фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Ты не хочешь, чтобы меня видели?
- Да, я не хочу, чтоб воины знали, что в эту ночь у меня была
женщина.
- У тебя ее не было, - грустно улыбнулась Леда. - Хотя могла бы быть!
Режь!
Юльм рассек ножом холстину, и они выбрались сквозь образовавшуюся
щель наружу. Светало. Звезды растворились в молочной дымке, ползущей с
горных вершин. Из мидийского лагеря долетали крики часовых.
- Их пять тысяч, - внезапно произнесла Леда. - Они ударят вам в
спину.
- Я знаю, - сказал Юльм. - Мы повернемся к ним лицом.
- Ответ, достойный завершить фарс.
Леда произнесла эту фразу со злобой. Больше она не сказала ни слова.
Они незаметно прошли через посты. Часовые-феспийцы мирно спали. Леонид не
стал будить их, хотя в иной раз подобная беспечность вызвала б его гнев.
Сегодня бдительность была уже ни к чему.
Коробка телепортатора лежала в дупле вяза. Леда извлекла ее и
испытующе посмотрела на Юльма. Он понимал, что еще не поздно, что скажи
заветное "да", и он, и тысячи забывшихся в тяжелом сне воинов останутся
живы. Но он не сказал "да". Леда простилась с ним взглядом, коснулась
рукой телелуча и исчезла. Телепортатор остался лежать на траве, искушая.
Тогда Леонид поднял его, широко размахнулся и швырнул эту последнюю
надежду на спасение в глубокую щель, рассекавшую горный склон.
Ночь прошла, и наступал день.
Последний день лета.

8. ГИБЕЛЬ БОГОВ - 3
Громовержец и сохранившие ему верность боги находились в небольшом
сооружении, располагавшемся на западной оконечности вершины Олимпа. Данное
сооружение было воздвигнуто, когда дворца Олимпийцев не было и в помине.
Круглое, без единого окна или двери, оно напоминало диковинный восточный
храм тех таинственных религий, которые канули в небытие еще до эпохи
пирамид. Но это был не храм, а оборонительная башня, называемая Белой
Сферой.
Уже один внешний облик Сферы навевал мысли о ее неприступности, что
вполне соответствовало действительному положению вещей. Строение это,
облицованное пепельно-серебристым мрамором, было укреплено тремя
оборонительными энергетическими поясами и напичкано сложнейшим
оборудованием и запасами продовольствия и воды. Оно могло выдержать долгую
осаду, атаку энергетическими или психотропными лучами и даже термоядерный
взрыв средней мощности; ее невозможно было уничтожить водой или плазмой.
Белая Сфера являлась командным пунктом, с которого Зевс мог руководить
действиями против врагов, если ситуация выходила из-под контроля.
Настоящая ситуация как раз подходила под определение выходящей из-под
контроля. Восставшие боги усиливали свой натиск. Волны, посылаемые
Посейдоном, все яростнее накатывались на Олимп. Борей с большим трудом
справлялся с ними. Вдруг ни с того, ни с сего взбунтовался добродушный
Зефир. Он напал на своего брата, и они сцепились в яростный воющий клубок,
сметающий дома и вырывающий из земли деревья. Владыка океана
воспользовался этим и быстро перебросил в Фермский залив воды Фракийского
моря. Мутная жижа затопила прибрежные луга и вскоре доползла до середины
каменной груды Олимпа. Перепуганные нашествием морской стихии стада диких
коз устремились на равнины Фессалии. Они не обращали внимания на тигров,
пытавшихся остановить их бегство. По приказу Афины вновь двинулись в атаку
легионы гадюк. К ним присоединились морские змеи, поднявшиеся из пучины.
Большинство тигров погибли от ядовитых укусов, прочих захлестнула вода.
Тогда Артемида пустила в ход стаи ястребов. Пернатые бойцы бились до
последнего и пали, опутанные комками шипящих гадов.
Но это была лишь прелюдия к решительной схватке. Обе стороны понимали
это и концентрировали силы. Все должно было решить прямое столкновение
богов.
Зевс казался совершенно спокойным. Даже в самые тревожные мгновенья
на его лице нельзя было заметить и тени растерянности или испуга.
Громовержец так быстро принимал контрмеры, что казалось, он предвидит
каждый ход своих противников.
Используя энергетические преобразователи, Зевс окутал вершину Олимпа
мощнейшим силовым полем, пробиться через которое не могли ни волны, ни
змеи. Это было удивительное зрелище, когда вода, дойдя до определенной
отметки, вдруг приостановила свое наступление на скалы и начала заполнять
эфир, обрисовывая контуры невидимого колпака, которым была защищена
резиденция богов. Наступавшие на Олимп гадюки погибли вместе с немногими
не успевшими спастись бегством козами и тиграми. Морские змеи поднимались
вместе с волнами, шипя и бросаясь в ядовитом уколе на прозрачную стену
купола.
Усилия Посейдона были отныне тщетны, теперь настала очередь Гефеста.
Камнееды к тому времени прогрызли диатремы [диатрема - канал, пробитый в
земной коре взрывом вулкана] в каменной толще горы, и бог подземного огня
пустил по этим тоннелям раскаленную магму. Склоны Олимпа в один миг
расцвели оранжевыми фонтанами. Зевс приказал речному демону Главку,
который остался верен своему владыке, залить огонь родниковой водой. Влага
мешалась с пламенем, выплевывая вверх огромные облака пара. Белесая туча
закрыла солнце, и Аполлон лишился своих волшебных чар. Гефестов огонь
раскалил оборонительный купол, охлаждаемый с внешней стороны водою, и тот
начал давать трещины. То там, то здесь волны прорывались сквозь стену и
мутными потоками устремлялись вверх, с ужасным грохотом дробя камни.
Оборонительный купол стал бесполезен, и Зевс убрал его, позволив облакам
пара рассеяться по небу.
После исчезновения этой преграды море стало подниматься все выше и
выше, подступая к священной роще - излюбленному месту гуляния богов. Нимфы
с криком бежали от своих ручьев, уворачиваясь от огненных фонтанов, и
искали спасения во дворце. Укрывшиеся в Белой Сфере боги искоса
поглядывали на Зевса, ожидая, что он вот-вот признает себя побежденным и
заговорит о примирении, однако Громовержец был хладнокровен. Он выглядел
внешне безучастным к происходящему, и когда уже всем показалось, что Зевс
сдался на милость врагов, он нанес ответный удар.
В одном из подвластных его воле измерений энергетические вихри вырыли
огромную подземную полость. Пробив с помощью инверсионных волн стену,
разделявшую оба измерения, Зевс направил поглощающие Олимп волны в этот
резервуар, из которого вода попадала обратно во Фракийское море,
обмелевшее к тому времени примерно на четверть. Наступление морской стихии
приостановилось, затем вода отхлынула, обнажая изуродованную землю.
- Вот так-то лучше! - заметил Громовержец, оборачиваясь к застывшим в
тревожном ожидании Аполлону, Артемиде, Аресу и Афродите. - Пусть попробуют
придумать что-нибудь позатейливей.
Однако бунтовщики не собирались сдаваться. Посейдон наслал на Олимп
морских крабов. Неисчислимые мириады бронированных пучеглазых чудовищ
покрыли западный склон горы, грозя затопить ее своими омерзительными
телами. Тогда Аполлон, к которому после того, как рассеялись тучи,
вернулись его силы, обрушил на клешнястых воинов град солнечных стрел, и
скалы покрылись хитиновой броней спекшихся заживо существ.
Следующий удар нанес Гадес, бросивший в атаку свое подземное воинство
во главе с ужасной Гекатой. Аполлон вновь залил землю светом, который был
нестерпим для хтонических существ, но Афина с помощью Эола соорудила
огромный тучевой зонт, совершенно закрывший солнце. Монстры уже были на
мраморной лестнице перед дворцом, когда Зевс послал им навстречу своих
верных гекатонхейров. Это была славная битва. Чудовища вцеплялись друг в
друга клыками и когтями, вырывая из тел огромные куски плоти; с хрустом
ломались кости, на землю текла вязкая черная кровь. Сторукие победили.
Бриарей сломал шею Церберу, Котт и Гий пленили Гекату, прочие чудища
бросились в бегство.
Но победу им пришлось праздновать недолго. Афина наслала на могучих
великанов стаи мышей, и гекатонхейры в ужасе ретировались. Артемида в
ответ натравила на грызунов диких котов. На большой маковой поляне
разыгралось новое побоище, в котором приняли участие и змеи, вновь
выползшие из нор по приказу совоокой богини. Конец этому жаркому бою
положил Зевс, накрывший поляну ультразвуковой волной, губительной для
мышей и змей. Коты вышли победителями и вернулись к Сфере, хищно облизывая
окровавленные усы.
Убедившись в том, что их атаки провалились, бунтовщики пошли на
хитрость. Зевсу было дано знать, что Гадес хочет вступить с ним в тайный
сговор. Подобное известие должно было показаться владыке Олимпа вполне
правдоподобным, так как Гадес славился своим непостоянством и наверняка
рассматривался Зевсом как самое слабое звено в бунтовской цепи. Так и
вышло, Громовержец ничего не заподозрил. Он дал согласие на встречу с
якобы раскаявшимся богом, приказав тому немедленно прибыть на Олимп, для
чего Аполлон разблокировал один из световых каналов. Повеление Зевса было
исполнено, но только на Олимп отправился не Гадес, а Морфей,
замаскировавшийся под своего повелителя. Сонный божок столь ловко и
правдоподобно принимал нужный облик, что даже Зевс не сразу раскусил
обманщика. Прошло время, прежде чем Громовержец понял, что ведет
переговоры не с Гадесом, а с демоном низшего порядка. Этого времени
оказалось вполне достаточно для того, чтобы боги-бунтовщики с помощью
боевых дельфинов достигли берега Пирии. Морфей был уничтожен точно так же,
как Пан. Это была не последняя жертва среди обитателей олимпийского
пантеона. При переходе через Эгейское море погиб морской демон Форкис,
попытавшийся накрыть противников Зевса водяным валом. Форкис рассчитывал,
что в благодарность за эту услугу Зевс сделает его владыкой морского
царства. Боги разодрали его энергетическим смерчем.
Берег, на который они сошли, был ужасен. Вихри и вода уничтожили
растительность, превратив землю в жидкое месиво, поверх которого лежал
слой умерщвленной плоти - крабы, рыбы, змеи, дикие козы, серые тушки
грызунов. То там, то здесь виднелась оскаленная морда захлебнувшегося
тигра. Брезгливо ступая по уже начавшим разлагаться трупам, боги начали
восхождение наверх. Обладавшая даром левитации Афина взлетела на вершину
Олимпа и сбросила вниз наскоро сплетенную лестницу. Это облегчило подъем,
и вскоре все бунтовщики стояли на вершине горы. Зевс ждал их в Тронной
зале...

Быть может, это было наяву, быть может, это было видение. Когда
Афродиту накрыла силовая волна, в ее голове лопнуло что-то оглушительное,
затем установилась тишина, а через миг вернулся день. И в то же мгновенье
она сделала два неприятных открытия. Первое состояло в том, что она была
совершенно обнажена. Некто нахальный раздел ее донага, не оставив на теле
даже клочка одежды. Афо яростно вскрикнула и тут же увидела этого некто.
Он сидел на камне прямо перед ней, бесцеремонно разглядывая женские
прелести сквозь узкие щелочки, проделанные в остроконечном колпаке,
нахлобученном на голову. Незнакомец прятал не только лицо, с не меньшей
тщательностью он скрывал и свое тело, которое вплоть до пальцев было
затянуто во что-то блестящее - то ли кожу, то ли ткань неопределенного при
этом цвета. Не зеленого, белого или красного, а именно неопределенного.
При первом взгляде ткань казалась синей, через мгновенье она блеснула
пурпуром, а чуть позже искрилась изумрудным оттенком. Но скорей всего она
была черной.
Афо сообразила, что очевидно это и есть тот нахал, что накрыл ее
силовой волной, а потом столь нагло раздел. Подобная мысль рассердила ее.
Сконцентрировав волю, богиня ударила в незнакомца энергетическим сгустком.
Тот даже не пошевелился. Афо собралась и нанесла новый удар. Незнакомец
остался недвижим, а затем чуть поднял руку, и богиня с изумлением увидела,
как гора Пира, находившаяся по соседству, приподнялась в воздух примерно
локтей на двадцать, а затем медленно опустилась вниз. После подобного
трюка у Афродиты пропало желание демонстрировать перед этим СУЩЕСТВОМ те
немногие чародейства, которыми она владела. Ей захотелось подняться в
воздух и удрать домой, но богиня отдавала себе отчет, что столп необычное
СУЩЕСТВО вернет ее на землю одним движением пальца. Поэтому единственное,
что она сделала - подогнула под себя ноги, постаравшись принять по
возможности более пристойную позу.
- Ты не Леда, - глухо произнесло СУЩЕСТВО.
- Конечно, нет! - после некоторой заминки подтвердила Афо и с
некоторым возмущением вспомнила, что Зевс однажды также назвал ее этим
именем. - Почему я должна быть какой-то Ледой?
- Ты ее точная копия. Должно быть, ты артефакт.
Афо не знала, хорошо или плохо быть артефактом, но на всякий случай
возмутилась.
- Я богиня!
- Да, - безжизненным тоном подтвердило существо. - Энергетическое
образование средней сложности с низкими функциональными способностями. В
этом роде мы все боги.
Возможно, СУЩЕСТВУ не стоило упоминать про низкие и еще какие-то
способности, но Афродита решила быть терпеливой и милосердной.
- Зачем ты оглушил меня силовой волной? - поинтересовалась она,
сделав вид, что не обращает внимания на оскорбительные замечания СУЩЕСТВА.
- Это не я. На тебя напал человек, живущий в золотом шатре в долине.
Ему не понравилось, что ты убиваешь его воинов.
- Допустим. Но раздел меня ты?
СУЩЕСТВО покачало своим островерхим колпаком.
- Опять нет. Тот человек не хотел причинить тебе вред, но желал
показать свою силу, а заодно посмеяться над тобой. Потому он сделал так,
чтобы волна не только оглушила тебя, но заодно и раздела.
- А я полагала, что это твоих рук дело, - слегка кокетничая,
произнесла Афо.
Ответ СУЩЕСТВА вряд ли понравился ей.
- Меня не интересуют примитивные создания, подобные тебе. Терпеть не
могу иметь дело с артефактами.
- В таком случае, что тебе нужно? Или ты забрался на эту гору, чтобы
поговорить со мной?
- Ты почти угадала. Я хочу предупредить тебя кое о чем. На Олимпе в
твое отсутствие произошли перемены. Боги начали борьбу между собой.
- Какую... - заикнулась было Афо, но СУЩЕСТВО пресекло робкую попытку
вопроса.
- Не перебивай! Все узнаешь сама. Я знаю, на чьей стороне ты
пожелаешь выступить. Но ни в коем случае не выдавай своих истинных чувств
до тех пор, пока не появится титан Прометей. Запомни, пока не появится
Прометей! Это будет сигналом для тебя.
- Но кто ты такой, чтобы указывать мне, как я должна поступить!
- С_У_Щ_Е_С_Т_В_О_! - СУЩЕСТВО издало холодные неживые звуки, которые
должны были означать смех. - И еще одно: когда победишь, подойди к
поверженному врагу и скажи ему: Тоалер'гаэ, Стер Клин! Запомни эти слова:
Тоалер'гаэ, Стер Клин!
- А что они означают?
СУЩЕСТВО не ответило. Оно вдруг начало таять в воздухе и через
несколько мгновений совершенно исчезло, оставив вместо себя пылающий
картуш, в котором были заключены загадочные слова.
Затем раздался новый взрыв, и наступила темнота. Когда Афродита
очнулась, она была совершенно нагой и у нее не было уверенности, что весь
этот разговор со странным существом ей не почудился.

- Ну здравствуйте, дорогие мои! - зловеще протянул Зевс, когда
пятерка непокорных приблизилась к трону. Громовержец был облачен в
парадную золотую хламиду и держал в правой руке перун, а в левой -
небольшой круглый щит, покрытый зеркально-блестящим сплавом. У его ног
лежала скованная Гера, чуть позади стояли Артемида, Арес и Афо.
- Хотелось бы верить, что вы образумились, - продолжал Зевс, не
дождавшись ответного приветствия, - но способ, выбранный вами, чтобы
попасть во дворец, заставляет предположить обратное. Предупреждаю вас: вы
проиграли свою битву и поступите благоразумно, если сдадитесь на мою
милость. - Мятежные боги по-прежнему молчали. Голос Зевса становился все
более торжественным. - Наказание, которое я вам назначу, будет не из
легких, но вы вполне заслужили его. Мой приговор таков - всех, кто не
покорится мне, ждет участь Пана, прочие будут заключены в Тартар на срок,
достаточный, чтобы раскаяться в содеянном. Иными словами, я решил
расстаться со своими непокорными помощниками. Я создам себе новых, более
послушных и совершенных. Хотите ли вы что-нибудь сказать в свое
оправдание?
- Лишь одно! - ответил Посейдон. - Мы еще не проиграли!
Он вытянул перед собой сцепленные в замок руки, из которых вылетел
ярко-голубой луч. Зевс сделал неуловимо-стремительное движение щитом и
отразил этот выпад. Отскочив от блестящей поверхности щита, энергетический
сгусток попал в раскрашенный свод. Одна из фресок Такона разлетелась на
части, усыпав пол разноцветными кусочками.
Зевс остался невозмутим и лишь заметил:
- Невежливо.
В следующий миг ему пришлось отразить еще три энергетических сгустка,
посланных Афиной, Гадесом и Гефестом, а также смазанную любовным ядом
стрелу Эрота. Громовержец справился с этой задачей с непостижимой
легкостью, после чего нанес ответный удар, обрушив на восставших богов
энергетический шквал. По этому сигналу в бой вступили Артемида и Арес, а
Афо, энергетические возможности которой были невелики, поспешила скрыться
за бронированной спинкой трона.
Зала наполнилась визгом и грохотом. Боги метали друг в друга
энергетические сгустки и отражали их наскоро созданными щитами.
Бунтовщиков было больше, но, несмотря на это, они были слабее своих
противников. Мощь энергетического поля Зевса многократно превосходила
возможности всей неприятельской коалиции. А кроме того на его стороне
сражались яростные в битве Арес и Артемида и внезапно появившийся в
Тронной зале Аполлон, проверявший до этого целостность световых потоков.
Сначала картина боя выглядела хаотичной. Боги швыряли во все стороны
энергетические сгустки, стараясь половчей увернуться от выстрелов,
направленных в них. Увернуться удавалось не всегда, и тогда энергетический
сгусток врезался в оборонительный контур и разлетался фонтаном пушистых
искр. Подобная тактика была выгодна Зевсу - он располагал сильным защитным
полем и мог поражать своих врагов на выбор. Поэтому восставшие боги
поспешили разбить сражение на несколько поединков, в которых сошлись лицом
к лицу: Афина и Арес, издавна недолюбливавшие друг друга, Артемида с
Гефестом, Посейдон с мечтающим занять его трон Аполлоном. Против Зевса
бились Гадес и Эрот, а также каким-то образом освободившаяся от пут Гера.
Давно ли они пировали за общим столом, а вот теперь дрались не на жизнь, а
на смерть.
Произошло ли это случайно, или так пожелала судьба, но бойцы в каждой
паре оказались по силам примерно равны друг другу. Опытная в военном деле
Афина уступала Аресу в мощи, но тот знал, сколь хорошо богиня мудрости
владеет любым оружием, и поэтому осторожничал. Не сговариваясь, оба
противника свернули свои энергетические поля и извлекли из ничто обычное
оружие: Афина - пятифунтовое копье с листовидным стальным наконечником и
лезейон [выпуклый щит из кожи и металла] с выпуклым изображением совы, а
Арес - тяжелый обоюдоострый меч и щит с торчем. Это был славный поединок,
доставлявший бойцам немало удовольствия. В конце концов они оба так
увлеклись боем, что перестали обращать внимание на то, что происходит
вокруг них. Лишь укол, парирующее движение щитом и ответный выпад.
Артемида считала себя более опытным бойцом, нежели Гефест, и бейся
они на тех же условиях, что предыдущая пара, богиня охоты, верно, довольно
быстро одержала бы победу. Ведь не было брони, которая могла устоять перед
ее стрелами, выкованными, к слову, Гефестом. Но поединок на энергетических
сгустках сделал их шансы приблизительно равными. У Артемиды был более
верный глаз, зато сгустки Гефеста обладали не только ударным действием, но
и жгли огнем, да и передвигался он для хромого очень неплохо. Несколько
алых лучей, выпущенных из пересечения указательного и среднего пальцев
повелителя огненных стихий, коснулись кожи Артемиды, и в этих местах
вздулись белесые пузыри.
Диким неистовством отличался бой Аполлона с Посейдоном. Боги осыпали
один другого градом энергетических импульсов, причем оранжевые лучи
Аполлона оставляли на теле владыки моря кровавые рубцы, а меткие выстрелы
Посейдона, насыщенные энергией океана, били врага с такой силой, что
сминались мышцы и трещали кости. Вскоре Аполлон начал харкать кровью.
Несколько раз он оказывался на волосок от гибели, его выручало лишь
вмешательство Зевса, в решающий момент обрушивавшего на Посейдона свой
перун.
Но и самому Громовержцу приходилось нелегко. Его расчеты были спутаны
внезапно освободившейся Герой, которая ловко набросила на правую ногу
супруга липкую петлю, которая замедляла движения и мешала ему
сконцентрироваться для решающего удара. Немало хлопот доставлял и
зловредный мальчуган Эрот, пускавший стрелу за стрелой. Зевсу вовсе не
хотелось влюбиться в чудовищную Гекату, - а именно этим приговором Эрот
сопровождал каждый свой златоострый снаряд, - и потому приходилось быть
все время настороже. Пожалуй, самым слабым звеном в этой троице оказался
Гадес. Подземный бог усердно обрушивал на Громовержца всю свою мощь.
Длинные черные строчки одна за другой впивались в оборонительный контур
Зевса, но не могли пробить его, так как природа энергетических сгустков
Гадеса была очень близка холодной сути Зевса.
Воспользовавшись тем, что Гадес чуть ослабил свой натиск, а петля,
накинутая Герой, потеряла свою прежнюю силу, Громовержец нанес первый
удар, блокировав волевым импульсом сознание Эрота.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике