А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– указала Рика на открытую дверь лифта.
– В пост управления астрий-генератором.
– Рано ты Коршу хвастал, что с нами справился! – заметил я.
Кузин глубоко вздохнул и вновь застонал от боли.
– Кончай ныть, вставай и садись-ка вновь к компьютеру, – приказал я.
Никто из нас и не подумал ему помочь. Охая, министр поднялся на четвереньки, дополз до кресла и кое-как уселся.
Мы встали рядом.
– Для начала покажи-ка нам общий вид производственной зоны сверху, – потребовала Рика. – Наверняка можешь. Ведь любопытно: с орбиты-то не видно. Давай, не тяни. – Она легонько коснулась его плеча.
Министр вздрогнул и торопливо стал манипулировать клавиатурой.
На экране появился уже виденный нами пейзаж – идеально ровная блекло-желтая поверхность. В одном месте среди песков яркой зеленью выделялся оазис. Меж буйной растительности угадывались светлые крыши, а надо всем возвышалось строение, напоминавшее башню, с островерхой крышей.
– Мы сейчас здесь? – спросил я и ткнул пальцем в зеленое пятно.
– Да, в центре производственной зоны.
– Показывай дальше, – приказал я. Кузин повиновался.
Возникшая картина оказалась гораздо интереснее предыдущей: она захватывала границу зоны и некоторое пространство вне ее. Бросался в глаза контраст ландшафтов. В дикой области пустыни Ригой четко вырисовывались барханы, угадывались складки местности, тогда как на территории корпорации, за исключением еще одной оказавшейся в поле зрения башни, ничто не отбрасывало ни единой самой маленькой тени.
– С какой высоты смотрим? – спросил я Кузина.
– Двадцать километров, – буркнул он.
Я взглянул на Рику и указал глазами на башню. Она кивнула. Воистину это было исполинское сооружение! После полного завершения осмотра мы насчитали их семь. Шесть располагались на абсолютно правильной окружности границы зоны, на равных расстояниях друг от друга, а еще одна находилась в центре.
– Что за здания? – обратилась к министру Рика.
– Заводы. Они над шахтами.
– Странно, образуют правильный шестиугольник. С чего бы это?
– Вопрос к природе: так залегают месторождения астрия.
– Допустим. А зачем снивелирован ландшафт? Дорогое удовольствие.
– Само так вышло: пески. У нас вибрационные технологии добычи…
– Врет, подлец. У тебя психограф включен? – мысленно спросил я Рику.
– И не выключала, – отозвалась она. – Пусть болтает, что хочет. Посмотрим запись – выудим правду! – И приказала Кузину: – А теперь покажи какой-нибудь завод и шахту изнутри.
– Что конкретно? – осведомился Кузин.
– Давай все подряд, начиная с процесса добычи астрия.
– Это займет много времени.
– А мы не торопимся, – ответила Рика. – Начинай.
– До того ли сейчас? – безмолвно спросил я ее. – Он покажет только то, что захочет.
– Ничего, получим хотя бы общее представление, – ответила она. – Кроме того, хочу посмотреть, как он работает с компьютером: эта модель мне не знакома.
– Тебе?! Вот не думал, что существуют такие.
– И тем не менее… А разобраться необходимо. Не доверять же этому подлецу. Постараюсь сама выудить из машины нужную информацию. В том числе и о системе охраны.
Больше я не вмешивался. Лишь смотрел на экран, на котором, сменяясь одно другим, возникали изображения различных производственных помещений. Все процессы были полностью автоматизированы. Мелькали какие-то механизмы, деловито сновали роботы, двигались ленты транспортеров… Скучноватое зрелище. Когда оно мне окончательно опостылело, я стал изучать обстановку кабинета. Собственно, смотреть было не на что. Кроме кресла, в котором сидел Кузин, никакой другой мебели. Голые стены.
– Ну-ка, пусти! – Неожиданно моя подруга согнала Кузина с кресла. – Сейчас попытаюсь сама поиграть с твоим компьютером.
Внешне министр казался спокойным. Но кто знает, на что он способен? На всякий случай я встал рядом. Рика уже увлеченно манипулировала клавишами пульта. Все-таки разобралась!
– Странный принцип проводки команд, – сообщила она. – Почему? Откуда только такой компьютер?
– Осилишь? – спросил я.
– Да вроде уже… Однако смотри, какое быстродействие! Одно удовольствие работать!..
На экране появилось несколько схем-разрезов башни.
– Ага! Так и думала. – Рика подмигнула Кузину. – Все никак не уймешься, Антон. Пора бы понять, что от нас так просто не отделаться. – И пояснила мне: – «Черных» в здании нет. Оно охраняется автоматами. Судя по всему, какая-то разновидность боевых роботов. Этот негодяй, показывая нам производственные помещения, под шумок ухитрился на каждом этаже перекрыть все коридоры, кроме кольцевых, где и сосредоточил всю охранную технику. Смотри! – На схеме нескольких коридоров замигали красные кружочки. – Ловушки здесь, здесь и еще вот тут. Как же нам осмотреть этот домик, Кузин? А?
Я восхищался ее легкостью и свободой общения с незнакомой машиной. Эмоции же Кузина были прямо противоположны – он только что зубами не скрежетал.
– Не хочешь говорить – не надо. Без тебя обойдемся. Сейчас войду в блок команд охранной системы и разгоню твоих роботов. – Пальцы Рики забегали по клавиатуре.
Компьютер несколько раз пропищал, но подчиниться отказался. Точно так же он отреагировал на повторное, несколько измененное требование.
Министр оживился и даже скривил усмешку. Но чуть погодя был окончательно расстроен: Рика ухитрилась подобрать ключ! Теперь мы не спускали глаз с экрана, на котором один за другим гасли значки подстроенных Кузиным ловушек.
– Вот и все. – Рика откинулась на спинку кресла. – Можно гулять, где захотим.
– Немного жаль, что Марика разобралась сама, – сказал я министру. – У меня пропал отличный повод почесать об тебя руки. Все равно бы ты нам все показал. Кстати, – обратился я к подруге, – по-моему, он нам больше не нужен.
Она поддержала мою атаку на психику труса-министра:
– По-моему, тоже.
Его лицо исказила гримаса ужаса.
– Только не убивайте!.. Я еще могу быть полезен. Я покажу… Я расскажу…
– Что?
– Все, что захотите!..
– Что ж, пошли.
– Куда?
– В пост управления. Ты же там встречу назначил. Нам тоже любопытно взглянуть на подготовку эксперимента.
Я взял Кузина за шкирку и поволок к лифту.
Даже удивительно, но до места мы добрались без приключений. После непродолжительного путешествия по коридорам оказались перед внушительных размеров дверью.
– Открывай, – приказал я Кузину.
– Мне нужен мой пульт, – посмотрел он на Рику.
– Э, нет, – ответила она. – Кто знает, что ты еще подстроишь? По горло сыты.
– Но иначе ее не открыть. Прикажете стучаться? – Кузин до сих пор не потерял чувства юмора. – Бесполезно: там не услышат.
– Пожалуй, – согласился я. – Значит, уверяешь, другого способа нет?
– Нет. Это же пост управления. Вход разрешен только избранным.
– Возможно, так и есть, – донес биопередатчик мысль Рики. – Может, рискнуть. Пусть скажет код, а наберу его я сама.
– Он тебе скажет! Держи карман шире! Своими руками такое наберешь, что и ноги унести не успеем!
– Какие предложения?
Я посмотрел на понурую фигуру Кузина. В сердцах посетовал:
– Ну и жизнь! Что ни шаг, то – овраг. Так и ждешь подвоха! Ну и приятель у тебя, скажу…
– Какой есть. Ты еще головой о стенку побейся от огорчения, – посоветовала Рика. – Говорят, помогает.
– Сама пробовала?
– Нет, слышала… Что делать будем, спрашиваю?
Я не ответил. Подошел к двери и, как несколько дней назад на «Осе», повел вдоль ее поверхности рукой. Но там был всего лишь вход в рубку, здесь же – в святая святых корпорации. Огромная разница!
– Многочастотный замок диалогового типа, – сообщил я Рике. – Мощная дверка: сигналы слабые. И что за излучение – не пойму. Во всяком случае, не электромагнитное. Странное покалывание в пальцах вызывает…
– Попытайся локализовать место схемы блокировки. Попробуем ее расстрелять!
– Подумай! О чем ты?! Это нашими-то энергаторами? Здесь плазменной мини-пушкой в пору… Кроме того, слушай, что говорю: замок диалоговый. С такими шутки плохи. Обычно они активно реагируют на попытку взлома. Погоди, сейчас… – Я нагнулся и повел рукой вдоль порога. – Ага, вот тут…
– Что?!
– Плазмоконцентраторы. Наружу выходят четыре самонаводящихся формирователя. Только выстрели в дверь, она таким огоньком ответит, что от нас и пепла не останется. Да еще и тревогу поднимет – все охранные роботы сбегутся. Нет, вскрывать такую надо нежно. Сообразить бы как… – Я обернулся и краем глаза ухватил, что Кузин пристально наблюдает за моими действиями. Он и не подозревал о нашем оживленном диалоге. – Интересно, этот недомерок действительно не может открыть ее без пульта или опять врет?
– Поди знай, – откликнулась Рика.
– Радуется, поганец. Видит – мы в тупике, а прибор ему дать боимся. Наверное, рассчитывает, собака, что мы начнем орудовать энергаторами и попадемся на крючок.
– Вряд ли. Ведь тогда и сам погибнет. А на героя Кузин не тянет…
– Черт с ним! Торчим у порога бедными родственниками! Надоело… – Я принялся вновь обследовать проклятую дверь.
Принцип замка был понятен. Ясно различался диалоговый модуль, который генерировал предварительный запрос, опознавались разбросанные в корпусе двери структурные элементы сложной конструкции, но из них никак не удавалось выстроить взаимосогласованную цепь связи со схемой блокировки. Казалось, каждый живет собственной жизнью, совершенно независимо от других. Предельно активизировав чувствительность ладоней, я приступил к попарному частотному сравнению, закрывая каждой рукой по одному блоку. В роли анализатора выступал мой мозг. Вероятно, забавно было смотреть со стороны, как человек с отрешенным видом самозабвенно шарит по гладкой металлической поверхности…
Полчаса усилий не пропали даром. Устройство оказалось весьма хитрым. Связи внутри конструкции осуществлялись слабым незнакомым полем, которое снаружи не смог бы зафиксировать ни один самый чувствительный прибор: все было рассчитано – оно полностью гасло в толще двери. Но даже неглубоко проникавшее внутрь биополе вступало с ним во взаимодействие, и, когда я находил очередную пару согласованных элементов, мой мозг уверенно фиксировал взаимные резонансы. Наверняка создатели запора знали, что все поля в природе взаимодействуют, но не поверили бы, что какой-то человек способен на такое.
Что ж, тем лучше! Теперь, представляя, с чем имею дело, я отыскал согласующий блок. Именно он обеспечивал слаженную работу всей начинки проклятой двери, был сердцем замка. Попутно обнаружил миниатюрный микрофон. Этого следовало ожидать! Конечно, Кузин опять пытался нас надуть: замок реагировал и на речевой пароль.
Я обернулся.
Рика во все глаза смотрела на мои манипуляции. Биопередатчик она выключила, чтобы не отвлекать меня своими мыслями, и, понятно, не знала, что дело сделано. Рядом с ней на полу, привалившись к стене, со скучающим видом сидел министр. Встретившись со мной взглядом, он нагло поинтересовался:
– Что, господин генерал? Не получается руками сдвинуть? Дайте пульт – сразу открою. Или, хотите, код скажу. Сами набирайте.
– Значит, без пульта никак?
– Никак.
– А я уверен, врешь! Ведь запрограммирована эта дверка на твой голос, как пить дать. Ты же второе лицо в корпорации!
– Смею ли я возразить? Но честное слово – вы не правы. Не хотите, чтоб я помог, – не надо. Но без кода дверь не открыть.
– Надоел ты мне, – махнул я рукой и сказал Рике: – Знаешь, дорогая, в прошлом из меня получился бы отличный медвежатник.
– Кто это? – недоуменно спросила она.
– Специалист по банковским сейфам. Большими, между прочим, людьми были в воровской среде! Оцени!
Я прижал ладони к двери против согласующего блока, мобилизовался и послал направленный импульс биополя. Мгновение спустя связи замка нарушились, и дверь сдвинулась, во всю ширь открывая вход.
– Проклятие! – вскричал, вскакивая, Кузин.
– Знай наших! – подмигнул ему я. Осторожно заглянул за порог и, убедившись, что все спокойно, широким жестом пригласил: – Прошу!
VII
Помещение напоминало тесную рубку боевого корабля. Сплошь покрытые приборными панелями стены. Перед ними десятка полтора кресел. Против огромного, как в кабинете Кузина, экрана особняком располагалось еще одно, несомненно, командное. Именно в нем сейчас сидел человек в серебристом комбинезоне и вел оживленный диалог с компьютером. На звук шагов он даже не обернулся. Лишь весьма нелюбезно изрек:
– Я уж надеялся, ты не придешь. Но раз явился, где-нибудь сядь и рот на замок. Раньше, чем закончу, никаких разговоров…
Похоже, особого почтения к министру он не испытывал. А может, просто у него был такой стиль общения. Впрочем, какая разница? Давать уроки хороших манер я не собирался, явился к нему по вполне конкретному делу и, прежде чем обратиться к ученому, попросил Рику по биосвязи:
– Ты вот что: сделай-ка на время Кузина глухим и незаметным. Незачем ему при разговоре присутствовать… – И указал глазами на глубокую нишу между какими-то агрегатами.
Она поняла без разъяснений и согласилась с разумностью моей предосторожности. Неожиданно для министра слегка стукнула его по шее, а когда он обмяк, толкнула тело в импровизированное укрытие. С едва различимым шорохом Кузин сполз по стенке на пол. На несколько часов мы лишились его приятного общества.
Я удовлетворенно кивнул, уселся в первое подвернувшееся кресло и осведомился:
– Влад Костан Вэл, если не ошибаюсь?
Погруженный в работу ученый отреагировал не сразу. Секунду-другую спустя взмахнул рукой, будто отгоняя назойливую муху. Затем отрывисто бросил:
– Сказал, молчи! Не отвлекай!..
И лишь еще через некоторое время осознал суть несколько странного в этой обстановке вопроса и уловил интонации незнакомого голоса. Он обернулся, и я поразился, сколь сильно Вэл походил на своего знаменитого деда. На экране в кабинете Кузина это сходство не так бросилось в глаза, но сейчас можно было разинуть рот от изумления. Те же крупные черты лица, смешной нос картошкой, разлет бровей, форма густой русой бороды… Что ж, визуальное знакомство с ученым скандалистом состоялось.
– А вы еще кто такие? – резко спросил он. Никакого удивления или тревоги в голосе, только раздражение и досада. Оно понятно – мешают работать. – Антон! Ты же собирался прийти один. А приволок целую делегацию. – Вэл поискал глазами министра, но, не обнаружив, спросил: – Где Кузин?
– Отдыхает, – невозмутимо ответил я. – А нам позволил навестить вас.
– Вон отсюда! – взорвался Вэл. Что-что, а характер его добродушием не отличался. Не то что у деда.
Мы с Рикой даже не шелохнулись. С моей подругой Влад был знаком, но сейчас не узнал ее в комбинезоне и шлеме.
– Интересно, – с усмешкой спросил я, – что вы будете делать, если мы не подчинимся?
Такая наглость несколько озадачила ученого. После некоторого колебания, он ответил:
– Сначала представьтесь, а там посмотрим.
– Пожалуй, справедливо, – согласился я. – Мы наем, кто вы, а сами не назвались…
– Любопытно, почему вы уверены, что я Влад Вэл? – перебил он. – Здесь бывает достаточно много людей.
– Возможно. Но мне вас ни с кем не спутать. Очень давно я имел честь знать вашего деда, Андерса Вэла. Думаю, вам известно о поразительном фамильном сходстве. Что касается моего имени – уверен, оно ничего вам не скажет. Я Вет Эльм Ник.
– Напрасно так думаете. Как зовут вашего отца?
– Эльм Тони Ник. А что?
– Рад познакомиться с сыном одного из своих учителей. Насколько знаю, они с моим дедом дружили. Между прочим, – Вэл улыбнулся, – и в вашем случае имеет место фамильное сходство.
– Когда улыбаетесь, общаться с вами гораздо приятней, – заметил я. – Хорошо, будем считать, что наши физиономии сыграли роль верительных грамот.
– Ну а мне и вовсе представляться не надо! – Рика сняла шлем и поправила прическу.
– Госпожа Афи?! – изумленно воскликнул Влад.
– Собственной персоной. Удивлены?
– Еще бы! Мне тут все уши прожужжали, что нет у корпорации врага страшнее. Говорят, вы хотите выкрасть секретные технологии, разорить и уничтожить ее… Мне очень приятно вспоминать наши беседы, ну, те, в мои первые дни на Тарге. Однако помогать вам не стану. Кроме того, никаких технологий я не знаю, занимаюсь своим делом. – Влад сделал паузу. – А как вы вообще сюда проникли? Даже охранники не вхожи в производственную зону…
– Это расскажем на досуге, – перебил я. – Важно другое: наша встреча состоялась. Мы к вам по делу.
– Но я не…
– Да, да: секретов корпорации не знаете, а если б и знали, не стали бы раскрывать, потому что многим обязаны этой славной организации. Ваш ответ на лице. Но, позвольте, сразу для ясности: технологии добычи астрия нас совершенно не интересуют. Речь пойдет о другом. О вещах, которые на первый взгляд корпорации навредить никак не могут.
– На первый взгляд?.. А на второй или третий? Что же вам от меня нужно?
– Будем предельно откровенны – мы действительно хотим положить конец деятельности корпорации «Гром».
– Но почему? Она делает столько полезного. Тарг процветает только благодаря ей…
– Вы смотрите, хотя бы изредка, стереовизор? В частности, информационные программы? – перебил я.
– Вот еще! – фыркнул Влад Вэл. – Тратить время на такую ерунду!
– В целом, вы правы. Но в передачах иногда проскальзывает любопытная информация. Например, вы бы знали, что несколько дней назад для переговоров с правительством Тарга прилетела представительная делегация Земной Ассоциации, которая уполномочена принимать любые решения, вплоть до предоставления планете независимого статуса.
– А мне какое дело? Я живу на Земле, а на Тарге временно: ставлю уникальный эксперимент. Закончу, и только меня тут видели… А корпорации «Гром» я действительно многим обязан, если не сказать больше. Правительство Ассоциации пошло на поводу старых экспертов-маразматиков и отказалось финансировать мою научную программу. Здесь же меня, что называется, приняли с распростертыми объятиями. Не только выделили средства, но и взяли на себя организацию и техническое обеспечение проекта. Словом, создали идеальные условия для работы. И вы хотите, чтобы после этого я отплатил корпорации черной неблагодарностью?
– А если вы, скажем, узнаете, что корпорация действует отнюдь не бескорыстно, хочет использовать плоды вашего труда во вред человечеству? – вмешалась Рика.
– Бескорыстие в таких финансовых масштабах сродни глупости, – невозмутимо ответил Вэл. – Конечно, я отдаю себе отчет в том, что в результатах моей деятельности мои благодетели имеют собственный интерес. Честно сказать, до сих пор даже не задумывался какой. Хотя в принципе некоторые аспекты представить можно. Но что в этом плохого? А уж про вред человечеству – сильно сказано! Чушь, да и только. Удивительно такое слышать от вас, госпожа Афи. Вы ведь знакомы с тематикой моих исследований. Как может повредить людям умение управлять кривизной пространства. Наоборот, это только расширяет границы проникновения во Вселенную. Вы меня извините, но подобные обвинения требуют доказательств. В таких вещах на слово не верят!
Рика хотела что-то сказать, но я жестом удержал ее.
– Давайте по порядку, а то какой-то сумбур в разговоре. Никто не заставляет вас слепо верить, Влад. Это хорошо, что вы сами заговорили о доказательствах. Следует ли понимать, что если вы сочтете их весомыми, то согласитесь ответить на наши вопросы?
Мгновение помедлив, Вэл кивнул.
– И еще одно, – продолжал я. – Вам известно, что Марика – начальник службы безопасности Тарга?
– Известно.
– Осталось только полностью представиться мне. Я генерал, начальник специального отдела Службы космической безопасности Земной Ассоциации. Взгляните.
На моей ладони возник личный знак. Ученый с любопытством посмотрел на него. Покачал головой:
– Не многовато ли двух генералов на одно дело?
– Существенное замечание. Очень надеюсь, вы осознаете серьезность обстоятельств. Теперь о доказательствах. Скажите, Кузин – важная персона в корпорации?
– Несомненно.
– Если бы он сам засвидетельствовал нашу правдивость, вас бы это удовлетворило?
– Конечно, – ответил Вэл, но сейчас же растерянно уставился на меня. Хмыкнул: – Это что ж, он так и заявит, мол, я негодяй и корпорация моя злодейская, верь им, Влад?
– Безусловно, до такого не дойдет. Однако обещаю, что многое увидите в новом для себя свете.
– Заинтриговали. С чего это Кузин будет оговаривать себя? Учтите, если устроите какой-нибудь допрос с пристрастием или…
– Успокойтесь, ничего похожего, – перебил я. – Вы знаете, что такое психограф?
– Понятия не имею.
– Прибор для записи мыслемодуляций биополя. Вам, ученому, несложно понять принцип его действия. Мышление вносит переменные изменения в биополе человека, а психограф их регистрирует и записывает. Получаются некие мыслеграммы, которые соответствующей компьютерной программой преобразуются в видеообразы. Короче говоря, прибор позволяет увидеть, о чем вы думаете. Ну и конечно, как воспринимаете внешнюю реальность.
Я вдруг поймал себя на том, что излагаю принцип работы психографа почти теми же словами, которыми когда-то объяснили его мне. Было это очень давно. Мы с Рикой, молодые практиканты, вопреки строжайшему запрету начальства на свой страх и риск расследовали дело, в котором тоже фигурировал Вэл. Только не Влад, который сейчас сидел перед нами, а его погибший при таинственных обстоятельствах дед Лидере. Невероятно порой переплетение людских судеб. То самое дело мне запрещал вести Альбин Фогт, отец Алана… Ох, и скандал был, когда вскрылась моя самодеятельность! Не добейся я тогда успеха, не видать мне четвертой ступени Академии, как своих ушей! Но повезло: сумел разрешить сложнейшую загадку, на меня обратили внимание, и, пожалуй, с этого момента карьера пошла в гору…
Я не пожалел времени и обстоятельно рассказал Владу Вэлу о возможностях психографа. Это было необходимо: он должен был иметь четкое представление о том, что ни о какой мистификации или обмане не может быть и речи. Впрочем, моя задача оказалась достаточно простой: ученый схватывал принципы работы прибора буквально на лету.
– Понял, – сказал он, едва я закончил разъяснения. – С какого-то времени вы записывали мысли Кузина. Но как собираетесь их расшифровывать? Для этого, если верно вас понял, необходима специальная программа. Но такой в моем компьютере нет. Или вы все сделали заранее?
– Извините, вышла неувязка: задумался и рассказал о старых моделях. Нынешние гораздо совершенней. Записывающий кристалл психографа сам введет в компьютер необходимые для обработки операторы. То, что сейчас покажем, сами еще не видели. Рика, давай прибор.
Вэл уступил мне свое кресло. Я извлек из психографа кристалл и вставил его в компьютер. Этот в отличие от машины в кабинете Кузина был мне знаком. На экране мелькнуло стандартное изображение настройки, графическая развертка биоспектра, цифровая колонка индивидуальных биочастот нашего приятеля-министра, а дальше… Вот дальше началось непонятное. Экран мерцал. Возникали и гасли разной величины радужные пятна. Иногда, казалось, картинка вот-вот стабилизируется, но нет! Она вновь рассыпалась, превращаясь в рябящий в глазах цветовой хаос. Все это сопровождалось совершенно немыслимыми звуками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов