фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Да, я посвящен лишь недавно.
Ответ этот вполне удовлетворил собеседницу. Легкая настороженность,
которая обычно бывает при первом знакомстве, исчезла. Придвинувшись
вплотную к Скиллу, девушка прошептала:
- Тогда этой ночью тебя ожидают много приятных мгновений и
неизведанных наслаждений. - Взгляд собеседницы был столь откровенен и
многообещающ, что Скилл едва не забыл о той цели, ради которой он оказался
за столом. Но не забыл.
- И что же ожидает меня этой ночью?
- Сначала будет пир. Потом праздник, который будет продолжаться до
рассвета.
- А что сделают с этим тощим животным? - Скилл кивнул в сторону
Черного Ветра, который учуял хозяина, но не мог распознать его среди сотен
одинаково белых лиц и оттого волновался.
- Его принесут в жертву Ариману, когда потухнет последняя звезда.
У Скилла чуть отлегло от сердца. В ближайшее время коню ничего не
грозило. А на рассвете, когда гости города утомятся от веселья, он найдет
способ освободить Черного Ветра и исчезнет из города.
- Хоть бы напоили его перед смертью, - буркнул скиф, заметив, как
мучительно косится конь на кувшины с вином.
- Напоить? Зачем? В этой жизни ему осталось прожить всего ночь.
"Это мы еще посмотрим!" - подумал Скилл, а вслух сказал:
- Конечно.
Ему не терпелось узнать, что за странное общество собралось на пир в
этом загадочном городе, но он благоразумно воздержался от расспросов, а
лишь попросил:
- Я не посвящен во все тонкости предстоящих таинств и буду очень
благодарен, если ты возьмешь на себя труд объяснять мне время от времени,
что здесь будет происходить.
- Хорошо, - согласилась девушка. Она еще теснее прижалась к Скиллу и
сладострастно провела языком по его шее. Прикосновение было влажным и
приятным. - Коллегия Посвященных дожидается, когда зажжется седьмая
звезда, после чего Великий Посвященный обратится к собравшимся с речью.
Она замолчала и вновь провела языком по шее Скилла. Чувствуя, как низ
живота трепещет в сладкой неге, Скилл приподнял голову девушки и впился
поцелуем в полные губы. Но крепко сжатые острые зубки не пропустили язык
Скилла. Девушка отстранилась и прошептала:
- Еще не время.
Но Скилл видел, что ее приятно волнует такая горячность.
В этот миг один из сидевших за круглым столом псевдолюдей встал со
своего места и поднял вверх руку.
- Великий Посвященный, - шепнула девушка.
Дождавшись, когда говор за столами стихнет, псевдочеловек начал
говорить.
- Братья и сестры! Повинуясь зову круглой луны, мы собрались здесь на
наш священный праздник, чтобы оживить своим присутствием Призрачный город,
подаренный нам владыкой тьмы. О, великий Ариман, услышь зов своих детей и
снизойди в их преданные сердца...
Великий посвященный говорил еще и еще, но Скилл не слушал. Судя по
всему, он влип в пренеприятную историю, попав на пир слуг Аримана, где
возможно - а тщательные приготовления свидетельствовали именно об этом -
соизволит появиться и сам владыка тьмы.
- ...В эту славную ночь поднимем наши чаши во славу хозяина, великого
Аримана!
Псевдочеловек поднял наполненную до краев чашу и одним махом осушил
ее. Скилл присвистнул от удивления. Чего-чего, а пить он умел. Как и все
скифы, он мог осушить кувшин крепкого вина и остаться стоять на ногах, но
так запросто, одним глотком, огромную чашу... Тем лучше! Они быстрее
выйдут из игры. Скилл искоса проследил за тем, как псевдолюди и их подруги
вливают в себя кубки вина.
- Почему ты не пьешь?
- Пью...
Взяв чашу, Скилл сделал небольшой глоток. Вино было прохладное и
приятное. Терпкий, неведомый кочевнику привкус свидетельствовал о том, что
в виноградном напитке присутствуют какие-то добавки.
- Странное вино. - Скилл сделал несколько больших глотков и отставил
чашу. - Что в него добавляют?
- Ты не знаешь? - Удивление соседки граничило с подозрением.
- Я же сказал тебе, что посвящен лишь на днях, и мне известны далеко
не все секреты слуг Аримана.
- Конечно, конечно. Я не хотела обидеть тебя. Это вино делается из
винограда, выращенного на южных склонах Заоблачных гор. Когда оно
выстоится в тысячемирритовых дубовых бочках сорок лет, Ариман добавляет в
него несколько капель эликсира жизни. Этот напиток продлевает наше земное
существование. Мы живем втрое больше против обычных людей. Сам Ариман пьет
столетнее вино. И не в полнолуние как мы, а ежедневно. Поэтому он живет
вечно.
- Вот как!
Скиллу захотелось продлить свою беспутную жизнь хотя бы на пару лет,
и он спешно допил бокал.
- Налей-ка еще!
Девушка выполнила его просьбу, облизав при этом полные губы. Без
всякой паузы скиф опрокинул в глотку второй бокал. Блаженное тепло волной
прокатилось по телу. Мозг затуманило пеленой и сладкой негой. Вино
разожгло аппетит, и кочевник с жадностью набросился на еду. Жаркое из
сайгака, баранья лопатка, приготовленные в кислом вине телячьи ребра, филе
акулы, сладкие колобки - яства исчезали во рту Скилла с неимоверной
быстротой, а в коротких паузах между переменой блюд номад вливал в себя
очередную чашу вина. Чудовищный аппетит Скилла вызвал удивление
псевдолюдей, его соседей по столу, а летающие женщины почему-то смотрели
на Скилла с животным вожделением.
- Я никогда не видела такого едока, - сладострастно шепнула подруга
Скилла. - Такое впечатление, что тебя морили голодом с прошлого
полнолуния.
- Нет, чуть поменьше, - усмехнулся скиф. - Просто я люблю вкусно
поесть.
Тем временем пир продолжался. Псевдолюди и девушки ели и пили. Больше
всех пил Великий Посвященный, но и он не мог угнаться за Скиллом, который,
набив желудок до отказа, продолжал осушать бокал за бокалом. Вино
вливалось в глотку скифа словно в бездонную бочку.
Наконец, Великий Посвященный встал со своего места. По его приказу
шесть нэрси подняли со стола блюдо с Черным Ветром и перенесли его в храм
Закутанного в плащ. Псевдолюди передвинули черное кресло в центр стола.
Затем их вождь хлопнул в ладоши, и все блюда и кувшины растворились в
воздухе. Разговоры и чавканье мгновенно стихли. Великий посвященный развел
руки в стороны.
- А теперь я возношу нашу мольбу к всесильному Ариману. Приди к нам,
о, великий бог! Мы молим тебя об этом, наш господин!
Несмотря на огромное количество выпитого вина, глаза Скилла остались
такими же зоркими, как и прежде. Он заметил, что, взывая к Ариману, жрец
поднял руки вверх и незаметно коснулся большого черного перстня,
украшавшего его руку.
Ариман появился ниоткуда. Еще мгновение назад трон был пуст, а теперь
на нем восседал некто, с ног до головы закутанный в черный плащ. Если это
и был трюк, то очень ловкий. Псевдолюди и небесные женщины издали ликующий
вопль. Ариман встал с трона и откинул капюшон. Скилл вздрогнул - настолько
ужасным оказалось лицо владыки тьмы. Ариман простер пред собой руки.
- Я внял вашей мольбе, дети мои!
Собравшиеся завопили еще громче.
- Я пришел к вам, чтобы дать свободу!
Едва Ариман произнес эти слова, как началось что-то невообразимое.
Летающие женщины и псевдолюди повскакали с мест и стали срывать с себя
одежды. Скилл не успел опомниться, как лежал на мостовой, а на нем сидела
его словоохотливая соседка. Она уже скинула свой хитон и теперь, дрожа от
возбуждения, стягивала малиновый халат Скилла.
Через мгновение она упала на кочевника и прильнула губами к его рту.
Жадные руки зашарили по мужскому телу, возбуждая чресла.
Столь страстной женщины скиф еще не встречал. Совершенно исключив
любовную прелюдию, она немедленно перешла к делу; Скиллу не оставалось
ничего иного, как расслабиться и отдаться во власть буйных фантазий своей
подруги. Вскоре он застонал от наслаждения, а летающая женщина билась в
неистовом экстазе. То же самое происходило и с ее подругами, и с
псевдолюдьми, хотя движения последних были вялы. Скилл с удивлением
отметил, что в каждой любовной паре наверху была женщина, а псевдочеловек
покорно подчинялся ее желаниям.
Внезапно кочевник почувствовал легкую боль в области шеи. Словно
укол. В голове слегка помутилось, тело налилось истомой. Язычок девушки
мягко вылизывал его кожу от подбородка до соска. Чувство очень приятное,
но какое-то странное и неизведанное, а неизведанное могло таить опасность.
Скилл открыл глаза. Голова девушки двигалась взад-вперед, в ее горле
урчало от удовольствия. Но что она делает?! Скилл схватил руками коротко
остриженную голову и оторвал ее от своей шеи. Его подозрения оправдались.
Губы девушки были алы от крови, глаза сверкали хищным блеском. Она нежно
улыбнулась, обнажив острые клыки. Сердце Скилла объял липкий ужас. То была
нэрси - женщина-вампир. Скиф не раз слышал сказания старых улостов о том,
как легкокрылые нэрси нападают на одиноких путников и высасывают из них
кровь и жизнь. Тогда скиф смеялся над этими сказками, теперь же они
оказались былью. Это была нэрси; у нее не было крыльев, но она летала.
Нэрси недоуменно посмотрела на Скилла и вновь потянулась к его шее.
Удар в висок лишил ее сознания. Скилл не собирался расставаться со
своей кровью. Прикрываясь бесчувственным телом нэрси, он приподнял голову
и огляделся.
Оргия стала совершенно неистовой. Большинство нэрси насытились кровью
и оставили ослабевших псевдолюдей. Разжигаемые похотью девушки бросались в
объятия подруг и предавались неестественной любви. Ариман бесстрастно
наблюдал за этим омерзительным представлением. Внезапно он остановил свой
взгляд на Скилле, который отличался от псевдолюдей смуглым цветом кожи.
Испугавшись, что бог зла разоблачит его, Скилл поспешил изобразить
неистовую страсть.
Какое-то время он предавался вынужденной любви, затем осторожно
выглянул из-под нэрси в сторону трона Аримана. Бог, пресытившись
похотливым зрелищем, исчез. Настала пора откланяться и Скиллу.
Спихнув с себя нэрси, скиф встал, накинул халат и направился к храму,
куда заточили Черного Ветра. Конь узнал хозяина и негромко ржал. Скилл
освободил друга от пут и подвел его к фонтану.
- Постой здесь.
Пока конь хватал мягкими губами воду, Скилл сбегал за луком и
акинаком, спрятанными в кустах рядом с бесчувственным телом
псевдочеловека, который столь любезно одолжил ему свой халат. Теперь ему
предстояло подыскать надежное убежище подальше от площади, а утром, когда
псевдолюди и нэрси покинут город, он найдет способ переправить скакуна
через стену. Скилл переоделся в свою одежду и вернулся к фонтану. Не
обращая внимания на то, что Черный Ветер чем-то обеспокоен, Скилл хлопнул
скакуна по раздувшемуся от воды животу.
- Напился? Тогда поспешим!
- Поспеши! Поспеши! - донесся сверху насмешливый голосок. Скиф поднял
глаза. Над ним парила нэрси, великолепная в своей наготе и ярости. Вскинув
лук, Скилл приказал:
- Вниз!
- Ха-ха-ха! - Звонкий голосок всколыхнул тишину. Несколько нэрси
прекратили заниматься любовью и недоуменно смотрели на Скилла и
прижавшегося к нему Черного Ветра. Скиф понял, что теперь им не стоит
рассчитывать на то, чтобы укрыться в городе. Нэрси и псевдолюди отыщут их
и растерзают. Номад рассвирепел.
- Пеняй на себя!
Стрела была готова пронзить тугую грудь нэрси, но в последний момент
скиф изменил решение и избрал другую цель. Свистящая смерть вонзилась в
переносицу Великого Посвященного, который вылез из кучи обнаженных тел и,
указывая пальцем в сторону Скилла, разевал рот для крика. Не успело тело
псевдочеловека коснуться земли, а новая стрела уже смотрела в грудь нэрси.
- Я не собираюсь тебя больше уговаривать! - заорал скиф. - Вниз!
И нэрси испугалась. Она поняла, что незнакомец не шутит. Девушка
поспешно спустилась вниз, Скилл бросил ее в седло и вспрыгнул на круп
коня. Поднялся крик. Один из посвященных, размахивая кинжалом, кинулся к
кочевнику и тут же рухнул со стрелой в горле. Двумя быстрыми движениями
Скилл привязал девушку к Черному Ветру.
- Лети вверх!
- Нет, я не могу!
- А я говорю: лети!
Шея нэрси ощутила прикосновение холодной стали. Скилл почувствовал,
как они медленно поднимаются в звездное небо. Сотни обнаженных нэрси
взлетали вслед за ними, намереваясь растерзать похитителя и освободить
подругу.
Но воин был спокоен. Темнота помогла им, и они уже миновали стену
Черного города, а пустыня должна была укрыть их от преследователей.
- Если хочешь жить, лети побыстрее! - велел скиф пленнице,
обернувшись и обнаружив, что нэрси настигают беглецов.
- Я не могу, - простонала девушка. - Мне тяжело.
Ее дыхание было прерывистым. Скилл понял, что девушка не лжет. Тогда
он смилостивился.
- Ладно, спускайся вниз.
Сунув акинак в ножны, Скилл извлек лук и выпустил одну за другой две
стрелы. Одна из преследовательниц, почти уже дотянувшаяся кинжалом до
крупа Черного Ветра, с криком полетела вниз. Вторая чудом успела
увернуться от стрелы, которая лишь оцарапала ей грудь, и, осознав
серьезность предупреждения, отстала.
Копыта коня коснулись земли, и он понесся по песку. Нэрси однако
пыталась подняться вверх, отчего скакун то и дело спотыкался.
- Расслабься, - велел скиф, тронув плечо девушки наконечником стрелы.
Когда встало солнце, беглецы были далеко от Черного города. Нэрси
дрожала под бурнусом Скилла, спасая нежную кожу от лучей солнца, Скилл,
прищурившись, всматривался в виднеющуюся вдали цепь гор. То были красные
горы, где их ожидали нелегкие испытания, но скиф был уверен в своей удаче
как никогда. Его пьянили волшебное вино, целый кувшин которого плескался в
бурдюке у правой подпруги Черного Ветра, свобода и прекрасная нэрси, чьи
груди упруго вздрагивали от нескромных прикосновений ладони сына степей.
- Совсем забыл спросить. Как тебя зовут, малышка?
- Тента.
- Хоу! Мы еще погуляем, Тента!
И Черный Ветер взбил копытами блеклый песок.
- Хоу!

2. КРАСНЫЕ ГОРЫ
Оставив Тенту и Черного Ветра у укрытого меж финиковыми пальмами
источника, Скилл направился к темнеющим неподалеку каменным глыбам, сплошь
покрытым кустарником и редкими деревьями. Необходимо было осмотреться, а
если повезет, подстрелить какую-нибудь добычу. Прежде проблема питания не
волновала его. Гораздо важнее, чтобы был сыт Черный Ветер, скорость ног
которого напрямую зависела от наполненного желудка. Скилл вполне мог
довольствоваться куском черствой лепешки и глотком воды или вина. Кусок
мяса был в его понимании роскошью, без которой вполне можно было обойтись.
Но теперь на его попечении оказалась девушка-нэрси, привыкшая к сытной,
более того, изысканной пище.
Тента доставляла Скиллу достаточно много хлопот, но он не мог не
признать, что ее общество имело и весьма приятные стороны. Благодаря ей
ночи стали куда короче. Кроме того, Скилл использовал нэрси как
своеобразного летающего дозорного. Вначале он опасался, что пленница
воспользуется первым подходящим моментом и сбежит, но вскоре понял, что
Тента не слишком рвется на свободу. Видно, общество Скилла устраивало ее
куда больше, чем оргии с псевдолюдьми да обременительная служба Ариману.
Убедившись, что нэрси не попытается бежать, скиф развязал ее и предоставил
полную свободу действий. Утром и вечером - днем нэрси не летали из-за
палящих лучей солнца - она парила в небе, облегчая жизнь Черного Ветра, а
заодно обозревая окрестности, так как Скилл опасался погони.
Из рассказов Тенты выяснилось немало интересных подробностей
относительно женщин-нэрси и псевдолюдей, которых девушка именовала
харуками. Она рассказала Скиллу, что харуки используются Ариманом для
разного рода темных дел - убийств, похищения людей, грабежа купеческих
караванов. Иной была роль нэрси, которые служили в качестве летающих
курьеров, шпионов, а также ублажали гостей Аримана.
Бог зла предстал пред Скиллом почти человеком, в чем-то всемогущим, а
в чем-то уязвимым, не чурающимся вполне людских интриг и слабостей. Скилл
узнал в частности, что Ариман неравнодушен к совсем юным девушкам, и
харуки периодически похищают их по его приказу.
Тента поведала скифу, что стала нэрси не так уж давно. Кем она была
раньше, девушка не помнила. Ее воспоминания ограничивались днем, когда
рыжебородые слуги Аримана напали на купеческий караван и захватили ее в
плен. Тента помнила горячий потный круп коня и крепкие руки, бесцеремонно
сбрасывавшие ее на вечерних привалах. Плененная девушка приглянулась
Ариману, а еще больше его гостю - магу Заратустре. Желая угодить магу,
Ариман уступил ему Тенту с условием, что тот вернет девушку не позже, чем
через луну. Рассказывая о времени, проведенном у мага, Тента с некоторым
самодовольством заметила, что Заратустре было жаль расставаться с ней, но
он побоялся разгневать Аримана, которому не составляло труда испепелить
своего врага взглядом.
- Я сама видела! - горячась говорила она, видя, что Скилл недоверчиво
усмехается. - Но маг был не слишком умелым любовником. Ариман оказался
куда интереснее. Правда, он не разговаривал со мной, а кроме того ни разу
не показал своего лица. Даже любовью он занимался не снимая маски. Мне это
очень не нравилось. А в остальном он был ничего...
У Скилла при этих словах появилось какое-то неясное чувство - нечто
вроде ревности к Ариману.
- Кто же тебе больше нравится: я или Ариман?
Ответ нэрси польстил ему.
- Ты. Ты человек, и я не боюсь тебя. - Тента хитровато прищурилась. -
Ты добрый человек. А Ариман неестественное существо. Даже в минуты
наивысшего наслаждения я боялась его.
- Выходит, я отбил любимую у самого Аримана!
- Вряд ли меня можно считать его любимой. У Аримана сотни наложниц,
хотя, возможно, он предпочитал меня другим. Я бывала у него не реже пяти
раз в луну.
Скилл рассмеялся.
- И как у него хватает сил и времени на такую кучу возлюбленных?
- Время для него ничего не значит. Ариман властен над ним. А сил у
него действительно хоть отбавляй. Ведь он бог.
Тента потянулась губами к шее скифа, но тот, памятуя о скверной
привычке, бесцеремонно оттолкнул ее в сторону.
- Когда ты перестанешь тянуться к моей глотке?!
- Извини. Но в этом нет моей вины. Хотя, может, и есть. Я могла
оставаться просто наложницей Аримана, каких сотни, но мне хотелось летать.
Тогда Ариман дал мне Эликсир воздуха, и я выпила его, хотя знала, что
искуплением за этот шаг будет вечная жажда крови.
- И вы, нэрси, губите путников, чтобы выпить у них кровь? - с
отвращением спросил скиф.
- Не обязательно. Мы можем пить кровь лошадей, верблюдов или быков,
но человеческая кровь всех слаще. Если мы не видим крови несколько солнц,
то теряем силы и способность летать.
- Мне жаль, - сухо произнес Скилл, отодвигаясь подальше от блестящих
глаз нэрси, - но я не собираюсь делиться с тобой своей кровью. Я видел,
как ослабли после кровопускания псевдолюди.
- Да, это отнимает силы, - согласилась Тента. - Но таков удел
харуков. Они приговорены Ариманом раз в луну утолять нашу жажду. Остальное
время мы питаемся кровью животных или путников.
Скилл схватил нэрси за округлый подбородок и предупредил:
- Не вздумай присосаться к шее Черного Ветра!
- Нет, что ты! - Нэрси возмутилась. Впрочем, не очень искренне.
В тот вечер она была менее пылкой, а утром с трудом поднялась в
воздух.
К счастью, к концу дня путники достигли отрогов Красных гор.
Утомленные дорогой Тента и Черный Ветер остались у родника, а Скилл
отправился осматривать окрестности.
Плоскогорье было покрыто порослью диких яблонь и абрикосов,
боярышника и барбариса. Но особенно привлекали Скилла небольшие
фисташковые рощицы. Именно в зарослях фисташек он рассчитывал подстрелить
добычу - дрофу или пару вяхирей, а если повезет - дикого горного кабана,
зашедшего полакомиться спелыми орехами. Он брел по россыпи потрескивающих
плодов, настороженно оглядываясь по сторонам. Фисташковые заросли служили
прибежищем для множества змей, в том числе подлых гюрз, сворачивающихся
при появлении человека в серый неприметный комочек.
Слева раздался шорох. Воин насторожился и вскинул лук. Из-за дерева
выглянула смешная мордашка мышки-сони, существа забавного и беззащитного.
Улыбнувшись, Скилл ослабил тетиву. Крохотная мышка не представляла
интереса для охотника - понадобилось бы два десятка подобных сонь, чтобы
насытить его и Тенту. Нестоящая добыча, нужно было искать что-нибудь
покрупнее.
Он миновал уже половину рощицы, прежде чем заметил шуршащего листвой
дикобраза. При виде человека животное распушило иглы, стараясь придать
себе грозный вид. Но Скилл знал, что дикобраз - безобиднейшее из существ и
это лишь маскарад, чтобы отпугнуть незваного гостя. Не знающая пощады рука
послала меткую стрелу, дикобраз повалился на землю. Спустя мгновение
охотник сидел на корточках возле добычи и ловко орудовал ножом. А вскоре
нежнейшее мясо шипело на углях.
С наслаждением доев четвертый или пятый кусок, скиф откинулся на
спину и сыто рыгнул. Нэрси также утолила голод. Она съела сочное сердце, а
также несколько яблок, подобранных Скиллом на обратном пути. Кровь
дикобраза восстановила ее силы и вернула хорошее настроение. Поблескивая
глазами, девушка подползла к Скиллу и, словно ласковая кошка, прижалась к
его груди. Скиф приобнял ее за талию. Черный Ветер негромко заржал и ткнул
мордой в плечо хозяина.
- Тихо, Ветер! - велел кочевник.
Огонек костра действовал на него умиротворяюще, тело налились
приятной тяжестью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике