фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Почему бы мне не попробовать?
Леда не стала визжать или царапаться. Пальцы Русия мешали ей
говорить, но она все же выдавила:
- Тогда ты умрешь, так ничего и не узнав.
- Да? - Русий немного подумал и нехотя освободил хрупкую шею. Девушка
погладила кожу там, где остались красные следы пальцев.
- Я была у Гумия, но он не враг тебе.
- Не тебе судить! - отрезал атлант. - Кто же в таком случае напал на
Замок?
- Кеельсее.
- Это я знаю. Но был еще один. Он обладал огромной силой и знал язык
Зрентши.
- Подумай сам, - предложила девушка.
Русий нахмурил брови.
- Я знаю троих зрентшианцев. Это мой отец, Арий и Черный Человек.
- Значит, нападавший был одним из них.
- Допустим. Чего он добивался?
- Неужели не ясно? Он хотел убить тебя?
- Убить? - Русий задумчиво потер щеку. - Командор опасался меня, но
не настолько сильно, чтобы желать моей смерти. Черный Человек ни разу не
выказывал ко мне враждебных намерений. Остается Арий... Это он?
- Может быть. Я и вправду не знаю, - ответила девушка. - А, может
быть, был кто-то четвертый.
- Арий... - протянул атлант. - Эти твари убили Тенту!
- Мне очень жаль.
Русий искоса взглянул на свою собеседницу. Она поняла, о чем он
думает, и негромко сказала:
- Давай не будем ворошить прошлое.
- Ладно, - процедил сквозь зубы атлант. - Что ты еще знаешь?
- Воин погиб.
- Это теперь мне безразлично. Гумий?
- Он жив, но не совсем.
- Что это означает?
- Этого я не могу сказать.
Русий не стал настаивать. Он чувствовал себя неуютно, ему казалось,
что некто невидимый его глазу изучает их с тем, чтобы напасть. Поэтому
Русий торопился.
- Скиф?
- Он жив.
Атлант захохотал словно сумасшедший.
- Знаешь, я так долго желал его смерти, а теперь почему-то радуюсь,
услышав, что он жив.
Леда улыбнулась.
- Он понравился тебе.
- Наверно... - Русий умолк, о чем-то задумавшись. Леда ждала, когда
он заговорит вновь. Пауза затянулась, и тогда девушка спросила:
- Ты разве не хочешь узнать, что случилось с тобой?
- Я умер.
- Не совсем, - усмехнувшись сказала Леда.
- Где же я в таком случае нахожусь? - Русий придал голосу сарказм. -
Разве это не рай?
- Скорее ад!
Атлант отнесся к этому сообщению спокойно. Леда ожидала именно такой
реакции.
- Ты был на волосок от смерти, когда я спасла тебя.
- Ты? - удивился Русий. Черная кошка недоверия звучала в этом "ты". -
Но как тебе это удалось? Разве ты умеешь изменять будущее?
- В какой-то мере. Пойми, ты видишь во мне прежнюю Леду, умевшую лишь
организовывать заговоры и убивать. Но я сильно изменилась. Я стала совсем
другой. У меня был очень хороший учитель, много давший мне. Я умею
манипулировать пространством, временем, энергией, сутью вещей. Я выхватила
тебя из-под меча Отшельника за мгновение до того, как он должен был
вонзиться в твою голову. И перенесла сюда, на планету Кутгар, находящуюся
примерно в двадцати световых днях от Земли. Это одна из немногих планет в
этой Галактике, имеющая оптимальную атмосферу...
- Я должен остаться здесь? - перебил девушку Русий.
- Не обязательно. У тебя есть выбор. Ты можешь расстаться со своей
сверхсутью и вернуться с моей помощью на Землю обычным атлантом, либо ты
можешь сохранить ее, но в этом случае ты будешь должен проделать обратный
путь сам.
- Какая тебе выгода от этого?
- Мне нужна твоя сверхсуть, - честно призналась Леда.
Русий жестко усмехнулся.
- Хочешь обрести бессмертие?
- Может быть.
- А если я откажусь расстаться с ней?
- Тогда ты останешься здесь, и мне придется довольствоваться
сознанием того, что ты обязан мне за свое опасение и когда-нибудь,
возможно, вернешь этот долг. Так что ты выбираешь?
Русию было над чем задуматься.
- Что это за планета? Каков уровень ее развития? Расскажи о ней
поподробней.
- Это одна из самых чудовищных планет в данной Галактике. Здесь
существует множество цивилизаций. Сколько точно, не знает никто. Они
эволюционировали примерно с одинаковой скоростью и в тесном контакте друг
с другом. Ни одна из этих цивилизаций не похожа на атлантическую. Они иные
не только по своей социальной, но и по биологической сути. Часть из них
основана на углеродной основе, часть на кремниевой, часть на водородной.
Здесь есть разумные существа, которых трудно признать таковыми, и все же
они разумны. Но всех их объединяет одно - они чрезвычайно враждебны ко
всем иным формам жизни. Это планета существ, истребляющих друг друга.
- Симпатичное местечко ты мне подыскала! - пробормотал Русий.
- Такова плата за спасение.
- Среди этих существ есть такие, чья сила была бы соизмерима с моей?
- Если брать единичную особь, пожалуй, нет. Но они обычно живут
стаями или колониями.
- А если я уступлю тебе свою сверхсуть, ты вернешь меня на Землю?
- Да. Немедленно и в любую точку.
Русий вновь задумался. Леда терпеливо ждала, когда он примет решение.
Наконец атлант поднял голову.
- Я остаюсь.
Девушка встала на ноги.
- Ну что ж, ты сделал выбор. Правилен он или нет, ты поймешь позже.
Ты странный человек, Русий. В твоих руках была огромная, почти безмерная
власть, которая для тебя не просто власть, а суть всей твоей жизни, а ты
променял ее на любовь к ничтожному существу.
- Не смей так говорить о Тенте! - воскликнул Русий, душа которого
вновь наполнилась легкой грустью.
- Жалкому существу! - упрямо повторила Леда. - Но знаешь, порой мне
хочется быть таким жалким существом. Удачи тебе.
Леда протянула атланту руку. Тот немного поколебался, но принял ее. А
приняв, долго не мог расстаться с тонкими, нежными, сильными пальчиками.
Леда смотрела в прикрытые сферолинзами глаза Русия и улыбалась.
- Ты нравишься мне, атлант Русий! И прими напоследок один маленький
совет. Не оставайся долго на этом месте. Упругая масса, которая столь
заинтересовала тебя своими странными свойствами, есть не что иное как
гигантское мономолекулярное вещество, именуемое Лоретагом. Лоретаг изучает
суть своей жертвы, а потом пожирает ее, разлагая на простейшие молекулы.
Он всеяден. Он уже почти съел меня. Если ты пробудешь здесь еще немного,
он расправится и с тобой. Прощай!
Девушка коснулась губами щеки Русия, и в тот же миг он ощутил в руке
упругую слюдянистую массу. Атлант моментально отскочил в сторону. На его
глазах случилось ужасное превращение. Тело Леды потеряло свою упругую
яркую форму и обратилось в оплывший желеобразный конус. Прошло еще
несколько мгновений. Лоретаг всхлипнул в то, что еще недавно было
прекрасной девушкой и бесследно исчезло под гладкой желеобразной
поверхностью чудовищной равнины.
- Прощай, странный призрак! - шепнул Русий и побежал в сторону
виднеющихся вдалеке скал. Он бежал так быстро как мог. Борьба с
обитателями планеты Кутгар началась.

Тьма привычно ассоциируется со смертью. Парадоксально, но бог тьмы
Ариман нес жизнь. С его гибелью исчезало кольцо ослепительно яркой
природы, окружавшей Замок. Пожухла трава, зачахли деревья, исчезли певчие
птицы, источники превратились в стоящие болотца. Все умерло...
Скилл стоял на краю пропасти и смотрел туда, где еще совсем недавно
возвышался Заоблачный Замок. Это можно было считать невероятным везением,
но смерть пощадила его и в этот раз. Умерли все: и Ариман, и Тонта, и
Дорнум с его киммерийцами, и даже несокрушимый Зеленый Тофис. А Скилл и
Черный Ветер остались живы. Наверно это было справедливо, ведь жить должен
тот, кто много раз встречался со смертью.
Скиф стоял на краю пропасти - точно против того места, где совсем
недавно возвышался Замок Аримана. Теперь здесь была лишь голая черная
скала. Замок и плато, покрытое мертвыми телами, исчезли в бездне. И не
спасся никто. Лишь Скилл, да Черный Ветер, да трое чародеев, двое из
которых были победителями, а один - проигравшим.
Проигравший - Заратустра - со связанными за спиной руками сидел у
нависшей над пропастью скалы. Он мог броситься в бездну, он должен был
броситься в бездну, но не делал этого. Отшельник и Кермуз, стоявшие
неподалеку, решали его судьбу.
- Сверни ему шею! - настаивал Отшельник.
- Я не хочу делать это! - возражал Кермуз.
- Но ведь он пытался прикончить тебя! И не без успеха!
Кермуз машинально взглянул на перевязанные кусками ткани руку и бок.
- Я поквитался с ним!
- Порой ты удивляешь меня, Кеельсее, - вздохнул Отшельник. - Ведь ты
ненавидишь его.
- Да, - согласился маг.
- Так почему же ты хочешь оставить ему жизнь?
- Чтобы было кого ненавидеть!
Отшельник задумался.
- В твоих словах есть доля истины...
- В них бездна истины! - убежденно воскликнул Кермуз. - Мир держится
на ненависти. И побеждает лишь тот, кто ненавидит. А чтобы ненавидеть,
надо иметь сильных врагов!
- Ну хорошо. Я помню наш договор. Он твой пленник, и ты волен
поступать с ним как хочешь.
Кермуз удовлетворенно кивнул головой. Он извлек нож и подошел к
Заратустре. Заслышав шаги, тот поднял голову. Лицо побежденного мага было
безмятежно.
- Все? - спросил он, кивая головой на нож.
- Все, - подтвердил Кермуз. - Я могу напоследок задать тебе один
вопрос?
- Можешь. И даже не один. Я не спешу. - Заратустра усмехнулся и
перевел взгляд на синеющее меж скал небо.
- Почему ты предал Русия?
Заратустра ответил не сразу. Он молчал, левая щека его подергивалась.
Кермуз решил помочь ему.
- Ты боялся, что он заставит тебя рассказать о Леде?
Заратустра отрицательно покачал головой.
- Нет. Я достаточно силен, чтобы скрыть то, о чем я не должен
говорить. Просто лев был прав. Это не моя битва. Я не раскаиваюсь в том,
что делал вчера, год, тридцать лет назад. Но сегодня я должен был быть не
здесь. Мое место там, где умирают люди, дерзнувшие стать над своим
естеством, именуемым страх или инстинкт самосохранения, люди, презревшие
жизнь ради смерти, а смерть - ради того, что они зовут честью. Моя битва
была там. И лев пришел, чтобы сказать мне это. А Русий убил льва...
Кермуз задумчиво выслушал это признание и, еле слышно вздохнув,
сказал:
- Я понял тебя, Гумий. Ты предал себя, а уж преданный собой ты
изменил своему другу.
- Он мне не друг! - резко возразил Заратустра.
- Давно ли?
- С тех пор, как он стал считать себя моим хозяином.
Победитель поиграл ножом и повторил:
- Я понял тебя, Гумий. Хотя ты и разочаровал меня. Я ожидал, что ты
будешь верен себе до конца.
- Я верен себе, - сказал Заратустра.
Плененный маг противоречил сам себе, но Кермуз не стал акцентировать
на этом внимание.
- По-своему, да, - согласился он. - Твоя беда в том, что многое,
почти все, что ты делал, не совпадало с тем, о чем ты думал. - С этими
словами Кермуз нагнулся и перерезал веревки на руках Заратустры. Тот
изумился.
- Ты отпускаешь меня?
- Да, и надеюсь, мы останемся врагами.
- Можешь не сомневаться, - ответил Заратустра, растирая затекшие
запястья. - А что скажет твой таинственный союзник?
- Он подарил твою жизнь мне.
Заратустра усмехнулся.
- Щедрый подарок.
- Более щедрый, чем ты думаешь! - воскликнул неслышно подошедший
Отшельник. - Я тоже имею причины ненавидеть тебя. Но в отличие от
Кеельсее, я предпочитаю убивать своих врагов. Мне было нелегко подарить
твою судьбу ему.
- Чем же я не угодил тебе? - спросил Заратустра. - Ведь мы даже не
знакомы.
- Еще как знакомы! - Из-под капюшона донесся короткий смешок. -
Правда, это очень старая история. И быть может, ты забыл ее.
- Так напомни.
- Хорошо. - Отшельник в легком волнении скрестил пальцы изящных белых
рук. Сделав паузу, он медленно начал. - Комната. Пластик и эмаль. Четверо
бросают жребий. Он выпадает человеку по имени Олем. Теперь по велению
судьбы этот человек должен выполнить задуманный четырьмя план. Немало
времени прошло с тех пор, не так ли, Гумий? Трое из четверых мертвы.
Остался лишь ты. Надеюсь, ты понял, кто стоит пред тобой?
Заратустра хотел ответить, но голос осекся, и он лишь кивнул головой.
Кермуз с интересом наблюдал за этой сценой, переводя взгляд то на
Отшельника, то на побледневшего мага.
- На этот раз я отпускаю тебя, - продолжал Отшельник, - но берегись!
Отныне я буду охотиться за тобой и недалек тот час, когда ты
присоединишься к своим друзьям!
Эта угроза оказала странное воздействие на Заратустру. Глаза его
закатились, маг покачнулся и замертво рухнул на землю. Кермуз бросился к
нему. Заратустра уже не дышал.
- Мы так не договаривались! - Кермуз возмущенно обернулся к
Отшельнику.
- Я здесь не причем, - медленно произнес тот. Он словно прислушивался
к чему-то.
- Неужели ты станешь уверять, что он умер от сердечного приступа?
- Он не умер, - после небольшой паузы сказал Отшельник. - Демон
Аримана похитил его душу. Она обречена бродить в других мирах, пока хищные
птицы не сожрут ее вместилище - тело.
- Я слышал, что такое бывает, - задумчиво произнес Кермуз. - Жаль, он
мог бы назвать мне твое имя.
Отшельник усмехнулся.
- Тебе не повезло. Пойдем.
Однако маг не тронулся с места. Несколько мгновений он размышлял,
затем решительно нагнулся и взвалил неподвижного Заратустру на плечи.
- Что ты собираешься делать с этим? - поинтересовался Отшельник.
- Возьму его с собой. Спрячу в потайной гробнице на берегу мертвого
моря. Хорошие враги рождаются редко.
Отшельник безразлично пожал плечами.
- Поступай как знаешь. - Он хмыкнул. - Занятно, но если бы не этот
демон, Гумий не дожил бы до ночи. Я бы расправился с ним.
- Значит, стоит поблагодарить демона, - заметил Кеельсее, поудобнее
устраивая нелегкую ношу на своих плечах. - Я готов. А как поступим со
скифом?
Маг кивнул в сторону Скилла, который по-прежнему стоял на краю
пропасти.
- Что предлагаешь ты?
- Мне все равно.
- А мне он нравится.
- Тогда пусть живет, - решил Кермуз. - Глядишь, и из него
когда-нибудь вырастет достойный маг.
- Ты сказал это и мне сразу захотелось его убить, - негромко заметил
Отшельник. Затем он крикнул, так что содрогнулись горы:
- Эй, скиф, ты свободен! Если хочешь, я могу доставить тебя в долину
Евфрата!
Скилл быстро, словно ждал этих слов, повернул голову к чародеям.
- Спасибо, не стоит, - негромко сказал он, не слишком заботясь о том,
чтобы его услышали. - У меня там слишком много врагов и я не хотел бы
предстать перед ними с пустым сагайдаком. А, кроме того, я кое-чем обязан
одной девушке из горного селения. Прощайте!
Скилл взлетел на коня и сжал его бока пятками.
- Хоу, Черный Ветер!
Чародеи наблюдали за скачущим всадником до тех пор, пока он не
скрылся из виду.
- Сколько жизни, - медленно произнес Отшельник. - Так и хочется
сбросить его с коня.
Кермуз усмехнулся.
- Пусть живет. Мир нуждается в сильных людях, способных быть
достойными врагами.
Крик, донесенный горным ветром, подвел итог этой краткой дискуссии.
- Хоу, Черный Ветер!

10. ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ЛЕТА
Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,
Что их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли.
Надпись на могиле спартиатов, павших в Фермопилах
- Хвани праведному, Истине страже, - молитва и хвала, радость и
слава. Саванхе и Висье праведному. Истине страже - молитва и хвала,
радость и слава...
Быстро пробормотал заключительные слова молитвы Ксеркс, обернулся к
помогающему ему магу и протянул вперед руки. Служитель Ахурамазды передал
царю сосуд со священной хаомой. Владыка принял его и поднес к чисто
мерцающему огню. Вязкая золотистая жидкость упала на языки пламени. Огонь
затрещал, на какой-то миг приугас, но затем вспыхнул с новой силой. И в
этот миг из-за моря появилось солнце. Стоявшие вокруг жертвенника вельможи
и маги радостно вздохнули, на их лицах появились улыбки. Бог принял
жертву, бой будет удачен.
Да, все приметы предвещали удачу, однако день начался в высшей
степени странно. Ночью куда-то исчез Артабан. Его наложница, некая Таллия
- при упоминании этого имени глаза царя наливались дурной кровью -
уверяла, что за хазарапатом пришел царский посланец и тот покинул шатер,
пообещав вскоре вернуться. Большего добиться от этой женщины не удалось.
Ксеркс приказал было взять ее под стражу, но, хорошенько подумав, велел
отпустить. Раз Артабан исчез, его наложница переходила к царю.
Таинственное исчезновение хазарапата влекло за собой множество
перемен - как благоприятных, так и не очень. Освободившись из-под его
назойливой опеки, Ксеркс смог вернуть себе утерянную по сути власть и
отдавать повеления, не спасаясь грозного взгляда хазарапата, но он не знал
как пользоваться этой властью, ибо порядком отвык от нее. К счастью, ни
один владыка не испытывает недостатка в советчиках. С исчезновением
Артабана их объявилось множество. К царю обращались евнухи, сановники,
начиная от царственных братьев и кончая самыми ничтожными, маги, иноземные
царьки и даже слуги. Всем своим видом показывая, что не нуждается ни в
чьих советах, повелитель Парсы выслушивал их, выбирая тот, что приходился
больше по нраву. Так Гистасп посоветовал направить против эллинов
бактрийцев и саков. Это означало сберечь парсийскую конницу, и Ксеркс
принял совет своего сводного брата. Еще он пожелал послать в бой лидийцев,
сирийцев и ариев. И, конечно же, бессмертных, столь бесславно бежавших из
ущелья накануне. Часть их уже должна была спускаться в теснину по горной
тропе, заходя эллинам в спину, остальные ждали своего часа и повеления
царя. Ксеркс был краток.
- Искупите свою трусость кровью! - повелел он.
Командовавший бессмертными Мардоний отсалютовал победителю блестящим
клинком, воины воздели над головами посеребренные щиты. Они были готовы
умереть, но загладить свою вину. Ксеркс испытал волнение, взирая на
солнечное море, плещущее над головами царских любимцев.
Гвардия грозной колонной двинулась в сторону ущелья. За ней следовали
конные саки и бактрийцы, закованные в бронзовые панцири лидийцы, великие
славой предков сирийцы и небольшой отряд вооруженных луками ариев.
Дождавшись, когда сверкающая металлом людская масса начнет втягиваться в
узкую горловину ущелья, Ксеркс в сопровождении свиты и первой тысячи
направился вслед за войском. Царь не хотел пропустить мгновения своего
триумфа. Он был уже подле Деметриных ворот, когда в ущелье появились воины
Гидарна...
Они шли всю ночь. Проводник не солгал - тропа была достаточно широкой
и удобной. Парсийский отряд без особых хлопот достиг вершины Каллидрома.
Охранявшие перевал фокидцы были ошеломлены, когда перед ними появились
вражеские воины. Парсы были изумлены не менее, но опомнились куда быстрее.
Рассыпавшись по склону, они с криками бросились на эллинов. Те даже не
успели одеть доспехи и, побросав оружие, бежали.
Отсюда с горной вершины Фермопилы были как на ладони. Зоркоглазый
Гидарн увидел как внизу в предрассветной дымке двинутся колонны эллинских
воинов, спешащих покинуть ущелье. Нужно было отрезать им путь к
отступлению и вельможа велел бессмертным ускорить шаг. Парсы спешили как
могли. Воины почти бежали по осклизлым от утренней росы камням. Порой они
оступались и катились по склону, калечась и уродуясь. Но они опоздали.
Беглецы покинули Фермопильскую теснину. Удалось схватить лишь троих
тегейцев, заблудившихся в темноте и отставших от своих. Гидарн через
переводчика допросил их и радостно рассмеялся. Безумцы-спартиаты,
принесшие наибольший вред великому войску, остались на месте и покорно
дожидались своей гибели. Гидарн приказал сотникам выстроить войско поперек
ущелья, совершенно перегородив его, чтобы не дать ускользнуть ни одному
эллину. Сотники защелкали бичами, заставляя воинов поторопиться. Конь не
успел бы напиться воды, как от склона Каллидрома до моря выстроилась стена
посеребренных щитов. Впереди встали Гидарн и знаменосцы. Заревели трубы,
дремлющая земля содрогнулась от топота тысяч ног. Бессмертные алкали
расплаты.
Точно такая же стена, только несколько короче, двигалась со стороны
Деметриных ворот. Это шли бессмертные Мардония. Путь их пролегал по
равнине, заваленной бесчисленными грудами тел. Вид разлагающихся трупов и
отвратительный запах вселяли в воинов ярость.
Словно бешеные коршуны взлетели они на непокорившуюся им накануне
стену и замерли, пораженные представившимся их взорам зрелищем - холм,
возвышающийся посреди ущелья, был сплошь залит алым.

В Восточном Крыму, неподалеку от древнего Пантикапея, есть грязевое
озеро Чокрак - многометровая толща вязкой черной массы, покрытая белой,
хрустящей при ходьбе коркой. Некогда, во времена, свидетелями которых
являлись наши герои, здесь был морской залив. С течением веков его
отделила от моря земляная перемычка и залив превратился сначала в некое
подобие болотистого лимана, а затем - в грязевое озеро. В засушливое лето
озеро совершенно высыхает и освободившаяся от воды соль ослепительно
блестит на солнце. Чокрак окружен невысокими степными холмами, трава на
которых под воздействием беспощадных лучей сохнет, окрашивая землю в
безжизненный серый цвет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике