фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



Конан очнулся от того, что его голову окатили холодной водой.
Заметив, что веки задрожали, кто-то произнес:
- Благодарение Митре! Король пришел в себя.
"Привидится же такая пакость!" - подумал Конан, намереваясь открыть
глаза и увидеть Вентейма и личного лекаря. Однако, к его разочарованию,
то, что он посчитал беспамятным сном, увы, оказалось явью.
Он лежал на охапке травы в тени развесистого баобаба, а вокруг стояли
Тенанс и три амазонки.
- О дьявол! - поморщился Конан. - Как болит голова! Где эта
гигантская тварь?
- Она мертва. - В голосе Тенанса слышалось безграничное восхищение.
Аквилонец и девушки смотрели на Конана с благоговением.
- Это самая здоровенная скотина, с какой мне когда-либо приходилось
иметь дело. Демоны по сравнению с ней беззубые котята. - Конан поднес руку
к голове и застонал. - Где Опонта?
Лицо Тенанса дрогнуло, и он поспешно отвернулся.
- Ах да... - Киммериец вспомнил об ужасной участи, постигшей
возлюбленную, и его едва не замутило. Только сейчас он осознал, что ел ее
тело. - А мой сын?
- Он жив. Он здесь. - Тенанс широко улыбнулся, довольный, что может
доставить своему повелителю хоть какую-то радость. - Мы накормили его
козьим молоком.
От этого известия Конан несколько оживился. Морщась, он оперся на
локти и сел.
- Покажи мне его.
Тенанс куда-то убежал и вскоре вернулся с завернутым в холстину
младенцем.
- Спит, - прокомментировал Конан, посмотрев на маленькое сморщенное
личико. Он ожесточенно потер голову руками, пытаясь привести себя в
порядок, затем осторожно поднялся. Тело раскалывалось на тысячу кусочков,
но серьезных повреждений, похоже, не было.
- Каким образом вы здесь очутились? Я ведь приказал вам ждать меня в
городе.
Ответил Тенанс.
- Мы едва спаслись. Эта рыжая ведьма наслала на Аржум своих обезьян.
Стража спокойно впустила их в город, полагая, что они посланы помочь
убрать трупы. А вместо этого те стали рвать людей на куски. Погибли
многие, в том числе Алим. Чудовища разорвали его прямо у меня на глазах.
Амазонки стреляли отравленными стрелами, но по-моему, яд не слишком
действовал на этих тварей. Хорошо, что у нас были наготове кони, иначе мы
вряд ли бы сумели спастись.
- Она сказала мне, что послала слуг лишь за Латалией, - произнес
Конан.
Тенанс помотал головой.
- Нет, они пришли, чтобы убить всех.
- Как бы то ни было, надо поспешить отсюда. Иначе вскоре мы будем
иметь дело с сотней разъяренных чудовищ. Придется отказаться от мысли
попытаться раздобыть перстень Черного Ормазда. Будем добираться в
гиборийские страны своими силами.
Тенанс и амазонки согласились с киммерийцем и вскоре небольшая
процессия уже двигалась по дороге, ведшей из рощи. Одна из воительниц,
имевшая прежде ребенка, везла за спиною деревянную люльку с младенцем.
Войско амазонок ожидало их на выходе из священной рощи. Пять сотен
всадниц во главе с Латалией и Кхар Убой. Приказав своим спутникам
оставаться на месте, Конан подскакал к восседавшей на огненно-рыжем
жеребце царице.
- Приветствую тебя, царица Латалия! Чем обязан подобной милости?
Латалия бросила неприязненный взгляд на находившегося по правую руку
жреца. На ее щеках заиграли желваки.
- Конан-киммериец, я вынуждена задержать тебя в Амазоне.
- А как же царское слово? - напомнил варвар.
- Обстоятельства сложились так, что я вынуждена нарушить свое слово.
Я дала обещание, что задержу тебя в Амазоне.
- Я, кажется, понимаю, - пробормотал Конан, всматриваясь в лицо Кхар
У бы. Конь киммерийца нервно играл, чувствуя нарастающий гнев всадника. -
Этого потребовал бритый червяк, именующий себя жрецом Черного Ормазда.
Царица не стала лукавить.
- Да, он. Обезьяны Горгии разрушили полгорода и убили многих тех, кто
уцелел в схватке с серыми каннибалами. Не помогли ни чары Лиллит, ни сила
Ульмвана. Чудовища сокрушили их храмы. Лишь Кхар Уба смог остановить
монстров с помощью волшебного перстня. Но перед тем, как сделать это, он
взял с меня клятву, что я воспрепятствую тебе покинуть Амазон. Солнце
свидетель тому, что лично я не желаю тебе зла, но клятва!
- Я все понимаю, царица. Тогда попробуйте схватить меня. Обещаю, что
многие из вас составят компанию Горгии и ее отцу Готтому.
При упоминании имени Готтома жрец вздрогнул. Он наверняка видел
чудовищного отца Горгии.
Не дожидаясь ответной реакции царицы, киммериец отстегнул от седла
шлем и приготовился надеть его на голову. Внимательно следившие за
происходящим амазонки недовольно заворчали. Им вовсе не хотелось сражаться
с варваром, столь доблестно проявившим себя в битве с серыми каннибалами.
- Не горячись, киммериец! - Латалия жестом остановила Конана. - Я
сказала, что обещала воспрепятствовать тебе выехать из Амазона. Так?
- Так, - подтвердил Конан.
- Я уже сделала это, объявив, что для меня нежелателен твой отъезд.
Но если ты упорно настаиваешь на своем, я умываю руки. Все мы имели
возможность убедиться в твоей воинской доблести, и мне вовсе не хочется
потерять половину и так порядком поредевшего войска на этих холмах. Если
между тобой и жрецом существуют какие-то разногласия, то разрешайте их
сами.
Конан поклонился Латалии.
- Мудрое решение, царица. Я буду рад видеть тебя гостьей в Аквилонии.
И обещаю, ты не попадешь в бамбуковую клетку.
Латалия в ответ улыбнулась.
Лицо Кхар Убы потемнело от плохо сдерживаемой ярости. Он прошипел,
обращаясь к царице:
- Ты хочешь, чтобы я оживил багровых монстров?
Зло усмехнувшись, амазонка бросила жрецу:
- Вряд ли это у тебя получится. Перед тем, как покинуть город, я
приказала отрубить им головы и конечности и сжечь их на кострах. Чуешь,
жрец, как веет запахом паленого мяса?
Кхар Уба повертел носом. Никакого запаха он не уловил, но усомниться
в словах царицы не осмелился.
- Ну хорошо, - процедил он, зловеще косясь на Латалию. - Если ты так
поступаешь со мной, я вынужден обратиться к заступничеству моего хозяина
Черного Ормазда. Берегись, царица, ты еще пожалеешь о своем решении!
Жрец поднес к губам надетый на указательный палец перстень и быстро
прошептал какое-то заклинание. С тревогой следившая за его действиями
царица вытащила меч и попыталась сразить Кхар Убу, но тот сделал
мимолетное движение рукой и конь Латалии взбесился. Высоко подкидывая
задние ноги, он помчался к городу. Амазонки, решив, что царица
предоставила мужчинам самим разбираться между собой, последовали за
повелительницей.
Конан спокойно дождался пока жрец закончит свое колдовство. Едва тот
поднял голову, киммериец спросил:
- Кхар Уба, почему ты пытаешься причинить мне вред? Что тобою движет?
Личные обиды или неведомые мне замыслы?
Какое-то время Кхар Уба колебался, отвечать или нет, а затем все же
сказал:
- Мне очень жаль, что так случилось, киммериец. Я не питаю к тебе
личной вражды. Просто судьбе угодно, чтобы это был твой последний поход.
По воле рока ты очутился на перекрестке исторических свершений. Близок
день, когда отряды туранцев двинутся на запад, сметая гиборийские
королевства. Так угодно Черному Ормазду. В этом мире есть только один
человек, способный противостоять натиску восточных орд и поэтому он
очутился в далеком Амазоне. Мой план с самого начала был построен с таким
расчетом, чтобы любой ценой задержать тебя здесь. Сначала я рассчитывал,
что царица Сомрис прикажет расправиться с тобой. Но ты очаровал ее своей
мужской статью. Затем я переменил намерения и принял меры к тому, чтобы с
тобой расправились амазонки, взбешенные твоей гордостью. Но ты сумел
покорить и их. Смерть должна была настичь тебя в тот день, когда Сомрис
родила сына, но вмешалась судьба и город подвергся нападению серых
каннибалов. Ты должен был умереть от их рук, но сумел устоять перед
натиском тысяч дикарей, заставив амазонок отказаться от мысли отомстить за
Сомрис, которая, как они считали, погибла от твоей руки. Ты должен был
быть сегодня умерщвлен Горгией. Но дура влюбилась в тебя и вместо того,
чтобы отравить тебя за столом, попыталась уговорить остаться с ней. А
затем ты непостижимым образом убил ее и Готтома. Ты победил всех, кого
только можно. Амазонки признали тебя величайшим воином мира. Ты стал для
них почти что богом. Теперь, когда уничтожены храмы Лиллит и Ульмвана, ты,
разгадавший тайну доспехов Ульмвана, и в самом деле можешь стать их богом.
Ты можешь, если пожелаешь, жениться на Латалии и стать царем Амазона.
Создай себе новую могучую империю, ибо Аквилония для тебя уже потеряна. Не
пройдет и трех лет, как ослабленная гражданской войной она будет
растоптана копытами туранской конницы. И тогда Черный Ормазд разрешит мне
вернуться в Туран. В моих помыслах нет личной вражды, варвар. Просто мне
очень хочется вернуться в родные степи Турана, а это возможно лишь в том
случае, если ты останешься здесь.
Конан дослушал до конца длинную тираду Кхар Убы и схватил поводья его
лошади.
- А теперь, слушай меня, бездарный факир! Ты сейчас же доставишь меня
в Аквилонию или я сверну твою куриную башку. И не пробуй испугать мою
лошадь колдовским взглядом. Мой меч быстрее твоего взгляда!
- Поздно, варвар! - захохотал Кхар Уба. - Смотри! - Он указал рукой
на появившуюся слева от него светящуюся воронку. - Это идет Черный Ормазд!
- Мне очень жаль, колдун!
Вернув жрецу его собственные слова, Конан взмахнул мечом и рассек
бритую голову надвое.
И в этот миг из сияющего вихря появился Черный Ормазд. Огромную
фигуру его покрывал блестящий черный плащ, на голове был черный шлем, как
и у Конана. Взглянув на мертвое тело жреца. Черный Ормазд повернулся к
Конану.
- Вот мы и встретились!
- Я ждал этого часа, оборотень! - воскликнул киммериец.
- Я тоже. Ты давно мешаешь мне, сокрушая магические силы, что должны
установить мою власть над миром. Кстати, негоже варвару возвышаться над
богом!
Черный Ормазд послал рукой зеленый луч, ударивший в грудь жеребца
Конана. Несчастное животное рухнуло на землю. Бог развязал шейные тесемки
и сбросил плащ. Выяснилось, что он одет в такие же доспехи, что и Конан, а
на поясе его висит блестящий меч - точная копия меча Ульмвана.
- Хочешь помериться силой? - спросил Черный Ормазд.
- Кто может победить оборотня?
- Только оборотень. - В голосе бога слышалась усмешка.
- Но я все же попробую.
Черный Ормазд извлек из ножен меч и прикинул его на руке.
- Давненько я не держал этой игрушки. - Он внимательно посмотрел на
стоящего напротив киммерийца. - Все же ты напрасно встал на моем пути.
- Это мое дело.
- Верно.
Не желая вдаваться в дальнейшие разговоры, Конан сделал шаг вперед.
Они скрестили мечи. Движения варвара были куда стремительней, меч Ульмвана
не раз устремлялся к голове или плечу противника, но в самый последний
момент тот непостижимым образом уходил из-под удара. Поединок длился очень
долго. Конан почувствовал, что силы постепенно начинают оставлять его.
Черный Ормазд орудовал мечом с прежней легкостью, хотя и его реакция стала
заметно медленнее. Раз или два Конан дотягивался до его шлема, но эти
удары были слишком слабы, чтобы нанести богу какой-нибудь вред. Тогда
Конан решился на отчаянный шаг. Резким движением левой руки он сорвал с
головы шлем и, бросив его на землю, крикнул:
- Сними личину, оборотень!
Черный Ормазд глухо рассмеялся.
- Ну, если ты так настаиваешь!
Совершенно не беспокоясь о возможном подвохе со стороны киммерийца он
воткнул меч в землю и осторожно двумя руками снял шлем. Черты безбородого
лица бога были резки, светлые волосы коротко острижены, глаза скрыты узкой
полумаской.
- Ты доволен?
Конан не успел ответить.
Из-за его спины вылетели две стрелы. Черный Ормазд стремительно
увернулся. Затем он сделал движение ладонями от себя, словно отталкиваясь.
Конан почувствовал, как его обтекает невидимая упругая волна. Сзади
послышался крик. Обернувшись, киммериец увидел двух замертво лежащих
амазонок с луками в руках. Побледневший Тенанс и третья амазонка,
прижимающая к себе ребенка, с ужасом взирали на распростертые тела. Конан
яростно махнул им рукой.
- Уходите прочь! Быстрее!
Ни мгновения не сомневаясь, что они не осмелятся ослушаться его
приказа, Конан повернулся к противнику и яростно напал на него. Мечи
ударились друг о друга с удесятеренной силой. Черный Ормазд внезапно
понял, на что рассчитывал Конан, скидывая свой шлем. Движения его стали
более осторожны.
Никогда еще в жизни Конана не было столь долгого и трудного поединка.
Никогда он еще не сражался с противником столь же неутомимым и умелым, и
вдобавок имевшим в запасе такие силы, какими не располагал киммериец.
Солнце уже спряталось за священной рощей, когда Черный Ормазд ухитрился
зацепить меч Ульмвана острием своего клинка. Оружие рыбкой блеснуло в
воздухе и упало шагах в двадцати от киммерийца. Вскинув над головой меч,
Черный Ормазд двинулся на варвара, намереваясь снести ему голову. И в этот
миг Конан бросил в него извлеченный из-под панциря нож. Будучи совершенно
уверен в своей победе, Черный Ормазд не успел увернуться. Стремительно
свистнув в воздухе, нож рассек ему щеку и засел глубоко в кости.
Черный Ормазд издал злобный крик, и в то же мгновенье все вокруг
взорвалось ослепительным пламенем...
Лишь наутро амазонки осмелились приблизиться к этому месту. Никаких
следов Конана и его спутников они не обнаружили. Земля здесь была
совершенно выжжена. Огромное пятно гари простиралось от стен Аржума до
священной рощи. С тех пор на этом месте никогда не росла трава.
Тайна судьбы великого воина, короля и варвара Конана осталась скрыта
пеленою времени. Он так и не вернулся в свое королевство. Но древние
хроники Немедии донесли до потомков весть, что примерно через два года
после исчезновения Конана из Аквилонии на востоке от туранских степей
объявились неведомые женщины-воительницы, возглавляемые могучим воином.
Покорив местные племена, пришельцы стали тревожить владения туранских
царей. Наскоки их отрядов были стремительны и неожиданны, а исчезали они
подобно ночным призракам. Чтобы противостоять неведомому врагу, король
Турана Одамед был вынужден перевести на восток дополнительные полки. Ни о
каком походе на запад речь уже не могла идти, туранцы едва удерживали свои
восточные границы.
Летописцы оставили нам портрет предводителя воительниц. Он был мудр,
силен и непобедим. Его доспех не брали ни стрела, ни копье, а длинный меч
не знал жалости. И никто никогда не видел его лица, скрытого забралом
шлема. И никто не мог утверждать наверняка, что это был Конан. Но люди
верили, что могучий киммериец благополучно вернулся на север и его
непобедимый меч по-прежнему угрожает всем злым силам мира. Они хотели в
это верить.
Ведь людям надо во что-то верить.
Всмотритесь в марево бесконечной степи. Бесконечной, подобно потоку
времени. И вдалеке пригрезится всадник в черных доспехах, восседающий на
могучем вороном коне. Никто не знает, сколько ему лет, никто не может
точно сказать, сколько на его теле шрамов, никому не суждено сосчитать
бесчисленные могилы поверженных им врагов.
Лишь ветер, лишь солнце, лишь жизнь, превращенная в легенду...

7. НОЧЬ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
Леонид закончил рассказ. Костер к этому времени потух. Завороженные
волшебной легендой воины забыли подбросить в него сучья. Царь кашлянул,
чувствуя сухость в горле.
- Ну все, друзья мои. Скоро рассветет. Нужно немного отдохнуть перед
боем.
- Царь, как же все-таки закончилась эта история? - спросил один из
молодых воинов.
- Никто не знает, - ответил Леонид. - Киммериец прав - король Конан
исчез, и никто никогда не слышал его имени.
Леонид поднялся и пошел прочь от костра. Спартиаты безмолвно смотрели
ему вслед. Провожаемый их пристальными взглядами царь подошел к небольшому
полотняному шатру, разбитому специально для него, и скрылся внутри. Он
собрался уже было лечь на постеленный на землю плащ, но вдруг ощутил
чье-то присутствие. Напротив входа стояла небольшая закутанная с ног до
головы фигурка, различимая в кромешной темноте лишь кошачьими глазами
Конана. Почувствовав, что царь смотрит на нее, фигурка тряхнула головой,
откидывая на спину капюшон, скрывавший лицо. Мягкий переливчатый голос
произнес:
- Это была чудесная сказка, Юльм!

Юльм - именно так его нарекли при рождении. Осталось лишь пять
человек, помнивших это имя. Она была шестой, но он полагал, что она
мертва. Впрочем, так считали все.
В первое мгновенье, до того, как ночная гостья произнесла свои слова,
он полагал, что пришла другая. Он решил, что пенорожденная нашла минутку и
заглянула в его шатер, чтоб насладиться последней любовной ночью. Но этот
голос принадлежал не Афо. Он был столь же нежен и мелодичен, но в нем
слышалась великая сила, равной которой, быть может, не обладал ни один из
живущих на земле. Этот голос принадлежал женщине, рожденной повелевать и
решать судьбы народов, планет, целых Галактик. Это был страшный и в то же
время прекрасный голос. Таким же было и ее лицо, смутное белеющее в ночном
сумраке. Она улыбалась, ожидая, как он отреагирует на ее внезапное
появление.
- Не думал увидеть тебя здесь, Леда.
- Ты неподражаем! - тихо воскликнула девушка, медленно приближаясь к
спартиату. Она была хрупкой и едва доставала ему до груди, но он знал
сколь обманчиво впечатление ее беззащитности. Он предпочел бы сразиться с
двумя саблезубыми тиграми или гигантским питоном, чем с этой миниатюрной
девушкой, которая едва ли могла удержать в руке тяжелый титановый меч. -
Меня восхищает твое спокойствие. Командор, услышав мой голос, потерял дар
речи.
Леонид усмехнулся.
- Жизнь отучила меня удивляться. Что привело тебя ко мне?
Девушка подошла к гиганту вплотную, тонкие пальцы пробежали по тугому
бугру бицепса.
- Ну не будь так скучен. Мы ведь не виделись целую вечность.
- Пожалуй, дольше. Однако я не страдал от тоски по тебе.
- Еще бы! Земные красотки должны быть без ума по тебе, а ты всегда
искал в женщине лишь женщину. Но разве я не нравилась тебе?
Девушка улыбнулась, блеснув в темноте белой полоской безупречных
зубов.
- Нет! - отрезал Леонид.
- Жаль... - судя по голосу, гостья была искренне огорчена. -
Почему-то мне всегда казалось, что я тебе небезразлична.
Спартиат слегка смутился.
- Прошло столько лет...
- Но тем не менее ты влюбляешься в артефакта с моим лицом! Это должно
быть очень любопытно - заниматься любовью с артефактом!
- Она непохожа на тебя.
- Верю. Она добрее.
- Да.
- Ласковей. - Леонид кивнул. - Она умеет влюбляться, в то время как
моя страсть основана на расчете. Командор создает себе странных
артефактов... - Леда помедлила, затем жестко произнесла:
- Ее уже нет на свете.
Леонид вздрогнул.
- Почему?
- Она умерла.
- Что произошло?
- Это неважно. Я сообщила тебе факт, но не обязана раскрывать причины
и следствия.
Спартиат попытался улыбнуться. Улыбка вышла жалкой.
- Мне будет недоставать ее. Впрочем, наша разлука продлится недолго.
Зачем ты пришла?
- Я хочу спасти тебя.
- С чего это вдруг такая милость?
- Это не милость. Просто нас, посвященных, осталось слишком мало, а
ты самый приличный из нас всех. Было бы несправедливо, если б жили Русий,
Командор или Кеельсее, а умер ты.
- Я так не считаю. Каждый выбирает свою судьбу.
Леониду надоело стоять и он присел на свой плащ. Леда приблизилась к
нему вплотную. Теперь их лица оказались на одном уровне - столь царь был
огромен, а девушка - миниатюрна - и атлант смог в полной мере оценить
красоту гостьи.
- Ты стала еще прекрасней, - сказал он.
- Мне приятно услышать это именно от тебя. Я хочу помочь.
- Ты станешь уговаривать меня оставить моих воинов и уйти с тобой?
- Вовсе нет. Одно твое слово и я уничтожу мидийское войско.
Юльм с интересом взглянул на девушку.
- Ты и впрямь можешь сделать это?
- Да.
Тогда он покачал головой.
- Нет. Это означало бы признать, что я слабее их. А кроме того это
было бы несправедливо по отношению к мидянам. Я желаю равного боя.
- Ничего себе равный! - с искренним возмущением воскликнула девушка.
- На каждого твоего воина приходится по тысяче врагов!
- Не так много.
- Да, - согласилась она, - при условии, если бы ты имел под началом
тысячу Конанов. Но ведь они обычные люди, пусть даже готовые умереть.
Леонид молчал, не зная, что возразить.
- Решай быстрее, - поторопила Леда. - Светает.
- Нет, - сказал Атлант. - Я не хочу играть в подобные игры. Это битва
людей!
- Ну хорошо. Тогда хотя бы возьми вот это. - Девушка извлекла бластер
и протянула его Леониду. Тот решительно отказался от соблазнительного
подарка.
- Не нужно. У меня есть меч. Еще тот. Помнишь, какие выковывал
Грогут.
- Помню, - сказала Леда и Юльму показалось, что ее глаза затуманились
легкой печалью. Но может быть, это только показалось. - Отличные были
клинки!
- Да, отличные, - согласился атлант.
Леда вздохнула.
- И все же жаль, что умрешь именно ты. Проводи меня до горы. Я
оставила там свой телепортатор.
- Ладно. Только давай выйдем здесь. - Юльм указал рукой на заднюю
стенку шатра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике