фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Проваливаясь в горячий песок, Заратустра подошел к воротам и ударил в
них посохом. Обитые медью створки распахнулись. Под зоркими взглядами
светловолосых стражников маг подошел к контрольному блоку и всунул в
специальное отверстие кисть руки. То была еще одна мера предосторожности,
придуманная мудрым Ахурамаздой. Всем его постоянным гостям наносился на
руку тонкий слой специальной невидимой человеческому глазу краски, которая
при их последующих визитах расшифровывалась рецепторами контрольного
блока. Если бы вдруг оказалось, что под маской гостя прибыл некто -
незванный, блок принимал необходимые меры. Окажись лазутчик человеком, и
его рука мгновенно превратится в кровавый фарш. Если же это будет
принявший людской облик демон, деэнергизаторы мгновенно лишат его
энергетического поля и заключат в золотую клетку.
Тоненькие щупальцеообразные отростки обследовали пальцы проверяемого.
Из небольшого металлического раструба вырвался язычок пламени. Это
означало, что прибывший прошел проверку. Закованные в позолоченные доспехи
стражники отвесили поклон и расступились.
Ахурамазда был осведомлен о прибытии мага и ждал его в своем кабинете
- небольшой, сплошь заполненной толстенными фолиантами и магическими
приспособлениями комнате. Бог света сидел за столом и глядел в небольшую
полупрозрачную сферу, в которой мелькали колдовские картинки. Услышав
легкую поступь мага, Ахурамазда поднял голову. Заратустра встал против
стола и скрестил руки на груди.
Бог света поднял голову. Лицо его было спрятано под ослепительно
белой маской. Окинув мага взором неестественно глубоких глаз, он вновь
стал смотреть в волшебную сферу. Там как раз появилось изображение двух
длиннобородых ахуров, мерно опускающих светящиеся бичи на извивающийся
комок. После долгой паузы, особенно нестерпимой в мертвящей тишине, бог
света сказал:
- Я недоволен тобой.
- Меня это совершенно не волнует, - бесцеремонно отрезал маг.
- Как же ты мог провалить операцию по захвату враждебных магов!
- Кто мог знать, что проклятый Артабан поднимет крик? - вопросом на
вопрос ответил маг.
- Не надо было бросаться красивыми фразами, пригодными лишь для
шарлатанских проповедей. Склонность к позе когда-нибудь погубит тебя.
- Ты думаешь, это был я? - усмехнулся Заратустра. - Невысокого же ты
обо мне мнения. Твои язаты тебя неправильно информировали. Апаоша -
обычный маг. Я был под маской Воллу.
- Это ничего не меняет. Благодаря твоей неосмотрительности мы
упустили более половины магов!
- Но часть их все же попала в твои руки. Как и, по крайней мере, один
демон.
- Два демона, - поправил Ахурамазда. - Еще пятеро погибли от плетей
язатов и отравленных стрел рыжебородых. Но это не снимает с тебя вины за
ошибку.
- Так накажи меня! Прикажи своим ахурам распять меня на скале! -
невозмутимо предложил маг.
- И чтоб твой орел выклевал у тебя сердце? - засмеявшись, предложил
Ахурамазда. - Такое уже было. Ладно, забудем про это досадное
недоразумение. У тебя есть ко мне какое-то дело?
- Нет. Я прилетел узнать новости и поразвлечься.
- Поразвлечься? Можем начать хоть сейчас. Я как раз собирался
отправиться в комнату истины и узнать, что пожелают сказать мне демоны.
- Пойдем, - согласился Заратустра.
Бог света поднялся из-за стола. Его гигантская, слегка расплывчатая
фигура заняла добрую треть ограниченного стенами пространства. Мгновение
он приводил в порядок силовые поля, подгоняя себя под человеческие
размеры. Покончив с этим занятием, он взял светящийся жезл и вышел из
комнаты.
Для того чтобы попасть в комнату истины, требовалось пройти через всю
Башню. Это сооружение было мало похоже на высокие цилиндры средневековых
донжонов. По сути это был огромный дворец, скорее - комплекс дворцов,
стены которых представляли собой единую оборонительную линию. Высота этого
сооружения достигала ста локтей, длина стен составляла половину парасанга
[парасанг - мера длины, равная 5549 метрам]. Башня включала в себя личные
покои Ахурамазды, напичканные самыми различными колдовскими устройствами,
крыло, где размещались слуги, и крыло, отведенное для гостей. На самом
верху Башни находилась сокровищница, доверху наполненная золотом и
драгоценными камнями, среди которых были и минералы, совершенно
неизвестные людям. Бог света использовал их в своих магических
заклинаниях. Подземелья Башни использовались в качестве кладовых. Здесь
хранились фрукты и мясо, зерно и пряности. В винном погребе размещались
тысячи огромных бочек веселящего зелья. Надежная охрана сторожила залу,
где Ахурамазда варил волшебное зелье - хаому, многократно продлевающую
жизнь человека. Здесь же находилась и тюрьма. Именно туда держали путь
Ахурамазда и его спутник.
Широкие, вырубленные в гранитной скале ступени привели их в сумрачное
подземелье, тускло освещаемое редкими, висящими на стенах факелами. Стены
сочились сыростью. Тишина, нарушаемая лишь слабым потрескиванием факелов,
создавала гнетущее впечатление. У любого человека, попавшего в подобное
место, неизбежно захолонуло бы сердце. Но Заратустра и бог света
чувствовали себя вполне нормально. Маг добрую половину своей долгой жизни
провел в пещерах и подземельях, ему был неведом страх замкнутого
пространства, он дышал спертым воздухом столь же свободно, словно стоял на
горной вершине. Ахурамазда был бог, а богам не дано бояться.
Взяв по факелу, они начали спускаться еще ниже - туда, откуда веяло
холодом, где тонко журчали подземные воды. Лестница вывела их на площадку,
на которой стояли ахуры. Половина стражей была вооружена мечами - на тот
случай, если взбунтуются пленники-люди, половина - огненными плетьми,
которыми приводили в повиновение демонов.
- Хочешь посмотреть на магов? - спросил Ахурамазда. - Двое из них
умерли от ран, четверо отреклись от своих демонов и дали клятву служить
мне, но двое продолжают упорствовать.
- Нет! - Заратустра пренебрежительно махнул рукой. - Пойдем к
демонам.
- Как хочешь.
Ахурамазда свернул в правый тоннель, ведший к месту заключения
демонов. Он был настолько узок, что путники едва не касались плечами стен.
- Довольно холодно, но демонам это не мешает, - заметил Ахурамазда,
закрывая дверь подземной камеры, входить в которую ахурам, за исключением
нескольких особо доверенных, было строго запрещено. Затем бог коснулся
небольшой золотистой точки на стене. Из хрустальных плафонов хлынул
неестественно белый свет, рожденный ни солнцем, ни пламенем, а
сверхъестественными космическими силами.
Заратустра несколько раз уже бывал здесь. Обстановка камеры за многие
десятилетия совершенно не претерпела изменений. Посреди ее стояли стол и
три золоченых кресла, вдоль дальней стены - двенадцать золотых клеток -
склепанных из металлических колец контейнеров, в которые заключались
пойманные демоны. Десять из них были пусты, в двух находились небольшие
полупрозрачные комочки.
- Успокоились, - сказал бог света, кивая головой в сторону
заполненных контейнеров. - Как обычно вначале здорово буянили, но,
убедившись, что им не по силам прорвать энергетическое поле,
утихомирились.
- Кто к тебе попал?
- Богатая добыча! Сам Митра. А также Тонга, демон-бык.
- Как это их угораздило? Они ведь считали себя самыми мудрыми.
- Митра дежурил у входа в пещеру. По словам язатов он почти не
сопротивлялся. Мне кажется, он хотел, чтобы его схватили. Тонга оказался
чересчур предан своему магу. Когда тот попросил помощи, Тонга немедленно
явился на зов. Этот дрался отчаянно и раздробил энергетические блоки
доброму десятку язатов.
Маг не особо прислушивался к словам Ахурамазды. Подойдя к столу, он
взял деэнергизатор - насаженный на массивную черную рукоять металлический
стержень, и направился к клеткам.
- В какой из них тонга?
- Слева.
Заратустра несколько раз ткнул прутом сквозь ячеи клетки. Демон
завизжал.
- Чудный голосок! - заметил мучитель. - Что ты собираешься с ними
делать?
- С Митрой мы почти договорились. Он признает мое верховенство, а за
это я сохраняю за ним теплое местечко в Чинквате. Тонга сопротивляется.
Заратустра удивился.
- Странно. Мне он показался самым благоразумным из демонов.
- Так оно и было. Должно быть его озлобила смерть мага.
- Маг Тонга погиб?
- Да. Его зарубили рыжебородые.
- Туда ему и дорога! Он всегда корчил из себя недотрогу. А с демоном,
думаю, можно договориться.
Ахурамазда махнул рукой.
- Бесполезно.
- Может, я все же попробую?
Пожав плечами, бог света сказал:
- Как хочешь. Только будь осторожней. Держи его под контролем.
Заратустра не счел нужным ответить. Прикоснувшись рукой к замку, он
снял энергетическое поле.
- Выходи!
Не дожидаясь, когда маг пустит в ход деэнергизатор, демон вылетел из
клетки.
- Прими форму.
Энергетический сгусток стал трансформироваться, пока не превратился в
здоровенного быка со сложенными за спиной крыльями.
- Как воняет навозом! - глумливо воскликнул Ахурамазда, закрывая нос
маски рукой.
Маг не поддержал шутку. Следя за тем, чтобы Тонга не попытался
освободиться, он сказал:
- Привет, Тонга.
- Привет, оборотень, - отозвался бык.
Заратустра поморщился.
- Ты груб. Зачем же так? Все мы можем менять маски.
- Но не все - душу.
- Верно, - согласился маг. - Скажи мне, Тонга, почему ты
сопротивляешься нашей воле? Демон света предложил тебе почетные условия
сдачи. Ты можешь стать третьим после Ахурамазды и Аримана.
Крылатый бык не сразу ответил на вопрос. Полузакрыв бархатные веки,
он погрузился в подобие транса. Глухо зазвучали слова.
- Когда-то, много веков назад, бессмертный Эрван породил демонов и
даровал им вечную жизнь. Многие годы демоны существовали в мире и
согласии. Если между ними и случались мелкие недоразумения, то они тут же
разрешались мудрым Эрваном. Но настал день, когда демоны-близнецы,
обозначавшие границу мрака и света, захотели возвыситься над прочими.
Хитростью они свергли своего отца Эрвана, создали армию верных слуг и
объявили войну другим демонам. Они подчинили своей воле ирреальный и
цветные миры, время и пространство. Они уже близки к тому, чтобы покорить
мир людей и предначертания вечности. Они понимают, что за этим стоит
безраздельная власть, и рвутся к этой власти. Они пришли к согласию с
такими же злонамеренными сверхсуществами из иных сфер. Лишь демоны, да
немногие сильные духом люди противостоят их злокозненным планам, пытаясь
предотвратить слияние миров, которое неизбежно приведет к катастрофе. Ведь
рациональный и иррациональный миры могут существовать лишь вне зависимости
друг от друга.
Тонга замолчал. Заратустра и бог света в один голос хмыкнули.
- Во имя Разума, зачем ты читал нам эту лекцию, Тонга? - спросил
Ахурамазда. - Надеялся найти благодатную аудиторию? Мы вовсе не
намереваемся вступать с тобой в дискуссию по поводу взаимоотношения
рациума и иррациума, времени и параллельных пространств. Глупо в который
раз доказывать тебе, что никакого Эрвана не существовало. Эрван - это
время. Время было и есть. Я и Ариман покорили его. Уже давно. Хотя время
не признает категории "давно". Мы создали себе помощников-демонов, но они
вышли из-под нашего контроля. Теперь же мы стремимся восстановить
справедливость и подчинить отщепенцев своей власти. Я не намерен более
слушать твой бред. Ответь: покоришься ли ты моей воле?
Крылатый бык отрицательно покачал головой.
- Нет.
- Ты хорошо подумал?
- У меня было достаточно времени для раздумий.
- Тогда прощай!
Ахурамазда кивнул магу. Заратустра большим пальцем передвинул до
упора рычажок, вделанный в рукоять деэнергизатора.
- Жаль, Тонга, что у нас не вышло разговора.
С этими словами маг коснулся кончиком металлического прута бычьей
головы. Раздался негромкий треск. Тело быка скорчилось, словно в ужасной
муке, и превратилось в энергетический комок, окруженный со всех сторон
голубоватой сверкающей аурой. Комок становился все меньше и меньше, пока
вовсе не исчез. Заратустра осторожно передвинул рычаг в прежнее положение.
- Ну вот, здесь хватит на два десятка язатов.
- Извлеки-ка второго умника, - приказал Ахурамазда.
Маг взял со стола новый деэнергизатор и распахнул дверцу второй
клетки.
- Прими форму.
Выскочивший из клетки серебристый комок мгновенно повиновался,
превратившись в невысокого с одутловатым лицом старичка.
Ахурамазда грозно спросил:
- Ты все видел?
- Да, - дрожащим голосом ответил старичок.
- Хочешь последовать за ним?
- Нет!
- Хорошо, - подвел демон света итог этому краткому диалогу. - Тогда
немедленно свяжись со своим магом и прикажи ему явиться в Башню. Это
первое. Я запрещаю тебе использовать энергетические формы. Отныне ты
должен появляться лишь в этом облике. Это второе. Впрочем, - Ахурамазда
задумался и решил, - в случаях, когда тебе придется перемещаться на
большие расстояния, можешь принимать энергетическую форму. Но лишь с моего
ведома!
- Спасибо! - Старичок низко поклонился.
- Верно служи мне и я сдержу свое обещание, - сохраню за тобой пост
председателя в Чинквате.
- Спасибо!
- А теперь исчезни!
В нескольких дюймах от пола возникло световое окно. Старичок поспешно
нырнул в него.
- Видишь, как все просто! - рассмеялся Ахурамазда. - Скорый и
праведный суд. Кстати, если уж разговор зашел о суде, я бы посоветовал
тебе поскорее разобраться с Артабаном. Он нам мешает.
- Без тебя знаю. Им займутся люди Мардония. Если они не справятся, к
делу подключусь я.
Бог фамильярно хлопнул своего мага по плечу.
- Смотри, чтобы на этот раз без недоразумений!
- Все будет сделано чисто, - ответил Заратустра.
Погасив волшебный свет, они вышли из камеры. На одной из ступеней
Ахурамазда вдруг остановился. Уставившись себе под ноги огромными черными
бельмами нечеловеческих глаз, он вымолвил:
- Здесь кто-то был.
- С чего ты взял? - удивился маг.
- Я вижу его следы. Ведь демон в состоянии видеть то, что вне границ
ощущения человека. Я вижу свежий теплый след босой человеческой ноги. Тот,
кто здесь был, снял сапоги, чтобы не шуметь.
Заратустра надоело играть в загадки.
- Кто он?
- Ахур. Один из стражников. Негодяй подслушивал.
Ахурамазда быстро зашагал вверх. Заратустра следовал за ним. Едва они
достигли площадки, где размещалась стража, бог велел:
- Отвернись.
Маг не стал задавать лишних вопросов, а быстро выполнил приказание.
Он прекрасно знал, что намеревается сделать демон света и чем это грозит
ему, если он осмелится ослушаться.
Послышались глухие звуки падающих тел.
- Идем дальше.
Заратустра повернул голову. На площадке валялись трупы стражников.
Вместо бородатых лиц чернели провалы. Не испытывая никаких эмоций от
увиденного, маг последовал за богом света.
Очутившись в своих покоях, Ахурамазда первым делом приказал убрать
трупы и выставить новую стражу. Затем он спросил мага:
- Ну что, развлечемся?
- А зачем я по-твоему здесь?
- Тогда к Ариману!
Испытывая знакомую легкую тошноту, Заратустра закрыл лицо руками.
Когда же он вновь открыл глаза, стены залы исчезли. Маг и демон стояли на
ослепительно зеленой лужайке. В заоблачных горах бушевала весна.

3. О ЛЮБВИ, А ЦАРЕ ДАРИИ, О СКИФСКОМ
ПОХОДЕ И О СУДЬБЕ МИЛЕТЯНИНА ГИСТИЭЯ
Мудрец счастлив, довольствуясь немногим,
а глупцу всего мало: вот почему почти все
люди несчастны.
Франсуа де Ларошфуко
- Мне все надоело, Артабан!
Царь лежал на обитой шелком тахте. Он скучал, и ничто не могло
развеселить его. Артабан перепробовал уже все средства: и танцы
сладострастных лидиек, и петушиные бои, и нежные ласки новых наложниц. Все
без толку. Ксеркс по-прежнему ныл, уставясь в резной потолок:
- Мне скучно!
И тогда хазарапат прибег к последнему, самому верному средству. Он
достал из сокровенного ларя стеклянный пузырек с порошком лотоса. Бросив
тщательно отмеренную щепотку в бокал вина, он поднес тот бокал царю.
- Выпей, великий царь!
- Что это? Вино забвения?
- Да, повелитель.
Обрадовавшись, Ксеркс ухватился за бокал и единым махом осушил его.
Вскоре веки царя сомкнулись, и он забылся в сладких грезах.
Артабан стоял подле кушетки и брезгливо смотрел на жирного телом
царя. Дождавшись, когда тот начал храпеть, он ушел.
А Ксеркс тем временем вознесся в заоблачные дали Гародманы. Все здесь
было точно так, как представлял он в своих грезах. Пристанище праведных
Гародмана походило на большой остров, затерянный в бескрайнем океане
цветных облаков. Землю покрывали яркие растения, с веток деревьев
свешивались огромные персики, груши и почему-то дыни. Меж стволов мелькали
собаки и огромные тигры. Тигры улыбались и оттого выглядели совсем
нестрашными. Царь осмелился погладить одного из них. Тигр басовито заурчал
и потерся мягкой шерстью о его ногу.
Невидимые крылья доставили царя в воздушный дворец Митры. О, Ксеркс
никогда не видел подобного великолепия! Стены дворца были сложены из
огромных блоков неведомого пурпурного камня, крыша блестела золотом.
Золото было и внутри дворца. Несчетное множество слитков и колец,
браслетов и монет с солнечным ликом Ахурамазды. Небрежно сваленное кучами
у беломраморных колонн, разбросанное по полу и у серебряных лестниц оно
искрилось, играло, издавая глухой бархатный звон, когда ноги царя касались
его желтой поверхности.
Здесь все было из золота - столы и кресла, сундуки и вазы. Даже цветы
- и те были составлены из отлитых искусным мастером золотых лепестков и
бутонов. Поначалу такое обилие драгоценного металла поражало и восхищало
царя, но постепенно начало утомлять.
Ксеркс наклонился к золотому фонтану. Пахнущая золотом вода
совершенно не утолила жажду. Осмотревшись, он заметил неподалеку столик,
сплошь заставленный вазами с солнечными плодами. Царь устремился к нему.
Окинув плотоядным взором фруктовое великолепие, он выбрал огромный персик
с нежной бархатистой кожицей, пахнущий солнцем. Он поднес плод ко рту и -
о ужас! - царские зубы соприкоснулись с хладным металлом. Ошеломленный он
отшвырнул от себя персик, тот покатился по полу с мелодичным звоном. Не
веря в реальность происходящего, царь хватал плод за плодом. Все они
превращались в его руках в золото. Закричав от страха, Ксеркс рухнул на
золотой пол и забылся.
Очнулся он от звонкого смеха. Осторожно приоткрыл глаза. Все та же
сверкающая золотом зала, тихий перезвон драгоценных подвесок люстр, да
задорный девичий смех неподалеку.
Люди? Царь сноровисто перекатился на четвереньки. Они спасут его!
Следуя за ускользающими звуками смеха, царь бежал по нескончаемому
дворцу. Одна за другой мелькали великолепные залы, отделанные белым,
розовым и черным мрамором, темно-бурым гранитом, самшитовым и сандаловым
деревом. Вдоль каменных стен стояли драгоценные статуи неведомых могучих
героев и прекрасных голубоглазых женщин. Они были отлиты из ярко-белого
металла, одеяние статуй покрывали тысячи изумрудов и рубинов, руки были
выложены слоновьей костью, вместо глаз сверкали огромные бриллианты,
отчего взор их уподоблялся взгляду ночных оборотней. Постаменты статуй
были покрыты мозаикой из яшмы и бирюзы.
Царь бежал дальше, мимо коллекций неведомого оружия; отделанные
чернью мечи и щиты были столь огромны, что могли принадлежать лишь
титанам.
И везде было золото. Сверкающее, словно огонь, золото. Порой ноги
царя тонули в нем по колено. Тогда золотые щупальца вцеплялись в его кожу
и пытались не пустить дальше. Сотни, тысячи сверкающих изображений
Ахурамазды смотрели на него и шептали:
- Куда ты спешишь? Останься с нами!
Но царь упорно вырывался из их объятий.
Наконец бесчисленные залы остались позади. Он стоял на берегу
небольшого лесного озерца, с наслаждением вдыхая свежий, не отравленный
золотом воздух.
Послышался звонкий смех. Из-за песчаной косы показалась стайка
девушек. Столь прекрасных, каких царю никогда не приходилось видеть
прежде. Они были совершенно наги, солнце играло на влажной коже. Смеясь
девушки окружили царя и начали водить хоровод. Их совершенные тела манили
царя, ввергая его в сладкую истому. Не сознавая, что делает, Ксеркс скинул
тяжелый парчовый халат и начал медленно расстегивать петли на нижней
рубахе. Красавицы смотрели на его толстое чрево и заливались веселым
смехом. Затем они набросили на себя невесть откуда взявшиеся прозрачные
хитоны и убежали. Осталась лишь одна, самая желанная, чьи ноги и тело царь
уже сотни раз покрыл мысленно поцелуями. Она прижалась к груди и
запрокинула очаровательную головку. Чуть припухлый, словно розовый бутон,
рот приоткрылся в ожидании поцелуя. Царь потянулся губами к этому рту и...
Ксеркс открыл глаза. Он лежал на обитой шелком кушетке в своей
опочивальне. На столике у изголовья стоял отвратительно пахнущий золотом
бокал. Ощущая дикое напряжение в чреслах, он застонал:
- О, какой был сон! Какой сон!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике