фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Двенадцать участников совещания высказались против похода и лишь
пять - за. Примерно так он и рассчитывал, хотя внутренне волновался - мало
ли что придет в голову сумасбродным братьям царя. Чтобы обеспечить их
поддержку, Артабан щедро одаривал царевичей золотом и дорогими
безделушками. За счет царской сокровищницы, естественно.
После того как прозвучало последнее "нет" начальника бессмертных
Тимаста, в зале установилась тишина. Какое-то время царь размышлял. Или
делал вид, что размышляет. Вельможи затаили дыхание, ожидая какое решение
он примет. Наконец Ксеркс поднялся из своего кресла, ударил драгоценным
посохом о мрамор пола и провозгласил:
- Я выслушал ваши мудрые речи и принял решение. Я говорю - нет!
Тишину прорвало бурей противоречивых чувств. Братья царя встретили
его слова дружными рукоплесканиями, Артабан победоносно улыбнулся,
сторонники войны исподлобья взирали на Мардония.
Ксеркс поднял руку, восстанавливая спокойствие.
- Я говорю нет тем, кто выступает против войны. Завтра же подготовить
указы о созыве войска и отправить послов к эллинам. Я все сказал!
Не обращая более внимания на ошеломленные таким развитием событий
советников, царь покинул Белую залу.
Любовь порой способна изменить ход истории!

Любовь победила, но Артабан был не из тех, кто смиряется перед
поражением. Иначе он никогда бы не стал хазарапатом. Существовало
множество способов заставить царя переменить свое решение. Артабан начал с
уговоров.
Всеми правдами и неправдами он отрывал Ксеркса от покорившей царское
сердце ионийки, упрашивая его отказаться от похода на Элладу. Сначала он
убеждал царя сам, потом этим занялись спешно возвратившиеся во дворец
царевичи Гаубарува и Гистасп, которые не побоялись прибегнуть к угрозам.
Одновременно Артабан спешно наводил справки о Таллии. Вскоре ему
удалось выяснить, откуда она взялась. Подвергнутый жестокой порке Кобос
признался, что за большую мзду, полученную от Мардония, провел девушку в
царские покои. Да смерти запуганный евнух послушно повторил свое признание
приведенному Артабаном царю. Не давая Ксерксу опомниться, вельможа пал на
колени и обхватил его царственные ноги.
- Государь! В Парсе зреет заговор! Милости прошу!
- О чем ты? - спросил весьма ошарашенный происходящим Ксеркс.
- Злостный заговор против великого царя и его верного слуги. Мардоний
и его друзья замышляют неслыханное злодейство. Мне донесли, что Мардоний
подбил спартанца Демарата убить меня. Затем они попытаются свергнуть
великого царя и посадить на его место одного из царских родственников.
- Чепуха, - не очень уверенно пробормотал Ксеркс. - Кто может
претендовать на мой престол?
- Тот, кто согласится стать послушной игрушкой в руках заговорщиков.
Например, Гиперанф. Завтра во время придворного бала заговорщики
попытаются расправиться со мной.
- Так я приказываю арестовать их. Немедленно!
Артабан всплеснул руками.
- Ни в коем случае, государь! Как я тогда смогу доказать правоту
своих слов? Прошу лишь об одном. Повелите, чтобы гости явились на бал без
оружия. Те, кто осмелятся нарушить царскую волю, и будут заговорщики.
- Хорошо, я повелеваю. Доведи мою волю до ушей подданных, -
пробормотал Ксеркс и внезапно добавил:
- А насчет похода, думаю, ты прав. Это все происки Мардония и его
вояк. Любовь ослепила меня...
- Что сделать с девушкой? Бросить в подземелье?
- Нет, пока не трогай. Приставь к ней двух евнухов. Пусть не спускают
с пленницы глаз!
Не мешкая ни мгновения, Артабан стал сыпать распоряжениями. Были
задержаны гонцы, собиравшиеся отправиться в сатрапии с царским указом о
сборе войска против эллинов. Вместо этого другие вестники отправились во
дворцы вельмож, провозглашая:
- Великий царь повелевает явиться на бал без пожалованной тебе сабли
и без поясного ножа.
Но Артабан не успокоился на этом. Ему требовалось форсировать
события, заставить заговорщиков все же совершить попытку покушения именно
завтра, иначе царь мог бы разувериться в услышанном. Через сеть
подчиненных ему агентов хазарапат распространил слухи, что собирается
обвинить Мардония и его сторонников в государственной измене и арестовать
их.
Спустя какое-то время соглядатаи, следившие за домом опального
вельможи, доложили, что из него вышли несколько слуг, направившиеся к
виллам Мегабиза, Гидарна, Артафрена и спартанца Демарата. Сам Мардоний,
оседлав вороного жеребца, помчался в загородное поместье Гиперанфа.
Доверенный помощник Артабана эллин-сикофант [сикофант (греч.) -
шпион, доносчик] Треофил схватил одного из посланцев. При нем оказалось
письмо Мардония, текст которого гласил:
"Обстановка осложняется. Жду у себя на закате солнца".
Велев Треофилу отправить письмо по адресу, Артабан связался с магом
Фулром. Едва тот прибыл во дворец, вельможа без всяких обиняков бросил:
- Мне нужна помощь твоего демона.
Демону поручалось проникнуть в дом Мардония и подслушать о чем будут
говорить заговорщики.
Канцелярия хазарапата стала похожа на потревоженный улей. Туда и
обратно сновали гонцы, прибегали с донесениями неприметные соглядатаи,
суетились писцы и чиновники. Бессмертные, число которых было удвоено,
бесстрастно взирали на этот бедлам.
Царь, поверивший в реальность заговора, беспрестанно требовал
хазарапата к себе. Тот докладывал Ксерксу о происходящем. В послании
Мардония царь не усмотрел никакой крамолы, а вот тот факт, что вельможа
отправился к хитрецу Гиперанфу, разгневал царя. Он вновь попытался отдать
приказ арестовать брата, Артабану с трудом удалось отговорить владыку от
этой затеи.
- Завтра, великий царь! Завтра!
Явившись в очередной раз, Артабан провозгласил:
- Началось!
Вошедший следом бессмертный бросил на пол труп собаки. Это был один
из псов, что пробовали царскую пищу, охраняя повелителя Парсы от
отравителей.
- Околела, съев кусок медового пирога.
Чувствуя как на спине выступает холодный пот Ксеркс заорал:
- Арестовать! Казнить поваров! Казнить всех! Всех!
Не без труда утихомирив царя, Артабан продолжил свою хитрую игру.
Подкрепляясь время от времени бокалом вина он плел паутину, в которой
должны будут запутаться заговорщики.
То была на совесть сплетенная паутина!

Постукивая древком копья по каменному полу бессмертный совершал обход
вверенного ему поста. Его звали Дитрав, а происходил он из знатного
арийского рода, владевшего землями в Мидии и близ Гирканского моря. Именно
эти два обстоятельства позволяли ему мерно шагать близ царских покоев.
Весь день во дворце творилось что-то невообразимое. Утром пронеслась
весть о предстоящем походе на Элладу. Бессмертные, как и положено воинам,
приветствовали ее радостными криками. Однако после полудня стали
поговаривать о том, что царь недоволен Мардонием и, более того,
подозревает его в дурных замыслах. Дворец наводнили шпионы Артабана. По
приказу Тимаста в город были введены еще три полка бессмертных. Гистасп
привел ко дворцу отряд сакских лучников.
Запахло кровавой междоусобицей, подобной той, что случилась много лет
назад в самом начале правления царя Дария, когда маг Смердис захватил
царский престол. Дарий и шестеро его сподвижников расправились с магом,
положив начало многолетней смуте, едва не приведшей Парсу к гибели.
Упаси, Ахурамазда, от новой напасти!
Размышляя, но при этом не забывая посматривать по сторонам, воин
дошел до конца коридора и повернул обратно. В длинных, отделанных шелком и
бархатом залах было совершенно безлюдно. Дитрав оправил висевшую на поясе
саблю с украшенной бирюзой рукоятью, сладко зевнул и подумал, что неплохо
бы сейчас вместо того, чтобы торчать на этом, пусть почетном, посту
провести ночку с горячей лидийской девкой, собирающей серебро себе на
приданое. Дитрав подозревал, что упоминание о приданом было не более, как
благовидным предлогом для распутства. В постели лидийки были чертовски
хороши, их тела вытворяли такое, что не смогла бы проделать и дикая кошка.
Воина даже передернуло от сладких воспоминаний. В прошлый раз ему попалась
ядреная девка с такими бедрами...
Вообразить размер бедер Дитрав не успел. Из царских покоев донесся
дикий крик. Кричать мог лишь царь, он против обыкновения в эту ночь спал
один. Схватив копье наперевес бессмертный бросился на зов своего
повелителя. Он не был одинок в своем порыве. Прочие бессмертные,
охранявшие внутренние покои, оставили свои посты и также спешили на
помощь.
Дитрав первым подоспел к отделанной серебром двери. Он ухватился за
ручку и потянул створку на себя, но в этот момент кто-то огромный и
совершенно белый сбил его с ног. Сплетясь в клубок воин и напавший на него
покатились по полу. Дитрав что есть сил молотил своего врага кулаками в
живот и грудь. Тот отбивался и орал.
Наконец подоспела подмога. Бессмертные не без труда оторвали Дитрава
от его противника. Воин взглянул на него и стал белее горного снега. Перед
ним стоял сам царь Ксеркс - помятый, в разорванной ночной рубашке, с
расквашенной физиономией.
"Я пропал", - обреченно подумал Дитрав, отчетливо представляя себе
как его обезглавленное тело болтается в петле на рыночной площади. Однако
царю было не до Дитрава. Он ошалело переводил взгляд с одного бессмертного
на другого и повторял:
- Призрак! Призрак!
Прибежал полуодетый Артабан. Ругаясь, он разогнал растерявшихся
охранников и повел царя назад в покои. Ксеркс слегка упирался и хазарапат
не задумываясь, применил силу, взяв царя словно ребенка под правую руку.
Так вышло, что по другую руку от перепуганного повелителя оказался Дитрав.
Едва они очутились во внутренних покоях, Артабан сразу усадил Ксеркса
на кровать и дернул за шнурок сигнального колокольчика. Вбежавшему слуге
он коротко бросил:
- Вина и моего лекаря! Скажи ему пусть захватит черный сундучок. Да,
и вели принести побольше свечей.
Слуга моментально испарился. Вельможа и воин посмотрели друг на
друга, затем на бормочущего несуразицу царя.
В покоях горели всего две свечи, но даже при их тусклом свете было
видно как сильно напуган Ксеркс. Сквозь смуглую кожу лица пробивалась
мертвенная бледность, руки мелко дрожали.
- Что с ним? - спросил Артабан.
Воин недоумевающе повел плечами.
- Не знаю.
- Призрак! Призрак! - вновь забормотал Ксеркс.
- Успокойся! - грубо одернул царя Артабан. - Нет здесь никакого
призрака! Сейчас тебе будет легче.
В этот момент Хазарапат обратил внимание на синяки и ссадины, густо
покрывающие лицо и руки царя.
- Кто его так? Призрак?
- Нет. - Дитрав помялся и коротко поведал о том, как царь налетел на
него в коридоре, как Дитрав принял его за злоумышленника и как они
катались по полу, угощая друг друга тумаками.
Вельможа не смог удержаться от улыбки. Затем посерьезнел.
- Должно быть, его что-то здорово испугало, если он ухитрился
оторвать тебе рукав.
Бессмертный бросил взгляд на правое плечо, куда указывал Артабан.
Действительно, прикрепленный медными кольцами к нагрудному доспеху рукав
из мелких металлических чешуек, нашитых прямо на ткань халата, был почти
совершенно оторван, держась лишь на паре звеньев.
В этот момент появились слуги с шандалами в руках. Расставив свечи,
они быстро удалились. Дитрав хотел уйти вместе с ними, но Артабан велел
ему остаться. Вслед за слугами прибежал лекарь. В одной руке он держал
небольшой стальной сундучок, в другой - поднос, на котором стояли кувшин
вина и бокал.
Приняв из его рук поднос, вельможа плеснул в бокал вина и отпил. Лишь
после этого он протянул бокал царю.
- Выпей.
Тот замычал и замотал головой.
- Пей, тебе говорят!
Артабан почти силком влил вино в глотку царя. Затем он велел лекарю:
- Гейр, сделай ему золотой эликсир.
Лекарь молча кивнул. Открыв сундучок, он извлек из него два небольших
узелка. В одном из них оказалось комкообразное серое вещество, в другом -
желтоватая пыль. Артабан пояснил воину, который с некоторым подозрением
следил за действиями лекаря:
- То, что серого цвета, - хаома, нектар Ахурамазды, дарящий
бессмертие, желтое - нектар мака. Он вносит в душу успокоение.
Бросив по щепотке каждого вещества в бокал с вином, Гейр отдал его
своему господину. Тот поднес вино к губам царя и ласково уговаривал его,
пока царь не выпил бокал до дна.
- Сейчас он успокоится, - сказал Артабан, ставя опустевший бокал на
поднос. - Гейр, ты можешь идти.
На лице любопытного лекаря появилась тень неудовольствия, однако он
не осмелился ослушаться и, поклонившись, вышел. Как только за ним
закрылась дверь, Артабан налил бокал вина и залпом осушил его.
- Ужасная ночь! Как и прошедший день, - пожаловался он воину. Подумав
Хазарапат налил еще один бокал и протянул его Дитраву.
- Как я смею, - смутился бессмертный.
- Пей! Скромность не всегда похвальна.
Воин повиновался.
- Молодец! - похвалил вельможа.
В этот момент царь, впавший после выпитого лекарства в сладкое
забытье, приоткрыл глаза.
- Артабан, - жалобно простонал он.
- Я здесь, мой повелитель.
- А это кто?
Царь с подозрением оглядел Дитрава, заставив того затрястись от
страха.
- Это твой спаситель, государь. А теперь поведай мне, что за призрак
покусился на твою священную особу?
- Призрак? - пролепетал Ксеркс. В его голосе больше не слышалось
прежнего ужаса, лекарство начало оказывать свое воздействие. Размеренно,
словно в гипнотическом трансе, царь стал говорить.
- После того как мы с тобой обговорили, что следует сделать с
заговорщиками, я отправился к себе в опочивальню. Женщины в эту ночь не
интересовали меня, так как в сердце поселилась печаль по злокозненной, но
столь прекрасной Таллии. Слуги умастили мое тело и облачили его в ночную
рубашку. Затем они оставили меня. Я уснул. Не знаю, как долго продолжался
мой сон, но проснулся я от легкого дуновения ветерка, точно кто-то открыл
окно.
- Двадцать локтей над землей и двадцать стражников на земле. В окно
невозможно залезть, - скороговоркой пробормотал Артабан.
Не обратив никакого внимания на реплику хазарапата, царь продолжал:
- Я открыл глаза. Мерцали свечи. Окно было закрыто. Как и дверь. Но я
ощущал чье-то присутствие. Я хотел крикнуть стражу, но в этот миг он
предстал передо мной. Это был огромный, огромный человек, облаченный в
черный халат и такого же цвета плащ. Лицо его было скрыто маской,
выражение которой было пределом безумной жестокости. Не раскрывая рта,
ночной гость сказал мне, я помню его речь дословно: "Дерьмовый царек, я
слышал, ты опять пытаешься отменить поход на Элладу. Запомни, если завтра
же ты не отдашь повеление собирать войско, я приду вновь и отрежу твои
свиные яйца". Свиные яйца. Причем здесь свиные яйца? - Ксеркс посмотрел на
Артабана, словно сам удивляясь своим словам. - Затем его фигура вспыхнула
и растворилась в столбе пламени.
Царь замолк, полусонно оглядел своих слушателей. Артабан прошелся по
опочивальне, пристально вглядываясь в пол. Затем он подошел к Дитраву и
шепнул:
- Все ясно. Царь переутомился. Здесь нет и следов пламени. Кроме
того, ни один человек не смог бы проскользнуть мимо стражи. Так? Ведь вы
не спали?
- Стража бодрствовала! - так же шепотом отчеканил бессмертный.
- Верю. Значит царю все пригрезилось. У него был очень трудный день.
А значит, все надо забыть...
- А я ничего не видел, - мгновенно смекнув, куда клонит Артабан,
сказал Дитрав.
- Молодец! Тебя зовут Дитрав? Я знавал твоего отца. По-моему, из тебя
мог бы получиться неплохой сотник бессмертных...
Не слушая благодарностей, слетающих с губ Дитрава, Артабан продолжал:
- Об этом надо забыть и царю. Налей вина!
Свежеиспеченный сотник повиновался и протянул бокал Артабану. Тот
бросил в вино щепотку темно-красного порошка.
- Это пыльца лотоса. Она порождает сказочные сны, которые при
пробуждении тут же забываются. Наутро царь совершенно не будет помнить,
что случилось с ним ночью. Пей, повелитель!
Дитрав уловил в голосе вельможи иронию, смешанную с презрением.
Ксеркс послушно выпил. Руки его бессильно опустились, роняя
зазвеневший бокал, и царь повалился на постель. Артабан закинул его ноги
на перину, небрежно накинул сверху простыню.
- Пойдем отсюда.
Забрав недопитое вино и шандалы со свечами, они покинули царскую
опочивальню. На лестнице, что вела в покои Артабана, хазарапат сказал
Дитраву:
- Сейчас ты объявишь сотнику Куррану, что я назначаю тебя на его
место. Сам он получит полк в Бактрии. Туда же, на восток должны
отправиться все те, кто дежурил ночью в царских покоях. Кочевники вновь
подняли голову и я думаю твои бывшие друзья не проживут слишком долго. Ты
должен проследить лично, чтобы они отбыли из Парсы еще на рассвете. Я не
хочу, чтобы по городу поползли слухи о сумасшествии царя.
- Все будет исполнено в точности! - Сотник поклонился.
- Значит, призрак! - хмыкнул Артабан. И задумчиво тронул пальцами
губы. - Здесь можно было бы просто посмеяться над одуревшим от
подозрительности царем, но я слышал о некоем существе, которое любит
черные одежды и прячет свой лик под ужасной маской.
- Кто это? - чувствуя как холодеет сердце, спросил Дитрав.
- Бог тьмы Ариман!

6. КАКОЙ БЫЛ БАЛ!
После этих слов призрак, как показалось Ксерксу,
улетел. На следующий день Ксеркс не придал никакого
значения сну и, вновь созвав совет тех же персидских
вельмож, сказал так: "Персы! Простите меня за внезапную
перемену решения! Еще нет у меня зрелой мудрости, и люди,
побуждающие начать войну, никогда не оставляют меня
одного. Так, когда я услышал мнение Артабана, тотчас
вскипела моя юношеская кровь и я нечаянно высказал
старшему недостойные слова. Ныне же я должен признаться,
что был не прав, и решил последовать его совету. Итак, я
раздумал идти войной на Элладу, и вы можете спокойно
оставаться дома".
Геродот, "История", 6,13
Бросив поводья подбежавшему слуге, Мардоний ловко спрыгнул с коня и,
чуть прихрамывая, направился по мощеной розовым туфом дороге, что вела в
ападану - гигантский зал для официальных приемов, равного которому не было
во всем обитаемом мире.
Шагал он неторопливо, пристально разглядывая стоявших вдоль дороги
бессмертных, которых было много больше, чем обычно. Похоже, в этот день
для охраны был привлечен не только весь первый полк, что само по себе было
из ряда вон выходящим - обычно дежурили пять сотен, - но и дополнительные
отряды. Въезжая на платформу, вельможа успел заметить у ее подножия
кочевников-саков, чьи луки не уступали в меткости скифским. На городских
улицах ему повстречались отряды мидян, вооруженных дротиками лидийцев, а
даже черных, словно жирная грязь, эфиопов, облаченных в барсовые и львиные
шкуры.
Все это воинство было введено в город ночью. Подобное обстоятельство
не могло не тревожить Мардония, который, хотя и знал, что большая часть
планов заговорщиков известна Артабану, но не думал, что тот предпримет
столь решительные меры.
Накануне вечером он все же сумел встретиться с единомышленниками и
обсудить, что им следует предпринять. Чары Таллии по каким-то причинам
перестали действовать на царя. Мардоний подозревал, что здесь не обошлось
без колдовских травок Артабана. В итоге хазарапат и царевичи убедили
Ксеркса отменить свое решение о походе на Элладу. Мало того, шпионы
донесли вельможе, что Артабан собирается представить царю заговор как
попытку посадить на парсийский престол Мардония.
О том, чтобы пробиться к Ксерксу с объяснениями, не могло идти речи.
Брат царя Гиперанф сообщил, что Артабан не допускает в покои царя никого,
кроме самых верных своих сторонников, и что бессмертные получили приказ
встретить стрелами любого, кто попытается проникнуть во дворец без ведома
хазарапата. Гиперанф посоветовал Мардонию покаяться перед Артабаном и
отказаться от своих планов.
Но Мардоний был не из тех, кто кается. Ругаясь из-за потерянного
понапрасну времени, он уже в темноте вернулся в свой дворец. Гидарн,
Мегабиз и Демарат ждали его. Гидарн привел с собой нескольких верных
людей, которые дали согласие участвовать в нападении на Артабана. Не было
лишь Артафрена, который, по мнению Мегабиза, струсил и решил отсидеться.
По городу уже шла ночная стража, когда внезапно появился маг
Заратустра.
- Где же ты был днем! - упрекнул его Мардоний.
- У меня были дела в Ариане, - невозмутимо ответил маг.
Они расположились в глухой, без единого окна комнате. Таким образом
Мардоний думал обезопаситься от возможных соглядатаев. Дождавшись, когда
гости устроятся в мягких креслах, Мардоний начал было говорить. Внезапно
поднялся невообразимый шум. Какие-то почти невидимые, чуть пульсирующие
существа устроили под потолком комнаты потасовку. Их дикий визг и вопли
привели собравшихся в сильное волнение, лишь Заратустра оставался спокоен.
Глядя на него успокоились и другие. Какофония неестественных звуков
закончилась также неожиданно, как и началась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике