А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

И предчувствие не обмануло ее. Проскользнув в центр круга сквозь промежуток между двумя мегалитами, Грейс сразу поняла, почему очутилась именно здесь.
Людей было двое, и она легко определила, что оба они мужчины и прискакали сюда верхом. Каждый был одет для верховой езды: кожаные штаны, сапоги со шпорами, плотная шерстяная туника и толстый теплый плащ, отороченный мехом. Тот, что пониже, стоял спиной к Грейс, но и лица второго она тоже не смогла разглядеть в складках глубоко надвинутого на голову капюшона. Чуть поодаль, за пределами круга камней, стояли, изредка всхрапывая, два оседланных коня, привязанных поводьями к веткам колючего кустарника. Далеко над горизонтом, подобно хищному лезвию секиры, завис бледный полумесяц недавно взошедшей луны.
— Ты опоздал, — холодно произнес высокий.
Сохранись у Грейс способность владеть голосом, она бы непременно ахнула: ощущение было такое, словно говорящий обращается именно к ней. Но низенький, скрипя сапогами по снегу, поспешно шагнул вперед, не оставляя сомнений в том, кому предназначался упрек.
— Я торопился изо всех сил, — принялся оправдываться он, — но вы же знаете, как мне сложно выбраться из замка незамеченным.
— Это твои трудности, и меня они не касаются, — жестко обронил человек в капюшоне.
Голос звучал как-то неестественно, и Грейс без труда догадалась, что высокий просто маскируется, очевидно, не очень доверяя второму и не желая, чтобы собеседник смог впоследствии его опознать. И лицо он прятал под капюшоном с той же целью.
— Но я же все-таки приехал, — возразил низенький, чей голос тоже было трудно разобрать из-за того, что он стоял к ней спиной и речь его заглушали звуки завывающего меж стоячих камней ветра.
— Все готово?
— Скоро будет.
— То есть как это скоро будет?! — гневно вскричал высокий. — Мы же условились, что ты закончишь сегодня!
— Я не виноват. Я вырезал знаки для братьев везде, где только смог, но мне очень редко удается остаться одному. Вдобавок в замке полно любопытных глаз и ушей. Клянусь, я не мог сделать большего!
— Меня твои оправдания не устраивают. Повторное голосование может состояться в любой день, и тогда все наши планы рухнут. По твоей вине!
Грейс хотела подлететь поближе, но что-то ей препятствовало. То ли ветер, то ли скрытая в толще камней Сила.
— Не рухнут, — возразил первый. — Очень скоро за Столом Совета останутся только шесть монархов. Который из семи покинет сей мир, мы решим позже, когда настанет час действовать. В любом случае при новом голосовании равенства уже не будет. — Он заметно приободрился и даже подбоченился. — Так что умерьте ваш пыл, милорд. Вам не о чем волноваться.
— Ты жалкое ничтожество! — прошипел второй. — Да как ты смеешь своим поганым языком указывать мне, как себя вести?!
Дальнейшее случилось так быстро, что Грейс едва успела отследить ход событий. В руке высокого блеснул выхваченный откуда-то из складок плаща кинжал. Стремительный выпад — и низенький со стоном отшатнулся назад. Лошади испуганно заржали. Хлынувшая из раны кровь рассыпалась по снежному покрову алыми гроздьями рябины.
— Ты… ты зарезал меня! — прохрипел раненый, мигом утратив весь свой апломб и прижимая ладонь к левому боку. Голос его дрожал, из-под пальцев продолжала струиться кровь. — Я… я умираю!
— Умерь свой пыл, болван, — насмешливо посоветовал человек в капюшоне. — Тебе не о чем волноваться. Это всего лишь царапина, которая, надеюсь, напомнит тебе, кто из нас хозяин, а кто слуга. И научит вежливости. В следующий раз, если ты снова позволишь себе об этом забыть, рана будет глубже, обещаю. Поверь, я хорошо знаю, куда бить. А теперь проваливай! Возвращайся в замок и займись делом. Задержки я больше не потерплю.
Коротышка раболепно поклонился, не отрывая пальцев от раны, и в этот момент Грейс почувствовала устремленный прямо на нее взгляд высокого. Должно быть, что-то ему не понравилось. Склонив голову набок, он подался чуть вперед, как будто пытаясь разглядеть в стылой пустоте бестелесный облик невидимого соглядатая.
Холод и паника вытеснили из головы Грейс остатки рассудка. Она заметалась, судорожно загребая воздух призрачными ладонями и тщетно стараясь внушить себе, что увидеть ее невозможно.
Высокий шагнул к ней.
— Нет!
Беззвучный вопль все еще рвался из невидимых уст, но где-то далеко, за много миль от опушки Сумеречного леса, внезапно вздрогнула застывшая в трансе женская фигура. Вздрогнула и выронила из оцепеневших пальцев маленький черный ножичек.
Грейс словно подхватил какой-то могучий поток и швырнул в бездонную яму. В мгновение ока исчезла залитая бледным лунным светом ложбина, стоячие камни и двое незнакомцев в центре круга. Она падала, падала и падала, проваливаясь в угольно-черную беззвездную пустоту, из которой, она знала, нет возврата…
— Леди Грейс!
Она с трудом разлепила веки, жадно хватая открытым ртом воздух, точно выброшенная на берег рыба или возвращенная к жизни утопленница. Первым, что она увидела, было лицо Иволейны — холодное и бесстрастное, как у мраморной статуи. Рядом с креслом стояла на коленях леди Тресса, озабоченно глядя на Грейс своими добрыми карими глазами. За ее спиной маячила заплаканная Эйрин.
— Твои руки холоднее льда, детка, — сочувственно цокая языком, заметила фрейлина и тут же принялась энергично растирать онемевшие пальцы.
Язык не слушался, но Грейс все-таки умудрилась выдавить сильнее всего занимавший ее в этот момент вопрос:
— Что… что со мной было?
Легкая тень пробежала по безмятежному челу Иволейны.
— Ты едва не покинула нас, сестра. Трижды я взывала к тебе, и лишь на третий раз призыв мой достиг цели. Но если бы ты его не услышала, даже я не смогла бы тебя вытащить. Скажи спасибо леди Эйрин и леди Трессе. Это они зашли к тебе, решив пригласить позаниматься вместе с ними в отсутствие леди Кайрен.
Грейс поежилась. Руки леди Трессы были горячими и сильными, и в ее заледеневшие пальцы понемногу стала возвращаться чувствительность.
— Я не понимаю, — призналась она, стуча зубами и испуганно глядя на королеву.
Иволейна нагнулась и что-то подобрала с ковра у ее ног. Нож с черной ручкой. Грейс стиснула челюсти и отвела глаза.
Ледяной тон королевы был под стать непривычно жесткому выражению, появившемуся на ее прекрасном лице.
— Настоятельно советую вам, леди Грейс, не пытаться впредь самой научиться тому, что я и леди Кайрен считаем для вас преждевременным. Наберитесь терпения, и тогда все придет.
Грейс не знала, куда деваться от стыда. Ей нечего было ответить, да и ответа от нее никто не ждал. Она молча склонила голову в знак покорности. Иволейна коротко кивнула. Урок усвоен.
— Идем, Тресса, — бросила королева, небрежно уронив ножичек на стол.
Рыжеволосая толорийка пристально вгляделась в глаза Грейс, потом поспешно поднялась с пола и пошла к дверям.
— Присмотри за ней, сестра, — добавила на прощание Иволейна, обращаясь к Эйрин. — Можешь считать это домашним заданием. Полагаю, за этот вечер вы обе многому научились.
Проводив гостей, баронесса вернулась, опустилась на колени рядом с креслом и принялась растирать руки подруги, как это только что делала леди Тресса.
— Что с тобой случилось, Грейс? Почему ты такая холодная? Где ты была, что так замерзла?
Вопросы сыпались как горох из прохудившегося мешка. Грейс открыла рот и обнаружила, что язык ей снова не повинуется. Оставалось только ждать, пока огонь в камине и массаж не растопят до конца сковывающий холод.
81
Трэвис отложил восковую табличку и с наслаждением размял одеревеневшие от стилоса пальцы. Под потолком, готовясь отойти ко сну, возились голуби. Ему тоже пришла пора отправляться отдыхать.
Он оставил табличку с выполненным заданием на столе, где она сразу бросится в глаза Рину. Трэвис сдержал обещание, данное молодому наставнику, и больше не допускал ошибок. Спустившись по лестнице, он толкнул входную дверь и замер на пороге.
— Грейс!
— Трэвис!
Она выглядела так комично, стоя перед распахнутой дверью с занесенной для стука рукой и растерянно приоткрывшимся ртом, что он не выдержал и рассмеялся. Грейс несколько мгновений сдерживалась, потом тоже прыснула.
— Трэвис, мне нужно с тобой поговорить, — сказала она, вновь обретая серьезность.
Нисколько не удивившись, тот молча кивнул.
Грейс зябко потерла ладони и спрятала руки на груди.
— Может, все-таки пригласишь даму войти?
— Ой, прости! Заходи пожалуйста.
Она поспешно проскочила внутрь. Трэвис захлопнул тяжелую дверь, преграждая путь обжигающе студеному порыву ветра. Оказавшись в тепле, Грейс сбросила отороченный мехом капюшон и встряхнула головой. Лицо ее было бледным от холода, но глаза цвета июльской зелени по-прежнему сияли удивительным внутренним огнем.
— Нас здесь никто не услышит? — спросила Грейс, понизив голос и выразительно посмотрев вверх. Трэвис нахмурился:
— Вряд ли. Кроме Рина и Джемиса, в башне больше никто не живет, а их комнаты в самом верхнем ярусе.
— Это хорошо, — кивнула Грейс. — Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал, о чем я тебе сейчас расскажу.
Когда она закончила свою фантастическую историю, лицо Трэвиса выглядело столь же бледным, как и ее собственное.
— Мне кажется, что одним нам с этим делом не справиться, — заметил он после долгой паузы.
— Хочешь попросить помощи у Мелии и Фолкена? Трэвис задумался, потом отрицательно покачал головой:
— Нет, не стоит их впутывать. Пока, во всяком случае. У них своих забот выше крыши. Вот если узнаем что-то конкретное, тогда можно будет и к ним обратиться.
— Кому же еще мы, по-твоему, можем довериться? Трэвис машинально поскреб ногтями отросшую бороду, сбрить которую у него все никак руки не доходили.
— Знаешь, иногда лучшим способом борьбы с огнем служит сам огонь. Если в замке полно заговорщиков, не пора ли и нам затеять свой маленький заговор?
— Что ты имеешь в виду? Трэвис загадочно ухмыльнулся:
— Пошли отсюда, по дороге расскажу.
Они снова встретились после захода солнца в покоях Грейс. Сумерки уже окутали сиреневым покрывалом крепостные стены и башни, а над далеким горизонтом неспешно выползал на небосвод узенький лунный серп. Луна была в первой четверти, но все равно казалась много ярче и крупнее земной в полнолуние. Суждено ли когда-нибудь Трэвису и Грейс вновь увидеть родной и с детства знакомый диск спутника Земли?
— Что происходит, Грейс? — спросила Эйрин.
Баронесса стояла у окна, держа в руке кубок, из которого пока не было выпито ни глотка. Взгляд ее скользнул по фигуре Трэвиса, и тот без труда прочел в нем еще один, пусть и невысказанный вопрос: «Что делает здесь этот неотесанный мужлан?»
Пальцы его с такой силой сжались вокруг оловянного кубка, что костяшки их побелели.
Прекрати сейчас же, Трэвис! Нечего раздувать из мухи слона. Девочка задала абсолютно невинный и естественный вопрос, а тебе невесть что померещилось. В этом мире ты такой же слуга, как Грейс — герцогиня. Лучше попробуй сменить амплуа. Быть может, если ты перестанешь смахивать на лакея, люди перестанут принимать тебя за него?
— Что-то очень нехорошее, разумеется, — ответил вместо Грейс Дарж Эмбарский, причем таким тоном, что постороннему наблюдателю могло показаться, будто он несказанно рад этому обстоятельству. — Иначе миледи не стала бы собирать нас всех вместе с такой поспешностью.
Грейс выступила в середину комнаты.
— Эйрин, Дарж, вы ведь наверняка помните Трэвиса Уайлдера?
Баронесса настороженно кивнула. Рыцарь отвесил короткий поклон.
— Рад снова видеть тебя, Трэвис Уайлдер, — прогудел он.
— Я тут кое-что разузнала, — облизав губы, продолжала Грейс. — Это напрямую касается Совета Королей.
Эйрин предостерегающе покачала головой:
— Постой, Грейс! Ты уверена, что подобные вещи стоит обсуждать в присутствии слуги леди Мелии? Трэвис дернулся, как от пощечины.
— Он не служит леди Мелии, Эйрин, — холодно возразила Грейс. — Он никому не служит. Он попал сюда с Земли, как и я.
Глаза баронессы расширились от удивления. Она невольно попятилась, за что-то зацепилась и покачнулась, расплескивая вино на ковер, но вовремя подскочивший Дарж галантно поддержал ее и не дал упасть. Усадив ее на лавочку, рыцарь выпрямился и обвел задумчивым взглядом всех присутствующих, остановив его на Грейс.
— Хоть я и не понял, где находится эта ваша Земля, миледи, — сказал он, — но если Трэвис ваш соотечественник и вы ему доверяете, у меня лично нет возражений.
Грейс тяжело вздохнула:
— Ты ужасно милый, Дарж, но даже ты ничего не понимаешь. Тут столько всего накручено…
Вскоре карие глаза эмбарца округлились в той же степени, что и васильковые очи Эйрин, но выслушал он все до конца, ни разу не прервав рассказчицу и только изредка пощипывая кончики своих обвисших усов.
— Не могу сказать, что удивлен, — заговорил Дарж, когда Грейс наконец умолкла. — Я с самого начала догадывался — еще с того момента, когда впервые увидел вас, миледи, лежащей в глубоком сугробе. Вокруг вас не было следов — ни единого отпечатка на всей поляне. Вы как будто слетели с небес, почему я и принял тогда вас за фею. А теперь вот оказывается, что вы из другого мира. И все же согласитесь, миледи, я был не так уж далек от истины!
— Соглашаюсь, Дарж, соглашаюсь, — улыбнулась Грейс; голос ее охрип, но глаза сияли.
Рыцарь на мгновение застыл в нерешительности, потом шагнул вперед и преклонил перед ней колено.
— Я поклялся служить вам сердцем и мечом, леди Грейс, — торжественно произнес он, склонив голову, — и сегодня я повторяю свою клятву перед свидетелями. Слово эмбарца тверже камня и крепче стали. Не имеет значения, из какого вы мира, — Дарж, эрл Стоунбрейк, всегда к вашим услугам.
Грейс счастливо рассмеялась и легонько шлепнула ладошкой по плечу коленопреклоненного рыцаря.
— Встаньте, сэр Дарж! — объявила она и добавила, заметив, что тот не торопится: — Да вставай же! Пол холодный, простудишься еще…
Когда же рыцарь поднялся, его ожидал новый сюрприз, заставивший обычно невозмутимого эмбарца несказанно изумиться во второй раз за этот вечер: Грейс крепко обняла его и от души поцеловала. Эйрин сорвалась с лавочки и бросилась ей на шею. По щекам ее неудержимо катились слезы. У Трэвиса тоже комок в горле от этой трогательной сцены образовался, и в глазах подозрительно защипало. Нет, что ни говори, а хороших людей везде можно найти. Даже в других мирах.
Баронесса оторвалась от подруги и повернулась к нему. На ее юном личике было написано глубокое раскаяние.
— Прошу твоего… вашего прощения, Трэвис Уайлдер. Я… я не знала, кто вы. Я сознаю, как глубоко обидела вас, и не прошу даровать мне прощение тотчас же, но позвольте хотя бы надеяться, что когда-нибудь в будущем я все же сумею немного загладить свою вину перед вами.
— Вам не в чем извиняться, миледи, — улыбнулся ей Трэвис. — И можете впредь называть меня как вам заблагорассудится. Главное ведь не в том, как тебя величают; главное — чтобы человек был хороший!
— А вот это верно, мой друг! — хлопнул его по плечу Дарж. — Если, конечно, мне будет позволено считать вас таковым, Трэвис Уайлдер.
— У меня такое ощущение, что я опоздал и пропустил самое интересное, — послышался со стороны двери чей-то веселый голос.
Трэвис обернулся и увидел на пороге знакомую фигуру.
— Бельтан!
— Он самый, — поклонился в ответ визитер.
— Откуда ты взялся? И как нас нашел? Я же тебя по всему замку разыскивал — и все без толку!
— Я получил приглашение леди Грейс. Паж вручил его мне на конюшне.
Трэвис оглянулся на Грейс. Та пожала плечами.
— Быть принятой за особу королевской крови, пусть даже ошибочно, имеет свои преимущества.
— Это точно! — усмехнулся Трэвис и шагнул к рыцарю. — Как здорово, что ты все-таки пришел, Бельтан!
Веселье на лице кейлаванского принца уступило место серьезности.
— Не могу же я все время торчать в старых гробницах. Когда-нибудь, быть может, там найдется местечко и для меня, но, пока жив, надо заниматься делами живых. И спасибо тебе, Трэвис, что вовремя напомнил мне об этом.
Грейс затворила дверь и заложила засов.
— Раз все в сборе, можно приступать. И лучше не откладывать: не исключено, что кого-то из нас уже разыскивают.
Взоры всех присутствующих обратились к ней. Каждый понимал, что настал момент, ради которого они собрались здесь в этот поздний час.
— Может, сначала расскажешь и ему? — неожиданно заговорила Эйрин, кивнув в сторону Бельтана.
— Все в порядке, Бельтан в курсе, — вмешался Трэвис.
— В курсе чего? — удивился рыцарь.
— Ну, что я из другого мира. Грейс тоже оттуда.
— Ах, это… — понимающе протянул Бельтан.
— Вы так спокойно к этому относитесь, милорд, — не удержалась баронесса, — как будто пришельцы из чужого мира толпами расхаживают по Кейлавану!
Рыцарь скрестил руки на груди и снисходительно усмехнулся:
— Знаете, юная леди, когда странствуешь в такой компании, как Мелия, Фолкен и мой друг Трэвис Уайлдер, поневоле привыкаешь к невероятному. Да и челюсть у меня устала отвисать всякий раз, когда такое случается. А случается такое, особенно с этим рыжим типом, иногда по три раза на дню.
В синих глазах Эйрин вспыхнуло жгучее любопытство. Теперь она смотрела на Трэвиса новым взглядом: с уважением и затаенным страхом — так смотрят маленькие дети на бродячего фокусника, глотающего шпаги и изрыгающего огонь.
— Грейс, расскажи им, что видела прошлой ночью, — поспешно попросил он, оказавшись вдруг в центре внимания и испытывая от этого страшную неловкость.
Расхаживая перед камином, Грейс ровным голосом поведала о событиях минувшей ночи и о предшествующих им, не упустив ни одной детали: дверь, знак на ней, незнакомец в черном балахоне, нож, заклятие, полет, стоячие камни и двое заговорщиков в их кругу. Затем, понизив голос до шепота, призналась, что вместе с Эйрин изучает магию под руководством Иволейны и других адепток ордена колдуний. Услыхав о колдуньях, Дарж и Бельтан, не сговариваясь, отступили на шаг, а последний даже начал творить знамение от дурного глаза, растопырив большой палец и мизинец, но вовремя опомнился и опустил руку.
— Я вижу, лорд Бельтан Кейлаванский еще не до конца разучился удивляться, — как бы между прочим заметил Дарж, когда рассказ подошел к концу.
— Прости меня, Дарж, — виновато склонила голову Грейс. — Я должна была раньше тебе рассказать, да все откладывала…
Ее покаянные слова в третий раз кряду повергли эмбарца в неописуемое изумление.
— Вы ничего мне не должны, миледи! — вскричал он, вне себя от волнения. — Кто я такой, чтобы подвергать сомнению ваши поступки? Ваше дело — приказывать, мое — повиноваться. И я уже чувствую, что очень скоро моему мечу придется как следует поработать.
— Заговор с целью убийства кого-то из участников Совета — дело страшное, — задумчиво произнес Бельтан. — Неужто в Кейлавере снова…
Он не договорил, но все и так поняли, чье убийство имел в виду рыцарь.
Потом посыпались вопросы — главным образом со стороны Даржа и Бельтана, — на которые Грейс и Трэвис постарались ответить исчерпывающим образом. Другое дело, что они тоже пребывали в неведении, хотя кое-какие моменты уже можно было считать окончательно прояснившимися. Во-первых, налицо имелся сам факт заговора против одного из монархов, принимающих участие в работе Совета. Имя намеченной жертвы пока, правда, оставалось загадкой, но не было сомнений в том, что за заговорщиками стоит культ Ворона.
И все равно вопросов возникало значительно больше, чем находилось ответов. К примеру, какую выгоду надеялись извлечь приверженцы Ворона, избавившись от правителя одного из доминионов? Сколько Трэвис ни размышлял, так ни до чего путного и не додумался. А взять эту таинственную историю с вырезанными на дверях знаками. Какая может существовать связь между покушением на короля и безобидной кладовкой? Или давно заброшенной подсобкой? Нож еще этот дурацкий, с помощью которого Грейс магическим способом перенеслась за много миль и стала свидетельницей беседы двух заговорщиков… Ну, в этом случае какая-то польза все же усматривается. Если предположить, что нож принадлежал одному из них, значит, этот человек либо живет в замке, либо имеет в него свободный доступ. Вот только кто он такой? Еще один вопрос без ответа…
И тут Бельтан практически слово в слово повторил вслух размышления Трэвиса:
— Я вот чего не понимаю: зачем им двери понадобилось резать? Если кто-нибудь объяснит мне, какая связь между заговором против одного из монархов и двумя нежилыми помещениями, куда даже слуги, наверное, заглядывают не чаще, чем раз в год, буду чрезвычайно признателен.
Эйрин, большую часть обсуждения просидевшая молча, внезапно встрепенулась. В васильковых глазах баронессы вспыхнул огонек догадки.
— У меня появилась идея, — объявила она, резво вскочив с места. — Сейчас мы ее проверим. Только мне нужен помощник… с двумя руками, — на миг запнувшись, добавила девушка.
Дарж выступил вперед.
— К вашим услугам, миледи, — поклонился он. Через несколько минут они вернулись. Эмбарец тащил огромную груду пергаментных свитков.
— Что это? — заинтересовалась Грейс.
— Сейчас покажу.
Баронесса наугад взяла один из свитков, придавила край чугунной солонкой на верхней полке буфета и с помощью Трэвиса и Грейс развернула. Нижний конец свитка почти достигал пола. Трэвис сначала не мог понять, что означают выцветшие линии и кружочки на пожелтевшем от времени пергаменте, а вот Грейс сразу сообразила.
— Да это же план крепости! — ахнула она.
В голове у Трэвиса словно что-то щелкнуло, и беспорядочное на первый взгляд переплетение кружков и линий моментально обрело смысл.
— Смотрите, вот верхний двор! — возбужденно воскликнул он, тыча пальцем в пергамент. — Здесь сад, лабиринт и парадный вход в замок! А что в остальных? Планы этажей и башен? Сколько же их тут?
Дарж, устав держать свитки в руках, вывалил всю охапку на стол. Часть из них скатилась на пол. Опустившись на колени, рыцарь собрал все до единого и присоединил к внушительной куче на столике.
— Что прикажете делать дальше, леди Эйрин? — спросил он, брезгливо отряхивая руки от пыли и паутины.
— Разворачивать и смотреть, — коротко ответила баронесса.
Разворачивать и смотреть пришлось целый час. Некоторые из пергаментов оказались очень древними — начертанными скорее всего столетия назад неизвестными строителями, заложившими фундамент будущей цитадели и возведшими первые крепостные бастионы. Многие из планов давно устарели и не соответствовали действительности, поскольку Кейлавер не раз перестраивался. На некоторых были отмечены уже несуществующие залы и коридоры, на других, наоборот, отсутствовали возведенные в позднейшие времена башни и постройки. В конце концов, они все же докопались до сравнительно новых чертежей, — тушь на них лишь немного поблекла от времени и сырости. А повезло Бельтану, первым обнаружившему нужный свиток.
— Нашел! — объявил во всеуслышание рыцарь, демонстрируя неприметный квадратик на развернутом им пергаменте.
Трэвис присмотрелся. Точно, та самая кладовая, отмеченная знаком Ворона, в которой они побывали с Грейс. К счастью, заброшенная подсобка, найденная ими позже, оказалась неподалеку и тоже была отмечена в том же свитке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов