фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Все многочисленные
модули Замка были размещены строго вдоль этих плоскостей. Последние были
связаны воедино Источником трех энергий, который пронизывал Замок сверху
донизу подобно гигантскому ветвистому дереву. Источник стабилизовал
силовое поле Замка, удерживая модули в устойчивом положении, подобно тому,
как якоря удерживают на месте судно, колеблемое плоскостями как угодно,
перемещая содержимое любого модуля в нужную ему точку пространства. Он мог
позволить себе впустить в свои владения несметное количество врагов, затем
раскидать их по плоскостям и без особого труда уничтожить. Ведь находясь
на смотровой площадке Третьего, самого высокого Шпиля Замка, нельзя было
быть уверенным, что через мгновение не окажешься в пыточных подвалах,
расположенных под руслом Черной реки, стремительно бегущей у подножия
скалы, на которой возвышался Замок.
Подобное устройство Замка делало его неуязвимым для любого оружия,
кроме того, что расслаивало пространство. Неведомый враг, судя по всему,
обладал подобным оружием и пытался с его помощью сокрушить цитадель
владыки тьмы.
Словно подтверждая предположения Аримана, некто нанес новый удар. На
этот раз энергетическая спираль была ориентирована по ярусу Шпилей.
Силовые плоскости сместились, и все завертелось в стремительном хаосе.
Сконцентрировав волю, Ариман приостановил перемещение плоскостей в Третьем
Шпиле, а затем изолировал это мощнейшим силовым полем.
Еще накануне у него возникло неясное предчувствие надвигающейся беды.
И потому он разослал во все стороны соглядатаев: орлов и черных демонов -
в небо, ползучих гадов - в ущелье, скользких червей - в основание скалы.
Они должны были доносить обо всем необычном. Однако ни одного тревожного
сообщения не поступило. А сегодня неведомый враг напал на замок. Это могло
означать лишь одно - кто-то предал. Кто-то из своих. Придет время и Ариман
выяснит - кто. А пока надлежало стабилизировать силовые плоскости и
нанести ответный удар.
Неведомый враг был могуч, но не очень быстр и умел. Ему требовалось
время, чтобы сконцентрировать энергию для новой атаки. К тому же он не
имел четкого представления о расположении плоскостей и был вынужден
осторожничать, чтобы не попасться в четырехмерную дыру, созданную неверным
смещением энергетических граней.
Воспользовавшись небольшой передышкой, Ариман быстро изолировал
силовыми полями все три Шпиля, после чего отправил вдоль вертикальных осей
Замка несколько вихрей, которые должны были выявить местоположение врага.
Одновременно бог тьмы принял меры к тому, чтобы обезопасить свои покои от
вторжения враждебных ему людей или чудовищ, для которых силовое поле не
было преградой. С этой целью он повелел живым мертвецам - им были не
страшны не только меч или стрела, но и внезапное перемещение силовых
плоскостей, - занять коридоры, ведшие к Шпилям.
Тайный враг вскоре понял, что хозяин Замка начал свою контригру.
Демоны оставили в покое нэрси и принялись атаковать силовые поля,
опутавшие вершину Замка. Удары их были до смешного слабы, но все же они
отвлекали внимание Аримана. Тем временем некто начал стремительно
перемещать силовые плоскости западного сектора Замка. Энергия, испускаемая
им, прошивала модули раскаленными стежками, надрывала их и заставляла
перемещаться в угодном незнакомцу направлении. Бог тьмы вначале пытался
противодействовать этим атакам, разрушая энергетические спирали, но затем
внезапно изменил свою тактику. Предоставив врагу полную свободу действий в
отношении пришедшегося не по душе сектора, Ариман сосредоточил свои усилия
на том, чтобы обнаружить и изолировать опасного противника. Вскоре ему
удалось это сделать. Некто прятался в одном из самых глубоких подземелий
Замка. Обхватив врага силовыми вихрями, бог тьмы стал извлекать его на
поверхность. Как раз в этот миг рухнул, подобно тающему миражу, оторванный
из Источника и совершенно дестабилизированный западный сектор, погребя под
обломками не одну сотню верных слуг Аримана. Бог тьмы не обратил на
катастрофу никакого внимания. Сконцентрировав всю свою энергию, он тащил
врага наверх, на небольшое плато, расположенное у южной стены Замка. Это
плато было изолировано от воздействия энергетических полей, и, окажись
неведомый враг на нем, ему уже не удастся ускользнуть от карающего удара
владыки Заоблачного Замка.
Развязка была близка, когда в игру вмешался еще один игрок...
Эта новая враждебная сила была не очень велика, но расчетлива. Она
била в самые уязвимые места. По своей природе она походила на
энергетический вихрь, управляемый человеком. Этот вихрь подобно
гигантскому буру вгрызся в силовое поле, защищавшее Шпили, и терзал его до
тех пор, пока не прорвал. В образовавшуюся пробоину тотчас же устремились
враждебные демоны. Ариман был вынужден оставить того, кто смещал силовые
плоскости, в покое и заняться восстановлением обороны. Его враги тут же
воспользовались этим и объединили усилия. Их энергетические спирали все
чаще пронзали силовую оболочку, потрясая плоскости замка. Штурм принял
более осмысленный характер и Ариман понял, что еще немного и ему не
устоять. Нужна была помощь. Наскоро залатав повреждения в силовом поле и
приказав уцелевшим черным демонам атаковать обладателя энергетического
вихря, владыка тьмы поспешил во Второй Шпиль, где находился мощнейший
телепортатор, способный в считанное мгновение перенести в Заоблачный Замок
тысячу людей и столько же артефактов.
Добраться до нужного модуля оказалось непросто. Замок содрогался от
непрерывных ударов, летели осколки мрамора, куски фресок, кое-где
разваливался свод. Но Ариман бежал столь быстро, что каменная шрапнель не
могла повредить ему; она падала медленным шлейфом, словно пушинки, и
достигала земли много позже того, как владыка Замка миновал опасный
участок.
Очутившись на месте, бог первым делом переоблачился. Он скинул черный
плащ и набросил на плечи белый. Маску смерти сменила солнечная маска
Ахурамазды с вечно застывшей доброй улыбкой. Гигантский пятидесятифутовый
змей, охранявший телепортатор, неодобрительно следил за этим преображением
хозяина. Затем он зевнул, обнажив огромные клыки, и закрыл глаза,
прислушиваясь к биению сердца перевариваемой жертвы. Вся эта неразбериха в
Замке его совершенно не касалась - змей был практически неуязвим, а кроме
того, он в любой миг мог ускользнуть в самую глубокую пропасть, которая
только существовала на земле.
Тем временем Ариман завершил свое преображение и начал созывать
союзников. Первым после краткого разговора прибыл маг Заратустра. За ним
появились девятьсот шестьдесят шесть ахуров и сорок один светлый демон.
Низко поклонившись повелителю, Заратустра пропел:
- Да здравствует вечно великий Ахурамазда!

Проклятый Замок и впрямь был напичкан сюрпризами по самые верхушки
Шпилей. Пол вновь исчез, и Скилл начал куда-то падать. Все вокруг
сотрясалось и гудело от напряжения, казалось, воздух вот-вот разорвется на
мириады кусочков. Падение продолжалось довольно долго, и у Скилла даже
закралась мысль - а не летит ли он в один из бездонных колодцев, которые
соединяют Замок Аримана с адом. Ему уже довелось побывать в Чинквате,
вдруг теперь настало время посетить ад? Если это и в самом деле так, то у
Скилла могли возникнуть крупные неприятности. В преисподней скопилось
слишком много его врагов, отправившихся в иной мир со стрелой в горле или
брюхе. То-то они возрадуются, получив возможность поквитаться со своим
убийцей.
Но, верно, скиф все же падал не столь долго, потому что почти не
ушибся. Возможно, столь удачному приземлению способствовало еще и то
обстоятельство, что степняк упал на что-то мягкое, которое тут же
заверещало и пустило в ход кулаки. Скилл также не остался в долгу. Схватка
происходила в кромешной темноте и продолжалась недолго. Скиф оказался
удачливей и к тому же пониже ростом. Последнее обстоятельство сыграло
немалую роль, так как невидимый противник Скилла дважды попал кулаками в
чеканный шлем, на совесть выкованный сирийскими мастерами, после чего
перестал размахивать руками и обрушил на скифа поток ругани. Выражался он
изысканными фразами, произнося их на великолепном киммерийском языке. Скиф
осознал это не сразу, а осознав, расхохотался, словно сумасшедший, отчего
ругавшийся сразу приумолк.
- Дорнум? - спросил Скилл, спеша прервать возникшую паузу из
опасения, как бы рассвирепевший киммериец не пустил в ход меч.
- Д-да, - после небольшого замешательства отозвался вожак разбойников
и в свою очередь поинтересовался:
- Скилл?
- Точно!
Киммериец смущенно кашлянул, а затем разразился диким гоготом. Скилл
охотно разделил его веселье.
- Ну уморил, - сквозь смех бормотал Дорнум. - А я то думаю, что за
нечисть свалилась мне на голову, А это чертов скиф! Ну-ка пойди сюда, я
тебя пощупаю. А не вдруг ты снюхался с Ариманом и на твоих руках появились
кривые когти...
- Сколько угодно! - отозвался Скилл и двинулся на голос Дорнума.
Сделав несколько шагов, он почувствовал, что его плечо поймала чья-то
рука. Пальцы киммерийца проворно пробежали сначала по голове, а затем по
груди скифа. Убедившись, что осязает знаменитый скилловский доспех, Дорнум
успокоился. Хотя и не до конца. Что-то ему не нравилось. Киммериец
пошмыгал носом, после чего как бы невзначай осведомился:
- Слушай, а почему ты так воняешь?
- Побывал в похлебке у дэвов, - признался Скилл и коротко поведал о
своих приключениях. Конечно же, Дорнум не преминул хорошенько погоготать.
- А ты сам-то как очутился здесь? И вообще, где мы?
Выяснилось, что, забрав степняков из сокровищницы, неведомая сила не
подумала позаботиться о том, чтобы отправить их в дальнейшее путешествие
всех вместе. Скилл и трое киммерийцев попали в трапезную, Дорнума швырнуло
совсем в другое место - куда, он и сам толком не знал.
- Здесь темно, хоть глаз выколи. Сначала я подумал, что это подземная
тюрьма вроде той, в которую мы попали в первый раз, и начал искать выход,
- делился он со Скиллом своими впечатлениями. - Прошел вдоль стен, однако
не нашел даже намека на дверь. Да и, похоже, стена здесь всего одна, к
тому же круглая. Каменный мешок - да и только. А посреди него куча
какой-то дряни - всякий хлам, тухлое мясо, помои.
- Ты что, щупал все это руками, - усмехнулся скиф, присаживаясь у
стены рядом с Дорнумом.
- Да нет, я оступился и упал.
- Смешно, - заметил Скилл, хотя ему было вовсе не до смеха. - Мы
попали в колодец для отбросов. Такие есть в каждом дворце.
- А как отсюда выбраться?
- Никак. Обычно глубина такого колодца не менее пятидесяти футов, а у
меня в этот раз нет с собой веревки.
Дорнум подавленно замолчал. Он безмолвствовал довольно долго,
прислушиваясь к размеренному дыханию скифа, затем не выдержал:
- Так как же нам все-таки отсюда выбраться?!
- Понятия не имею. Может быть, что-нибудь придумаем.
Едва скиф закончил эту фразу, как в его голове прозвучал высокий
чистый голос.
- Придумай, придумай, Скилл!
Вздрогнув, скиф начал озираться, пытаясь понять, где находится его
невидимый собеседник. Тот моментально уловил всю гамму чувств, овладевших
Скиллом и сдавленно хмыкнул. Этот ехидный смешок был хорошо знаком
кочевнику.
- Сфинкс? - мысленно вопросил он, не шевеля губами.
- Угадал, - отозвался хозяин пустыни.
- Что ты здесь делаешь?
- Примерно то же, что и ты. Я очень любопытен. Хотя не настолько,
чтобы заявиться собственной персоной в Замок Аримана. Я еще не спятил и
потому преспокойно сижу у себя в пустыне под роскошной пальмой, а частица
моего сознания незримо присутствует возле тебя.
Словно подтверждая эти слова, пред глазами Скилла явилось чудное
видение оазиса. Тихо плескались наполненные солнцем волны озерца, лениво
шелестели ветви пальм. Сидевшая за накрытым столом Сфинкс помахала Скиллу.
- Здорово! - восхитился тот. - Я думал, ты можешь проделывать
подобные трюки лишь в мирах Ахурамазды.
- А это и есть мир Ахурамазды.
Скилл пробурчал нечто невразумительное, непонятое Сфинксом, зато
услышанное Дорнумом, который пребывал в скверном настроении и, решив, что
Скилл придумал, как им выбраться из колодца, тут же откликнулся:
- Что?
- Ничего, - ответил скиф. - Думаю.
Киммериец вновь замолчал, а Скилл вернулся к разговору со стражем
пустыни.
- С тобой один из твоих друзей? - поинтересовалась Сфинкс, и скиф
почувствовал, что она разглядывает Дорнума.
- Да. Это киммериец. Я разбойничал с ним незадолго до того, как за
мной начали гоняться стражники Аримана. Послушай, Сфинкс, ты можешь
объяснить мне, что происходит в этом Замке?
Сфинкс ответил не сразу. Он сделал паузу, которая была столь долгой,
что Скилл уже начал опасаться, что его собеседник решил прервать разговор.
Но Сфинкс заговорил вновь.
- Могу, - сказала она.
- Так объясни, а не то я совсем запутался.
Сфинкс со вкусом сжевала здоровенный кусок мяса и запила его бокалом
вина. Скилл, во рту которого с утра не было даже маковой росинки, сглотнул
слюну.
- Хорошо, - неторопливо вымолвил страж пустыни. - Я помогу тебе по
старой дружбе. Ты решил свести счеты с Ариманом в весьма подходящий
момент. Насколько я понимаю, это произошло случайно. Ведь ты не связан с
теми, что сокрушают в этот миг Заоблачный Замок?
- Не связан, - быстро ответил скиф, постаравшись, чтобы его ответ
прозвучал не слишком искренне.
- Я так и думала. Они также решили напасть именно сегодня, потому что
завтра могло быть поздно. Ариман близок к тому, чтобы овладеть всем миром
и тогда он станет неуязвим для своих врагов. Они поспешили упредить его и
не дать ему завладеть силой, которая сделает его всемогущим. Впрочем, он
еще не проиграл.
- Кто его враги? - спросил Скилл, перебивая словоохотливого
собеседника.
- По правде говоря, я точно не знаю. Я пыталась подобраться к ним, но
они окружили себя силовым полем, пробиться сквозь которое мое сознание не
в силах. Скажу лишь, что один из них человек, очень могущественный
волшебник. Он пришел с запада и привел с собой свободных демонов и дэвов.
Скорей всего, я даже знаю его имя, но не хочу называть его. Второй по силе
равен богу. Он явился из другого мира во главе войска ужасных чудовищ. Он
враг Аримана и враг Ахурамазды. Он обладает огромной силой, но не слишком
умен и быстро впадает в ярость. Действуй он один, без поддержки
волшебника, и Ариман давно бы одолел его. Но они вместе и потому сила их
почти несокрушима. Это все, что я могу рассказать тебе о тех, кто напал на
Замок.
- Почему все в Замке переворачивается вверх дном?
- Враги Аримана пытаются дестабилизировать силовую структуру Замка и
разрушить его. Лишившись Замка, Ариман потеряет значительную часть своей
силы.
Скилл мало что уловил из этого объяснения, но одно он уловил четко.
- Так значит Аримана можно победить?
- Да, - ответил Сфинкс и с ленцой зевнул, демонстрируя ряд
безупречных клыков.
- Но как?
- Я не скажу тебе. И не потому, что стою на стороне Аримана. Просто
мой ответ вряд ли понравится тебе.
Скиф решил удовольствоваться этим ответом.
- Мы можем помочь врагам Аримана?
- Кто это мы? - хмыкнул Сфинкс.
- Я и мой друг.
- Возможно. Но сначала задайся вопросом: стоит ли? Ариман жесток и
коварен. Но, захватив власть, его враги будут еще более жестоки.
- Еще один вопрос, Сфинкс! - крикнул скиф, чувствуя, что стражу
пустыни начинает надоедать этот, здорово смахивающий на благотворительную
подачку, разговор. - Ответь мне, чью сторону держишь ты?
- Трудный вопрос. Я не люблю Аримана, как и Ахурамазду, ведь он лишил
меня власти и обрек на вечное заточение в Говорящей пустыне. Но у меня нет
причин любить и его врагов, тем более, что они желают уничтожить мир
Эрвана, а значит и меня. Я б хотел, чтобы они все разбили себе лбы!
- Ты на своей стороне, - констатировал Скилл.
- Можно сказать и так. Хотя я предпочитаю говорить, что я в стороне.
Быть в стороне, когда дерутся тигры - самое мудрое.
- Легко быть мудрым, сидя в тени пальмы за тысячу парасангов от этого
проклятого места, - пробормотал Скилл, с завистью наблюдая за тем, как
Сфинкс подносит ко рту бокал фиолетового вина. - А что делать мне?
- Будь терпелив. Все разрешится само собой. Все разрешится...
Голос Сфинкса исчез, и лишь теперь Скилл почувствовал, что киммериец
толкает его под локоть.
- Ты что, заснул?
- Нет. - Скиф помотал головой, стряхивая остатки чудесного
наваждения.
- Что будем делать?
Скилл ответил словами стража пустыни:
- Все разрешится само собой. Будем ждать, Дорнум. Будем ждать.
И все разрешилось, хотя им пришлось ждать довольно долго. Подземелье
несколько раз встряхивало с такой силой, что друзья разлетались в разные
стороны; порой сверху падали какие-то тяжелые предметы, сочно ударявшиеся
в кучи мусора. После одного из толчков в темноте объявился некто третий.
Незнакомец громко втягивал воздух и угрожающе молчал. Скилл окликнул его
по-киммерийски и, не получив ответа, пристрелил, пустив стрелу на звук.
Существо или умерло, или затаилось, будучи смертельно напугано. По крайней
мере, оно не подавало больше признаков жизни, хотя степняки настороженно
прислушивались к каждому шороху. Наконец, судьба смилостивилась над ними.
Подземелье содрогнулось от мощного удара, и друзья почувствовали, что
взвиваются в воздух. Они летели где-то рядом. Скилл слышал хриплое дыхание
Дорнума и запоздало жалел, что не догадался взять его за руку. В этом
случае они наверняка попали б в одно место. Однако судьба смилостивилась
над ними и в этот раз, бросив друзей на пол в футе друг от друга. Но на
этом ее милости и закончились.

С прибытием Заратустры и светлого воинства чаша весов начала
постепенно склоняться на сторону защитников Замка. Маг действовал со
сноровкой опытного стратега. Навстречу свободным демонам устремились язаты
и светлые демоны. Вдоль плоскостей заметались полупрозрачные сферические
сгустки. Яростно сшибаясь, они вели бой не на жизнь, а на смерть. Язаты,
уступавшие более мощным артефактам в силе, действовали числом. Они
выманивали враждебного демона на бой, а затем набрасывались на него целой
стаей и разрывали в мелкие клочки. Некоторые напитали свою суть похищенной
у умерщвленных врагов до такой степени, что по силе уподобились демонам.
Располагая огромным численным перевесом, воинство Ахурамазды в считанные
мгновения очистило от враждебных духов Шпили, а затем перешло в общее
наступление по всем секторам.
Следом за артефактами двинулись в атаку рыжебородые, ахуры, а также
войско дэвов, прибывшее с Красных гор. Им пришлось вступить в бой с
паранормальными тварями из неведомых отражений - к счастью их было
немного, - и с мятежными дэвами, невесть каким образом проникшими в Замок.
Пока преданные Ариману силы тьмы и преданные Ахурамазде силы света
бились с его врагами, их господин при помощи Заратустры пытался
расправиться с теми, кто возглавляли атаку на Замок. Это были опытные и
очень умелые противники. Один из них вполне сносно манипулировал всеми
четырьмя измерениями. Захватить его было нелегко. Ариман и Заратустра не
раз опутывали врага силовыми вихрями, но тот каждый раз ускользал,
просачиваясь сквозь стены подобно скользкому слизняку.
Второго, того, что появился позже, отличала хитрость. Он был более
уязвим и потому позаботился о том, чтобы его не обнаружили. С этой целью
враг использовал фальшивые пульсирующие маяки, мешавшие определить его
точное местонахождение. Энергетические спирали, словно гончие псы,
устремлялись по ложному следу и возвращались ни с чем. Поединок чародеев
длился довольно долго, но не приносил решающего успеха ни одной стороне.
Тогда Заратустра предложил использовать энергетическую мощь Источника
трех сил, находившегося в Первом Шпиле.
Этот Шпиль, самый низкий из трех, был наиважнейшим модулем Замка.
Вход в него охраняли пятьдесят живых мертвецов. Кроме того внутри модуля
находился демон Ка-та-рш, обладавший огромной силой внушения, перед
которой не мог устоять ни человек, ни артефакт, сколь бы сильны они ни
были. Демон погружал свою жертву в сладкие грезы и уводил ее душу в иные
миры, делая это странствие вечным. Лишенное души тело пожирали псы
Ахурамазды. Ка-та-рш был всесилен, лишь Ариман не был подвержен его
радужному обману.
Демон был как всегда настороже и бросился навстречу вошедшим, но,
признав хозяина, тут же успокоился и окрасил свое эфемерное естество в
розовый оттенок, должный свидетельствовать о благожелательном отношении к
гостям. Распахнув одну за другой три прочнейших двери, Ариман и его
помощник вошли в крохотное помещение, где находилась суть Источника трех
сил.
Вряд ли кто мог подумать, увидев небольшой и обычный предмет, что в
нем заключена мощь, способная передвигать горы. Суть Источника
представляла собой небольшой, сделанный из желтого металла, по виду
смахивающего на медь, щит с двенадцатью белыми искрящимися звездочками по
окружности. От щита исходило ощущение огромной мощи, толкавшей
приближающегося к нему упругой волной. Источник словно предупреждал, что
непосвященному опасно даже подходить к нему. И Ариман, и Заратустра были
посвящены в тайну его мощи.
- Я возьму на себя того, кто перемещает силовые плоскости, - сказал
Ариман и улыбнулся холодной улыбкой Ахурамазды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике