А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Теперь оставалось только понять, что их связывает с заговором.
— А ну-ка передай мне тот свиток, что мы смотрели перед этим, — неожиданно попросила Эйрин, впившись в чертеж загоревшимся взглядом.
Бельтан недоуменно пожал плечами, но просьбу исполнил.
— А теперь разверни его и наложи сверху.
Трэвис моментально догадался, куда она клонит. Предыдущий свиток содержал план этажа, расположенного под тем, где находились обе отмеченные комнаты.
— Что, Эйрин? — сгорая от нетерпения и любопытства, не выдержала Грейс.
Баронесса дрожащей рукой указала на два квадрата на верхнем чертеже.
— Это опочивальня короля Персарда Перридонского, а это — спальный покой короля Соррина Эмбарского.
— Как я понимаю, спальни обоих монархов находятся под комнатами с вырезанным на дверях символом, — хладнокровно констатировал Дарж.
Трэвис приподнял верхний свиток. Расположение комнат в точности совпадало. Закрыв глаза, он постарался припомнить до мелочей посещение кладовой и подсобки. Ну конечно! Вентиляционная шахта! И лифт!
— Все ясно! — закричал он, хватая со стола чертеж. — Я понял, как убийцы собираются проникнуть в королевские покои! Видите пунктирные линии? Это вентиляционные ходы, соединяющие спальни обоих королей с нежилыми помещениями наверху. Отверстия в них достаточно велики, чтобы смог пролезть даже очень крупный мужчина.
Бельтан выругался.
— Придется идти к Бореасу. Если Грейс не ошиблась, заговорщики могут ударить в любую минуту.
— А вот я бы на вашем месте не торопился, — заметил Дарж, отвернувшись от окна, в которое упорно пялился вот уже целую минуту, хотя непонятно было, что он там выглядывает в темноте.
Неожиданное заявление эмбарца заставило всех повернуться к нему в ожидании объяснений. Тот не заставил долго ждать.
— Леди Грейс, будьте добры поточнее припомнить один момент из вашего ночного видения. Если не ошибаюсь, вы нам рассказывали, что каменный круг, где вы видели заговорщиков, освещала взошедшая луна в виде полумесяца?
— Да, — подтвердила она, удивленно приподняв бровь. — Весьма… живописный пейзаж.
Дарж отошел от окна. Широкий подоконник озарило серебристое сияние нависшей над крепостной стеной луны. Луны в первой четверти!
Грейс бросилась к окну. Прямо в глаза ей струил жемчужный свет узенький серп ночного светила.
— Как же так? — растерянно проговорила она упавшим голосом. — Я готова поклясться, что видела именно полумесяц!
— Так и будет, — кивнул эмбарец. — Только через пять дней. Как ни странно, все мгновенно поняли, что он хочет сказать, хотя поверить в это было довольно-таки затруднительно.
— Так вот в чем дело, — задумчиво произнесла Грейс, возвратившись на место. — Все, что я видела и слышала, еще не произошло. И те двое встретятся в кругу стоячих камней только через пять дней…
— Значит, у нас еще куча времени! — радостно подхватила Эйрин. — Успеем все разузнать и разведать, а уж тогда и доложим королю.
Бельтану ее слова чем-то не понравились. Нахмурившись, рыцарь положил правую руку на эфес и упрямо сказал:
— А я настаиваю на том, чтобы сообщить Бореасу немедленно! Грейс приблизилась и посмотрела ему прямо в глаза.
— Король — твой родной дядя, Бельтан, и мы не можем тебе указывать, как поступить. Только, прежде чем пойти к нему, задумайся вот над чем. — Голос ее звучал ровно и бесстрастно, но в словах таилась железная логика. — Мы пока не знаем, на кого еще нацелен удар заговорщиков. Кстати, не исключено, что они и на самого Бореаса готовят покушение. Поэтому, на мой взгляд, нам не следует никого посвящать — до тех пор, во всяком случае, пока мы не соберем достаточно веские доказательства. И чем меньше людей будет об этом знать, тем больше у нас шансов эти доказательства заполучить. Кроме того, — добавила она, бросив взгляд на юную баронессу, — у нас с Эйрин имеются серьезные причины не рассказывать королю, каким образом я вообще узнала о существовании заговора.
Эйрин побледнела и закивала, умоляюще глядя на рыцаря.
Бельтан скрестил руки на груди и надолго задумался. Трэвис затаил дыхание. Он искренне восхищался самообладанием Грейс. Вот так же, наверное — спокойно, логично и доходчиво, — объясняла она своим пациентам в Денверском мемориальном, что означает поставленный диагноз и какие последствия могут иметь их недуги.
Бельтан со вздохом опустил руки.
— Хорошо, я не стану ничего рассказывать Бореасу, равно как и Мелии с Фолкеном. Понять бы еще, отчего у меня такое нехорошее чувство, будто я совершаю очень большую ошибку?
Увы, на этот вопрос ответа ни у кого не нашлось.
— Вот и договорились, — захлопала в ладоши Эйрин; правда, ее показная веселость никого не обманула: угроза разоблачения еще не изгладилась из памяти впечатлительной баронессы, поэтому голос ее нервно подрагивал, а синие глаза смотрели с опаской и неуверенностью. — Теперь мы тоже самые настоящие заговорщики!
— Если мы настоящие заговорщики, то должны как-то называться, — заметил Дарж, погладив усы.
— Верно, — закручинилась Эйрин. — У всех громких заговоров были названия. Что же нам придумать?
— А еще мы все должны принести клятву, — подыгрывая ей, подхватил Бельтан. — На чем поклянемся, тем и станем называться!
Трэвис обвел глазами комнату. Он плохо себе представлял, на чем положено приносить клятву, но смутно догадывался, что в средние века было принято клясться на оружии.
— Давайте поклянемся на ноже, — предложил он, не успев даже додумать мысль до конца. — На том самом. Это ведь с него все началось.
Грейс достала из ящика гардероба черный ножичек, вытянула руку с зажатой в ладони агатовой рукояткой и торжественно произнесла:
— Клянусь соблюдать тайну и молчание.
Трэвис накрыл ее руку ладонью.
— Присоединяюсь.
— Я тоже клянусь молчать и хранить тайну, — восторженно прошептала Эйрин; ее нежная ладошка, легшая поверх руки Трэвиса, была теплой и невесомой, как птичья лапка.
— И я клянусь, — солидно откашлявшись, объявил Дарж, водружая свою мозолистую лапищу поверх хрупкой девичьей ручки. Последним оказался Бельтан.
— Клянусь, и да будет наш круг нерушим и тверд, как камень! Руки пятерых заговорщиков соединились, возвещая о рождении тайного общества, именуемого отныне Кругом Черного Ножа.
82
Уже следующей ночью новоявленные заговорщики приступили к своей тайной деятельности.
Круг Черного Ножа собрался в полном составе, когда над крепостными бастионами зависла понемногу прибывающая луна. «Большая часть обитателей замка к тому времени отправилась на покой, и даже неугомонные голуби перестали возиться и ворковать под окнами и на крышах. Пустынный верхний двор слабо освещали редкие коптящие факелы. Дрова, масло, воск и прочие горючие материалы обходились дорого, особенно зимой, поэтому их старались экономить даже в королевских резиденциях. По той же причине жители Зеи увязывали свой рабочий день с восходом и закатом солнца: рано вставали и рано ложились, зачастую отходя ко сну, едва начинало смеркаться.
Но не бывает правил без исключений. И здесь попадались люди, предпочитавшие обделывать дела под покровом ночи.
— А, вот и ты, Грейс, — облегченно вздохнула Эйрин, когда та пугливо озираясь, юркнула в пыльную заброшенную комнатку. Остальные были уже в сборе.
— Извините за опоздание, друзья, но меня задержал Бореас — перехватил по дороге сюда.
— Он ничего не заподозрил? — озабоченно спросил Трэвис, поправляя очки.
Грейс вздрогнула, почему-то решив сначала, что он имеет в виду ее занятия магией с Кайрен, но быстро сообразила, что речь идет о Круге Черного Ножа.
— Нет, не думаю, — сказала она и все равно не выдержала — оглянулась на дверь.
Бореас снова выскочил непонятно откуда, как чертик из табакерки, зажал ее в темном углу и заставил подробно излагать все слухи, сплетни, прогнозы и комментарии, услышанные и подслушанные ею на сегодняшнем заседании Совета. Грейс изо всех сил старалась держаться спокойно, но когда король ее покинул — так же внезапно, как появился, — она с ужасом обнаружила, что вся дрожит. Оставалось только гадать, обратил Бореас внимание на ее взвинченное состояние или не придал этому значения. По счастью, разговор оказался вынужденно кратким: в их обоюдных интересах было остаться незамеченными, иначе вся затея с якобы случившейся между ними размолвкой грозила с треском провалиться. Обстоятельство непредвиденное, но для Грейс, неизменно терявшейся в присутствии короля, более чем благоприятное.
— Будем надеяться, Грейс права, — тяжело уронил Бельтан. — Хоть я и не думаю, что Бореас сочтет наши сборища изменой, лучше не рисковать.
Дарж, не говоря ни слова, шагнул к двери и запер ее на засов.
Грейс скрестила руки на груди и спрятала озябшие пальцы под мышками, в который раз пожалев, что не прихватила меховую муфточку. В неотапливаемой комнате было ужасно холодно. Раньше в ней размещались караульные стражники, но когда возвели новую дозорную башню, много выше и удобней изрядно обветшавшей старой, здесь никого не осталось. Именно по этой причине Эйрин сочла заброшенную башню подходящим местом для тайных встреч.
— Я бы предложил на всякий случай выставить часового. Вдруг нас кто-то захочет подслушать, — заметил эмбарец.
— Нет, так не годится, — возразила баронесса. — Если один из нас останется за дверью, он не сможет участвовать в обсуждении. Дарж подергал усы и задумался.
— Думаю… думаю, я смогу кое-что устроить, — вмешался Трэвис.
Грейс с пробудившимся интересом наблюдала, как он подошел к двери и приложил ладонь к облупившейся деревянной поверхности.
— Сирит! — прошептал Трэвис одними губами.
Полной уверенности у нее не было, но Грейс показалось, что кисть его руки на миг окуталась голубоватым сиянием. Он тут же отнял ладонь, и сияние исчезло.
— Что ты сделал, Трэвис? — спросила она.
— Произнес название руны тишины.
— Для чего?
Он погладил бороду — пышную, курчавую, полностью отросшую, красивого медно-золотистого цвета. Грейс впервые обратила внимание на пока еще редкие, но уже заметные серебристые вкрапления. Надо же, всего тридцать три года, а уже седеет!
— Вообще-то произносящий имя руны вызывает, по идее, содержащуюся в ней Силу. Точно не уверен, но если я сделал это правильно, руна тишины не позволит никому снаружи услышать, что происходит в этой комнате.
Грейс и Эйрин понимающе кивнули, хотя первая знала о рунах больше понаслышке, а вот оба рыцаря скривились, как от зубной боли.
— Если это руна тишины, то почему тогда мы слышим друг друга? — с подозрением осведомился Бельтан. Трэвис в затруднении почесал затылок.
— Кто его знает? Магия — штука тонкая.
— Несомненно, — хмыкнул кейлаванец.
— Надеюсь, наш друг Трэвис не обидится, если мы подвергнем небольшой проверке результат его усилий, — высказался настроенный не столь скептически эмбарец. — В конце концов, он пока только ученик, и нельзя с него спрашивать, — как с рунного мастера.
Очень скоро они убедились на опыте, что магия Трэвиса сработала точно по заказу. Выйдя в коридор, Грейс и Бельтан не услышали ни звука, хотя оставшиеся в комнате орали во весь голос.
Вернувшись, светловолосый рыцарь положил руку на плечо Трэвису.
— Прости, дружище, что усомнился в тебе, — произнес он покаянным тоном.
— Ерунда, — отмахнулся тот, но потом долгое время молчал, с некоторым удивлением разглядывая собственные ладони.
Убедившись, что подслушать их невозможно, заговорщики приступили наконец к непосредственному обсуждению.
— Я нашла еще одну отмеченную дверь, — без предисловий объявила баронесса.
Ее сообщение никого особенно не удивило. Знание предполагаемых жертв значительно сузило район поисков. Накануне Эй-рин указала на планах замка покои оставшихся пяти монархов, и сегодня каждый из пяти заговорщиков — в одиночку и в разное время — должен был незаметно обследовать все прилегающие к их спальням помещения, в том числе на верхних и нижних этажах.
С помощью Бельтана баронесса разложила прихваченный с собой свиток на изрезанной и выщербленной столешнице колченогого стола и ткнула пальчиком в чертеж.
— Здесь. Сюда легко пробраться со двора черным ходом. Опять кладовка. Там сложены мешки с зерном. — Эйрин подняла голову, обвела взглядом присутствующих и закончила, выдержав драматическую паузу: — И там же ответвление в центральный водосток, проходящий как раз мимо спальни королевы Иволейны!
По спине Грейс пробежал озноб.
— Превосходная работа, миледи, поздравляю вас с удачей, — первым отреагировал Дарж. — Мне, увы, повезло куда меньше. Впрочем, я иного и не ожидал.
— Почему? — в недоумении спросила Эйрин. Рыцарь ничего не ответил, только глубоко вздохнул, меланхолично глядя на нее своими грустными карими глазами.
Удача, как оказалось, сопутствовала не только баронессе. Грейс, как и Дарж, обследовавший помещения, прилегающие к покоям Бореаса, к сожалению, ничего не нашла в окрестностях апартаментов Эминды. Правда, поискам удалось уделить всего несколько минут — занятия с Кайрен затянулись, и у нее просто не хватило времени. Зато Трэвис и Бельтан оказались, что называется, с уловом. Одна отмеченная знаком Ворона дверь обнаружилась двумя этажами ниже опочивальни короля Лизандира и вела в чулан, соединявшийся с ней вентиляционной шахтой. За другой скрывались покои одного из мелких придворных, расположенные, по странному совпадению, прямо над апартаментами Кайлара Голтского. Бельтан даже побеседовал с занимавшим комнату эрлом и убедился, что тот ни сном ни духом не ведает о вырезанном на его дверях символе.
Рассеянно прислушиваясь к докладу Бельтана, Грейс с тревогой ощущала, как закрадываются и крепнут у нее нехорошие подозрения. Почему Дарж не нашел знака Ворона поблизости от покоев Бореаса?
Прекрати делать поспешные выводы, Грейс! Ты ведь тоже ничего не нашла рядом со спальней Эминды. А объясняется все очень просто: таинственный незнакомец еще не закончил порученное ему дело.
Эйрин угольком отметила на чертеже последнее из найденных помещений и с удовлетворенным видом полюбовалась результатом.
— Неплохо, на мой взгляд, для первого дня деятельности нашего Круга, — сказала она.
Бельтан покосился на испещрявшие пергамент черные метки и сумрачно покачал головой.
— Не вижу ничего хорошего, — возразил он. — По-моему, все только еще сильнее запуталось. Вчера мы имели всего две комнаты, за которыми нужно приглядывать, а сегодня их уже пять. А главное, мне совершенно непонятно, для чего им такое количество? Грейс вроде бы говорила, что заговорщики планируют прикончить только одну жертву!
— Они всегда метят места, куда собираются нанести удар, — тихо сказал Трэвис.
Остальные уставились на него, но взгляд скрытых за стеклами очков глаз был туманным и отсутствующим.
Грейс первой нарушила затянувшуюся паузу.
— Заговорщик, который орудует в замке, говорил, что пока не знает, кто из монархов будет убит. Мне кажется, они пока выжидают и примут решение в зависимости от положения дел на Совете. И уберут того, чей голос будет определяющим при повторном голосовании.
Большим и указательным пальцами Дарж пригладил усы и спросил:
— Готов согласиться с вами, миледи, но как узнать, какой именно результат устраивает заговорщиков: за военный союз или против?
У Грейс ответа не имелось, хотя вопрос сам по себе был исключительно важным. Зная на него ответ, было бы гораздо легче вычислить наиболее вероятные кандидатуры. Сейчас же им оставалось только предполагать, что опасность в равной степени угрожает каждому из пяти монархов… или даже всем семерым, поскольку отсутствие меток в непосредственной близости к апартаментам Бореаса и Эминды еще ни о чем не говорило.
— Все это прекрасно, но давайте вернемся к нашим баранам, — вмешался Бельтан. — Итак, мы нашли еще три двери. Что будем делать?
— Наблюдать, — сказала Грейс.
Ту ночь всем членам Круга Черного Ножа пришлось провести почти без сна. Хорошо еще, что покои Бореаса и Эминды оказались почти рядом. В одиночку и парами, прячась в альковах и темных закоулках, пятеро заговорщиков вели наблюдение за теми коридорами, в которых, по их мнению, имелась наибольшая вероятность появления приверженцев Ворона.
Слежка продолжалась далеко за полночь, но никаких подозрительных личностей, если не считать откровенно зевающего мальчишки-лакея, отправленного на кухню страдающим от бессонницы хозяином, выявить не удалось. Кончилось тем, что они чертовски устали, замерзли и разошлись, договорившись продолжить наблюдение следующей ночью. Когда Грейс наконец добралась до постели, за окном уже брезжил серенький рассвет, а с карниза под крышей доносилось воркование проснувшихся голубей. Она так и не смогла уснуть — проворочалась до утра, пока не настало время снова одеваться и идти на очередное заседание Совета.
Потом ее ждала Кайрен. Занятия Грейс с графиней Силезской успешно продвигались, хотя она далеко не всегда понимала, куда именно. Таящимся внутри нее Даром Грейс уже овладела настолько, что ей достаточно было секундной концентрации мысленных усилий, чтобы освободить сознание и ощутить биение жизненной силы во всех окружающих предметах. Однако, когда она спрашивала наставницу, как следует применить и куда направить оказавшуюся под ее контролем мощь, Кайрен упорно молчала, порой доводя Грейс до бешенства своей загадочно-снисходительной улыбочкой.
К тому времени, когда Круг Черного Ножа собрался вновь, уже окончательно стемнело. Правда, на этот раз Грейс оказалась первой, и ей пришлось несколько минут скучать в одиночестве в сыром и холодном винном погребе, выбранном Эй-рин для очередной встречи.
— Лорд Олрейн поручил мне заняться подбором вин для предстоящего празднования Дня Среднезимья, — объяснила баронесса, когда все были в сборе, — и если нас тут застукают, я всегда смогу отговориться тем, что мы заняты дегустированием.
— Дегустированием?! — оживился Бельтан. — Да это же просто замечательно! Какую бочку прикажете открыть первой, миледи?
— Никакого дегустирования не будет, милорд, — сухо отрезала Эйрин. — Это всего лишь предлог.
На физиономии рыцаря отразилось такое огромное разочарование, что всем стало его ужасно жалко.
Баронесса развернула свиток, собираясь распределить посты для ночного дежурства, но Дарж жестом попросил ее повременить.
— Сегодня мне повезло немного больше, чем вчера, друзья, — начал эмбарец. — Я нашел комнату для прислуги, отмеченную символом культа Ворона. Комнатка маленькая, с одним окошком, но под этим окошком тянется широкий карниз, проходящий также мимо окон спальни королевы Эминды. Вот эта комната, — ткнул он пальцем в крошечный прямоугольник на чертеже.
Грейс вскинула голову.
— Не может быть! Я точно помню, что вчера осматривала это место, и никакого знака там не было.
— Значит, его вырезали прошлой ночью, — констатировала Эйрин и с горечью добавила: — А мы, как полные идиоты, торчали до утра по углам и ничего не заметили!
— Да, не повезло, — огорченно крякнул Трэвис, а плечи эмбарского рыцаря поникли, как будто это он один был повинен в том, что они упустили неизвестного злоумышленника.
Грейс сочувственно посмотрела на Даржа и, чтобы хоть немного его утешить, бодро сказала:
— Ничего страшного, друзья. Теперь мы знаем местонахождение шести комнат, позволяющих проникнуть в покои шести правителей. Остается седьмой — Бореас. На его апартаментах и сосредоточим все наши усилия и, я уверена, обязательно поймаем негодяя!
— А я еще раз предлагаю пойти к нему и все рассказать, — хмуро буркнул Бельтан, отнюдь не убежденный ее наигранным энтузиазмом. — По одному слову Бореаса полсотни вооруженных рыцарей прочешут замок мелким гребнем от подземелий до зубцов крепостных башен.
— Нет, только не к нему! — испугалась Эйрин.
Рыцарь коротко взглянул на нее и нехотя кивнул. Грейс заметила, что ему стоило усилий удержать при этом руки в неподвижности.
— Что ж, продолжим наблюдение, — подытожил Трэвис.
Грейс незаметно обменялась с ним взглядом. Только они двое знали настоящий план, в детали которого было решено пока не посвящать остальных. Разумеется, они будут продолжать наблюдение, и если где-то в окрестностях апартаментов Бореаса появится угрожающий ему смертью знак, без колебаний обратятся к королю за помощью. Если же этого не произойдет…
Пальцы Грейс нащупали сквозь кожу висящего на поясе кошеля деревянную фигурку быка.
— Идем, друзья, — сказала она. — Пора занимать посты.
83
На следующий день, вскоре после полудня, Грейс и Эйрин отправились во двор на прогулку. Заседание Совета Королей уже закончилось: Каилар Голтский последним из монархов завершил свой доклад, после чего был объявлен трехдневный перерыв. Когда же Совет соберется вновь, пройдет второе — заключительное — голосование. Таким образом, у подруг выдалось небольшое «окно» — их магические занятия начнутся ближе к вечеру, а сбор Круга Черного Ножа был назначен на еще более поздний час, — которое они могли посвятить обсуждению собственных проблем.
По календарю было двадцатое число месяца вальдата, приблизительно соответствующего земному декабрю. Последние деньки выдались ясными, солнечными и необыкновенно холодными. Вынесенное во двор ведро с водой замерзало в считанные минуты, а те, кто отваживался бросить вызов стуже, были вынуждены с ног до головы закутываться в теплые вещи, не оставляя на поживу морозу ни единого открытого участка кожи.
Сегодня, однако, утро было сереньким и туманным, а к полудню заметно потеплело. Грейс как раз сидела и раздумывала, не подышать ли ей свежим воздухом, когда в дверь постучала Эйрин, уже одетая в плотное шерстяное платье и меховую пелерину с капюшоном.
— Одевайся, пошли пройдемся, — предложила баронесса прямо с порога.
Грейс не стала спорить. Последнее время она крутилась как белка в колесе, не имея свободной минутки просто прогуляться по саду или поговорить с подругой, как бывало раньше, не о государственных делах, вроде королей и королев, колдуний, заговорщиков и убийц, а о чисто женских мелочах.
Бодро скрипел под сапожками выпавший ночью снежок, и уже не хлюпала сдавшаяся наконец морозу, казалось, неистребимая грязь. Грейс глубоко вдохнула. Обжигающая студеная струя хлынула в легкие, но ее меньше всего волновала опасность простудиться. Пьянящий после густейшей сортирно-кухонной вони, игравшей роль атмосферы внутри стен замка, свежий воздух словно скальпелем снял наслоившиеся на клетки мозга чад, копоть и угар, прогнав отупение и оставив их первозданно чистыми.
Грейс и Эйрин оказались далеко не единственными из обитателей цитадели, кого относительное потепление подвигло высунуть нос за пределы жарко протопленных помещений. По одиночке и группами люди гуляли по площади, по саду или спускались в нижний двор, откуда доносились крики рыночных зазывал. Рядом прогуливалась симпатичная парочка — молодой эрл с дамой. Грейс узнала обоих: придворный из свиты Бореаса и его юная супруга, вступившие в брак меньше недели тому назад.
Горестный вздох сорвался с уст Эйрин облачком мгновенно застывшего пара. Грейс вопросительно посмотрела на подругу.
— Ты когда собираешься выйти замуж, Грейс? — внезапно спросила баронесса.
Невинный, казалось бы, вопрос произвел воздействие, сравнимое с оплеухой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов