А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Невольно
подпрыгивая в седле, скиф косился в сторону скачущего неподалеку Ренелса.
Еще три-четыре мили, и они будут у стен города. И тогда стратег потребует
показать подземный ход. Как только он убедится, что ход существует лишь в
воображении Скилла, он немедленно прикажет отрубить пленнику голову. Скилл
живо представил, как один из закованных в броню громил взмахивает мечом...
Ах! - И окровавленная голова летит в придорожную канаву.
Скиф нервно передернул поводья. Кандалы на его руках звякнули.
Скакавший впереди всадник обернулся, ощерил здоровенные зубы и рванул за
веревку, которая была опутана вокруг пояса Скилла, с такой силой, что
пленник едва не вылетел из седла.
Обогнав колонну пеших воинов, всадники выскочили на равнину. Со
стороны города появился машущий руками гонец. Через несколько мгновений он
осадил коня перед Ренелсом и сдавленно выкрикнул:
- Наш отряд попал в засаду и был изрублен! Вражеское войско
выстраивается для битвы!
- Болваны! - буркнул Ренелс в адрес дозорного и его погибших
товарищей. Собрав вокруг себя стратегов, он начал отдавать приказания. Тем
временем дозорный, чья кольчуга была напитана кровью от полученных в
схватке ран, медленно сполз с коня на землю. Ни один человек из свиты
Ренелса не подумал прийти ему на помощь.
Повинуясь четким приказам отца-стратега, полки стали выстраиваться в
боевую линию. Копейщики сомкнулись в стройную шестишеренговую фалангу,
перед которой стала цепочка пращников и лучников. Две сотни конных витязей
расположились на крыльях, а отряд легковооруженных всадников ускакал к
городу на разведку. Отборные части - катафрактов, закованных в стальные
доспехи секироносцев и арбалетчиков - стратег оставил в резерве.
Ветер донес рев труб. Войско Бронзового города начало атаку. Ренелс
наблюдал за перемещениями противника с помощью волшебного ока,
изготовленного волшебниками Таия. Раз в десять лет с востока приходил
купеческий караван с редкими товарами - драгоценной посудой, жемчугом,
тончайшими шелками. Иногда купцы привозили и волшебное око, преподнося его
в дар могущественному владыке Элама, Ассирии, Лидии, Мидии, а позднее
Парсы. Именно в дар; купцы наотрез отказывались принять плату, сколь бы
высокой она ни была, заявляя, что чудо нельзя купить ни за какие деньги.
Именно такое волшебное око было сейчас в руках отца-стратега.
Грозный шум постепенно усиливался. К реву труб примешался мерный
рокот бронзы - это воины-бронзовики били в такт шагам мечами по щитам.
Не отрываясь от волшебного ока, стратег приказал:
- Сигнал!
Восемь облаченных в сиреневые плащи воинов приставили к губам трубы.
Легкие мощно выдохнули воздух - у-у-у-а-а-у-у! В рядах копейщиков запели
флейты, фаланга сделала первый шаг - содрогнулась земля - и направилась
навстречу врагу.
Какое-то время был слышен лишь мерный топот да резкие всхлипы флейт,
затем воздух дрогнул от дикого крика, и все потонуло в лязге оружия.
Тысячи ног взрыли сухую землю, подняв тучу пыли, совершенно скрывшую поле
боя.
Мгновения тянулись томительно долго. Стоявшие в резерве воины все
заметнее проявляли признаки нетерпения - скорее в бой! Кое-кто из
малодушных стал поддаваться панике, вообразив, как из пыльной завесы
вот-вот вырвутся тысячи вражеских всадников и их бронзовая стена сметет
застывшую у холма кучку бойцов. Волнение становилось все сильнее, стратеги
и телохранители переглядывались, лишь Ренелс был совершенно спокоен.
Внимательно осмотрев поле битвы, он подозвал к себе двух стратегов.
Налетевший порыв ветра помешал Скиллу расслышать отданный Ренелсом приказ,
но судя по всему командующий приказал обойти неприятеля с левого фланга.
Стратеги стремительно сбежали с холма и повели сверкающие металлом колонны
навстречу врагу.
Но, видимо, этих подкреплений оказалось недостаточно, чтобы изменить
ход боя. И Ренелс понял это. Внезапно он бросил волшебное око в руки
ординарца и погнал коня вниз. Поравнявшись с катафрактами, стратег
выхватил из ножен меч. Бронированная стена тотчас же устремилась за своим
полководцем. Всадники ворвались в пыльную тучу и исчезли.
Вскоре картина боя начала меняться. На левом крыле, которое было
подкреплено двумя отрядами пехотинцев и катафрактами, противник дрогнул и
побежал. В центре бой продолжался с переменным успехом, зато справа
бронзовики прорвали строй витязей и начали обход неприятельского войска.
Сотни полторы всадников ударили в тыл фаланге, столько же устремились к
обозу, рассчитывая поживиться офицерским барахлом.
На холме к тому времени осталось не более двух десятков воинов да
безоружные обозные. Последние даже не подумали о сопротивлении и тут же
брызнули во все стороны. Увидев это, обратились в бегство и большинство
всадников, в том числе и стражник Скилла. Скиф, в буквальном смысле слова
связанный со своим охранником одной веревочкой, был вынужден последовать
его примеру.
Их лошади неслись во весь опор, но преследователи не отставали.
Вскоре конь стражника стал задыхаться под тяжестью закованного в доспехи
седока. Засвистели стрелы. Скиф, чья спина не была защищена в этот раз
достопамятной кольчугой из ткани хомс, зябко поежился. Поравнявшись с
охранником, он крикнул:
- Перережь веревку!
Тот выхватил меч и довольно безрассудно попытался снести Скиллу
голову. Однако кочевник увернулся, а в следующий миг очутился на чужой
лошади. Цепь кандалов опутала стражнику шею, рывок, и он кулем полетел на
землю. Почувствовав облегчение, конь прибавил ходу, а Скилл вытащил из
висевшего у луки горита лук - свой лук! - и стрелу. К счастью, цепь была
достаточно длинна, чтобы позволить рукам натянуть тетиву. Лизнув оперенье
стрелы, скиф приладил ее к тетиве, обернулся и выстрелил. Негромкий вскрик
- и мимо скифа пронеслась лошадь без всадника. Но топот за спиной не
утихал. Скиф обернулся вновь. Очередной преследователь был шагах в
тридцати. На нем был роскошный бронзовый доспех, а голову защищал шлем с
личиной. Поразить его можно было лишь в одно место - в глаз. Накинув
поводья на шею, Скилл развернул корпус и выпустил две стрелы. Первая
скользнула по бронзовой личине. Взбешенный всадник поднял голову, и в этот
миг вторая стрела вонзилась ему точно в глаз. Выпустив из рук поводья, он
вывалился из седла.
Пораженные такой меткостью преследователи решили изменить тактику и
захватить Скилла живым. Теперь они целились в лошадь. Несколько стрел
отскочили от покрытого бронзовыми пластинами крупа, но одна вонзилась в
ляжку. Измотанная долгой скачкой лошадь взбрыкнула и рухнула на землю.
Когда Скилл вскочил на ноги, вокруг нее уже гарцевали с десяток всадников.
Один из них поднял руку, привлекая внимание Скилла.
- Эй, скиф, корстулг Калгум просит тебя пожаловать в гости!
Скилл медленно опустил лук. Что ж, в его жизни бывали и более лихие
повороты...
Лицо Калгума было залито кровью, обильно струящейся из рассеченной
брови. Он был слегка подавлен, но не унывал.
- Мы проиграли первый бой, но какая была сеча! Я перехитрил
проклятого Ренелса, внезапно бросив в атаку боевых львов. Они совершенно
смяли его левый фланг и пробили бреши в фаланге. Но копейщики-золотовики
держались хорошо. Хорошо! Мои ребята сколько ни старались, так и не смогли
разрезать фалангу надвое. А затем Ренелс неожиданно ввел в бой
арбалетчиков, которые в мгновение ока перебили всех львов, а заодно и
большую часть моих меченосцев. Естественно, понеся такие потери, мы не
смогли выдержать удара катафрактов. Проклятые стальные болваны! Их не
берет ни меч, ни стрела. Они вдребезги расколошматили мою легкую
кавалерию. Думаю, не уцелел ни один всадник. А, отстань! - Калгум
оттолкнул руку лекаря, пытавшегося перевязать рану.
- Да, веселое было дело, - равнодушно согласился Скилл, потирая
освобожденные от кандалов запястья. - Как же вы смогли захватить
Серебряный город, имея дело с мыдниками?
Калгум пренебрежительно махнул рукой.
- Что они стоят, твои мыдники! Они могут лишь убивать безоружных. -
Консул хитро осклабился. - Скажу тебе по секрету, я придумал маленькую
хитрость. Мои воины несли с собой мешочки с толченым мелом. Как только
мыдники напали на передовой отряд у городских ворот, они дружно бросили
мел перед собой. Ха! И мыдники тут же стали видимыми и их изрубили.
Оставшиеся в живых попрятались кто куда и не смеют высунуть носа!
- Голова! - искренне похвалил Скилл.
- Еще бы! А архонтов из Городского Совета я приказал повесить на
крепостных зубцах. Они так и висят по порядку: толстый, средний и тощий.
Ха-ха!
Скилл внимательно посмотрел на Калгума и изумился перемене,
происшедшей с этим человеком. Всего несколько дней назад он был тихим
неприметным купцом. Теперь же перед ним сидел грубый, туповатый,
самодовольный солдафон, чья глотка исторгала неприлично громкое ржанье.
Нет, власть определенно не пошла на пользу Калгуму. Скиф вздохнул и
спросил:
- Ты случайно не знаешь, как поживает Лаоника?
- Да на кой тебе сдалась эта девка! Выбирай любую!
- Спасибо, - поблагодарил Скилл. - Меня вполне устраивает и эта.
- Ну как знаешь! Не обращай внимания... Может быть, я говорю немного
несвязно. Не обращай внимания. Я возбужден. Проклятый секироносец! Он
все-таки пробил мой шлем. Но ничего, мой меч проткнул его шею насквозь!
Вот это дело! Вот это я понимаю! Ты должен понять меня, ведь ты воин. А
воин живет войной. Наконец-то наши мечи окрасились в алый цвет! Ах, какое
это наслаждение выкупать свой меч в горячей крови! Я бы мечтал...
Скиллу надоело слушать откровения консула, он встал.
- Ты куда?
- Пойду проведаю Лаонику.
- Влюбленный глупец! - захохотал Калгум. - Ну ладно, возьми в той
суме пару золотых побрякушек. Подарок ей от меня. - Скиф не стал возражать
и выбрал два изящных золотых браслета. - Эй, когда вернешься, я
рассчитываю на твой лук!
Ничего не ответив, Скилл вышел наружу.
Он шел по улицам и не узнавал Серебряного города. Словно чья-то
враждебная рука стерла его чарующую магию. Большинство храмов и дворцов
были разрушены, статуи сброшены с постаментов, дома зияли пожарищами.
Кое-где валялись изуродованные трупы горожан. Время от времени
попадавшиеся навстречу Скиллу патрули бронзовиков почтительно пропускали
скифа, о подвигах которого были немало наслышаны.
Почти дойдя до дома покойного Менандра, Скилл вдруг вспомнил, что не
знает, где живет Лаоника. Он ведь ни разу не был у нее в гостях.
- Ладно, будем надеяться, что у Менандра попадется кто-нибудь из
знакомых, - пробормотал Скилл и ускорил шаг.
Так оно и вышло. Едва успев войти, Скилл заметил Герона, прыгнувшего
при его появлении в одну из дверей. Скилл догнал кифариста и после
недолгой борьбы и пары увесистых затрещин извлек его на свет.
- Привет! - сказал он как можно дружелюбней.
- А... Здравствуй, - пробормотал Герон, с ужасом поглядывая на лук,
висящий за спиной Скилла. - Ты не убьешь меня?
- Если есть за что - убью! - пошутил скиф и тут же пожалел о
сказанном, так как Герон рухнул на колени и, причитая, стал целовать руки
кочевника.
- Встань, встань... - Скилл тщетно пытался поднять испуганного
кифариста на ноги. Наконец это занятие ему надоело, и он рявкнул:
- А ну, встань!
Герон поспешно вскочил.
- Что ты здесь делаешь?
- После смерти Менандра Совет подарил мне этот дом.
Скилл скривил губы.
- С условием, что ты станешь новым доносчиком?
- Да, - потупив взор, признался Герон.
- Ладно, не тушуйся! Меня это уже не касается. Скажи мне, где живет
Лаоника.
Герон вздрогнул и начал тихонько пятиться от Скилла.
- Ты что?
- Я... этого не знаю.
Скилл в два шага догнал намеревавшегося пуститься в бегство
кифариста.
- Лжешь! Говори, иначе я вытрясу твою трусливую душонку!
- Пусти! - Герон стал белее горного снега.
- Говори правду, что с ней?!
- Ее убили. - Слова эти дались трусу нелегко. Он обмяк, колени
дрожали.
- Кто? - спросил Скилл мгновенно охрипшим голосом.
- Бронзовики. Захватив город, они принялись измываться над жителями.
Многие пострадали. Особенно девушки. Солдаты хотели изнасиловать ее, она
сопротивлялась, тогда они закололи ее мечами.
- А ее парень?! - почти закричал Скилл.
- Он струсил и убежал.
- А-а-а! - Завыв, Скилл повернул лицо к зеленому небу. - Проклятый
город! Проклятые люди! Будь проклят этот мир!
Затем он замолчал. И молчал довольно долго. Герон стоял рядом, боясь
пошевелиться. Наконец скиф пришел в себя.
- Иди, - сказал он Герону. - Не бойся. Я тебе ничего не сделаю. Если
найдешь время, помяни Лаонику.
Едва сдерживая рыдания, Скилл быстро зашагал прочь от дома Менандра.
Именно в этот момент начался штурм города. Атакующим не пришлось
брать стены приступом. Подземный ход все же существовал, хотя и вел не в
храм Аполлона. Один из сикофантов выдал эту тайну Ренелсу. Не долго думая
стратег отправил под землю своих испытанных секироносцев. Те прорубились к
городским воротам и распахнули их.
В город хлынули катафракты, а за ними толпы копейщиков, арбалетчиков
и витязей. Оборонительные линии бронзовиков были прорваны, на улицах
разгорались жаркие стычки.
Скилл повернул за угол и застыл, будто налетев на каменную стену.
Посреди улицы двигался отряд катафрактов. Заметив вооруженного человека,
всадники заорали и повернули коней к нему.
Их было восемь. Скиф выпустил двенадцать стрел, прежде чем последний
катафракт рухнул на землю. Полюбовавшись результатами своей работы, Скилл
извлек стрелы и направился к зданию Городского Совета. По дороге ему не
раз приходилось вступать в стычки. Он убивал всех, не разбирая, бронзовик
или золотовик преградил ему путь. Несколько раз по нему стреляли
арбалетчики. Скилл снял стрелами двоих, с удивлением обнаружив на одном из
врагов свой панцирь, в который немедленно облачился.
По мере приближения к центру города встречалось все больше и больше
трупов. Враги лежали в разных позах с жутко оскаленными лицами. Чего стоил
лишь один бронзовик, рухнувший рядом с поверженной статуей Зевса. Удар
двуручного меча расколол его голову надвое, забрызгав мостовую розовым
месивом мозгов. Зрелище не для слабонервных!
Вот, наконец, и Городской Совет. Отодвинув ногой лежащего у дверей
мертвеца, Скилл прошел внутрь. В комнате, которая была некогда
стражницкой, яростно рубились три воина. Раненый в руку и шею бронзовик из
последних сил сопротивлялся натиску двух врагов. Свистнула стрела, и один
из них рухнул на пол. Спустя мгновение за ним последовал и второй.
Бронзовик вытер со лба смешанную с потом кровь.
- Спа...
Он не договорил. Третья стрела пронзила ему шею.
- Вот так-то лучше, - пробормотал Скилл и шагнул в следующую залу.
Комната эта напоминала бойню. На мраморном полу, щедро политом
кровью, валялись два десятка трупов. По разные стороны длинного стола, за
которым некогда решали дела архонты, стояли Калгум и Ренелс. Оба тяжело
дышали. Из многочисленных ран сочилась кровь. При появлении Скилла враги
оживились.
- Скилл! - заорал Калгум. - Пристрелили этого ублюдка!
Ренелс предложил то же самое относительно своего противника,
пообещав:
- Убей его! Получишь свободу и столько золота, сколько сможешь
унести!
Скилл усмехнулся.
- Свободу я уже получил, золото мне не нужно, убил я достаточно. И
еще: знаешь, Калгум, твои воины убили Лаонику.
- Мне очень жаль, Скилл! Поверь, мне очень жаль! - Консул перевел
ненавидящий взгляд с Ренелса на скифа.
- Твою жалость не положишь в карман, - заметил кочевник. - Я не буду
вмешиваться в ваш спор. Пусть победит сильнейший.
- Предатель! - заорал Калгум.
Отец-стратег промолчал. Его этот вариант вполне устраивал.
В этот момент в залу ворвался бронзовик с мечом в руке. Скилл
мгновенно свалил его наземь. И тут же Ренелс напал на своего противника.
Калгум был настороже и парировал первый удар, но стратег ловко повернулся
вокруг своей оси и рубанул бронзовика по боку. Доспех лишь частично
смягчил удар, по обшитой бронзовыми пластинами юбке заструился тонкий
ручеек крови.
Стремясь развить свой успех, стратег удвоил усилия. Калгум отражал
его удары, но все более неуверенно. Было заметно, что силы оставляют его.
Внезапно он решился на отчаянный шаг и с криком бросился на противника.
Направленный наобум меч рассек левую руку Ренелса, и в тот же миг Калгум
захрипел и, обмякнув, осел на пол.
Ренелс вырвал меч из живота бронзовика и повернулся к Скиллу.
- Ты не мешал мне, и я сдержу свое обещание. Ты свободен. Бери
золото, сколько влезет, и выметайся из города.
- Мне не нужно золото, - ответил скиф и поднял лук.
- Так значит ты решился воспользоваться своим преимуществом!
Благородно!
- Так же как воспользовался бы и ты, дерись мы на мечах.
- Но я ранен и утомлен поединком. Шансы равны. - Скилл молчал, не
опуская лука. - Позднее ты будешь корить себя за то, что струсил и
предпочел убийство честному поединку.
- Будь по-твоему... - процедил Скилл, ловясь на провокацию Ренелса.
Он приставил лук к стене. В ладонь легла рукоять меча.
Противники начали сходиться.
- Что-то ты сегодня осторожен, сопляк, - ухмыльнулся стратег, желая
раззадорить Скилла. - Прошлый раз ты был более прыток.
Скиф молчал. Мелкими шажками он стремительно двигался вокруг Ренелса,
пытаясь прижать его к стене. Но стратег внимательно следил за его
перемещениями и ловко уходил из невыгодных положений. Наконец Скилл
потерял терпение и атаковал. И едва не поплатился жизнью. Длинный меч
Ренелса просвистел над его головой, срезав прядь волос.
Стратег наигранно захохотал.
- Должно быть, ты желаешь, чтобы я обрил твою голову!
Не отвечая, Скилл напал вновь. На этот раз он сделал ложный выпад, и
Ренелс попался на эту удочку. Его меч клюнул в пустоту, и в тот же миг
клинок Скилла срубил стратегу часть челюсти.
Взревев от ярости и боли, Ренелс бросился на врага. Но ярость -
плохой советчик. Скилл вновь ушел от удара и рубанул стратега по шее.
Фонтаном брызнула кровь. Любой другой, получив подобную рану, рухнул бы
замертво, но Ренелс устоял. Хрипя и шатаясь, он вновь пошел на Скилла.
Лицо стратега было страшно, длинный меч описывал стремительные круги. Под
сердцем у Скилла захолонуло от предчувствия близкой гибели.
Не сводя глаз со сверкающего круга, рисуемого клинком Ренелса, Скилл
пятился назад, пока не уперся спиной в стену. Ренелс приближался. Из его
ран хлестала кровь, глаза были безумны. Еще шаг, еще... Скилл сделал
выпад, но Ренелс с непостижимой легкостью отразил удар и выбил меч из рук
скифа. Вот и все. Скилл невольно закрыл глаза.
Крик и падение тела.
Скиф ущипнул себя, проверяя, он ли это или душа, повторно призванная
в Чинквату. Это явно был он. Тогда Скилл решился открыть глаза.
Ренелс лежал на полу. Здоровенный рыжебородый бронзовик извлекал из
его головы меч.
- Ну и силен, - уважительно протянул он в адрес Ренелса, заметив, что
скиф оправился от испуга. - Такие раны, а он еще мог драться!
Скиф молча кивнул головой. Подняв с пола меч, он сунул его за
перевязь. Затем взял в руки лук.
- Спасибо, приятель!
- Сочтемся! - Бронзовик деловито сдирал кольцо с пальца
отца-стратега.
- Ты должно быть хорошо повеселился с девочками, когда попал в город?
- Еще как! - буркнул бронзовик, не отрываясь от своего занятия.
- Тогда извини.
- Что значит: извини?
Удивленный бронзовик поднял голову. Беспощадная стрела вонзилась ему
точно в рот.
Сочлись!
Отведя глаза в сторону, Скилл поспешно вышел из залы.
Бои на улицах почти повсеместно прекратились. Враждующие армии
истребили друг друга. Лишь изредка звенели мечи да галопом пролетал по
мостовой чудом уцелевший катафракт.
Скилл поймал лишившегося хозяина коня, прыгнул в седло и поскакал
прочь из Серебряного города. Никто не остановил его, никто не попытался
напасть.
На поле битвы стонали раненые львы.
Он гнал коня всю ночь. Под утро он въехал в Золотой город, не отказав
себе в удовольствии сообщить городской страже, что войско Ренелса полегло
в битве и бронзовики скоро будут здесь.
К полудню скиф достиг горы, за которой была дверь в верхний мир.
Здесь дорогу ему преградили двадцать закованных в белые доспехи воинов,
потребовавших:
- Плата за проезд!
- Сколько? - спросил Скилл, с ужасом обнаруживая, что не догадался
захватить с собой ни единой монетки.
- Жизнь!
Скиф захохотал.
- И вы туда же?!
Его рука привычно нащупала стрелу, воины извлекли из ножен блестящие
мечи.
- Остановитесь!
Крик шел сверху. Скилл поднял голову. На скале стоял Ариман.
- Пропустите его! - велел он стражникам, и те послушно расступились.
Ариман терпеливо ждал, пока скиф поднимется наверх.
- Тощий как борзая, быстрый словно аргамак, меткий как ястреб,
сердцем подобный льву. Именно таким должен быть настоящий воин! Немудрено,
что ты смог продраться сквозь все препоны. Скиф Скилл, ты справился с
назначенным испытанием и вправе выбрать место, куда хочешь перенестись. В
Парсу? В Скифию?
- В Заоблачные горы! - ответил скиф, дерзко глядя в глаза Ариману. Он
впервые видел злого бога столь близко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов