А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Сейчас, говоришь, ерунда, а у нас вон что в эфире.
– Это как раз понятно: мы сейчас возле красного карлика, он почти на прямой между Таргом и туманностью, и астер-луч проходит где-то рядом с нами… Карл, отложим разговоры!
– Время есть. Все равно жду доклада о построении…
– Дай мне самое быстрое судно, какое только есть. Я иду на Тарг. Транспорт с ранеными теперь меня не устроит.
– Крейсер-разведчик… Однако в одиночку опасно: сам слышал, какая обстановка. К Таргу пойдут две эскадры…
– Сколько времени нужно крейсеру и сколько эскадрам?
– С ними часа на два дольше. Но гораздо спокойнее.
– Время – золото. Иду один. – Я застегнул комбинезон. – Вызывай корабль.
Дробуш больше не возражал. Пошел меня проводить. Шагая рядом с ним по коридору, я спросил:
– А ты с флотом куда? Разве не к Таргу?
– Нет. Пойду к туманности, там есть где развернуться. Постараюсь, чтоб оттуда больше некого было перебрасывать. А в планетной системе маневр ограничен, пришлось бы принять фронтальный бой, который мне невыгоден: слишком многое зависит от численного перевеса. Да и расчет времени переходов за это: до туманности мне меньше пяти часов, до Тарга – верных девять. Пока буду добираться, геркулане туда такую силу подбросят, что черт знает, каких дел натворят… Не волнуйся, как только справлюсь, сразу к Таргу. А пока возле него мои ребята поработают. Посылаю лучших: гвардию и пограничников. Они – каждый двоих стоят.
На пороге открытых транспортных ворот Дробуш шепотом, в самое ухо, чтобы не слышал адъютант, спросил:
– Когда должен подойти земной флот? Суток через трое?
– Прибавь длинный хвост, – точно так же ответил я. – Не по зубам ему твоя стремительность. Так что у туманности обязан победить. Ну и мне, надеюсь, повезет…
Даже если Рика уже успела передать мой приказ флоту Ассоциации, по моим прикидкам выходило, что ждать его следовало не раньше чем к началу четвертого дня. Развязка могла наступить гораздо быстрее.
Мы с адмиралом обнялись, козырнули друг другу и расстались.
VI
Тарг пылал. Ночную его сторону сплошь охватывали пожары. Горела столица Виарра, другие города, горели леса и степи. Лишь моря и крупные озера зияли провалами черноты. Но планета яростно оборонялась. С ее поверхности из беснующейся стихии огня в небо тянулись тысячи сверкающих лучей больших стационарных энергаторов, пунктиры трасс плазменных торпед – многочисленные зенитные батареи бегло отвечали наседавшим боевым судам геркулан. Над пустыней Ригой, производственной зоной корпорации, густо рождались и меркли сотни новых звезд – бортовые залпы сражавшихся кораблей. Случались вспышки и ярче, они знаменовали чью-то гибель…
Все это я увидел, едва крейсер-разведчик подошел к окрестностям Тарга. При всем ужасе происходящего грандиозность зрелища завораживала.
Связь работала сносно, и капитана Берга удалось вызвать без труда.
Седьмой час четвертая эскадра под его командованием вела отчаянную борьбу за господство в небе над астрий-генератором, скрытым защитным экраном. Капитан, как обещал адмиралу Дробушу, сумел собрать воедино свои корабли, отбросил защищавшие генератор вражеские суда, встал над ним и возобновил бомбардировку. Вот с этим геркулане смириться не желали. Однако нападать с планеты больше не могли: фактор внезапности, благодаря которому им удалось уничтожить почти всю первую бомбардирующую группу, исчез, крупных соединений с недоступного наблюдению ограниченного пространства пустыни выдвинуть было невозможно, а два-три десятка кораблей, появлявшихся из-под экрана, немедленно оказывались под губительным прицельным огнем с близкой дистанции. У пришельцев оставалась единственная возможность вертикальных атак из космоса, по сути, атак лобовых.
Их удары по эскадре с флангов наталкивались на плотный заградительный огонь работавших с Тарга зенитных батарей, которые, расстраивая вражеские боевые порядки, надежно прикрывали свои корабли. К противнику подходили подкрепления. Уже давно геркулане имели значительный численный перевес. Но все их попытки уничтожить или хотя бы сбить эскадру с позиций заканчивались ничем, разбивались о стойкость и мужество ее бойцов, непреклонную волю и мастерство командира, достойного ученика и соратника адмирала Дробуша, Мощные колонны геркулан волна за волной накатывали на боевые порядки Берга, но его корабли стояли насмерть. Они прикрывали друг друга искусно организованным огнем, маневрировали, сами бесстрашно контратаковали и упорно продолжали бомбить защитный экран производственной зоны. Множество мелких вражеских групп в надежде оставить беззащитными фланги эскадры, штурмовали зенитные батареи, старались подавить их шквальными залпами. Что там творилось, страшно было представить. Но батареи продолжали отвечать, и для противника такие атаки часто заканчивались плачевно.
Капитан Берг докладывал, что сражение развернулось не только в небе. Появившиеся из производственной зоны крупные подразделения вражеских солдат яростно атаковали досаждавшие их кораблям зенитные комплексы и на самом Тарге. Наиболее эффективно поддерживали эскадру батареи Виарры и ряда городов на побережье. Возле них сейчас шли ожесточенные бои.
– Нашим зенитчикам туго, бьются на два фронта, – сообщил капитан. – Если противник заставит их замолчать, эскадре не устоять над зоной. Но я не могу послать на помощь ни одного корабля. Лишь снял с бортов всех десантников и отправил на побережье. Не хочу думать, что будет, если дойдет до абордажных схваток, – отстаивать мои корабли некому.
– А что на батареях Виарры? – спросил я.
– Их защищают сводные группы «черных» и службы безопасности. Ими командуют капитан Халид и ваш лейтенант Фогг.
– Как сводит судьба! – непроизвольно вырвалось у меня.
– Что? – решив, что не расслышал, переспросил Берг.
– Ничего, – махнул я рукой. – Продолжай.
– Геркулан уже втрое против меня. Эскадра дерется в окружении. Потери чувствительные – четверть состава…
– А этих сколько наколошматил?
– Отдаю каждый свой корабль за два, а то и за три. Но противник прет без оглядки, как на «Зигфриде»…
– Держись, Мартин! Через пару часов будет легче! Подойдут гвардия и пограничники.
– Скорей бы… – Было видно, что он устал. – Сделаю, все, что смогу.
Картина событий рисовалась отнюдь не радужной. Даже ожидаемые эскадры, подойди они прямо сейчас, лишь сравняли бы силы сражавшихся. Но что будет через два часа?! И от Дробуша никаких известий. Впрочем, пока о связи с ним не могло быть и речи: по времени выходило, адмирал только-только заканчивал подпространственный скачок к туманности. Да и чем он мог помочь? Его флоту предстояла встреча с противником, кораблей у которого было значительно больше…
– Что с защитным экраном? – спросил я капитана.
– Непрерывно бомбардируем. Площадь несколько сократилась, пробивать по краям стали гораздо чаще, однако результатов попаданий не видим: поверхность планеты все еще скрыта от радаров. Жаль, не могу сосредоточить на нем огонь всех кораблей. Большая часть отражает атаки.
«Эх, понять бы, какой энергией нелюди питают свой генератор! – мелькнуло у меня. – И источник-то слабенький. Иначе не подбрасывали бы корабли в час по чайной ложке, сразу бы весь флот перекинули от туманности, а то и того хуже – пространственное окно в свой мир открыли, впустили бы армаду вторжения… Добраться бы до этого энергетического родничка и прихлопнуть. Вся надежда на Вэла: если кто и сообразит, где искать, – только он. Но пока, видно, сам не знает. Иначе указал бы Алану. С ним-то мог увидеться. А вдруг, не дай бог, погиб. В такой обстановке все возможно…»
– Господин генерал, мы обнаружены! – прервал мои мысли командир крейсера-разведчика. – На нас идут два корабля противника!
– Они близко?
– Пока нет, но скоро подойдут на расстояние прицельного огня. Прикажете принять бой?
– Ни в коем случае, уклоняйся. – Я снова обратился к Бергу: – Так у тебя есть связь с планетой? Фогга вызвать можешь?
– И у них, и у меня передатчики работают неустойчиво. Сейчас молчат. Но если подождать…
– Черт! Некогда ждать! Мне надо попасть на Тарг, в Виарру. Переходные каналы действуют?
– Транспортные коммуникации столицы разрушены. Сами видите, что делается.
– Короче! Как быть?
Капитан Берг ответил не сразу:
– Только пробиваться. Корабль у вас быстрый. Думаю, ускользнете от противника. Да и зенитчики своих прикроют…
– Откуда заходить, чтобы более-менее безопасно?..
– Я укажу коридор и характер маневров. Позвольте переговорить с командиром вашего крейсера.
– Конечно, – простившись, я уступил тому место у экрана.
Хотел, было, спросить, кто руководит общей обороной Тарга, но решил не терять времени. Какая разница? Имя генерала скорее всего ничего бы мне не сказало.
«Если понадобится, узнаю у Алана или Дэна».
Я надеялся, что очень скоро окажусь в Виарре и без труда разыщу своих агентов при помощи биопередатчика.
Надежды имеют одну неприятную особенность: не всегда сбываются. Наш крейсер-разведчик, используя свои скоростные качества и маневренность, дважды после коротких перестрелок успешно обманывал противника и ускользал от преследования, но в третий раз, возле самой поверхности Тарга, уже под прикрытием зенитной батареи, не повезло. Нас обстреляли с орбиты сразу пять кораблей геркулан. Трудно сказать, опоздали с поддержкой зенитчики, был ли слишком плотен и точен огонь пришельцев или просто изменило боевое счастье, – как бы то ни было, но крейсер сумел отразить лишь первый залп, единожды ответил, а в следующий момент, получив повреждения ходовой части, быстро пошел на снижение. Нечего было и думать пересаживаться в десантные челноки: из-за малости высоты не успеть. Нас спасло лишь искусство пилота. В последнее мгновение он умирающими двигателями сумел выровнять корабль, погасить скорость падения и тем самым смягчил удар о грунт. Встряхнуло основательно, но не смертельно. Разнеслась команда:
– Экипажу покинуть судно по аварийному расписанию!
Вместе с несколькими офицерами я выпрыгнул через люк на траву и, увлекаемый ими в темноту, не разбирая дороги, бросился прочь, подальше от крейсера. Бежали недолго. Сильные руки толкнули меня в спину, заставив повалиться в глубокое русло ручья. Рядом оказались несколько человек. Мы укрылись своевременно! Следующий залп противника накрыл беспомощный поверженный корабль, и ночь осветилась вспышками взрывов. Когда смолк грохот, все было кончено – догорали обломки.
Я посмотрел в небо, исчерченное огненными трассами. Зенитная батарея вела бой с нашими обидчиками. Прямо над головой, среди звезд мелькнули два оранжевых огонька. Это была расплата с геркуланами за их победу. Немного спустя стрельба прекратилась: уцелевшие корабли, видимо, отошли.
– Спасибо, прикрыли! – неподалеку, не замечая меня, поднялся командир погибшего крейсера. В неверном свете горевшей травы и мелкого кустарника он счищал с комбинезона липкую грязь и последними словами ругал зенитчиков. Излив эмоции, громко скомандовал в переговорник на левом плече: – Офицерам собрать личный состав! Провести перекличку! Начальнику связи – ко мне! – Осмотревшись, спросил окружающих: – Кто видел генерала?
– Со мной все в порядке, не шуми. – Я выбрался наверх, уселся на краю невысокого обрыва и снял шлем. Глубоко вдохнув пропитанный запахом гари воздух, сказал: – Сам, поди, и толкнул меня в эту лужу.
– Но, господин генерал…
– Еще не хватало, чтоб оправдывался, – хмыкнул я. Указал яркое зарево на горизонте: – Сколько не дотянули до Виарры?
– Полагаю, до предместий километров сорок… Простите. – Пискнул вызов переговорника. Выслушав сообщение, командир поморщился. Объяснил мне: – Связисты погибли. Не успели отбежать. Сгорели вместе с аварийным передатчиком.
– Как думаешь, искать нас будут? – спросил я.
– Вряд ли. Кому придет в голову, что мы уцелели? Да и опасно. Все воздушные средства обстреливаются с орбиты.
– Весело, – покачал я головой. – Выходит, топать в столицу придется на своих двоих. Как встарь – марш-бросок.
– Нам труднее, – ответил он.
– Почему?
– Тогда дороги были. А у нас их нет.
– Это правда, – согласился я, – разбаловались, отвыкли ногами ходить. Все на гравилетах летаем. Местность-то представляешь? Столица рядом – жилья, должно быть, на пути достаточно. Там связь, и все-таки надо рискнуть транспортом разжиться.
– Никаких шансов, – уверенно заявил командир крейсера. – У нас вокруг всех городов пояса дикой природы. Из этих… будь они неладны… экологических соображений. Тут километров пятнадцать – степь. Дальше, за рекой, лес до самой Виарры.
– Река, поди, широкая, и берега болотистые?
– И это есть, господин генерал.
– А в лесу, что, сплошной бурелом?
– Есть просеки, но их ночью еще найти надо. Вы верно подметили: над этим районом я только летал…
– Обрадовал. – Я поднялся. – Давай, готовь людей к маршу.
Минут через десять командир доложил, что экипаж построен. Потери были невелики. После гибели корабля недосчитались семерых. Легкораненые остались в строю.
Приняв рапорт, я приказал выступать.
Более сотни солдат, подобно воинам былых времен, беглым шагом двинулись по степи.
Через два часа на коротком привале после переправы через реку я, мокрый до последней нитки, втихомолку ругал все на свете и прежде всего самого себя: в разных местах над Таргом вдруг обозначилось бликами залпов такое множество вступивших в сражение кораблей, что безо всяких сообщений стало понятно – подошли на помощь эскадры. Если б не мое упрямство и поспешность! Если б послушал адмирала и пошел с ними! Наверняка бы уже был в Виарре. А сейчас до нее еще идти и идти. И знать о себе никак не дашь.
Впереди был лес, над которым в нескольких местах – это увидели еще из-за реки – поднимались языки огня и тучами вились искры. Безопасную для прохода просеку еще предстояло найти…
После пяти часов тяжелейшего марша, обходя чащей тлеющие завалы и бурелом, потеряв больше половины отставшими, мы, наконец, добрались до окраины Виарры. Вышли прямо на центральную батарею северного зенитного комплекса. Однако радоваться было преждевременно: угодили в самое пекло боя. Давно рассвело, но здесь под плотным пологом дыма царила мгла. Из пяти приземистых башен три бегло били вверх по невидимому противнику. Две другие, безмолвствуя, понуро опустили стволы энергаторов и мрачно чадили. Их почерневшие, обожженные броневые колпаки съехали набекрень. К действующим башням, стреляя, перебежками подкрадывались живо напомнившие своим видом схватку на «Зигфриде» пришельцы в мышиного цвета скафандрах. Это явно была не первая атака: обугленный грунт устилали темно-серые трупы. Поодаль горели четыре небольших чужих гравилета. Нападавших радушно встречал частый огонь лучевых ружей.
Никто не отдавал команды, я только успел подумать, что неплохо бы ударить по геркуланам с тыла, как пришедшие со мной солдаты, секунду назад валившиеся с ног от усталости, оборванные, грязные, измученные долгим переходом, вдруг обрели пятое, десятое, неизвестно какое дыхание и с яростным ревом бросились на инопланетян. В неистовом азарте общего натиска смешались офицеры и рядовые. Я бежал и, срывая глотку, орал вместе со всеми. Ненависть была безмерна. Скашивая лучами и гранатами на своем пути все живое, пытавшееся сопротивляться, мы в мгновение ока покрыли дистанцию от опушки сгоревшего леса до противника и вступили в беспощадную рукопашную. Получившие внезапную поддержку защитники батареи ударили навстречу. Схватка вышла злой и короткой. Немногие уцелевшие геркулане пытались спастись бегством, но их догоняли и безжалостно добивали. Появившиеся в отдалении два вражеских гравилета хотели прийти на помощь своим, но были сейчас же сбиты огнем одной из башен.
– Господин генерал! – окликнули меня. – Здравствуйте!
Я обернулся и узнал лейтенанта «черных», с которым познакомился на «Зигфриде». Его челюсть покрывал лиловый синяк, память о нашей первой встрече.
– А, это ты! Здорово!
– Вас уж не числили в живых! Говорили, корабль сбит, – сообщил он.
– Сбит-то, сбит, но, как видишь, уцелели. – Я пожал ему руку. – Ты здесь командуешь? Нет? Тогда веди к начальству.
Вот уж повезло так повезло, и биопередатчик не понадобился: едва мы спустились в башенный каземат, я увидел Алана и Халида. Они вполголоса что-то обсуждали и одновременно ели, по очереди цепляя кинжалами кусочки мяса из одной консервной банки. Будто и не было ничего между ними. О недавней стычке в доме Рики напоминала лишь подвязанная к груди правая рука капитана «черных». Поодаль, на складном табурете, привалившись спиной к стене, спал Влад Вэл. При моем неожиданном появлении офицеры вытянулись и замерли. Мне было приятно отметить на их лицах выражение радости.
– Вольно, – махнул я рукой. Опустился на стул и указал на банку: – Еще найдется?
– Конечно. – Халид одной рукой ловко вскрыл непочатые консервы и пододвинул мне.
Алан протянул кусок хлеба и кинжал.
– Спасибо. – Я взял хлеб, а от кинжала отказался, извлек из ножен свой. – Выкладывайте новости, ребята. Знаю, на помощь подошли две эскадры.
Первое известие обрадовало. Пока я пробирался сквозь завалы и буераки к Виарре, Дробуш у туманности напал на почти вдвое превосходящие силы геркулан и – в открытом бою, не из засады! – за несколько часов одержал новую блистательную победу. Казавшееся немыслимым свершилось! Огромный флот пришельцев был окончательно разгромлен, его остатки рассеяны в пространстве. Адмирал развязал себе руки, и сейчас его грозные непобедимые эскадры спешили к Таргу. Всего полсуток отделяло их от цели.
Меня будто светлым лучом озарило.
– Что ж, конец господам геркуланам! – повеселев, промолвил я. – Не так их у Тарга много, Дробуш с какой силой справился – этих без труда добьет. И ни какой астрий-генератор не поможет – кишка тонка, энергии маловато. Пространственное окно в их мир не открыть, иначе давно бы это сделали, а больше подкреплений теперь им взять неоткуда.
Мне казалось, инопланетянам рассчитывать не на что, и очень скоро они должны обратиться в бегство. Единственный путь к спасению – малый астер-канал, проложенный из производственной зоны на их неведомую планету Геркул. Но корабли сквозь него не пройдут. Стало быть, пришельцам придется их бросить.
Моя оптимистическая нота повисла в воздухе. Никто из присутствующих ее не поддержал.
– Боюсь, нам не продержаться до подхода флота, – сказал Алан. – Нашим эскадрам, штурмующим защитный экран, приходится очень тяжело. Они не имеют свободы маневра и остались почти без прикрытия флангов: у нас большая убыль в зенитных средствах, до семидесяти процентов. Геркулане по-прежнему имеют троекратный перевес, непрерывно атакуют, и потери наши таковы, что через восемь-девять часов не останется ни одного корабля. А генератор за это время не уничтожить, подсчитано… – Фогг кивнул на Вэла.
– Черт с ним, с генератором! – перебил я. – Ни куда не денется. Подойдет адмирал – раздолбит. А пока надо спасти эскадры, отвести их. Пусть нелюдь напоследок порадуется и, скатертью дорога, драпает! Держать не будем.
Честно сказать, меня раздражало непонятное упорство пришельцев. Я не видел смысла в их яростной борьбе. Не знали они, что ли, о поражении своего флота? Сомнительно. Казалось бы, самое время, пока не явился Дробуш, удирать. Задача прорыва перед геркуланам и не стояла: генератор без проблем перебросил бы их суда под защиту экрана. Мало места для посадки? Тоже не причина. Они могли бросить корабли в космосе, уйти с них в свою зону через транспортные ворота, а там уж спокойно, без спешки, через астер-канал в свой мир. Так нет, дрались! Старались отбросить наши эскадры от генератора! Зачем, если очевидно, что в итоге его все равно не отстоять, а на время бегства защищен он вполне надежно? Разве что из глупого упрямства? Не особенно в это верилось…
– Вы не все знаете, господин генерал, – заявил в ответ Алан. – Нашим нельзя отходить от генератора. Два часа назад к нам чудом пробрался Вэл. Он такое установил!.. Лучше пусть сам расскажет. – Фогг сделал знак Халиду, и тот направился будить ученого.
Капитан «черных» явно признавал старшинство моего агента, лейтенанта.
Растормошить Влада Вэла удалось не сразу. Даже открыв глаза, он блуждал по сторонам бессмысленным взором и бормотал, чтоб отстали. Его сознание нехотя включилось только после нескольких упоминаний моего имени. И прошло еще какое-то время, прежде чем он, наконец, понял, чего от него хотят.
– Здравствуйте. Извините, уж не помню, когда спал. И сейчас будто на минуту сомкнул веки… – Вэл поднялся со складного табурета, энергично потер лицо, пожал мою руку и безо всякого перехода хриплым со сна голосом заговорил о деле: – Мне удалось рассчитать, что астрий-генератор питается энергией поля защитного экрана. Всю остальную я израсходовал, а о такой возможности даже не подумал. Но если б и догадался, что толку: до сих пор не представляю, как это осуществляется. Однако факт: прослеживается жесткая зависимость между количеством переброшенных от туманности кораблей и сокращением размеров экрана… – Он хлебнул предложенный Халидом кофе и продолжил: – Энергия весьма значительна. Можно сказать, некий аварийный запас, которого вполне достаточно, чтобы открыть пространственное окно. Мне точно известно, что без меня пришельцы не смогут вывести генератор больше чем на пятнадцать процентов максимальной мощности. При таком режиме окно можно удерживать часов шесть…
Известие Вэла меня как громом поразило. Спросил первое, что пришло в голову:
– А бомбардировки экрана? На их отражение требуется энергия…
– Ее расход при нынешней интенсивности обстрела относительно невелик. Вот если бы бил весь флот…
– Значит, наши усилия напрасны… – Я был в растерянности. – Слушай, Влад, а почему, если энергии хватает, они до сих пор не открыли это свое окно? Ограничивались переброской мелких контингентов от туманности.
– В том-то и дело: мешают атаки наших кораблей, – ответил Вэл и, не вдаваясь в подробности, пояснил: – Для того чтобы вывести генератор на серьезные режимы, необходимо сперва аккумулировать всю энергию. Другими словами, полностью снять защитный экран. А вот этого они себе позволить не могут – башни-излучатели останутся без прикрытия и будут мгновенно уничтожены. Что же касается ближней переброски от туманности… Это максимум, на что они были способны, не снимая экран, а напрямую питая генератор его энергией. Как видите, не напрасны наши усилия.
– Все так. Но что будем делать, когда останемся без кораблей? – Все встало на свои места. Больше не удивляла отчаянная решимость геркулан. Однако, прежде чем что-то предпринять, мне надо было переварить столь страшную новость.
– Вы где? Уснули? – раздался голос за спиной. – Люди готовы, давно ждут!
Я обернулся.
В каземат вошел Дэн Стоев. На содержателе сомнительного заведения с русалками ладно сидел штурмовой комбинезон с эмблемой службы безопасности Тарга на рукаве. Хорошая штука: такую далеко не всякий луч возьмет. Правда, тяжеловат. На широком поясном ремне кроме двух энергаторов в кобурах тесно висели гранаты. Ниже, по бокам, из вшитых карманов-ножен торчали рукояти кинжалов. Из-за плеча выглядывал ствол лучевого ружья.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов