А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Пусть хорошенько подумает, прежде чем начнет за мной охотиться. В эту игру можно играть и вдвоем!
Держа руку с револьвером в кармане слаксов, Грейс на цыпочках подошла к двери. Приоткрыла ее, высунула голову и огляделась по сторонам. Коридор был пуст. Она вышла и аккуратно затворила за собой дверь. С бьющимся, как пойманная птица, сердцем она зашагала вперед. Быстро, но не настолько, чтобы вызвать подозрение у встречных полицейских. Если повезет, пройдет несколько минут, прежде чем кто-нибудь обнаружит прикованного к креслу Дженсона. Кроме того, он сам говорил, что его начальник распорядился выпустить ее. Значит, дежурный на выходе вряд ли удивится, увидев ее покидающей участок. Остается только сохранять спокойствие и вести себя естественно.
Свернув за угол, Грейс столкнулась с молодой женщиной в полицейской форме. Она поспешно извинилась, холодея от страха и почти не сомневаясь, что та заметила оттягивающий карман револьвер. Но полицейская лишь приветливо улыбнулась и заверила, что все в порядке, после чего отправилась дальше. Навстречу Грейс попались еще несколько сотрудников участка, и каждый раз ей начинало мерещиться, что они разглядывают ее с повышенным вниманием. А потом в голове возникла и вовсе дикая мысль: что, если в этом участке железное сердце бьется в груди не только у Дженсона, но и у других? И чем дольше она об этом думала, тем правдоподобней выглядела эта нелепая идея. Усилием воли она подавила эмоции и заставила себя идти спокойно.
Коридор вывел ее в центральный офис участка. Здесь стоял такой шум и гвалт, что Грейс поначалу растерялась. Не меньше дюжины полицейских сидели за заваленными бумагами столами и с загнанным видом пытались одновременно разговаривать по телефону, допрашивать подозреваемых, подбадривать свидетелей и успокаивать потерпевших. Еще несколько человек в форме занимались тем, что регулировали поток посетителей. Но растерянность быстро прошла, и Грейс сообразила, что эта неразбериха ей только на руку. Ловко лавируя в толпе, она пробралась к выходу, и никто не обратил на нее ни малейшего внимания! Открыв тяжелую створку дверей, она незаметно выскользнула в ночь. Свежий холодный воздух наполнил легкие и освежил голову. Спустившись по ступеням, она направилась вниз по улице. Похоже, ей все-таки удалось улизнуть!
За спиной взревел двигатель. Грейс в тревоге обернулась и увидела стремительно приближающийся к ней автомобиль. Машина, визжа покрышками, затормозила всего в паре футов от нее. Но это был не патрульный полицейский экипаж, а элегантный черный седан. Не успела она опомниться и решить, что делать дальше, как дверца со стороны водителя распахнулась и какой-то мужчина выскочил из кабины. В тусклом свете уличных фонарей Грейс узнала холеное породистое лицо Адриана Фарра.
— Прошу садиться, доктор Беккетт, — сказал Фарр, придерживая дверцу.
Изумленно уставившись на него, она открыла было рот, но ученый снова заговорил первым, отвечая на невысказанный вопрос:
— Детектива Джексона обнаружили. Он уже успел сообщить сослуживцам о ваших действиях и бегстве. Не пройдет и минуты, как они бросятся за вами в погоню.
Грейс недоверчиво покачала головой.
— Вам-то откуда все это известно? — с подозрением спросила она.
Фарр предупреждающе поднял руку.
— Умоляю вас, доктор Беккетт, только не сейчас! У нас не осталось времени на выяснение отношений! — Голос его, как и прежде, звучал культурно и вежливо, хотя на этот раз в нем угадывались повелительные нотки, несколько уязвившие самолюбие Грейс, но заставившие ее прислушаться к доводам Фарра. — Вы возьмете мою машину. Если вам удастся выбраться из города, можете отправляться куда вам вздумается. Они до вас уже не смогут добраться.
— А как насчет Джексона?
В глазах ученого блеснула сталь.
— О нем можете не беспокоиться. Я лично позабочусь о том, чтобы детектив не доставил вам больше никаких хлопот.
В мягкой и одновременно властной манере Фарр завладел ее рукой, проводил к машине и помог устроиться на водительском сиденье. Оставленный включенным двигатель тихонько урчал.
Перед тем, как захлопнуть дверцу, ученый наклонился к
Грейс.
— Возьмите это, — сказал он, протягивая ей что-то маленькое и прямоугольное, — и при первой возможности постарайтесь со мной связаться.
Дверь закрылась, отрезая от окружающего мира уютный салон автомобиля и сидящую внутри него женщину. Она взглянула на вложенный Фарром в ее ладонь предмет. Это была визитная карточка из плотной мелованной бумаги с короткой надписью на лицевой стороне:
«ИЩУЩИЕ»
1-800-555-8294
Грейс несколько раз перечитала надпись, пытаясь понять, что она может означать, пока ее не вывел из оцепенения голос Фарра.
— Поезжайте, доктор Беккетт, — крикнул он. — Скорее!
Она инстинктивно повиновалась и нажала на акселератор. Седан рванулся вперед с такой скоростью, что Грейс буквально вдавило в кожаное сиденье. Крепче сжав баранку, она восстановила контроль над машиной. Проносясь сквозь ночь, она несколько раз посматривала в зеркальце заднего обзора, чтобы хоть так проститься с покидаемым ею миром, но тонированные стекла седана не позволили ей даже этой малости. Поверхность зеркала отражала лишь мрак за спиной да ее собственное бледное лицо с затравленным, растерянным взглядом.
19
— Спасибо за покупку, всегда рады видеть вас снова, — скороговоркой пробубнил мутноглазый парнишка на бензоколонке. Он не глядя протянул Грейс сдачу и принялся яростно тереть грязной тряпкой автомат по продаже газированной воды.
«Уж этот мою физиономию в жизни не опознает!» — с какой-то маниакальной веселостью подумала она, решив про себя, что никогда больше не станет сетовать на невнимательное обслуживание. Оглядев залитый светом люминесцентных ламп интерьер бензозаправочной станции, Грейс скользнула взглядом по пиктографическим указателям и остановилась на обозначающем, по ее мнению, дамскую комнату. Она толкнула стальную дверь и оказалась там, где рассчитывала. Заправив обратно под блузку рунное ожерелье, она несколько раз плеснула в лицо холодной водой из-под крана и, за неимением расчески, пригладила влажными пальцами растрепавшиеся волосы. Раз уж она вступила в конфликт с Законом, разумней будет выглядеть презентабельной гражданкой, а не разыскиваемой полицией преступницей. В голове мелькнула здравая идея. Грейс заперла дверь изнутри, достала из кармана револьвер Джексона и тщательно протерла ствол и рукоятку бумажными полотенцами. Оторвала от ролика еще несколько ярдов бумажной ленты и завернула в них оружие. Потом засунула сверток на самое дно мусорной корзины. Открыла дверь, спокойно прошла через торговый зал и вышла наружу. Брошенный сквозь стеклянную витрину взгляд окончательно рассеял ее сомнения: парень, заливавший ей в бак бензин, продолжал с тупым остервенением надраивать все тот же автомат.
Грейс юркнула в кабину и захлопнула дверцу. Она еще не выехала из Денвера, хотя уже добралась до самой окраины города. Теперь последний этап: отъехать подальше и затеряться в глуши. Она включила зажигание. На глаза попался белый прямоугольник — визитная карточка Адриана Фарра. Грейс взяла ее в руки и снова прочла две короткие строчки. «Ищущие». Наверное, это название той самой организации, к которой он принадлежит. Ученое сообщество, как он утверждал. Знать бы еще, кто они на самом деле и зачем им понадобилось прилагать столько усилий и идти на такой риск, чтобы помочь ей? Пока она могла опираться только на объяснение самого Фарра — впрочем, вполне логичное и правдоподобное. Если они действительно изучают аномальные явления, появление Грейс, пусть даже невольное, в центре недавних событий не могло не вызвать самого пристального внимания с их стороны. К тому же Фарр говорил, что он и его коллеги уже довольно давно наблюдают за появившимися среди людей монстрами с сердцами из железа.
Грейс сунула визитку в кармашек и вырулила со стоянки на трассу. Как только она отыщет безопасное место, где ее не сцапает полиция, так сразу позвонит по указанному на карточке телефону. Во-первых, чтобы поблагодарить за помощь, хотя благодарность служила скорее предлогом, чем главной причиной ее желания как можно быстрее связаться с «Ищущими». Грейс догадывалась, что ее неизвестные покровители знают об этих тварях гораздо больше, чем намекал Фарр. Теперь, когда она тоже узнала об их существовании, Грейс не могла отрешиться от мыслей об их нечеловеческой сущности и страшной опасности для всего человечества, которую представляли собой эти носители квинтэссенции Зла. Она могла бы даже чем-то помочь «Ищущим», внести свою лепту в их исследования. Но прежде ей необходимо было получить максимум информации о происхождении и намерениях монстров, а также выяснить, каким непостижимым образом их тела продолжают функционировать после замены обычного сердца на металлическое. В конце концов, Грейс была неплохим хирургом. Она привыкла производить вскрытия и почти не сомневалась, что сумеет во всем разобраться, если заполучит в свое распоряжение хотя бы одного мертвого кадавра с железным сердцем. Внезапно она почувствовала лихорадочное возбуждение. Ею овладела жажда деятельности. Быть может, со временем она тоже сумеет сделаться Ищущей…
Седан мчался по пустынной автотрассе. Огни большого города остались позади. Легкая улыбка скользнула по губам Грейс. В порыве озорства она почти до отказа придавила акселератор. Двигатель послушно взревел, и машина понеслась с удвоенной скоростью, в клочья разрывая мощными фарами ночной мрак.
Время как будто тоже ускорило свой бег вместе с автомобилем. Грейс и опомниться не успела, как сумеречный равнинный ландшафт за тонированными стеклами сменился на горный. Отвесные скалы и остроконечные пики все теснее обступали дорогу. Их черные силуэты отчетливо вырисовывались на фоне усеянного множеством звезд неба. Свет фар то и дело выхватывал из темноты каменистые осыпи и нагромождения валунов на обочинах петляющего двухполосного серпантина. Первоначально Грейс вовсе не собиралась забираться в горы, но, раз уж так получилось, возвращаться назад на патрулируемые полицией магистрали не имело смысла. К тому же манящая притягательность горных вершин уже успела подействовать на нее, и Грейс Беккетт не стала противиться этому зову.
Она плохо представляла себе, где находится, но не испытывала беспокойства по этому поводу. Лишь бы убраться как можно дальше от города! И ночная тьма все так же стремительно обтекала корпус автомобиля, смыкаясь за капотом, словно кильватерная струя за кормой корабля.
Он появился так неожиданно, что Грейс заметила его лишь в самый последний момент.
Она с силой надавила на тормоза. Седан резко остановился. Кузов занесло, и только предусмотрительно накинутый ремень безопасности спас ребра Грейс от столкновения с баранкой. Она приникла к лобовому стеклу. Свет фар на мгновение выхватил из мрака увенчанную рогами морду и отливающую серебром темную шерсть. Животное тенью метнулось через дорогу и скрылось в темноте. Олень! Грейс с облегчением вздохнула. Слава Богу, она успела вовремя затормозить. Только сбитого оленя ей не хватало!
Она снова нажала на акселератор и поехала дальше. Лишь через минуту до нее наконец дошло, почему силуэт убегающего животного показался ей таким странным. Никто ведь не станет отрицать, что олень, расхаживающий на двух ногах, — сравнительно редкое зрелище. Грейс недоуменно покачала головой. Должно быть, от недосыпа померещилось. У интернов-практикантов, сутками дежуривших в отделении экстренной помощи, тоже порой случались галлюцинации.
— Ты устала, Грейс, — произнесла она вслух. — Ты очень устала. Так и разбиться недолго!
Она бросила взгляд на вмонтированные в приборную панель часы. Почти три утра. От Денвера ее отделяло уже порядочное расстояние. Пожалуй, можно без опаски прикорнуть на часок-другой. Да и что ей остается? Управлять автомобилем в таком состоянии — чистейшее безумие!
Прямо по ходу, неподалеку от обочины, показалось какое-то заброшенное строение. Перед ним простиралась довольно большая и ровная площадка. Сойдет. Грейс сбросила скорость, свернула с трассы и притормозила у приземистого мрачного здания с выбитыми стеклами. Широко зевнув, повернула ключ зажигания и потянулась к выключателю фар.
Смутное беспокойство заставило ее задержать руку. Она выглянула в окно и еще раз оглядела строение, показавшееся ей вдруг до боли знакомым. Нет, не может быть! Что-то звякнуло у нее на груди. Пальцы нащупали через ткань блузки металлический кулон ожерелья. Безотчетно повинуясь внезапно возникшему неодолимому влечению, она открыла дверцу и выбралась из машины.
Холодный ветер проникал под одежду и ерошил волосы невидимой дланью. Грейс поежилась. Ничто не нарушало ночной тишины. Старое полуразрушенное здание, частично освещенное автомобильными фарами, зловеще чернело на фоне звездного неба, таращась на нее мертвыми глазницами пустых окон.
Какой слепой случай, какая прихоть судьбы, какой причудливый всплеск подсознания заставили ее этой ночью выбрать единственную из всех дорог, ведущую к этому проклятому месту? Теперь она точно знала, где находится. Здесь все началось. Здесь она впервые узнала, что в мире существует Зло.
Странноприимный дом Беккетта для детей-сирот.
Грейс подошла поближе. Сейчас казалось невероятным, что все ее детство — десять долгах лет — прошло в этих стенах. Но слов из песни не выкинешь. Ее даже нашли неподалеку — всего в нескольких милях от приюта. Маленькая девочка, лет трех, бродила совсем одна по горному склону. Какие-то сердобольные личности привели ее в приют, где девочку записали под христианским именем Грейс и дали фамилию Беккетт — в честь спонсора и основателя этого богоугодного заведения. Именно здесь она начала учиться врачевать чужие раны.
Большая часть крыши обрушилась внутрь во время пожара. Чудом уцелевшие в рамах осколки оконного стекла щербато скалились на мир, хищно поблескивая в лунном свете. Кто-то потрудился отодрать с одной стороны прибитый к стоякам парадного деревянный щит. Теперь он косо висел на вывернутых гвоздях, лишь тенью своей преграждая доступ к двери. Она тоже пострадала при пожаре, о чем свидетельствовали обугленные шрамы ожогов. Да и все здание ныне являло собой опустевшую оболочку — вроде сброшенной змеиной шкуры, почти ничем не напоминая о некогда гнездившемся внутри Зле. Едва уловимый запах гари ощущался в воздухе и сейчас, спустя столько лет, но пожар был лишь последним звеном в цепочке событий. Задолго до него не раз слышалось в этих стенах зловещее уханье сов и тянулись из мрака чьи-то костлявые руки.
Голос за спиной заставил Грейс вздрогнуть и вернуться к реальности.
— Могу я чем-нибудь помочь, дитя мое?
Она судорожно глотнула воздух — как ныряльщик, вернувшийся на поверхность после затянувшегося погружения, — и резко обернулась. Ударивший в лицо свет фар заставил ее прищуриться. Грейс не слышала его приближения и не понимала, откуда взялся этот похожий на воронье пугало высоченный старикан в черном сюртуке и брюках старомодного покроя, мешком сидящих на его скелетоподобной фигуре. Он стоял, наклонив голову и глядя на нее блестящими глазками цвета обсидиана, странно контрастирующими с изрытой множеством морщин пергаментной кожей лица.
— Кто вы? — прошептала она, частично догадываясь, не успев закончить вопрос, каким будет ответ. Было в этом старике с его нелепым костюмом, вышедшим из моды еще в прошлом веке, и исполненным древнего знания и мудрости взглядом нечто такое, что сразу напомнило Грейс о встреченной в парке девочке с фиолетовыми глазами.
Длинными костлявыми пальцами незнакомец коснулся широких полей своей черной пасторской шляпы и склонился перед ней в шутовском поклоне.
— Меня зовут Сай, — сообщил он скрипучим голосом, вызывающим ассоциацию с насквозь проржавевшим подшипником, в который добавили каплю масла. — Брат Сай, с вашего позволения. Поставщик веры, торговец спасением, пророк Апокалипсиса. К вашим услугам, леди!
— З-здравствуйте, — растерянно пролепетала Грейс, не в состоянии переварить столь необычное представление за один прием. Она машинально посмотрела вниз, на свою раскрытую ладонь, но узрела в ней не визитную карточку, а лишь лучик лунного света. Да и тот, просочившись сквозь пальцы, метнулся в сторону и куда-то пропал. В попытке скрыть замешательство она выпалила первое, что пришло в голову: — А я Грейс. Грейс Беккетт.
Брат Сай рассеянно кивнул с таким видом, будто он либо уже в курсе, либо ему попросту наплевать. Взгляд его скользнул мимо Грейс и остановился на покрытой копотью и сажей бетонной скорлупе бывшего приюта.
— Тяжек и мрачен гнет прошлого над этим местом, — задумчиво произнес он. — Вы ведь тоже это чувствуете, не так ли?
— Да, — призналась Грейс после паузы, потому что так оно и было.
Брат Сай коснулся пальцами обгоревших досок.
— Даже огонь и время не могут заставить дерево забыть. Память о былом зле навсегда въедается в самую его сердцевину.
Грейс стиснула руки на груди. Откуда им столько известно? Им обоим: этому карикатурному проповеднику в нелепом одеянии и хрупкой маленькой девочке с кукольным личиком?
— Кто вы? — снова прошептала она умоляющим тоном. Физиономия брата Сая растянулась в улыбке, больше похожей на оскал, — пугающей и озорной одновременно.
— Мы те, кто мы есть и кем были всегда. Странствуем там, куда забросит судьбой, и поступаем так, как подсказывает наша природа. А ты можешь ответить, кто есть кто, дитя мое?
Душевное состояние Грейс и крепнущее чувство отстраненности от всего, что она прежде считала незыблемой реальностью, позволили ей почти проникнуть в смысл туманных слов проповедника. Она отвернулась и окинула задумчивым взором развалины приюта.
— Неужели нам так и не дано освободиться от прошлого?
— Увы, дитя мое, — грустно прозвучал за ее спиной голос брата Сая. — Мы не в силах изменить прошлое. Это прошлое создает и изменяет нас. Не будь прошлого, мы все обратились бы в тусклые тени, не имеющие ни формы, ни содержания. — Он надолго замолчал, потом заговорил опять: — Ты не можешь изменить прошлого. Ты не можешь изменить будущего. Но запомни мои слова, дитя мое: ты одна из тех, кому по силам изменить настоящее!
Грейс нашла глазами обгоревшую дверь. Что встретит она за ней, если откроет? Сухие стебли чертополоха, усеявшего обуглившиеся балки и стропила своими мелкими, как крупицы золы, семенами? Или маленькую девочку в разорванной ночной рубашонке, дрожащую от страха и холода в темном углу? Настоящее или прошлое? Она не знала ответа/
— Так найди же его! — эхом отозвался в ушах скрипучий шепот проповедника. — Отвори дверь и войди! Иначе ты так никогда и не узнаешь, что лежит за ее порогом.
— Я не смогу! — Грейс в ужасе отпрянула назад, но в душе ее уже зародилась и расцвела твердая решимость последовать совету брата Сая. Одновременно возникла и укрепилась уверенность в том, что ее появление здесь не было совпадением или игрой случая, а было предопределено с самого начала.
Что-то маленькое и блестящее легло ей в ладонь. Грейс сжала пальцы и ощутила холод металла.
— Талисман на память, — пояснил брат Сай. — Пустячок, конечно, но в дороге может пригодиться. Храни его, дитя, и помни мои слова. — Голос проповедника сделался еле слышен, словно доносился откуда-то издалека. — Открой дверь и знай, что ты можешь…
Окончание фразы унесло порывом ветра. Она знала, что осталась одна. С отчаянно колотящимся в груди сердцем Грейс шаг за шагом приближалась к двери. Она никогда не думала, что возвращение домой может оказаться таким тяжелым испытанием. Подошла вплотную, взялась за черную от копоти дверную ручку и даже испытала мимолетное разочарование, не получив ожога или электрошока. Просто холодная сталь и ничего более. Задержав на секунду дыхание, она повернула ручку и толкнула дверь. Скрипнув ржавыми петлями, дверь распахнулась.
Первым ощущением Грейс стал кромешный мрак. В голове мелькнула мысль, что больше ее здесь ничего и не ждет. Лица ее внезапно коснулось что-то холодное и влажное, потом еще и еще раз. И тут она поняла, что это такое: в отраженном свете автомобильных фар плясали крошечные белые пушинки, оседая на ее руках, волосах, одежде. Снег! Чистый, искрящийся, прекрасный! Блистающее в лучах облако снега вырвалось из дверного проема и завертелось вокруг нее.
После всего, что случилось с Грейс, метель внутри покинутого приютского корпуса оказалась последней каплей, переполнившей чашу ее выносливости. Она покачнулась, теряя сознание. Снежная пелена затуманила взор, разбойничий посвист вьюги громом отдавался в ушах. Прошлое ушло в небытие вместе с настоящим. Не было больше ни тьмы, ни света. Один только снег. Легкий вздох сорвался с губ Грейс, сразу сгустившись облачком пара в ледяном воздухе. Как будто сквозь вату до слуха ее донесся звук захлопнувшейся за спиной двери.
А потом она провалилась куда-то вперед, в пустоту, наполненную холодной, безупречной белизной.
20
Адриан Фарр закончил осмотр выгоревших внутренностей бетонной коробки строения и вышел наружу, прикрывая лицо от жалящих укусов колючего морозного ветра. Черный вертолет поднялся с двухполосного шоссе и устремился ввысь. На секунду машина зависла над развалинами, и пилот в прозрачной кабине помахал рукой на прощание. Потом вертолет, подобно стрекозе, резко взмыл в небо, набрал скорость и вскоре скрылся за вершинами окружающих долину гор. Удаляющийся рокот винтов растворился в стылом утреннем воздухе, и в мире снова воцарилась тишина.
Фарр опустил руку и подошел к припаркованному рядом с бывшим сиротским приютом — если верить обнаруженной ученым полуразбитой вывеске — седану. Вчерашний элегантный наряд Ищущего уступил место рыбацкой экипировке: толстым шерстяным штанам и теплому свитеру. Засунув руку в бардачок, Адриан отключил замаскированный маяк-передатчик. Они поймали сигнал вскоре после рассвета и сразу вылетели, но он еще до посадки понял, что опоздал. Фарр прошел по следам мисс Беккетт, тянувшимся от автомобиля и кое-где затоптанным оленьими копытами, до двери. Дальше следы обрывались. Он тщательно обыскал здание, но не нашел ничего, кроме обугленных головешек и высохшего чертополоха. Такое впечатление, будто она растаяла в воздухе. Но Адриан давно понял, что люди просто так никогда не исчезают. Как правило, они отправляются куда-нибудь… в другое место.
Он вынул из кармана сотовый телефон, нажал кнопку и поднес трубку к уху. Отозвался вежливый мужской голос.
— Я нашел машину, — без предисловий сообщил Фарр.
Голос на другом конце линии задал какой-то вопрос.
— Нет, — покачал головой Адриан, — никаких следов объекта не обнаружено. Да я, признаться, и не рассчиты-вал. — Он выдержал паузу и сделал глубокий вдох, прежде чем произнести следующую фразу: — По моему мнению, мы имеем дело с аномалией первой степени.
Собеседник Фарра надолго замолчал, потом заговорил снова, тщательно подбирая слова.
— Да, вы меня правильно расслышали, — подтвердил Адриан с ноткой раздражения в голосе. — Первая степень, с очень высокой вероятностью. Трансгрессия в иномир.
Опять длительная пауза. Когда невидимый абонент возобновил диалог, голос его, прежде ровный и спокойный, дрожал от возбуждения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов