А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Потому, что Халид – тот самый «черный», которого ты захватил на «Осе». Теперь корпорация знает, что мы осведомлены о ее попытке сорвать переговоры, и, раз делегация не заявила официальный протест, подозревает какую-то тайную игру. Кроме того, наверняка Халид понял, кто ты такой, и сообщил об этом своим хозяевам.
– Понял? Как?
– Сейчас объяснять некогда. Важно другое: этим людям известна твоя роль в этом деле и наши с тобой неформальные отношения. Ведь ты передал пленных мне, и я начала расследование безо всяких указаний правительства. Корш заманил тебя сюда, чтобы как следует расспросить о наших планах или просто убрать. Одно знаю точно: корпорация слишком далеко зашла в своих действиях и теперь готова на все.
– Но почему же я до сих пор не схвачен?
– При военном министре и его генералитете ничего подобного делать не станут. В большинстве это нормальные люди, которые не хотят провоцировать конфликт с Земной Ассоциацией. Корпорация не станет афишировать свои действия. Но будь уверен – момент выберут.
– Не любишь ты корпорацию…
– Смертельный враг. Я здесь инкогнито и сильно рискую. Только ради того, чтобы спасти тебя из ловушки. Как узнала о побеге Халида, сразу попыталась с тобой связаться, еще на полигоне. Но опоздала, ты уже отправился сюда… Кстати, Корш, приглашая тебя, несомненно, уже все знал. А бой с роботами лишь подтвердил ему, сколь ты опасен.
– Тебе Алан сказал про полигон? Но он ничего не знал про роботов…
– Нет, у меня свои источники… Вет, я готова все тебе рассказать, только давай сначала отсюда исчезнем. Речь идет о твоей жизни. Даже, быть может, о большем!
– Слушай! Но ведь если со мной что случится, Алан знает, где я. Делегация сделает запрос правительству. Тебе поручат расследование. Как корпорация будет выкручиваться?
– К сожалению, я не знаю, что они задумали. Уверена в одном: действовать они будут быстро, нагло и решительно.
– Пожалуй, ты права. Самое время отсюда удирать. Но я окажусь в идиотском положении – что-то завтра придется объяснять Дробушу. Так вот взял и ушел, не попрощавшись…
– Что-нибудь придумаешь, – улыбнулась Рика. – Ты мастер. Например…
Ее слова прервал звук торопливых шагов. Мы обернулись. На ступеньках стоял «черный» охранник.
«Началось!» – мелькнуло у меня. Инстинктивно заслонив Рику, я, было, двинулся на него, но она меня удержала:
– Все в порядке. Что случилось, Егор?
– Госпожа генерал! – быстро заговорил он. – Охранный компьютер только что установил факт подмены. Вас разыскивают.
Несмотря на серьезность момента, я не сдержал улыбку при этом «госпожа генерал».
– Черт! – выругалась моя подруга. – Они узнали меня?
– Насколько знаю – нет.
– Хоть это радует. Генерала хватились? – кивнула Рика в мою сторону.
– Да. Ищут по маяку браслета.
Что ж, размышлять было больше не о чем. А насчет браслетика-то я оказался прав – с начинкой подсунули штучку. Внезапно в том направлении, где я повесил его на сук, раздались голоса, треск веток. Похоже, нашли. Правда, не совсем то, что искали.
– Бежим! – Рика схватила меня за локоть и потащила к выходу из беседки.
Я не возражал. Однако уйти по старому доброму английскому обычаю, не прощаясь, нам не удалось. Парк прочесывали.
Вокруг вспыхнуло множество фонарей, о существовании которых и предположить было невозможно, а на тропинке показалось четверо бегущих к нам людей.
– Не двигаться! – прокричал один из них. – При неповиновении стреляем! – И для пущей убедительности ударил лучом поверх наших голов.
Я и сообразить ничего не успел, как Рика ловко толкнула меня, и я буквально скатился по ступеням. В следующее мгновение она и Егор уже открыли огонь. Нападавшие больше и выстрела сделать не успели, сраженные наповал.
Сунув за корсаж свой миниатюрный энергатор, Рика нагнулась и, с силой рванув, отодрала длинный подол своего роскошного вечернего платья, превратив его в мини. Затем скинула туфли на высоком каблуке, оставшись босиком.
– К гравилетам! – бросила она мне и обернулась к Егору. – Немедленно уходи! Тебя не должны раскрыть.
– А вы?!
– Не волнуйся, пробьемся.
Она легонько подтолкнула Егора, и тот скрылся в зарослях.
– Вет, ну что же ты? Быстрее!
– Погоди, сейчас! Тебе, вон, платья не жалко, а я не хочу потерять здесь свои ордена. – Я спешно снимал с мундира награды.
– Угораздило тебя получить столько! – бросилась помогать мне Рика.
Сняв с шеи вместе с лентой последний орден, Золотого Орла, я подобрал брошенный Рикой подол, оторвал от него подходящий лоскут, завернул награды и сунул за пазуху.
Моя заминка чуть не погубила все дело. С двух сторон, из-за беседки и из чащи, высыпало еще с десяток «черных», видимо, привлеченных светом и криками погибших товарищей. То ли они опасались перебить друг друга, то ли приказ у них был взять нас живьем, но они не стреляли. У нас, напротив, не было необходимости брать пленных, но, замешкавшись со своими орденами, я совершил оплошность: не подобрал ни у кого из убитых энергатора и оказался сейчас безоружным. Рика успела дважды выстрелить, но потеря двух человек не остановила «черных». Бросок их был столь стремителен, что в следующий момент у нее выбили оружие, и завязалась рукопашная. Мы встретили противников глухой обороной, но долго вести бой в этом ключе не представлялось возможным – в любой момент к ним могло подоспеть подкрепление.
– «Колесо»? «Факел»? – коротко спросила меня Рика, отражая удары сразу троих.
– «Таран»! – выдохнул я, поразив насмерть опрометчиво открывшегося охранника.
Это были только нам понятные названия различных способов ведения совместного рукопашного боя. Эти способы мы разрабатывали сами на бесчисленных тренировках в незапамятные времена учебы в Академии Службы космической безопасности и позже, когда жизнь свела нас в работе. «Таран» был самым жестоким по своим приемам, нацеленным на беспощадное уничтожение.
– Делаем! – согласилась Рика.
И будто не было долгих лет разлуки. Ничто не забылось! Мы вновь оказались спаянной парой молодых бесстрашных агентов, способных сокрушить любых противников. Внезапным броском мы вырвались из кольца наседающих охранников и побежали по тропинке. Те бросились следом, растянувшись в цепочку. Резко развернувшись, я остановился. Рика спряталась за моей спиной. Захватив руки первого набежавшего, я отклонился в сторону.
– Ха! – бросив вперед ладонь, будто клинком поразила его в горло Рика плотно сжатыми пальцами.
Отбросив труп, точно так же мы встретили второго, третьего… Следующий успел остановиться и попытался выхватить из кобуры энергатор. Прыжком с места преодолев разделявшие нас метра три, я ударил его ногой по руке, одновременно рубанув ребром ладони по шее. Выхватив оружие у умиравшего, хладнокровно расстрелял остальных.
– Как в лучшие годы! – хлопнула меня по плечу Рика.
– Точно! – подтвердил я.
Переводить дух было некогда. В любую секунду могли появиться новые «черные». И мы припустили что было сил через парк.
На залитой светом посадочной площадке возле гравилетов, казалось, не было ни души. Но Рика знаком приказала затаиться.
– Ну, что же ты? – тихо спросил я.
– Наверняка хитрят – тут всегда есть охрана. Сунемся, набросятся.
– Ну и что? Подготовка у этих ребят слабая, прорвемся. Где твоя машина?
– Ее здесь нет…
– Как же ты сюда попала?
– Пешком пришла за тридевять земель. Отстань! – Рика внимательно разглядывала гравилеты.
– Ничего себе?! Втравила меня в какую-то сомнительную заваруху, я тут половину местной охраны перебил, что завтра врать военному министру – не знаю, а чуть вопрос задал – отстань!
– Слушай, – оборвала она меня, – твой ворчливый юмор всегда восхитителен. Особенно в минуты опасности. Но сейчас прошу – заткнись!
– Это у меня на нервной почве.
– Засунь свою нервную почву в задницу!
– Грубиянка! Раньше так не выражалась…
– Ты прихватил энергатор? – спросила Рика.
– Со страху выбросил, – ответил я, доставая из-за пояса оружие.
– Отвлеки «черных»: стреляй по окнам сторожевой будки, устрой небольшой пожарчик. А я угоню вон тот, второй с краю гравилет. Когда увидишь, что все в порядке, обозначь себя тремя выстрелами.
– Есть, госпожа генерал!
Рика скрылась в обрамлявшем посадочную площадку кустарнике, а я укрылся за стволом толстого дерева и методично стал расстреливать окна.
Моя подруга оказалась права: охрана лишь притаилась. Первый же мой выстрел засекли, и в ответ ударили лучи сразу с нескольких направлений. Но и «черные» таким образом, обнаружили себя. Как только вспыхнула будка, я стал бить по ним. Перебегая в пылу перестрелки с места на место, увидел поднявшийся с площадки гравилет. Пальнул трижды в воздух. Несколько мгновений, и машина зависла рядом. Как только я прыгнул внутрь, Рика рванула вверх, но затем почему-то заложила глубокий вираж со снижением. Приоткрыла дверцу и несколько раз выстрелила в маленькую пристройку дворца. Почти тотчас раздался взрыв, метнулось пламя.
– Склад светотермических гранат охраны, – усмехнувшись, пояснила она.
– Это уж просто хулиганство! Не представляю, как завтра оправдываться перед адмиралом Дробушем…
– Скажешь, напился и ничего не помнишь. Дело житейское…
Через пару минут, казалось, этот этап приключений закончен: мы были в небе и неслись в ночи неизвестно куда. Я не знал звездного неба Тарга и поэтому даже приблизительно не мог определить направления. Взглянув на часы, присвистнул: и часа не прошло с того момента, как я покинул дворец, где меня так торжественно чествовали, и отправился на сомнительное романтическое свидание.
«Вот до чего доводят увлечения красивыми женщинами! Жена узнает – со свету сживет. Правда, пока об этом беспокоиться преждевременно. До этого еще дожить надо! Похоже, самые интересные события еще впереди…»
Я накаркал! Рика указала на экран радара:
– Погоня. Четыре машины.
– Следовало ожидать, после всего, что мы натворили, – ответил я. – Нам еще далеко?
– Да нет, рядом.
Наш гравилет стал снижаться и через минуту приземлился.
– Быстрее! – С энергатором в руке Рика выпрыгнула наружу и осмотрелась.
Предосторожность оказалась напрасной: вокруг все было тихо. Выбравшись следом, я разглядел в десятке шагов силуэт другого гравилета, крупнее того, на котором мы прилетели.
– Ты спрашивал о моей машине? Вот она, – обронила Рика. – Дальше полетим на ней.
– А погоня? Мы же теряем время на этой пересадке?
– На той машине все равно не уйти, а на моей есть шанс: это патрульный гравилет службы безопасности.
Продравшись сквозь жесткий колючий кустарник, мы подошли к гравилету. Распахнув дверцу, я в удивлении замер: в осветившемся салоне неподвижно сидела почти обнаженная женщина, привалившись щекой к спинке кресла.
– Что встал? Вытаскивай ее и садись. Это та, которую я изображала на сегодняшнем приеме. Должна же я была туда как-то попасть? Прическу сделала, платье позаимствовала, гравилет. Ужимки старалась копировать. Но в чем-то просчиталась… Она жива, спит. Да вытаскивай же быстрей!
Не дожидаясь моей помощи, Рика бесцеремонно выволокла незнакомку на траву, и мы, не мешкая, стартовали.
Взглянув через некоторое время на экран радара, Рика с досадой сообщила:
– Погоня близко. Никак не могу оторваться, едва держу дистанцию. Машины не хуже моей. Не хватало притащить их на хвосте домой…
– Что будем делать?
– Придется драться!
– Врукопашную не очень удобно, – усмехнулся я.
– Это точно, – подтвердила Рика, разворачивая гравилет. – Приборы наведения правого энергатора перед тобой. Сдвинь шторку. Разберешься?
– Постараюсь. А у нас, оказывается, летающий танк! Черт знает, что у вас на Тарге творится. Во всей Ассоциации на патрульных гравилетах лишь агенты с личным оружием, а здесь еще и бортовые энергаторы! Воюете с кем, что ли?
– Бывает, – отозвалась Рика. – Сейчас увидишь.
В этот момент мимо нашей машины мелькнул луч: преследователи открыли огонь! Рика ответила без промедления. И тут началось! Черноту неба резали стаи огненных стрел. Одни, растворяясь, уходили ввысь, другие падали на поверхность Тарга, разлетаясь огненными брызгами. Там уже что-то горело.
Мы стремительно сближались с противниками, и Рика, передоверив управление гравилетом компьютеру, непрерывно стреляла. Я делал это реже: не полагаясь только на автоматику, тщательно контролировал наведение. Одновременно наблюдал за общим характером разгоравшегося боя.
Чтобы уклониться от вражеских залпов, наш компьютер постоянно изменял траекторию полета, но, похоже, действовал он по программе, которую постоянно анализировали управляющие огнем автоматы противника, и небезуспешно! Вражеские лучи проходили все ближе к нашей машине.
– Возьми управление на себя, – посоветовал я Рике. – Компьютер дурак, он нас подставит!
Но она лишь помотала головой:
– Будет хуже. – И вновь выстрелила.
Почти одновременно с ней выстрелил и я. Далеко впереди, там, куда ушла моя огненная стрела, вспыхнул ослепительный шар.
– Есть! Попал! Молодец! – радостно вскричала Рика. – Одним меньше.
– Кабы сейчас не стало меньше нами, – пробормотал я. И чуть не сглазил: нашу машину основательно тряхнуло.
– Рикошет об отклоняющее поле, – доложил бесстрастный голос компьютера. – Потеря энергии – восемь процентов.
– Ну, хватит, – не выдержал я. – Дай мне полетать! Управление гравилетом никогда не входило в число твоих достоинств. Ты и в Академии по этой специальности была двоечницей. На такой дистанции да с таким пилотом сейчас нас в щепки разнесут!
Обстановка действительно складывалась угрожающая: нашу машину пытались взять в клещи. Вражеские гравилеты разделились. Один продолжал фронтальную атаку, а два других заходили с флангов.
Рика без слов уступила мне место. В отблеске приборов и лучевых вспышек я перехватил ее взгляд. Невзирая на драматизм ситуации, ее глаза были полны лукавства и озорства. И показалось мне, что рядом та двадцатилетняя девчонка, которую когда-то любил…
Отключив компьютер, я бросил гравилет вперед с крутым снижением и выскочил из пристрелянной противником области. Почти у самой поверхности завис, пропустил над собой не успевшие среагировать на такой маневр вражеские машины, развернулся и, с максимальным ускорением набирая высоту, пошел в атаку. Никогда еще над этим гравилетом так не издевались. Его корпус вибрировал, взвыл автомат компенсации перегрузок, на пульте замигали предупреждающие огни. Но ни на что не обращая внимания, я продолжал выжимать из силовых установок все, заставляя их работать в критическом режиме.
Рика молчала, но когда задребезжал сигнал общей тревоги, сжала мое плечо. Оттолкнув ее руку, я прорычал:
– Знаю! До взрыва двигателей тридцать секунд, но нам столько не понадобится. К оружию! Целься в правый! Огонь по моей команде!
Сейчас, оказавшись в тылу противника, я шел на него снизу, не опасаясь встречного огня. И стремился максимально сократить дистанцию, чтобы точно ударить по уязвимым местам. Наверное, в этих гравилетах сидели опытные пилоты, но, увлеченные перестрелкой, они, похоже, подобно Рике, доверили управление машинами бортовым компьютерам. А я считал и считаю, что человек всегда способен обмануть самую умную машину. Практика только нужна. Когда я на критической нагрузке двигателей вышел из зоны обстрела, а затем пошел в атаку, вражеские автоматы оказались беспомощны: они не могли просчитать моих дальнейших действий. Критические режимы для них – табу и не поддаются анализу. Пилоты спохватились, взяли управление на себя, пошли на боевой разворот, но, как часто случается в подобные моменты, без согласования друг с другом. В результате все три гравилета противника сильно сблизились, о чем невозможно было и мечтать.
Под завывания и сполохи сигнальных устройств я отсчитывал критические секунды и не спускал глаз с дальномера прицела.
«До взрыва двигателей двенадцать секунд. Дистанция есть!»
– Огонь! – негромко скомандовал я. И заорал: – Бей их!
Мы с Рикой выстрелили одновременно. Мгновение спустя, она еще раз.
Три яркие вспышки озарили ночное небо Тарга, ознаменовав нашу победу.
Вернув гравилет в нормальный режим, я описал широкий круг, облетев место побоища. Потом откинулся |в кресле:
– Уф! – И обратился к Рике: – Говори, куда лететь дальше. Или сама садись…
Но она ничего не сказала, а, вдруг обняв, запечатлела на моих губах долгий жаркий поцелуй, на который я с удовольствием ответил.
VIII
Через четверть часа полета внизу слева по борту возникло множество огней.
– Виарра, столица, – пояснила Рика. – Видишь переливающийся шпиль? Это Дворец искусств. Там, кстати, лучший концертный зал.
– А, вспомнила, что я хороший музыкант? Самое время поиграть на фонаккорде для народа: чувствую себя в превосходной форме. Давай завернем.
– Ты действительно не изменился, Вет. – По голосу я понял, что она улыбается. – Боюсь, там отсутствует публика. Ее забыли известить о твоих гастролях.
– Досадно. А то бы я с радостью. Чувствую насущную необходимость сменить амплуа общения с людьми. Стрельбы и драк на сегодня хватит. Как считаешь?
Рика хмыкнула:
– Пожалуй. Но потерпи, надеюсь, скоро расслабимся. Мы обходим город стороной и сейчас будем у меня на побережье. Ты ничего не имеешь против моря?
– Абсолютно. Первым делом полезу купаться. Люблю, понимаешь, по ночам. Специально для этого на Тарг прилетел. Романтики захотелось…
Рика не ответила, засмеялась и повела гравилет на посадку.
После приземления я собирался выходить, но она удержала и, склонившись к пульту, негромко отдала компьютеру какую-то команду. Спустя несколько секунд машина стала плавно опускаться под землю. Остановилась. Массивная плита закрыла звездное небо. Снаружи вспыхнул свет. Повинуясь ее жесту, я вслед за ней покинул гравилет и пошел по коридору, который привел к лифту.
Уже в кабине Рика спросила:
– Ну, как тебе на Тарге?
– Весело! Где море? Пойду купаться.
– Сегодня штормит, ночь, да и скал прибрежных ты не знаешь. Советую довольствоваться ванной.
– Уговорила. Где она у тебя?
Лифт остановился. Рика взяла меня под руку:
– Пошли, покажу.
Ванна – это было скромно сказано: в обширном помещении оказалось два внушительных размеров бассейна, над одним из которых поднимался пар.
– В обоих морская вода, только в том подогретая, – пояснила Рика. – Люблю контрастные ванны, усталость как рукой снимает.
– Проверим. – Я стал расстегивать мундир. Бережно вынул сверток с орденами. – Слава богу, не выронил… А мундирчик-то мой парадненький – того! Застежек не хватает, плечо распоролось, нашивка едва держится… А грязный какой! В чем на переговоры ходить буду?!
– Не горюй, починим. – Рика взяла у меня китель и критически осмотрела. – В крайнем случае свой одолжу.
– Ага. Мне как раз впору будет: рукава до локтя, полы до пупка, в плечах тесно. Зато грудь с вытачками просторно повиснет. Уж про юбку молчу: если сойдется, за писк моды примут!
– Как знаешь. Я от чистого сердца предложила… Хлопот бы меньше. А так стирай, латай. Но что делать? – Она открыла дверцу преобразователя. – Так как, заказать новый или пусть этот ремонтирует?
– Не доверяю я автоматам. Мне этот мундир хороший портной шил. Жаль расстаться…
– Ладно, ремонтируем. Снимай брюки: тоже по шву треснули.
Я взялся за пряжку ремня, но спохватился:
– Давай после… И вообще, купайся первая. Гость подождет. – И направился к двери.
– Ты куда? Места хватит! – Без тени смущения она стянула через голову изуродованное платье и скинула белье. Сделав передо мной полный оборот, уперла руки в боки: – Ну, как я?! А?!
Длинные сильные стройные ноги, крутые бедра, подтянутый живот и большая высокая грудь. Ни одной лишней линии. Изваяние, а не тело. Годы оказались над ним не властны!
Взлохматив волосы, она засмеялась:
– Что онемел? Купаться будешь или застеснялся?
– Вроде того. Ведь знаешь – я от природы стыдлив… Так что отвернись, пока буду раздеваться.
– Тоже мне! – фыркнула Рика и, не чуя подвоха, отвернулась.
Быстро скинув одежду, я неслышно подкрался и, звонко хлопнув ее по заду, бросился в горячий бассейн:
– Догоняй!
Она взвизгнула и кинулась следом.
Словно дети, играли мы в догонялки, перепрыгивая из одного бассейна в другой. Наконец, нарезвившись вволю, выбрались из воды.
– Ну и тяжела ж у тебя лапа, больно! – прохныкала Рика. – Мог бы и полегче… Смотри, всю пятерню отпечатал!
– По-моему, для красоты надо отметиться и на другой половине.
– Нет уж! – Она отскочила.
– Как хочешь, мое дело предложить… – Я снял с вешалки два пушистых халата и, напялив один на себя, другой кинул Рике – Надень, а то меня так и подмывает навести симметрию.
Рика сунула мой мундир в преобразователь, задала нужную программу, и мы отправились в гостиную, где удобно расположились возле низкого столика.
– Что-нибудь выпьешь? – спросила она, выдвигая из-под столешницы пульт.
– С удовольствием. Водка есть? Побольше льда и что-нибудь острое на закуску.
– Ну и ну! Не замечала раньше, чтоб ты пил эту гадость!
– Вкусы меняются. Сколько мы с тобой не виделись?.. Так есть водка или нет?
– Сейчас будет. А на закуску рекомендую маринованный арбис. Его под эту дрянь предпочитает Егор. Да, тот самый, который предупредил нас о приближении «черных».
Из образовавшегося в центре стола отверстия поднялся наполненный на четверть высокий запотевший стакан, бокал какого-то вина и тарелка с крупными стручками неизвестного мне растения.
Чокнувшись с Рикой, я залпом осушил стакан и откусил полстручка. Егор оказался знатоком: благородная горечь водки прекрасно гармонировала с острым пряным вкусом арбиса.
– Кстати, о Егоре, – спросил я, – он кто? И почему пьет у тебя дома водку?
– Лучший из моих агентов. Один из немногих, кому удалось внедриться в корпорацию. К сожалению, только в охрану дворца.
– И все?
– Все. Того, на что ты намекаешь, между нами нет и быть не может. Во-первых, я начальство, а во-вторых, для него – старуха.
– Ладно, старуха, извини… Давай, наконец, поговорим о том, что у вас здесь на Тарге происходит. Во время нашей первой встречи на корабле беседа получилась не особенно обстоятельной. Тебя тогда, помню, эмоции захлестнули, а чуть дошли до важного – время вышло. А может, просто присматривалась, подойду ли я в союзники? Не очень, знаешь ли, я поверил в твои душевные метания… Скорее убедился, что многого пока не хочешь говорить.
Рика усмехнулась:
– Сам хорош! Сказать мне, что знаешь про Тарг только из прессы! Надеялся, я проглочу подобную чушь? Сознайся уж, что появился на Тарге для знакомства с корпорацией «Гром».
– Нет, – засмеялся я. – В море купаться и водку под арбис дегустировать. Ну, хватит заниматься взаимными разоблачениями. Мы здесь вместе уже столько натворили, что пора поговорить начистоту. Обещаю, со своей стороны, больше не хитрить и в подтверждение этому открою сразу: еще на Земле знал, какую должность ты занимаешь на Тарге. Кроме того, заочно представлял в лицо президента вашей чертовой корпорации и воспользовался первым же удобным случаем, чтобы познакомиться с ним поближе. С радостью принял его приглашение во дворец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов