А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Конечно, адъютант сразу же поинтересовался: чей труп мы тащим. Но Берг лишь пообещал:
– Скоро узнаешь. – И до рабочего кабинета командующего больше не проронил ни слова.
– Подождите. – Адъютант скрылся за дверью и несколько мгновений спустя пригласил: – Входите.
Подтолкнув транспортер, я следовал за капитаном. Оказавшись в кабинете, бросил руку к шлему и замер у порога: решил пока остаться в тени. Берг строевым шагом приблизился к поднявшемуся навстречу адмиралу и доложил о прибытии.
Дробуш поздоровался с ним за руку и предложил сесть. Мне лишь кивнул и жестом дал понять: вольно.
– Ну, выкладывай, что у тебя? Кого это ты приволок? – задержав взгляд на накрытом трупе, обратился он к капитану. – Или адъютант мешает? У меня от него секретов нет, но, если хочешь, прикажу выйти…
– Не надо, – ответил Берг. – Несколько часов назад «Зигфрид» подвергся нападению.
– Что?! – вскинул глаза Дробуш. – У нас в тылу корабли Ассоциации?!
– Нет.
– Тогда кто?..
– Разрешите по порядку, господин адмирал.
– Давай, не тяни!
Капитан стал подробно докладывать, умалчивая, как заранее договорились, о бригадире Сяо Мине и обо мне.
Я умышленно не спешил раскрывать себя. Благодаря козням корпорации, а, вернее, инопланетян, у Дробуша наверняка сложилось обо мне, мягко говоря, искаженное мнение. Чего стоила одна только утка, которую сам созерцал по стереовизору, о моем желании подготовить военную агрессию на Тарг. Ведь именно с этой целью я якобы улетел на Землю! А поди знай, что еще наплели адмиралу? Откройся я сразу, пришлось бы объяснять массу ненужных вещей, возможно, оправдываться. А после доклада Берга все будет иначе – в этом я не сомневался.
Завершая, он сделал мне знак. Я сорвал покрывало и придвинул транспортер.
– Взгляните, – предложил Берг адмиралу, стаскивая с убитого шлем. – Солдат противника. На «Зигфрид» их проникло несколько сотен. Есть и пленные, но немного: всего шестнадцать…
– А что ж дохлого приволок? – поднялся с кресла Дробуш. – Ну, показывай, какой он есть, чужак…
Едва он бросил взгляд на труп пришельца, я отметил странную перемену в его лице.
Капитан этого не видел. Пояснил:
– С живых шлем не снимешь – задыхаются. И вообще, что с пленными делать – проблема. И потом, не хотел раньше времени привлекать внимания: пока шли к вам, встречались с экипажем.
– Верно, снять шлем – дело важное… – не сразу и несколько невпопад медленно произнес адмирал. Он, похоже, размышлял о чем-то своем. – Ладно, подведем итоги. Значит, говоришь, корабля поблизости не было…
– Мы не обнаружили.
– …Они проникали через ворота центрального поста, прекрасно ориентировались на судне. И ты отсек их только остановкой двигателей. Так?
– Да.
– Как только догадался?! Молодец! Кстати, где все случилось?
Берг без запинки назвал координаты.
Дробуш воспроизвел на рабочем столе карту, нашел указанную точку. Внимательно посмотрел на капитана и строго спросил:
– Ты уверен, что доложил мне все?
Берг даже не успел смутиться, как адмирал с нажимом продолжил:
– Объясни, почему «Зигфрид» оказался на самой границе области патрулирования? Какая чрезвычайная ситуация заставила именно флагман эскадры пойти в столь отдаленный район, да еще в одиночку? Почему не доложили? И вообще, – я уже спрашивал, – где бригадир Сяо Мин. Он что, погиб в схватке?
«До чего въедливый мужик! – подумал я с симпатией. – Никакие внезапные пришельцы не заставят потерять голову. Все по полкам разложить хочет, ничего не упустил. И как только его пришельцы одурачили? Впрочем, и Рику тоже… Однако пора выручать капитана: совсем, бедный, заскучал. Не врать же ему? Да и зачем?..»
Я выступил вперед, сел в кресло, из которого только что как ошпаренный подскочил Берг, и спокойно заявил Дробушу:
– Думаю, на эти вопросы проще ответить мне. Если позволишь, конечно. Заодно расскажу много других интересных вещей. Например, откуда взялись пришельцы и почему остановка двигателей позволила пресечь их проникновение на «Зигфрид».
Не знаю, с чем сравнить эффект, который произвела моя выходка на хозяина кабинета и его адъютанта. Еще бы: блоха, как к равному, обратилась к Солнцу!
Будь я в легком шлеме «черного», который почти не скрывал лица, адмирал давно бы узнал меня. Но сейчас на мне был тяжелый десантный – даже с поднятым забралом он позволял разглядеть лишь глаза. Немудрено, что до сих пор меня принимали за солдата. А от рядового десантника командующий даже в мыслях не мог допустить такой фамильярности и на какое-то время потерял дар речи.
Первым пришел в себя адъютант. Срываясь на петушиные ноты, заорал:
– Встать! – И решительно направился ко мне. Он уже протянул руку, чтобы схватить меня и выкинуть из кресла, да так и застыл.
– Отставить! – с генеральскими перекатами скомандовал я. Такие интонации ни с чем не спутаешь: они не возникают вдруг, вырабатываются годами. – Подержи! – Сунул ему в руку шлем. Пригладил волосы и подмигнул адмиралу: – Привет, Карл. Так как, поговорим?
– Ты?! – растерялся Дробуш. – Но ведь…
– Как видишь, здесь, – не дослушал я. – И не собирался улетать на Землю. Тебя бессовестно надули. Специально явился тебе глаза открыть. И поверь, расскажу такое, от чего волосы дыбом встанут.
– Ну уж и дыбом? – Адмирал наконец пришел в себя. – Прежде всего ответь…
– Давай так, – вновь перебил я. – Сначала выложу все, что считаю нужным, а потом твои вопросы. Идет? Может, большинство сами собой отпадут.
– Согласен.
– Вот и хорошо… Помню, при знакомстве ты угощал меня отличным коньяком. Поднес бы и сейчас. Нам с капитаном после ратных дел не повредит.
– Ты нахал! – Дробуш не сдержал улыбки и сделал знак адъютанту. – Еще числишься у меня во врагах, а на выпивку набиваешься.
– Одно другому не мешает, – сказал я и спросил: – Пока нам наливают, вопрос можно?
– Ну вот! Сам и слова не сказал, а уже…
– Обещаю – единственный. Мне показалось, тебя удивило лицо инопланетянина. Не так?
– Скажи пожалуйста, заметил… Да, удивило.
– А почему?
– Помнишь, я тебе рассказывал про битву у Корнефороса?
– Конечно.
– Так вот тогда мы с ними же дрались. На всю жизнь рожи запомнил. Они называют себя «геркулане». Откуда явились, осталось загадкой. Мы поняли лишь, что издалека.
– Скажи, а куда девались пленные? Я о них не слышал.
– Не знаю. Сразу после битвы меня арестовали, – Дробуш усмехнулся, – за невыполнение приказа. Но, говорят, они были отчаянные парни, ухитрились захватить корабль, на котором их перевозили, и ушли. Во всяком случае, он исчез, и командование постаралось замять это дело…
Я покачал головой:
– Не только ты их, но и они тебя хорошо запомнили. Достойно оценили.
– Наверное. Поперхнулись тогда моей эскадрой… – Адмирал остановил пристальный взгляд на моем лице: – Ты о чем?
В этот момент вошел адъютант с бутылкой коньяку и рюмками.
Я с удовольствием выпил и приступил к тому, ради чего проделал столь трудный путь.
– Теперь, Карл, послушай меня…
– …Так что Корш, Кузин и Сяо Мин – те же самые геркулане. Думаю, и план военного столкновения Тарга с Ассоциацией возник у них в расчете на тебя. Они хорошо знали тебе цену, представляли, какой урон ты сможешь нанести земному флоту. Ну а дальше – собирались взять людей голыми руками, – завершил я свой рассказ.
Под впечатлением услышанного адмирал Дробуш молча расхаживал по кабинету. Наконец остановился возле стола, воспроизвел на нем карту и ткнул пальцем в неправильной формы пятно пылевой туманности:
– Итак, их флот здесь. И ты утверждаешь, что он в ближайшее время двинется к Таргу…
Я решил, что он ставит под сомнение мои слова, и, задетый за живое, заявил:
– Если уже не двинулся. У них выбора нет. Теперь, когда их замыслы раскрыты, чего им ждать? Ведь понимают, что мы в первую очередь постараемся разрушить астрий-генератор. А в нем все их надежды на успех: только он может открыть окно армаде вторжения. И его необходимо спасать любой ценой. Причем действовать немедленно – пока перед ними только ты. Подойдет земной флот – все будет гораздо сложнее. Кстати, даже если нам удастся разгромить генератор, геркулане все равно атакуют. Тарг нужен им в любом случае. Благодаря уникальным свойствам он связан с их миром постоянным каналом. Корабли не перебросишь, но технику и живую силу – вполне. Захватив планету, они постараются вновь построить свою адскую машину. И справятся, наверное, гораздо быстрее: ведь не придется, как с этой, прятаться от людей. А прикрывать их будет флот, который сейчас, не забудь, не уступает твоему и земному, вместе взятым. Как видишь, деваться им некуда.
– Это понятно… – Адмирал что-то рассчитывал, сверяясь с картой. – Думаю вот, что предпринять. Говоришь, по массовому параметру их кораблей впятеро против моих?
– Да. – Я понаблюдал за его работой и решился дать совет: – Думай не думай – даже мне все понятно. Надо уходить из открытого космоса на ближние подступы к Таргу, концентрировать эшелоны обороны и стараться выстоять до подхода кораблей Ассоциации.
Дробуш вскинул глаза, усмехнулся:
– Ты, смотрю, большой флотоводец. Готовый план обороны предлагаешь. А я-то, дурак, не додумался! Все прикидываю варианты… Слушай, я же не учу тебя твоей работе. Вот и ты мне не мешай. Между прочим, возвращайся-ка на Тарг и займись вплотную генератором. Я передам четвертую эскадру в твое подчинение, и действуй по своему усмотрению: бомби, штурмуй – но уничтожь. А мы уж тут сами космическую нечисть как-нибудь встретим. Да, пленных забирай с собой… Капитан, – спросил он безмолвно сидевшего в сторонке Берга, – приказ слышал?
– Так точно, – вскочил тот.
– Тогда забирай господина генерала и отваливай. – Он вновь обратился ко мне: – Спасибо тебе, Вет. Но теперь займемся каждый своим делом. Что, по рюмочке на посошок?
Такая бесцеремонность меня возмутила. Я действительно ничего не смыслю в ведении баталий, возможно, ляпнул глупость. Но не тыкать же столь откровенно носом… Однако хватило выдержки сдержать крепкие выражения. Вместо них спокойно заявил:
– Генератором и без меня есть кому заняться. А я останусь здесь. Хочешь ты того или нет.
– Чем же вызвана необходимость? – поинтересовался Дробуш. – Полагаешь, не обойдусь без твоих советов?
– Отнюдь. Как раз своим делом заниматься буду. У тебя охрана никудышно поставлена. Будь я враг, без труда бы тебя убрал.
– Ты хочешь сказать?..
– Именно! Никакой уверенности, что в твоем окружении нет субъектов типа Мина. И как только дойдет до боевых действий, он или они вполне смогут себя проявить. С весьма плачевными последствиями. То-то им радость будет: флот остался без командующего! Так что пригляжу я за тобой. Приставил бы кого другого, да некого. Придется самому…
– Генерал-телохранитель, – хмыкнул Дробуш.
– Зря смеешься, – сказал я. – Одну попытку покушения, слава Богу, предотвратили.
– Какую?
– А зачем, по-твоему, геркулане пытались захватить «Зигфрид»?
– Ну, чтоб ты сведения мне не доставил…
– Для этого достаточно было его взорвать. Нет, тут другое…
– Понимаю. Думаешь, подошли бы и внезапно в упор расстреляли мой корабль? Так?
– Ага. Скажешь, не подпустил бы к себе «Зигфрид» по личной просьбе командира эскадры?
– Конечно, подпустил бы… – сознался адмирал. – Но они должны быть самоубийцами, чтобы решиться на такое: рядом корабли конвоя.
– Кто знает, на что они надеялись… Но теперь, когда не прошел номер с кораблем, могут другое придумать. Способов масса – поверь специалисту. Особенно опасно, если кто-то из них в твоем ближайшем окружении. Так что побуду я пока возле тебя.
– Что ж, мне теперь всех бояться?! Ладно, оставайся. – Крыть Дробушу было нечем. Пришлось согласиться. – А ты, – приказал он Бергу, – возвращайся к эскадре. Во что бы то ни стало раздолбите этот чертов генератор.
– Только прежде разыщи на Тарге лейтенанта Фогга. Согласуйте с ним свои действия, – добавил я и объяснил, как найти Алана. Пожимая на прощание капитану руку, спросил: – Как голова? Не очень болит? Еще раз извини, знакомство наше получилось не особенно нежным.
Берг лишь улыбнулся и козырнул. Едва он удалился, в кабинет ворвался взволнованный адъютант.
– Господин адмирал, – закричал он с порога, – на связи дальняя разведка! В восемнадцатом секторе обнаружены крупные соединения неизвестных кораблей!
Мы с Дробушем обменялись взглядами, адмирал кивнул.
Посмотрев на карту, воспроизведенную на рабочем столе, я заметил в углу цифру, обозначавшую сектор: восемнадцать. В центре крупным пятном выделялась туманность.
Адмирал подошел к экрану и, прежде чем его включить, негромко приказал адъютанту:
– По флоту – боевая тревога! Всех старших офицеров до младших флагманов эскадр на связь!
…Разведка доносила командующему о выходе неизвестного флота из туманности, примерной его численности и характере движения. Впрочем, все вполне соответствовало тому, о чем говорил я. Но тогда, возможно, у адмирала еще были на этот счет сомнения. Теперь они развеялись окончательно.
– Прикажете вскрыть потенциал огневых средств? – Командир группы просил разрешения провести разведку боем, чтобы выявить возможности бортового оружия кораблей противника.
– Ни в коем случае, – запретил Дробуш. – Себя не обнаруживать! Продолжайте наблюдение. О всех эволюциях докладывать лично мне! – Он дал отбой связи. Некоторое время смотрел на померкший экран. Наконец презрительно сквозь зубы проворчал: – Как же, нужна мне разведка боем. Старые знакомые. Корабли-то не лучше наших!..
– Но ведь придумали новый способ пространственных перемещений, – решился напомнить я, – Вдруг и с оружием так?
– Есть, конечно, риск, и немалый, – согласился адмирал. – Однако, думаю, потому и хотели одолеть хитростью, что боялись открытой войны. Теперь нужда приперла, числом собираются задавить… Нет уж. Лучше пусть пока пребывают в неведении, надеются на внезапность нападения. А мы на них как снег на голову. Там поглядим… – Он поднялся, скользнул по мне взглядом и сказал: – Ты бы наряд свой сменил, что ли. Каждый раз, как тебя вижу, узнаю заново.
– Ничего, привыкнешь.
– Серьезно, попрошу командира десанта одолжить запасной генеральский мундирчик. Мужик добрый, твою схватку с роботами на всю жизнь запомнил, даст.
Дробуш волновался. И конечно, не из-за моего комбинезона. Он один в полном объеме представлял трудности предстоящих сражений и сейчас хотел на мгновение отвлечься, мысленно расслабиться.
Я хорошо его понимал. Улыбнулся:
– Если настаиваешь, давай.
– Пошли на командный пункт, телохранитель, – пригласил адмирал в соседнее помещение. – Он туда принесет.
– Слушай, Карл, – будто невзначай возле двери обронил я, – обещаю: в дальнейшем буду нем как рыба. Потому спрашиваю сейчас…
– Как поступлю? – догадался он.
Я кивнул.
Дробуш пожал плечами и как о само собой разумеющемся просто сказал:
– Прут, гады. Атакую. – И, хмыкнув, добавил: – Не волнуйся, с головой у меня все в порядке.
Каюсь, моя вина, отправляясь на Тарг, я не удосужился в должной мере поинтересоваться личностью военного министра и заглянуть в его служебное досье. Довольствовался данной вскользь оценкой одного из своих коллег, что это знающий, способный военный. Признаться, меня это и не особенно интересовало: был уверен, что до войны не дойдет, и встречи с адмиралом рассматривал как досадную необходимость; собирался заниматься на планете вполне конкретными делами совершенно иного свойства: корпорация, вот цель визита! Но жизнь внесла свои коррективы.
Развитие человечества, увы, столь щедро помечено боевыми вехами, что, пожалуй, становление нашей цивилизации без преувеличения можно назвать историей войн. В любую эпоху не счесть генералов и адмиралов, которые вели свои войска на битвы и сражения. Время бесследно поглотило их, сохранив лишь имена истинно великих. Странные существа – люди: годы стирают остроту ужасов и потерь. И вот они уже восторгаются страшным искусством гениев поля брани.
Никакое образование, широта кругозора или опыт не заменят таланта. Мастерство вооруженной борьбы – яркое тому подтверждение. Но у полководцев особая судьба. Выдающихся возводит на пьедесталы только война.
Очень скоро мне предстояло узнать, что в прошлом опальный бригадир, а ныне адмирал Карл Дробуш именно из тех, чьи имена гремят в истории. Сказать проще – из великих…
V
Уж не помню, когда на мне был собственный мундир. Наверное, среди множества приключений, свалившихся за последнее время на мою бедную голову, непрерывные переодевания оставят в памяти самый яркий след. Если кто-нибудь много лет спустя спросит: «Что больше всего запомнилось на Тарге?» – я, кажется, не раздумывая отвечу: «Одежда». Пояснять ничего не стану. Пусть думают что хотят. Хоть ненормальным считают. Главное – не совру. Однако до таких вопросов еще дожить надо: тут без головы остаться – раз плюнуть. Что там без головы?! И тела не сыщут. А если и сыщут, не опознают – шкура-то чужая! Эх, где мой мундирчик парадненький?! Даже пусть обычный. Все ладно, все пригнано, – не болтается, не теснит, – рост в меру. А каким красавцем в нем смотрюсь! Не то что в этом балахоне. Взглянуть на себя противно!..
Я скромно сидел в уголке командного пункта в чужом походном комбинезоне, правда, теперь генеральском, соответствующем моим чинам, и маялся от безделья. Уже успел незаметно проверить психографом работавших здесь офицеров – все оказались людьми. Новые не появлялись. Тех же, лица которых то и дело сменялись на экранах, психографом не опознаешь. А визуально отличить мимикрировавшего геркуланина от человека было невозможно: взять, например, Кузина или того же Сяо Мина – поди попробуй. Да и остались ли нераскрытые пришельцы? Никакой уверенности. Людей же я не опасался: даже если среди них и были наймиты корпорации – все в прошлом. Не допускал, что кто-то останется верен иноплеменникам.
Делать мне было абсолютно нечего. Постарался было вникнуть в замыслы Дробуша – тоже бесполезная затея. Адмирал отдавал приказания, принимал рапорты. Но оказалось, слабоваты мои познания во флотской кухне. Единственно понял, что он и не думал шутить, когда сказал о намерении атаковать геркулан. Впрочем, в этом и так не сомневался. Другой вопрос – на что он рассчитывает? Внешне – безумие: их почти впятеро больше. Но командующий и готовил свои войска к борьбе с многократно превосходящим врагом – вероятным противником-то считали объединенный флот Земной Ассоциации. И наивно полагать, что Дробуш собирался лишь пассивно обороняться вблизи Тарга. Ведь до самого моего появления ждал земной флот аж за пределами планетной системы Шадара, в открытом межзвездном пространстве. Зачем? Возможно, для свободы маневра. Наверняка не один сюрприз припас вражеским кораблям. В этом смысле нападение геркулан – вполне штатная ситуация.
Я не великий звездный навигатор, но кое-какие знания в этой области имею. По моим прикидкам выходило, что столь крупный, как у геркулан, флот в полном составе дойдет от туманности до Тарга не менее чем за трое суток. Помню, обрадовался, когда, узнав от Вэла, где они прячутся, посчитал. Тут вполне на помощь земных эскадр рассчитывать можно. Но вот уже несколько раз от Дробуша слышал, что геркулане способны покрыть это расстояние за четырнадцать часов. Ошибается? Невероятно. Кто угодно, но не он! Тогда как же? Это одиночному кораблю и часов восьми хватит: разгон, подпространственный скачок, коррекция – и вот он уже на границе планетной системы. Другое дело – огромное соединение: чтобы не потерять друг друга, корабли вынуждены провести целую серию скачков на сравнительно малые дистанции. Ведь при входе в подпространство неизбежно их взаимное влияние, компенсировать которое невозможно. В итоге на выходе в обычное пространство получается рассеяние, разброс от намеченной точки. И он прямо зависит от количества кораблей и расстояния, на которое они прыгают. Помню, когда мне объясняли этот принцип, для наглядности привели пример: стрельба пулей и стрельба дробью. Пуля поражает цель точно. А дробины – в лучшем случае несколько. Остальные разлетаются тем шире, чем дальше они от стрелка. Геркулане были столь многочисленны и находились на такой дистанции, что после прямого скачка к границе планетной системы Шадара их кораблям собираться воедино не меньше недели.
«Откуда адмирал взял, что им четырнадцать часов до Тарга? Непонятно. Но не лезть же с расспросами…»
Вновь докладывала дальняя разведка. Флот противника разделился, построился, и шесть соединений, следуя через равные, весьма значительные промежутки друг за другом, набирали ход.
Командующий уточнил ряд параметров и приказал навигаторам что-то рассчитать. Те склонились к компьютерам.
– Готово! – немного спустя сообщил старший, с нашивками бригадира.
Дробуш кивнул и подошел к карте. Возле изображения одной из звезд вдруг кучно вспыхнули шесть огоньков.
– Все-таки сюда… – расслышал я негромкие слова адмирала. Он обернулся к бригадиру: – Оценил временные задержки выхода?
– Первые окажутся на месте часов через пять…
– Точнее! – потребовал Дробуш.
– Через пять ноль четыре. Остальные будут подходить с интервалом в три часа.
– Думал, быстрее. Но – тем лучше!.. – Адмирал увеличил масштаб карты и, изучая ее, приказал: – Рассчитай и передай флоту параметры нашего скачка.
Я неслышно приблизился и заглянул через его плечо.
Звезда, судя по обозначению, красный карлик, возле которой поблескивали шесть огоньков – как нетрудно было догадаться, вероятных точек выхода из подпространства соединений геркулан, – находилась примерно на полпути между туманностью и Шадаром. Казалось невероятным, что крупные группировки кораблей могут решиться на столь дальний скачок: неизбежна полная потеря компактности. Конечно, в таком темпе вполне можно дойти до Тарга за четырнадцать часов, но как сохранить единство?..
Ощутив за спиной чье-то присутствие, Дробуш резко обернулся:
– А, это ты… О чем задумался, телохранитель? Не обижаешься на прозвище? Вроде соответствует…
– Ничего, хоть горшком назови… Объясни, если время позволяет, как они сюда прыгнут? Я не представляю.
– Понятно: земной флот так не может. А за геркулан, – адмирал усмехнулся, – не беспокойся. Однажды я тебе говорил, что они мастера подпространственного маневра.
– Ну и ну… И как же ты собираешься с такими мастерами бороться?
– Классическим способом. Окажусь сильнее в нужный момент в нужном месте. Скоро увидишь: мы тоже кое-что умеем.
– Господин адмирал, параметры скачка до флота доведены! – доложил бригадир-навигатор.
– Включить общую трансляцию! – приказал Дробуш, занимая свое место перед главным экраном. В следующее мгновение его возвысившийся голос уже чеканил: – Здесь командующий! Всем кораблям флота приготовиться к подпространственному скачку! Готовность – минута! Общее движение – по началу отсчета согласно полученным параметрам! Вход в маневр – команда «Ноль»! – Он сделал паузу, выждал ту самую минуту и резко бросил: – Отсчет!
Тотчас бесцветный монотонный голос автомата начал внятно произносить убывающую последовательность чисел.
На мгновение завибрировал пол, на тело навалилась тяжесть – сообщили о своей грозной мощи двигатели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов