А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Сам видел их в этой части дворца.
– Закрыты броневыми заслонками. Южное крыло строилось в расчете на оборону. Наверняка эти, – она кивнула в сторону нападавших, – горько жалеют, что не смогли взять его первым внезапным ударом.
– Сколько твоих людей во дворце?
– Было триста двадцать…
– Несладко ребятам против такой силищи.
Но отважные защитники дворца не считали врагов. Яростно огрызаясь, они уничтожали их. Четыре башни на углах здания отвечали кораблям огнем больших энергаторов, непрерывно обстреливали штурмовые челноки, пытавшиеся высадить на крышу десант. И небезуспешно! Десятка два таких челноков догорали на газонах под стенами, а в парке среди пылавших деревьев дымился расколотый надвое большой платер. Внезапно в стене открылась амбразура. Выпустив четыре плазменных торпеды, она мгновенно захлопнулась. Запоздалые ответные выстрелы не причинили защитникам никакого вреда: лучи лишь ожгли стену. Зато торпеды достигли цели! Корабль из-за малости дистанции сумел перехватить только первую. Остальные, направленные опытной рукой, последовательно ударили в одну точку. Две пробили брешь в отклоняющем поле, а последняя поразила отсек двигателей. Ужасающий взрыв потряс окрестности. Наш гравилет, как пушинку, бросило в сторону. От вспышки непроизвольно зажмурились глаза. Когда вновь восстановилось зрение, платера не существовало. Лес, над которым он только что висел, пожирал огонь.
– Корабли пришли в движение! – указала Рика.
– Усвоили урок, отходят подальше.
– Нет, тут другое…
Их замысел прояснился достаточно быстро. Мы сжали кулаки от бессилия как-либо помешать его осуществлению.
Убедившись в бесплодности попыток пробить бреши индивидуальным огнем, все боевые суда сосредоточились со стороны обрушенной галереи, расположившись в несколько эшелонов по высоте. Они не случайно выбрали именно эту позицию для массированной огневой атаки: из-за входа в галерею прочность конструкции здания здесь была наименьшей. Как только последний занял свое место, корабли дали общий залп, сосредоточив чудовищную энергетическую мощь на ограниченном участке основания стены. Сотни лучей и плазменных торпед прочертили небо и сошлись воедино. Добрая половина южного крыла дворца утонула в адском пламени. Не дожидаясь, пока оно спадет, корабли нанесли повторный удар.
– Не понимаю… – неожиданно промолвила Рика.
– О чем ты?
– Почему платеры не пустили в ход аннигиляционные бомбы. От дворца ничего бы не осталось. Наши отвечают вяло, не смогли бы перехватить. Похоже, мятежники чего-то опасаются: такие взрывы регистрируются с очень большого расстояния…
– Своевременные мысли, – перебил я. – И без бомб тошно. Взгляни!
– Обе расположенные со стороны кораблей боевые башни рухнули. Вместе с ними обвалился кусок стены, открывая обширный пролом. К нему сейчас же устремились штурмовые челноки. Ни единый выстрел не встретил их. Возле бреши они замирали, высаживали десант и отходили, уступая место новым.
– Все! Теперь одолеют. Наших немного! – Егор в сердцах стукнул по приборной панели. – Почему не отстреливаются?!
И будто кто услышал его возглас: чернота пролома на мгновение ярко озарилась. Свечой вспыхнул ближайший челнок. Из здания горохом посыпались десантники. Среди бегущих во множестве рвались светотермические гранаты. Новый взрыв завалил брешь рухнувшими перекрытиями, похоронившими под собой не успевших выбраться.
– Ударили изнутри плазменными мини-пушками, – прокомментировала Рика.
– Похоже, – согласился я и обратился к ней: – Хватит наблюдать. Пора действовать!
– Да! – кивнула она. Затем приказала Егору: – Вызывай дворец. Ближняя связь должна работать: общаются же между собой мятежники.
– Полторы минуты переговоров, и нас идентифицируют, – предупредил тот.
– Это при фиксированной передающей частоте. А мы постараемся быстро объяснить ребятам принцип и перейдем на плавающую. Вызывай! – повторила Рика.
– Не спеши, – вмешался я. – На Тарге почему-то не в чести биосвязь. Так что мой индивидуальный биопередатчик засечь не смогут. Если Алан жив, он наверняка в этом здании. Его браслет синхронизирован с моим еще со времени нашей операции на «Осе». Можно попробовать связаться.
– Что ж ты до сих пор этого не сделал?!
– Ты давно не пользовалась такими приборами, дорогая. Забыла, что колпак гравилета не пропускает биоволн. В боевых кораблях тоже пропадает связь, если разойтись подальше. Но это так, к слову. Сейчас нам надо где-нибудь поблизости приземлиться…
– Ну, с этим проблем не будет. Егор, посади машину в парке у грота. Быстро!
Наш гравилет буквально рухнул вниз, в нескольких метрах от поверхности резко замедлил падение и плавно опустился на траву. Я тут же выпрыгнул наружу и послал вызов.
Ответ пришел мгновенно:
– Господин генерал, наконец-то!
– Да, Алан, я рядом, в парке. – И, обернувшись к Рике, сообщил: – Есть связь. Ты слышишь?
Она кивнула.
До Алана донесся мой вопрос.
– Вы не один? Привели подкрепление? Много? – спросил он.
– Нет, нас всего трое, – внезапно вмешалась в наш мысленный диалог Рика. – И другой помощи не будет.
– Кто это? – насторожился Алан.
Мысли, как голоса, имеют свои четко различимые интонации. Поэтому он тут же почувствовал постороннего.
– Все в порядке, – ответил я. – Со мной генерал Афи. Она может говорить с тобой через мой передатчик. Отвечай на ее вопросы.
Рика не заставила ждать и взяла инициативу разговора на себя.
– Ты можешь найти начальника охраны? – спросила она Алана.
– Он убит… Все ваши офицеры убиты!
– Кто командует обороной?
– Я, лейтенант Фогг. Вообще здесь произошла явная измена. Во время торжественного ужина кто-то разблокировал все транспортные ворота центральной части дворца, и в них хлынули «черные». А всех офицеров охраны убрали раньше. Мне теперь это точно известно, потому что…
– Об этом потом, – перебила Рика. – Что было дальше?
– Почти в то же время подошли корабли и высадили десант, который атаковал снаружи. Но даже без командиров охрана оказала героическое сопротивление. У вас отличные ребята! Эх, если б не предательство! Многие погибли именно из-за удара «черных» с тыла… Все произошло столь стремительно, что, пока «черные» не ворвались в банкетный зал, никто из приглашенных ни о чем не подозревал. Напавшие успели схватить всю делегацию, многих других гостей, но тут подоспела охрана, и завязалась перестрелка, перешедшая в рукопашную. «Черных» удалось выбить, но они уволокли пленников. Тут огонь по дворцу открыли корабли. Ваш премьер Жако принял командование на себя и приказал пробиваться в южное крыло. И вот мы здесь…
– Почему сейчас командуешь ты? Что с Жако?
– Погиб во время атаки, – помедлив, ответил Алан. – Он спас главу делегации: закрыл собой мадам Дардье от луча… С этого момента я и командую.
– Так Натали с вами? – вмешался я.
– К сожалению, нет. «Черным» удалось и ее схватить…
– Сколько у тебя людей? – спросила Рика.
– Пятьдесят четыре агента охраны, я и семнадцать гражданских, среди которых восемь женщин. Сдаваться никто не собирается.
– Боюсь, это крайне опасно. Корпорации не нужны свидетели, – вставил я.
– Как и во всех ее делах, – заметила Рика.
– И я так думаю, – откликнулся Алан. – Однако, если не будет подмоги, долго не продержимся. Оборону я организовал, эта избушка хорошо приспособлена для защиты, но мы используем только малую часть ее боевых возможностей. Со мной рядовые агенты, они знают далеко не все. Даже склад боеприпасов вскрыть не можем – коды замков были известны только офицерам. А оперативные запасы на исходе. С гранатами еще ничего. Беда с плазменными торпедами, их всего несколько штук осталось. Пусковых установок масса, но стрелять нечем. Иначе разве бы мы позволили кораблям строиться, как на параде, и безнаказанно расстреливать нас залповым огнем? Кроме того, мятежники отключили здание от системы энергоснабжения. Из-за этого мы вынуждены экономить энергию аккумуляторов башенных орудий. Они стреляют в режиме малой мощности и способны поражать только десантные челноки. Другого выхода нет: от этих же аккумуляторов приходится заряжать и личное оружие. Но не представляю, на сколько хватит ресурса, особенно теперь, когда два аккумулятора уничтожены вместе с башнями. В подвале находятся автономная энергетическая установка и транспортные ворота. Однако невозможно ими воспользоваться: есть специалисты, но неизвестны ключи запуска, коды переходных каналов. Да и куда выводят эти каналы?.. Говорят, Жако знал, но его нет… – Алан замолчал. Немного спустя, продолжил: – Я неспроста про транспортные ворота. Думайте что хотите, но мне дело видится проигранным, и если б я смог открыть переходный канал, то, не задумываясь, приказал бы всем уходить. Важно сохранить живых свидетелей гнусного предательства. Но, увы, такой возможности нет. Сейчас затишье: судя по передвижениям, мятежники готовят атаку со стороны фасада. Наверняка ждут подкрепления. Фасад не пробить теми силами, которые действовали со стороны галереи. Так что подойдут еще корабли, все вместе дадут залп и пробьют новую брешь в районе входа. Пойдет на штурм десант… В целом сценарий ясен. Пару атак мы отразим. А дальше – как Бог даст. Во всяком случае, стоять будем до конца… Между прочим, господин генерал, пленные показали, что нас штурмуют силы четвертой эскадры. Той самой, в которую входила «Оса».
В биоэфире наступила тишина.
Я взглянул на Рику. Заблокировав мысли, она с закрытыми глазами о чем-то думала.
В посветлевшем небе таяли последние звезды. Скоро над горизонтом должен был подняться Шадар. Птицы веселым щебетом встречали новый день. Но на листву деревьев по-прежнему ложились сполохи пожаров, а нежный утренний ветерок вместо свежести приносил горький запах дыма. В нескольких сотнях метров от грота, рядом с которым Егор спрятал гравилет, люди готовились к продолжению смертельной схватки.
– Алан! – вдруг позвала Рика.
– Слушаю, госпожа генерал.
– Я могу открыть транспортные ворота, однако делать этого не следует. Скорее всего все конечные пункты переходных каналов под контролем мятежников, и они только этого и ждут, чтобы схватить вас или ворваться в здание и уничтожить. Действовать будем иначе. Ты сейчас где?
– У фасадного входа. Расставляю людей на позиции.
– Брось все, быстро иди на командный пункт. – Рика уже не говорила – приказывала! – Сейчас же прекрати всякую перестрелку с противником. Имитируй жесткий дефицит боеприпасов и энергии.
– И имитировать не надо – на самом деле так.
– Не перебивай! Рядом с командным пунктом – шахта. В ней укрыт большой планетарный гравилет. Среди агентов наверняка есть пилоты.
– Есть, – подтвердил Алан. – Я знаю про этот корабль и думал о такой возможности. Но нас собьют на взлете!
– Не собьют! – отрезала Рика. – Ты добрался наконец до командного пункта?!
– Уже здесь.
– Почему четвертая башня продолжает вести огонь по кораблям?! Я же приказала!.. Вот так! И чтоб ни единого выстрела. Садись к главному пульту. Теперь, внимание! Будем запускать энергетическую установку. Сдвинь красную шторку в центре. Накрой ладонью оконце. Ключом запуска является временная термомодуляция: будешь скачком изменять температуру ладони в соответствии с моими командами. Начали!
Когда Рика кончила диктовать схему, донесся вскрик Алана:
– Заработала! – И, не удержавшись, он спросил: – Скажите, Жако тоже был способен, подобно агенту высшей категории, на такую терморегуляцию?
– Нет. Для него ключом служили голосовые интонации определенного слова, впрочем, как и для двух офицеров охраны. А мы использовали мой личный резервный ключ… Не отвлекайся. Включай экраны кругового обзора.
– Готово!
– Что корабли?
– Пока на месте.
– Хорошо. Сейчас будет задача потрудней. Мы далековато для передачи видеоинформации, но все-таки постарайся. Максимально сосредоточься на видеообразах, подготовься к работе под полным моим контролем и отключи сознание. Молодец!
Все это время мы с Рикой лишь мысленно слышали Алана, но вдруг возникло изображение пульта, за которым он сидел. Я не вмешивался в действия Рики, просто слушал, а сейчас и смотрел. С давних пор в нашей паре существовал неписаный закон: любой операцией руководил тот, кто лучше владел обстановкой. Никогда тому помехой не были ни чины, ни формальное старшинство. И практически всегда это приводило к успеху. Какие причины могли заставить сейчас отказаться от этого принципа? Тем более что Рика в эти минуты работала в области, о которой я не имел ни малейшего представления. Признав ее лидерство, мне оставалось лишь пассивно наблюдать.
Алан безотчетно подчинялся ее отрывистым приказам, зато я мог осмысливать все. Фактически она сейчас сидела за пультом в осажденном южном крыле, нажимала в различных комбинациях кнопки, считывала информацию с экранов, отдавала команды различным системам, ожидала нужную световую индикацию, следила за передвижениями противника. Иногда между словами команд вклинивался непроизвольный комментарий обстановки:
– Подать торпеды! Заряжай! Хорошо, готово… Четыре новых корабля? Смотри, как нас уважают! Захватить и сопровождать цели третьим сектором! Сделано… Северная группировка в захвате? Отлично. Переместилась к западу, строит с новичками вертикаль. Огня не открывать! Пусть думают, нам угостить их нечем, подойдут ближе… Ну, давайте, давайте идите. Чем ближе, тем эффективнее результат вашего залпа: меньше рассеяние… Ага! Клюнули! Идут! Что ж, мятежнички, вы зависли почти над своими десантными челноками? Здорово! Лучше не придумаешь. Подровняйтесь, голубчики…
В этот момент я отвлекся и посмотрел в сторону южного крыла. В свете наступившего дня на стенах мрачно выделялись закопченные выбоины. Чуть повернув голову, увидел корабли. Действительно, сейчас они подошли вдвое ближе, чем ночью. Сила удара луча или торпеды от такого сокращения дистанции практически не изменялась, зато точность попадания возрастала в сотни раз! Теперь суда могли сосредоточить всю ужасную мощь коллективного залпа на площади игольного ушка. Я содрогнулся: если такой залп последует, здесь камня на камне не останется.
Боевые суда неспешно занимали свои места, выстраивая над парком этажерку. Поднявшийся над горизонтом Шадар зловеще окрашивал красным их огромные корпуса. Последним встал в вертикальный строй большой платер…
– Огонь!!! – Рика не просто послала этот приказ мысленно, а громко прокричала его, сбивая меня с ног и толкая под прикрытие грота.
Падая, я краем глаза ухватил, как дохнул пламенем весь фасад южного крыла.
Уткнувшись лицом в траву, мы не видели вспышки взрыва. Но на мгновение даже здесь, в тени скалы, наших спин коснулся нестерпимый жар. Почву под нами затрясло, со сводов посыпались камни. Мы благодарили судьбу за то, что рухнули при входе, а не забрались внутрь. Ударная волна ломала толстые деревья, как спички, иные вырывала с корнем и уносила неизвестно куда. Уши разрывал грохот, спрятаться от которого было невозможно…
Когда все стихло, мы, отряхиваясь, поднялись на ноги. Все пространство перед южным крылом дворца заволокло густым дымом, доносился громкий треск: в парке бушевал пожар.
– Биопередатчик цел? – спросила меня Рика. Я не успел ответить.
– Все в порядке, я на связи, – отозвался Алан. – Кошмар! Похоже, мы уничтожили всех…
– Командуй «Всем на корабль» и взлетай, – приказала Рика.
– Зачем? Мы же победили!
– Попробуй с кем-нибудь связаться. С военным министерством, например.
– Невозможно, – после некоторой паузы сообщил он.
– Вот видишь, – грустно сказала Рика, – эфир по-прежнему заблокирован… У четвертой эскадры еще достаточно кораблей, а у корпорации – «черных». И они в любой момент могут вновь нагрянуть. Ты верно подметил: важно сохранить живых свидетелей переворота. Так что, пока не поздно, поднимай корабль. Нашу машину примешь на борт в воздухе.
– Есть!
Тут только мы вспомнили про Егора. Поискали его глазами. Потом обошли грот. Он будто испарился. Обеспокоенные, стали вспоминать, когда видели его в последний раз. И тут мой взгляд упал на гравилет.
Егор полулежал в кресле пилота, привалившись щекой к прозрачной дверце. Заглянув внутрь, я услышал слабое похрапывание. Сон у лучшего агента Рики оказался воистину богатырским: бурный финал разыгравшейся драмы парень мирно проспал.
Едва мы ступили на борт планетолета «Стриж», Рика увлекла меня в кабину управления и приказала Алану, пилотировавшему корабль, облететь весь комплекс дворца. Сжав мою руку, она недвижным взором смотрела на почерневшие полуразрушенные здания, изуродованный горящий парк, остовы поверженных кораблей. Склонившись к пульту, что-то произнесла. В тот же миг неприступные стены южного крыла дворца дрогнули и стали рассыпаться. В разломах крыши мелькнули языки огня, тут же утонувшие в клубах пыли и дыма…
– Последний взрыв на поле брани… – тихо произнесла Рика.
Я ее прекрасно понял: законные хозяева уходили, ничего не оставляя врагам.
– Отдыхай, – коротко бросила она Алану. – Я сама поведу.
Когда он вышел, я высказал то, что беспокоило:
– Мы вот так запросто летим, а нас засекут с орбиты и атакуют. Или проследят маршрут!
– Не волнуйся, не засекут, – устало ответила Рика. – «Стриж» невидим для гирорадаров. Его могли сбить только на взлете. Он… Знаешь, давай потом расскажу. Поверь пока на слово. Эту тему все равно не обойдем.
– Заинтриговала. Ладно, потерплю. Слушай, нам так и не пригодилась активизация программы «Двое против всех». Ты одна боролась со всеми мятежниками, а я бездельничал!
– Почему? – улыбнулась Рика. – Ты отлично справился с ролью ретранслятора. Передавал без искажений. – Она подмигнула: – Не горюй. Впереди масса дел. Сочтемся славой.
– Вот еще, горевать! Всегда рад побездельничать. – Усевшись в кресло второго пилота, я решительно заявил: – Беру управление на себя. У тебя корабль на курсе рыскает. Будь штурманом.
– Согласна. Что бы я без тебя делала?
Она поднялась, подошла ко мне и, опустившись на подлокотник кресла, обняла.
Никогда в жизни такое соседство не мешало мне пилотировать.

Часть вторая
ОБЫЧНАЯ РАБОТА
I
Открыв глаза после пробуждения, я поймал себя на мысли, что полностью потерял ориентиры во времени. Что сейчас: день, ночь, утро?.. В спальне было темно. Рядом тихо дышала Рика.
Приподнял руку, посмотрел на часы, но ничего не увидел: светящиеся цифры скрывал рукав. Сдвинув его, удивился: уже наступила следующая ночь! Я сел на кровати, потянулся и зажег светильник.
После того как «Стриж» и все спасшиеся на нем были надежно спрятаны в горах, мы с Рикой вернулись в ее тайное убежище на побережье. Хотели перекусить, обменяться мнениями, но усталость валила с ног. Я не помнил, как оказались в спальне, однако факт остается фактом: в чем были, мы рухнули поверх покрывала на постель и провалились в бездну сна. Трудно ждать от людей другого после стольких приключений.
Я встал, хотел погасить свет, чтобы он не тревожил Рику, и тут под ногу попался брошенный на пол шлем, который с грохотом отлетел в сторону. Тихо чертыхнувшись, посмотрел на свою подругу, но она даже ухом не повела. Погасил ночник, неслышно ступая, вышел из спальни и отправился в ванную, на ходу стягивая комбинезон ненавистных «черных» охранников.
На славу освежился, нацепил знакомый халат и тут сообразил, что возникла небольшая личная проблема.
Все мои, если их можно так назвать, наряды погибли во дворце. Остался лишь парадный мундир, который, как уверяла Рика, починила ее чудо-машина. Но разгуливать в таком одеянии по Таргу в свете последних событий было неуместно. Комбинезон «черного» охранника тоже тянул лишь на маскировочную спецодежду. Так что в настоящий момент показаться на людях мне было не в чем.
– Ладно. Проснется хозяйка – озадачу, – сказал я своему отражению в зеркале. Уложил влажные волосы, провел рукой по подбородку и решил не бриться: – Кто знает, может, бороду отпускать придется? Пойду-ка пожую. Сколько времени голодаю…
В столовой долго не мог решить, что заказывать: обед, ужин или завтрак. Победила середина – заказал ужин. В ожидании его появления включил стереовизор. Первый попавшийся канал передавал какую-то музыкальную мозаику, второй оказался, мягко говоря, эротической направленности, третий показывал некую историческую драму…
Мелодичный женский голос пожелал мне приятного аппетита – ужин был сервирован, и я сел за стол. Покончив с закуской, придвинул горячее.
Положил в рот кусочек мяса, отправил следом порцию гарнира и, наслаждаясь вкусом жаркого, переключил стереовизор на следующий канал.
Не скрою, меня удивляло такое пренебрежение к столь важному событию, как насильственное устранение правительства. Но, решив, что основные информационные блоки прошли еще утром и днем, сейчас я надеялся поймать хоть их отголоски. И мне повезло: этот канал оказался информационным. Правда, рассказывали о погоде на планете.
– Ничего, подождем. – Я налил в рюмку водки, выпил, хорошо закусил…
Про погоду закончили. Пошла реклама: расхваливали какие-то супертапочки, в которых не потеют ноги, затем – домашнего робота, способного пеленать грудных детей, еще какую-то ерунду… На машинке для расчесывания ресниц меня прорвало:
– С ума вы там посходили, что ли?! На планете государственный переворот, а тут про тапочки!!!
В полном недоумении опять наполнил рюмку, поднес к губам и замер.
– Теперь вновь о важнейших событиях дня, – услышал я. – Сегодня начались переговоры правительства с прибывшей накануне делегацией Земной Ассоциации. Стороны ознакомили друг друга со своими позициями по ключевым вопросам, разработали программу и регламент обсуждения различных аспектов взаимоотношений Тарга с Ассоциацией. Особое внимание уделили возможностям расширения торговли астрием. Наметились тенденции конструктивного диалога. И тем неожиданнее прозвучало официальное заявление главы делегации мадам Дардье, сделанное ею в конце встречи.
Пошла хроника. В огромном торжественно убранном зале по одну сторону длинного стола сидели члены правительства Тарга, среди которых я узнал представленных мне министров. Но кто находился напротив?! Совершенно незнакомые люди. Выделялась чопорная важная дама с красивым холодным лицом. Судя по артикуляции губ, она что-то весьма резко говорила, обращаясь к премьеру Жако, и указывала на разложенные перед ней документы.
Комментатор продолжал:
– Подводя итоги дня, мадам Дардье заявила, что позитивное развитие переговорного процесса напрямую связано с безотлагательной полной демилитаризацией Тарга. Земная Ассоциация готова обсуждать любые проблемы со своей колонией, но не желает говорить с самопровозглашенной независимой республикой, бряцающей оружием незаконно созданных вооруженных сил. Только Ассоциация имеет право решать вопрос статуса планеты и лишь в случае предоставления ей независимости, что отнюдь в настоящий момент не очевидно, определить численность и качественный состав ее армии. Все дальнейшее, сказанное мадам Дардье, трудно расценить иначе как ультиматум. Она потребовала от нашего правительства в течение трех дней подписать соглашение, по которому все корабли боевого флота Тарга немедленно передаются в ведение Главного командования Вооруженных сил Земной Ассоциации, их экипажи и десантные подразделения расформировываются, а оборонные предприятия прекращают работу, консервируются и вплоть до особого распоряжения земных властей находятся под контролем их наблюдателей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов