрустального графинчика и протянул ее Уайлдеру.
— Не хочу, — отказался тот, обиженно насупившись.
— Сейчас захочешь, — пообещал старик.
Что-то в его интонации насторожило Трэвиса и заставило взять предложенную рюмку. Он снова обвел взглядом увешанные оружием стены.
— Что это за вещи, Джек? — спросил он. — Откуда они у тебя? И как вышло, что ты ни разу не выставил на продажу ни одной из них?
Грейстоун небрежным, но изящным жестом, как только он один умел делать, отмахнулся от всех вопросов разом. Некоторое время он расхаживал вокруг стола, поджав губы в раздумье. Наконец остановился и заговорил.
— Мне ужасно жаль вовлекать тебя во все это, Трэвис. Боюсь, однако, у меня просто нет другого выхода. Кроме тебя, мне положительно некому больше довериться. А рисковать, учитывая величайшую важность происходящего, я не могу себе позволить. — Он устало вздохнул и продолжил: — Дело в том, что мне необходимо уехать.
Трэвис уставился на старика, словно не веря собственным ушам.
— Уехать?! Из Кастл-Сити? Джек печально кивнул.
— Но почему?!
Грейстоун сел в кресло, аккуратно сложил руки перед собой и посмотрел Трэвису прямо в глаза.
— Потому что за мной охотятся, — сказал он.
5
Стиснув в кулаке опустевшую рюмку, Трэвис оцепенело слушал пояснения Джека. Последний, сохраняя ледяное спокойствие, поведал о неких темных личностях, которые уже давно его разыскивают, а теперь окончательно напали на след, вследствие чего Джеку необходимо срочно покинуть город, по крайней мере на некоторое время. Столь туманное изложение фактов моментально навело Уайлдера на мысль о том, что его старый друг каким-то образом замешан в нелегальной торговле, а все эти мечи, топоры и прочие артефакты попали в страну контрабандным путем. Возможно, Джек попытался присвоить коллекцию, а его сообщники, естественно, полны желания и решимости вернуть обратно ценный товар. Как ни тяжко было представить старину Джека в роли преступника, но такая версия показалась Трэвису в тот момент единственным логически приемлемым объяснением странного поведения антиквара.
Он не сразу сообразил, что Джек задал какой-то вопрос. Встряхнув головой, чтобы выйти из транса, Трэвис переспросил:
— Извини, Джек, я не расслышал, что ты сказал?
— Не отвлекайся, Трэвис, — неодобрительно нахмурил брови старик. — Это исключительно важно. Я хочу, чтобы ты сохранил одну вещицу на время моего отсутствия. Она совсем маленькая и не представляет абсолютно никакой ценности, но очень дорога мне по чисто личным соображениям. Мне будет гораздо легче перенести скитания по чужим краям, зная о том, что она находится в надежных руках. — Он открыл ящик бюро, вынул оттуда плоскую черную шкатулку, такую крошечную, что она с легкостью могла уместиться на ладони, и положил ее на стол перед Уайлдером. — Ты согласен сберечь это до моего возвращения?
— Ну, разумеется, Джек, если тебе этого хочется, — кивнул Трэвис и с любопытством поднял шкатулку со стола. Она оказалась неожиданно тяжелой, должно быть, железной. Верхнюю часть покрывали какие-то странные закорючки, а запиралась она на обыкновенный крючок. Трэвис машинально попытался открыть крышку.
— Во имя утраченной плоти Озириса, не смей этого делать! — прогремел Джек, придавив крышку шкатулки ладонью и вперив в Трэвиса пылающий яростью взор. Впрочем, гнев старого антиквара утих так же быстро, как появился. Он откинулся на спинку кресла, одернул жилет и виновато посмотрел на гостя. — Прости, что не сдержался, дружище, но тебе и в самом деле не стоит ее открывать.
— Я уже догадался, — сухо сказал Трэвис.
— Не дерзи старшим, — погрозил пальцем старик. — Пообещай мне лучше, что хорошенько ее спрячешь и никому о ней не расскажешь.
Трэвис тяжело вздохнул, признавая свое поражение.
— Хорошо, обещаю, — покорно согласился он.
— Спасибо, друг мой, — с чувством сказал Джек. Но Трэвис еще не закончил выяснять отношения.
— Джек, ты так и не рассказал мне, что происходит, — начал он решительным тоном. — Кто эти темные личности, которые тебя преследуют? Куда ты собираешься уехать? И когда собираешься вернуться?
— Ты же взрослый человек, Трэвис, — с укоризной, но беззлобно пожурил его Грейстоун. — Пора бы знать, что о таких вещах умные люди не спрашивают. Я и так тебе наговорил немало лишнего.
Он поднялся из-за стола, всем своим видом давая понять, что разговор на этом закончен. Трэвис знал по опыту, что большего он от старика не добьется, но на сердце все равно было тревожно, будто камень навалился.
Он взял со стола железную шкатулку, спрятал ее во внутренний нагрудный карман дубленки и последовал за Джеком вниз по лесенке. Перед выходом из лавки оба, не сговариваясь, остановились. Трэвис закусил губу. Неужели он в последний раз видит своего старого друга?
— Мне будет страшно не хватать тебя, Джек, — промямлил он, смущенно пряча глаза.
— А мне тебя, Трэвис, — с тоской в голосе признался Грейстоун. — Ты настоящий друг! Спасибо тебе за понимание.
Трэвис не стал уточнять, что ни черта не понял. Что толку?
— Прощай, Джек, — сказал он, все еще не веря, что сам произносит эти слова. — И береги себя, куда бы тебя ни занесло. В голубых глазах Джека блеснула искра.
— О, уж в этом ты можешь не сомневаться, — заверил он и распахнул дверь, недвусмысленно выпроваживая гостя.
Трэвис шагнул через порог, оглянулся и застыл на месте. По спине вновь побежали мурашки.
— Опять этот дурацкий знак, — проговорил он упавшим голосом.
Джек озабоченно нахмурил кустистые брови.
— Что там такое, Трэвис?
Тот без слов вытянул руку и коснулся пальцами левого верхнего уголка двери, где поверх слоя краски чем-то острым был нацарапан знакомый символ, который он уже видел сегодня на двери своего салуна и на дверях других домов в городе. Только этот отличался от виденных ранее тем, что под ним был изображен косой крест, напоминающий уложенную набок букву «X»:

Несколько мгновений Джек пристально разглядывал таинственные знаки. Глаза его расширились.
— Господи! — прошептал он. — Как нехорошо. Совсем, совсем нехорошо!
Трэвис изумленно уставился на антиквара.
— Тебе известно, что означают эти символы, Джек? — недоверчиво спросил он.
Старик провел дрожащими пальцами по изуродованной поверхности.
— Это знак служителей моих недругов. Я и представить не мог, что они подобрались так близко! Если их прихвостни уже здесь, то и хозяев осталось ждать совсем недолго.
Трэвис ошарашено потряс головой, но не успел и слова вымолвить, как мрак ночи разорвала ослепительная бело-голубая вспышка. Он вскинул руку, прикрывая глаза. Интенсивность света примерно соответствовала яркости бортового прожектора полицейского вертолета, однако свечение не сопровождалось характерным шумом двигателя, да и источник его находился слишком близко к поверхности земли.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов