фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Речка в этом месте оказалась неглубокой. Барахтаясь на мелководье,
скиф с трудом загасил огонь. За спиной послышались рев и топот. Скилл
обернулся. К реке спешил многоглавый дракон, не желавший упускать свою
добычу.
Еще луну назад Скилл не поверил бы в увиденное, но сегодня он был
склонен верить во все, даже в такую нелепицу, будто Земля представляет
собой шар, висящий без всякой опоры. К тому же дракон выглядел очень
правдоподобно. Вообразите только! Огромная сине-зеленая туша,
переваливающаяся на четырех толстых, словно колонны ногах, и увенчанная
шестью хищными, выплевывающими пламя головами. Скилл не раздумывал ни
мгновение. Путаясь в полах полусгоревшего халата, он бросился бежать по
реке, пока не добрался до глубокого места. Как только вода дошла ему до
груди, скиф нырнул.
Общепринято мнение, будто кочевники никудышные пловцы, ведь они живут
в степях, где слишком мало воды. Все верно. Но Скилл происходил из рода
воинственных царских скифов, которые жили на Благодатном острове,
окруженном соленым морем. Не в пример другим скифским мальчишкам, знавшим
с малолетства лишь лук да коня, Скилл любил море. Должно быть, эту любовь
привил ему отец, почитавший все эллинское - вино, веселые праздники,
развратных гетер, а также соленое море, которое эллины называли
Гостеприимным. Он научил сына плавать и нырять. С годами Скилл делал это
все лучше и лучше, побивая в состязаниях своих сверстников эллинов. Это
умение не раз выручало его позднее. Пригодилось оно и сейчас.
Глубоко вдохнув, Скилл ушел под воду. Обрывки халата мешали плыть,
пришлось избавиться от них. Следом отправился мешок с золотом. Облегчив
себя таким образом, скиф усиленно заработал руками. Воздуха хватило на
двадцать энергичных гребков. Затем Скилл вынырнул, вдохнул и вновь ушел на
дно. Лишь после девятого или десятого погружения, отплыв достаточно далеко
от места, где бушевал дракон, Скилл позволил себе обернуться.
Занятная картина предстала его взору. Разъяренный тем, что упустил
верную добычу, дракон что есть сил лупил хвостом по воде, пуская время от
времени острые султанчики пламени. Все живое бежало от этой ярости - Скилл
чувствовал как его тела то и дело касаются рыбешки, спешащие уплыть
подальше от обезумевшего монстра.
Проплыв еще немного и убедившись, что дракон не сможет увидеть его,
Скилл вылез на берег. Неподалеку какой-то крестьянин разбивал землю
мотыгой. Скиф подошел к нему и сообщил:
- Дракон взбесился.
- Ажи-дахака? - равнодушно переспросил крестьянин. - На него
частенько находит.
- И ты так спокойно говоришь об этом?
- А чего волноваться? Если он вдруг решит прогуляться по нашим полям,
мы укроемся в городе.
- Ну а если он надумает посетить город?
- Ничего не выйдет. Ариман обвел город магическим кругом. Ажи-дахака
не сможет переступить через эту черту.
- А где находится город?
- Вон там за холмами. - Крестьянин указал рукой направление. - Мы
зовем его Синий город.
- В Черном я уже побывал. Надеюсь, Синий окажется погостеприимней, -
пробормотал Скилл. - Спасибо, приятель.
Скиф было направился прочь, но его остановил окрик:
- Постой! Ты забыл расплатиться со мной!
- Расплатиться? - удивился Скилл. - За что?
- За ответы, которые я тебе дал.
Скилл изумился еще более.
- В ваших краях требуют плату за ответы?
- А то как же! Мудрая мысль дорого стоит!
- Это точно, - не мог не согласиться скиф. - Но я не заметил у тебя
обилия умных мыслей.
- Плати! - настаивал крестьянин.
- Видишь ли, - примирительно начал Скилл, - еще несколько мгновений
назад я был богат словно лидийский царь Крез до тех пор, пока его не
обчистили парсы Куруша. Но, спасаясь от дракона, я был вынужден бросить в
воду мой кошель с золотом. У меня не осталось ни одной монетки, чтобы
отблагодарить тебя.
- Так ты отказываешься платить?!
- Я бы и рад, но у меня нет денег.
- Отдай мне свой лук!
Скилл начал терять терпение.
- Приятель, твоя наглость переходит всякие границы!
- Ах ты, голодранец! Не хочешь платить, тогда получай!
Подняв над головой мотыгу, крестьянин с криком бросился на скифа. Тот
едва успел увернуться, иначе мотыга расколола бы его череп надвое. Скилл
сорвал с плеча лук и острая стрела уставилась в грудь нападавшего. Но
крестьянин не обратил на эту угрозу никакого внимания и вновь атаковал.
Номад разжал пальцы правой руки, но - проклятье! - отсыревшая тетива
еле-еле послала стрелу вперед; та лишь оцарапала руку противника. Не
дожидаясь более точного удара скиф бросил лук и кинулся бежать, полагая,
что острие мотыги вот-вот вонзится ему в спину.
Однако крестьянин и не думал преследовать беглеца. Он посчитал, что
незнакомец образумился и оставил свой лук в уплату за полученные советы.
Но Скилл придерживался иного мнения. Выхватив из ножен акинак, он двинулся
к обидчику.
- Верни мой лук!
- И не подумаю!
В голосе крестьянина звучала столь непогрешимая уверенность в своей
правоте, что Скилл на мгновение засомневался. Но лишь на мгновение, ибо
лук был для него куда важнее халата или мешка с золотом. Не говоря более
ни слова, он напал на крестьянина. Тот оказался неплохим бойцом и поначалу
успешно уходил от выпадов Скилла, но вскоре клинок порезал ему правую
руку, затем рассек бедро. Хлынула кровь. Движения крестьянина замедлились
и скиф без труда покончил с ним, вонзив акинак в живот и круговым
движением вывернув наружу все внутренности.
Хрипя, противник рухнул на свежевскопанную землю. Скилл вовсе не
хотел, чтобы его обвинили в убийстве. Поэтому он спихнул мертвое тело в
воду, предварительно набив халат камнями. Затем он повесил на плечо лук и
отправился в город.
Синий город был довольно странным местом. Первое, что сразу бросалось
в глаза, это отсутствие стен и вооруженной стражи. Скилл поинтересовался у
одного из прохожих:
- Почему город не окружен стенами, подобно другим городам? Почему на
улицах не видно вооруженной стражи?
- Нам нечего бояться, чужестранец. Волшебный круг Аримана хранит нас
от любых неприятностей. Поэтому нам не нужны ни стены, ни вооруженная
стража.
- Но я не видел никакого круга.
- Верно. Он невидим. Когда-то Ариман обвел своим магическим посохом
черту, внутри которой и был возведен город. Эта черта навечно предохраняет
нас от любых бед.
- Спасибо, - сказал Скилл.
- Не за что, незнакомец. Ты должен мне две серебряные монеты.
Скилл совсем позабыл о мерзком местном обычае требовать плату за
каждое слово, каждый жест, каждый шаг. Не вдаваясь в излишние подробности
насчет отсутствия денег, скиф двинул горожанина кулаком в челюсть и, когда
тот рухнул на землю, обыскал его. Улов оказался небольшой - три серебряные
монетки, возможно полученные за прежние ответы.
Помимо отсутствия стен и стражи Синий город обладал еще одной очень
привлекательной с точки зрения скифа особенностью. Скупые до невозможности
горожане были крайне беспечны. Они держали свои кошели поверх халатов, и
пиршественные чаши прямо у раскрытых окон. Скиф вспомнил воровские навыки,
приобретенные во время скитаний по Ионии. Несколько ловких движений и
четыре пухлых кошеля нашли пристанище за широкими отворотами сапог скифа.
Две украденные серебряные чаши он тут же на улице продал вполцены
какому-то барыге. Теперь он был вполне обеспечен и мог подумать об ужине и
ночлеге.
Немного поплутав - он не рисковал более вступать в расспросы - Скилл
нашел харчевню со странным названием "Лысый конь".
- Надеюсь, здесь не кормят кониной!
С этими словами Скилл опустился по выщербленной лестнице в погребок.
Посетителей было немного. Они пили имбирное пиво и поглощали нехитрую, но
приятно пахнущую стряпню. У Скилла засосало под ложечкой. Сев за свободный
столик, он заорал:
- Эй, хозяин! Большой кусок мяса и кувшин вина. Тоже большой! У меня
был трудный день.
По столу покатилась золотая монета.
- Бегу, мой господин! - завопил стоявший за стойкой толстомордый
кабатчик.
Ждать и вправду пришлось недолго. Вскоре перед Скиллом стояла
здоровенная миска, доверху наполненная кусками жирной баранины.
- А где вино? - грозно спросил Скилл.
Лицо кабатчика расплылось в улыбке.
- Уважаемый господин должен заплатить мне за ответ.
- Сколько? - мысленно помянув всех дэвов, ахуров и иже с ними,
спросил Скилл.
- Две серебряных монеты за два ответа.
- Почему два?
- Я ответил на вопрос: сколько. А теперь уважаемый господин должен
мне три монеты.
Ворча, Скилл вытряхнул из кошеля требуемую сумму и расплатился, после
чего потребовал:
- Вина!
- В моей харчевне нет вина. Здесь подают лишь имбирное пиво.
- Хорошо, тогда пива. Большой кувшин. И смотри, кабатчик, чтоб было
холодное и неразбавленное!
- Будет исполнено! - Ловко зажав меж пальцами золотую монетку,
кабатчик удалился.
Не дожидаясь пока принесут пиво Скилл впился зубами в кусок мяса.
Поначалу он глотал почти не разжевывая, по мере насыщения стал есть
медленнее, выбирая куски помягче и посочнее. Мясо оказалось неплохим, а
пиво холодным, хотя, право, оно не стоило трех монет, уплаченных за
ответы. Утешало лишь, что эти деньги достались даром.
Насытившись, Скилл отодвинул от себя опустевшее блюдо и начал
бесцеремонно рассматривать соседей, не забывая при этом прикладываться к
кувшину с пивом.
Горожане, сидевшие за ближайшими столиками, не заинтересовали скифа.
Это были типичные скряги, готовые удавиться из-за мелкой серебряной
монетки. Порядком поношенная одежда их выглядела так, будто ее только
вчера достали из пронафталиненного сундука, дважды выстирали и трижды
прогладили. Попивая жидкое пиво, скряги искоса поглядывали на Скилла, чей
помятый вид не мог не привлечь внимания, но в разговоры не вступали.
Но в харчевне был человек, мало походивший на горожанина. Прямой нос,
каштановые волосы, небольшая с проседью бородка - все это выдавало в нем
иноземца, скорей всего эллина. Несмотря на почтенный возраст, глаза
человека были необычайно живы, что свидетельствовало об остром уме.
"Эллин", как мысленно окрестил его скиф, кидал в его сторону
заинтересованные взгляды. Наконец он не выдержал и пересел за столик
Скилла.
- Не возражаешь.
Фраза звучала как утверждение. Как и Скилл, этот человек уже
наверняка имел не одну возможность убедиться, что в Синем опасно задавать
вопросы.
- Пожалуйста! - радушно ответил Скилл.
- Я вижу, ты гость.
- Да, ты не ошибся. Да и ты, по-моему, тоже.
- Точно! - Человек широко улыбнулся. - Никак не могу привыкнуть к
этой идиотской манере требовать плату за любой вопрос-ответ. Предлагаю,
раз уж мы оба гости, в этом городе, будем отвечать друг другу бесплатно.
- Идет! - обрадовался Скилл.
Скиф приложился к кувшину, а "эллин" тем временем внимательно
рассматривал его лицо. Наконец он сказал:
- Если меня не подводят глаза, ты родился в одном из северных кочевых
племен. Ты киммериец? - Вопрос дался "эллину" с заметным трудом.
- Почти угадал. Я скиф. А кто ты?
- Эллин. Меня зовут Дракон.
- Дракон? - удивленно переспросил Скилл. - Какое странное имя!
- Странное? Ничуть. Лет двадцать тому назад мое имя гремело по всей
Элладе. Каждый эллин знал имя Дракона, великого афинского законодателя.
- Постой, постой... - Скилл наморщил лоб. - Где-то я действительно
слышал твое имя. Точно! Философ Ферон как-то называл мне имя Дракона, но
только по его словам ты жил не двадцать, а сто лет тому назад.
Дракон покачал головой.
- Как летит время... Я хотел сказать: как летит время в этом городе.
Всего десять лет здесь и целых сто на земле. Умерли дети, ушли в землю
внуки...
- Но как ты очутился в этом городе?
Смахнув с ресниц печальную слезинку, Дракон выразительно посмотрел на
кувшин. Скилл перехватил этот взгляд и заорал.
- Хозяин, еще пива!
Заказ был тут же выполнен и Дракон начал говорить.
- Благодарю. - Он сделал глоток. - Я родился в Афинах в знатной
эвпатридской семье. Мои родители очень заботились обо мне, я получил
блестящее образование. Происхождение, незаурядный ум, храбрость быстро
выдвинули меня в ряд самых выдающихся людей города. Уже в тридцать лет я
был избран архонтом. Когда начались беспорядки, учиненные безумцем
Килоном, я был в числе тех, кто руководил осадой Акрополя. Сторонники
Килона были безжалостно перебиты и народ доверил мне навести порядок.
Твердый порядок! Чтобы не допустить повторения кровавых смут в будущем, я
установил новые законы, согласно которым любое, даже самое незначительное
преступление, сурово каралось. Украл гроздь винограда с участка соседа -
распрощайся с рукой, покусившейся на чужое добро; увел чужого быка или
коня - прочь с плеч голову! Чернь возмущалась, но недолго - за мной была
сила. В Аттике восстановились покой и порядок. Но, победив в схватке с
людскими пороками, я не смог устоять пред недовольством богов, решивших,
что я стремлюсь сокрушить их алтари. Громовержец Зевс сослал меня в
Подземный мир. И вот я здесь уже долгих десять лет, а на земле минуло
целое столетие.
Тяжко вздохнув, Дракон наклонился к кувшину, кадык на морщинистой шее
быстро задвигался.
- Сочувствую твоему несчастью, Дракон. Я и сам попал сюда не по
доброй воле. - Скилл кратко пересказал свою историю, начиная от налета на
дворец в Парсе и кончая встречей с драконом Ажи-дахакой. - Но я полагал,
что этот город, как и прочие подземные земли принадлежат Ариману. Причем
здесь Зевс?
- Синий город действительно находится под властью Аримана. Он же
является верховным правителем этого мира. Но здесь есть города, которым
покровительствуют другие боги. Патронами Серебряного города являются
эллинские Зевс и Аполлон, Бронзового - латинский Марс и вавилонский
Мардук, Золотого - персийский Ахурамазда и финикийский Ваал. Здесь есть и
другие города, но я в них не бывал. Я долго жил в Серебряном городе, но в
конце концов мне стало невыносимо скучно и тогда я решил перебраться сюда;
сменить, так сказать, обстановку.
- Какой-то он странный, этот Синий город.
- Да, вначале и мне было немного не по себе. Потом привык. Хотя не ко
всему. Трудней всего привыкнуть к этой дурацкой привычке требовать плату
за каждый ответ. Поначалу горожане совершенно разорили меня, но со
временем я приспособился. Человек ко всему приспосабливается.
- А где ты берешь деньги?
Дракон несколько сконфузился.
- Стыдно признаться. Когда я жил в Серебряном городе наместник-архонт
выдавал мне ежемесячно приличную сумму, позволявшую худо-бедно сводить
концы с концами, но перебравшись сюда я лишился этого скромного пособия.
Чтобы не умереть с голоду мне пришлось начать воровать. Первое время все
шло довольно гладко. Местные жители при всей своей скаредности чрезвычайно
беспечны. Но сказалось отсутствие сноровки. Меня схватили за руку и били
кнутом у позорного столба. Меня, Дракона! - В глазах эллина заблестели
слезы. - После этого они стали внимательно смотреть за мной. С тех пор мне
лишь изредка удается стащить пару монет или кусок чего-либо съестного.
Чтобы не умереть с голоду, я вынужден просить милостыню или смиренно
дожидаться, пока какой-нибудь гуляка не угостит меня бокалом пива или
бросит кусок жилистого мяса. Но все они неимоверные скряги!
- А почему ты не вернешься назад?
- Не могу. Проклятый Ажи-дахака не выпускает из города ни одного
человека. Войти в город - пожалуйста, вернуться обратно, - Дракон развел
руки, - увы!
- Какая скотина! - возмутился Скилл. - Ну ничего, старик! Теперь
заживем! Мне конечно далеко до знаменитых сирийских воров, но мои руки
достаточно ловки, чтобы срезать чужой кошель. А насчет того, чтобы
схватить меня - пусть попробуют! Тогда они познакомятся с тридцатью моими
подружками. - Скилл указал рукой на лежащий на краю стола горит. - Все как
одна острые, звонкие, беспощадные. Как бы ты не клял этот городишко, но,
разобраться по сути, это славное место. Особенно для ребят вроде меня.
Столько олухов и ни одного стражника. Скажи, здесь хоть есть стража?
- Нет.
- Кто же тогда схватил тебя?
- Простые горожане.
- А порол?
- Тоже они.
- Ну и порядочки! - развеселился скиф. - Попробовал бы какой-нибудь
дрянной горожанин высечь меня! Эх ты, старик! А еще Дракон! Ну ладно,
теперь заживем! Как сыр в масле будем кататься! - Язык скифа стал
заплетаться. - А теперь, Дракон, веди меня в какую-нибудь конуру, где бы я
мог выспаться. Хозяин, счет!
Скилл расплатился и поддерживаемый Драконом вышел на улицу. Было
темно. Горожане сидели по домам, редкие прохожие сторонились двух
подвыпивших гуляк.
- Веди меня. Дракон!
- Осторожнее, тут выщербина, Скилл.
Наутро скиф проснулся с сильной головной болью. Продрав глаза, он
обнаружил, что находится в совершенно незнакомой комнате, за окном шумит
гомон незнакомого города, а рядом с ним, свернувшись клубочком на грязной
циновке, спит незнакомый старик.
- Где я? - пробормотал Скилл, хватаясь руками за гудящую голову. Так
ничего и не вспомнив он толкнул кулаком старика. - Ты кто?
- Дракон.
- А-а-а!
В памяти мгновенно возникли плюющий огнем Ажи-дахака, "Лысая лошадь",
дрянное пиво и пьяные разговоры со стариком-эллином.
- Ладно, кончай дрыхнуть. Пойдем опохмелимся. И вообще, пора
перебираться из этой конуры.
Забежав в ближайшую харчевню, они подлечились парой бокалов пива.
Затем Скилл договорился с хозяином заведения насчет комнаты для двух
постояльцев, причем забывшись спросил о размере платы и был вынужден дать
сверху лишнюю монету. Мгновение спустя он компенсировал эту утрату, стащив
у кабатчика золотое кольцо. После этого Скилл продолжил знакомство с
достопримечательностями Синего города, обнаружив, что он весьма невелик и
располагает тремя храмами Аримана, семью дюжинами лавок и пятнадцатью
харчевнями и постоялыми дворами. Храмы Скилл обходил стороной, зато лавки
и харчевни посещал усердно, так что, вернувшись к Дракону, он бросил на
пол мешок, доверху набитый ворованным золотом и серебром и вдрызг пьяный
рухнул на постель.
Утром старик сообщил Скиллу, что принесенной им добычи должно хватить
по крайней мере на три месяца.
- Мало! - сказал вошедший во вкус Скилл. - Старик, я хочу обеспечить
тебе достойную старость.
К вечеру он вернулся еще с одним мешком. То же самое повторилось и на
третий день.
А на четвертый Скилл сказал себе:
- Хватит.
Он пошел в лавку оружейника и купил небольшой, окованный бронзой щит,
и два острых ножа. Затем он долго и придирчиво выбирал себе лошадь,
остановившись в конце концов на молодой серой кобылке.
- Ты, конечно, не Черный Ветер, - сказал он ей, хлопая по холке, - но
вполне сойдешь. Я буду звать тебя Тента.
На расспросы старика Скилл ответил:
- Дракон, этот город наскучил мне. Здесь слишком все доступно. Мне не
хватает риска и страсти. А кроме того я должен выручить моих друзей,
томящихся в плену у Аримана.
Эллин огорчился его решению и тогда Скилл пообещал взять его с собой,
после чего ушел шататься по харчевням. На этот раз он не пил и не срезал
кошельки, а расспрашивал гуляк, щедро платя за ответы полновесной монетой.
К вечеру он уже знал довольно много. Прежде всего он уяснил систему
подземного мира. В центре его располагался Синий город, сосредоточие всех
магических сил, которые были заключены в трех храмах Аримана. Девяносто
девять жрецов следили за порядком в этом странном мире. Они не вмешивались
в жизнь горожан, контролируя главным образом соблюдение магических
обрядов, а также помыслы людей сосланных в подземный мир из верхнего, как
его здесь именовали, мира. Ссыльные делились на две категории: сосланные
навечно, подобно Дракону, или приговоренные к какому-либо испытанию, как
это было в случае со Скиллом.
Кроме Синего города в подземном мире было еще восемь городов.
Связанные дорогами попарно, они прикрывали четыре выхода во внешний мир.
Скиллу надлежало идти по самому трудному маршруту - минуя Ажи-дахаку через
города Серебряный и Золотой. Лишь один из тех, с кем говорил Скилл, бывал
в Серебряном городе. Он уверял Скилла, что оттуда нет дороги ни вперед, ни
назад.
- Серебряный город очаровывает, словно сказочная фата-моргана.
Попадая в него, ты оказываешься в хрустальной клетке.
"Странно, Дракон уверял меня, что без труда выбрался из него", -
подумал скиф, а вслух сказал:
- Нет уж! Миражей я насмотрелся вдоволь, хрустальная клетка была тоже
чересчур близко. Мне бы только попасть туда, а уж выбраться я сумею!
О Золотом городе не смог рассказать никто.
Совсем немного смог узнать Скилл и о Ажи-дахаке. Судя по рассказам
горожан, это огромное чудище жило близ моста через огненное кольцо. Чем
оно питалось - неизвестно. Трупы погибших в поединке с драконом храбрецов
обычно находили нетронутыми. Когда-то дракон неплохо летал, но со временем
совершенно обленился. Теперь он поднимался в воздух лишь изредка, чтобы
поразмяться. Дракон был жесток и абсолютно бестолков. Все шесть его голов
извергали жгучую смесь, воспламеняющую одежду и кожу. Другим его оружием
был огромный хвост, один удар которого валил замертво и человека, и
лошадь. Именно хвостом Ажи-дахака убил двух парфинских витязей, сосланных
в подземный мир по велению Ахурамазды. На вопрос, чем можно сразить
Ажи-дахаку, горожанин, взяв еще одну серебряную монетку, ответил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике