А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Затянутый в щегольский парадный мундир лейтенанта, он с улыбкой взглянул на мой халат.
Эх, наверное, и я в молодости смотрелся не хуже!.. Впрочем, чего сожалеть: в генеральском мундире тоже совсем не плох. Женщины, во всяком случае, внимание обращают. Думаю, не только на золотые нашивки!
– Смейся, смейся, – подмигнул я Алану. – Все равно начальством быть здорово. Поспать вот можно подольше. Станешь генералом – оценишь!
– Да не смеюсь я… Тут для вас два сообщения.
– Ладно, приходи, позавтракаем. Заодно доложишь.
– Правительству Тарга Алан был заявлен моим адъютантом, поэтому вся официальная информация для меня прежде попадала к нему.
Шагнув с порога, он хотел начать доклад, но я указал ему на кресло:
– Садись. Еда прежде всего. На голодный желудок голова не варит.
Только закончив завтрак, спросил:
– Что там у тебя?
– Первое сообщение от начальника службы безопасности Тарга, вашей знакомой. Она просила соединить лично, но, когда узнала, что вы спите, велела не тревожить и надиктовала сообщение на кристалл. Вот он.
– В чем суть?
– Не знаю. Она диктовала линго-цифровым шифром.
– Что еще?
– Военный министр приглашает вас вести переговоры в стенах его ведомства. Якобы из соображений секретности. Кроме того, обещает показать созданные на Тарге новые виды оружия. Выражает надежду, что Земля заинтересуется и оформит торговые сделки.
– Интересно. – Я допил кофе и отставил чашку. – Смахивает на попытку разъединить нас с остальной делегацией. Как думаешь?
Алан кивнул:
– Ответить отказом?
– Ни в коем случае. Приглашение принимается. Кто знает, может, действительно в правительственном дворце всюду лишние уши, а этот военный министр – честный, осторожный малый. Да и на оружие их новое любопытно взглянуть, если не врут, конечно.
– А все же, господин генерал, что, если это приглашение – ловушка?
– Возможно, – пожал я плечами. – И что? В нашей работе иногда приходится сталкиваться с разного рода ловушками. Специфика такая. А если серьезно – давай подумаем. Про судьбу «Осы» на Тарге никто, кроме начальника службы безопасности – моей знакомой, как ты сказал, – не знает. Исчезла «Оса», и все. А мы прилетели как ни в чем не бывало: ни нот, ни жалоб правительству. Те, кому делегация и переговоры – кость в горле, наверняка в замешательстве. Действовали они тайно, а теперь, чтобы захватить нас и уничтожить – ведь только так можно сорвать завязывающийся диалог, – придется сбросить маски, то есть, открыто напасть здесь, в правительственном дворце. Дело трудное: сильная многочисленная охрана, да и государственной изменой попахивает. Нападение на правительственную резиденцию нигде во Вселенной иначе как попыткой переворота не называют. Кстати, им и законное правительство, которое в большинстве за диалог, убирать придется. И народу что-то объяснять, даже в случае удачи: почему так своеобразно прервали переговоры? Ведь о прибытии делегации Земной Ассоциации все трансляционные каналы сейчас вещают. Вчера перед сном сам видел. Нет, не пойдут они на переворот. Видимо, силы не те. Если б не так, давно его устроили и саму возможность переговоров пресекли бы на корню. Сепаратисты это какие-нибудь, влиятельные, но немногочисленные… Словом, пока делегация во дворце, вряд ли ей что угрожает. Подлей-ка мне еще кофейку.
Алан передал мне чашку и спросил:
– Как думаете, какова их цель? Толкнуть Тарг к войне с Ассоциацией? Это же безумие!
– Откровенно говоря, не понимаю. И это больше всего меня тревожит. Конечно, не верю в заговор идиотов, стремящихся к войне, в которой они заведомо потерпят поражение. Похоже, все тут гораздо сложнее… И сепаратистами я их назвал в общем-то условно. Ладно! Мы отвлеклись. – Я сделал большой глоток кофе и продолжил: – Почему, интересно, ты думаешь, что приглашение в военное министерство может оказаться ловушкой?
К чести Алана, он и секунды не колебался с ответом:
– На месте этих неизвестных заговорщиков – или как их назвать? – я в первую очередь постарался бы выяснить судьбу «Осы».
– Так. Дальше. Как это сделать? Единственные свидетели, которые что-то могут рассказать, тайно содержатся под стражей службы безопасности. Кто о них знает?
– Это не важно. Если был бой, кто, как не вы, им руководил. Быть может, они допускают даже, что…
– Мы с тобой и привели «Осу» к гибели, – закончил я его мысль. – Они меня схватят, будут пытать или предложат какую-нибудь сделку. Лишь затем, чтобы я им все рассказал. Так? А зачем? «Осы» все равно нет, переговоры начались. Меня хватятся, будут искать. Куда я отправился – известно. Им вообще придется уйти в подполье. Нет, я на их месте уже придумывал бы что-нибудь другое. Например, как все-таки сорвать переговоры.
– А они об этом и думают. Собираясь покончить с делегацией, необходимо устранить человека, сумевшего погубить военный корабль! Что, если они все-таки располагают значительными силами и сломят сопротивление охраны дворца. Мы же о них ничего не знаем.
– Случись такой штурм, Алан, боюсь, даже вдвоем мы будем бессильны. Невозможно противостоять армии. Здесь больше трехсот охранников, агентов службы безопасности. Представь, сколько должно быть штурмующих! И вот еще что. Мы на Тарге. Тут лишь один человек до конца представляет возможности агентов нашего уровня – Марика Афи. Мы с ней вместе учились в Академии. Для любого другого способность в одиночку или парой уничтожить боевой корабль – сказка, в которую никто не поверит. Так что ни военный министр, ни кто там еще и представить себе не могут, какую роль мы сыграли в гибели «Осы». А уж моя подруга не отличается болтливостью. Стало быть, твои доводы относительно ловушки отклоняются, и я принимаю приглашение посетить военное ведомство. Свяжись с ними и сообщи, что я прибуду в полдень. Отправлюсь один. Ты останешься здесь.
Алан хотел что-то возразить, но я поднялся из-за стола.
– Оставь надиктованный Марикой кристалл и свободен.
Это был приказ. Повернувшись кругом, он вышел, а я направился к компьютеру послушать сообщение.
Рика говорила торопливо, не упуская, однако, интонаций. Правда, для любых посторонних ушей ее речь действительно являла собой бессмысленный набор слов и цифр. Но я свободно все понимал. Что тут странного?! Этот шифр был записан на подкорку моего мозга в те давние годы, когда мы с Рикой составляли крепкую рабочую пару молодых агентов и пользовались им всякий раз при необходимости вести деловые переговоры по каналам связи. Реже – для письменных сообщений. Только в этом случае вместо голосовых интонаций использовались специальные значки. Рика разработала шифр сама, в очередной раз проявив свои уникальные способности. В его основе лежала узкая область общности нашего с ней индивидуального абстрактно-ассоциативного восприятия окружающей реальности. Сказанные с особой интонацией специальные слова и цифры рождали в мозгу каждого определенные образы, а их комбинации трансформировались в конкретную информацию. По существу, была проделана колоссальная научная работа, создан принципиально новый язык общения, понятный лишь двоим. Ключ к нему подобрать было невозможно. Разве что схватить нас обоих и долгими исследованиями пытаться найти общность психики. Но, как минимум, об этом надо было знать. Ведь Рика нигде и никогда не обмолвилась о своей уникальной разработке: это была наша с ней тайна. А внешне все выглядело как обычный линго-цифровой шифр, за который его и принял Алан.
Рика сообщала, что еще ночью начала допрос пленных. Конечно, десантники ничего не знали о подоплеке своего задания. Приборы контроля подтвердили это. Бывший ее сотрудник, тот самый, в пятнистом комбинезоне, говорить отказался, а при попытке подключить анализаторы эмоций, резко замедлил биение собственного сердца и впал в прострацию.
– Он был одним из самых способных учеников школы службы безопасности, – невесело усмехнулась Рика. – Сейчас он в руках врачей, а когда придет в себя, подумаем, что предпринять. При встрече хочу обсудить с тобой один план.
Зато некоторый успех расследования наметился при допросе капитана «Осы». Достаточно было Рике представиться и сообщить, что он обвиняется в государственной измене, как этот ограниченный исполнительный служака стал с готовностью отвечать на вопросы. И в первую очередь заявил, что такое обвинение несправедливо: он выполнял приказ. Капитан только что в грудь себя не бил, уверяя в получении шифровки из штаба флота с индексом немедленного исполнения. Подписи не было, но только четверо из высшего руководства флота имели доступ к этому индексу, и такой формы приказ – обычное явление. Он очень сожалел, что его корабль погиб и невозможно предъявить судовой журнал с этим документом. Однако заметил, что в штабе фиксируются все без исключения приказы, и по памяти воспроизвел номер своего. Шифровка предписывала ему принять на борт подразделение службы безопасности – в приказе «пятнистые» были представлены именно так – и выполнять все распоряжения их старшего по команде. Да, капитан удивился, что выбрали именно «Осу», еще находившуюся в доке после планового ремонта: потребовалось доукомплектовывать экипаж людьми с других кораблей. Но приказы не обсуждают… Больше ничего интересного сообщить не мог. Оказывается, и он не ведал, что творил! Выходило, во всем виноваты «пятнистые».
Анализаторы эмоций показывали правдивость этого наивного простака. Кроме того, Рика утверждала, что он не попался ни в одну из ее логических ловушек. Это было очень весомо. Однако я выругался:
– Не приборы, а рухлядь какая-то – анализаторы эмоций! Почему не применила биомодуляцию видеообразов, или психограф в крайнем случае? Ничего бы с ним не случилось! Допрос так допрос. Больше бы было уверенности, что говорит начистоту. А так думай, гадай: вдруг ловкая, хитрая бестия!.. – Однако мои восклицания носили риторический характер: я имел дело с записью. А потому пробормотал напоследок: – Спрошу при встрече…
А вот скорой встречи-то как раз не получалось. Рика решила сама заняться штабом флота, найти способ осторожно проверить показания капитана «Осы» и действовать дальше по обстановке. При той ситуации, которая сложилась на Тарге, это было разумно. Я бы тоже не поручил в подобных условиях такую проверку никому из агентов. Но из-за этого она не могла сегодня присутствовать на переговорах, просила извинить за вынужденное отсутствие связи и выражала надежду на встречу завтра.
Впрочем, это никак не нарушало мои планы. Я сам не собирался присутствовать на открытии переговоров – отправлялся в военное министерство. А уж в том, что в предстоящей работе Рика вполне обойдется без моих консультаций, вовсе не сомневался.
«Возможно, завтра информации будет больше. Вот и поговорим».
Поднявшись от компьютера, я скинул халат и стал облачаться в парадный генеральский мундир. Поправил перед зеркалом ордена, смахнул невидимые пылинки с золотых нашивок. Перед военным министром хотелось предстать в полном блеске.
VI
Военный министр принял меня более чем радушно. В первых же словах после взаимного официального представления адмирал Карл Дробуш выразил радость, по поводу того, что Земную Ассоциацию представляет не какой-нибудь старый толстый дедушка-генерал, из которого песок сыплется, а столь приятный, подтянутый, его, адмирала, ровесник. Чуть ли не сразу предложил перейти на «ты» и выпить по рюмочке коньяку за знакомство. Я явился без адъютанта, своего он тоже, видимо из вежливости, выставил. Мы были одни в огромном кабинете, и обстановка царила, что называется, теплая и дружественная. На официальном открытии переговоров в правительственном дворце сейчас такой точно не было.
Широко улыбнувшись, я принял оба предложения адмирала и поднял рюмку. Затем удобно устроился в кресле и предложил:
– Начнем. Правительство Ассоциации поручило мне ознакомиться с требованиями Тарга в военной области и, если я найду их приемлемыми, уполномочило подписать соответствующие документы. Но скажу сразу: мое окончательное решение будет напрямую связано с результатами политических и прочих переговоров во дворце. Сам понимаешь, многое зависит от статуса Тарга и его принципов взаимоотношений с Земной Ассоциацией. Одно дело, если Тарг будет признан суверенной планетой, и совсем другое, если нет. Да и здесь есть тонкость: остается суверенный Тарг в Ассоциации или выходит из нее. Это существенно влияет на то, с каким количественным и качественным составом ваших вооруженных сил готова согласиться Земля. При нынешнем статусе планеты-колонии вы имеете вооруженные силы вообще незаконно.
Я говорил и одновременно присматривался к своему новому знакомому. Этот моих лет адмирал еще и рта не раскрыл по делу, но уже вызывал симпатию. Высокого роста, худощавый, явно физически сильный, он, пользуясь демократичностью обстановки, присел на краешек стола и слушал, изредка вскидывая на меня умные, проницательные глаза. Его властное, волевое лицо с тонкими чертами прятало все эмоции за маской внимания. Мой взгляд упал на его ордена. Среди них было несколько высоких наград Земной Ассоциации. Особо выделялся бант Голубой Звезды. Кто его наградил таким орденом на Тарге? За какие заслуги? Вряд ли правительство Ассоциации. Сам себя, что ли? И вообще, откуда здесь генералы, адмиралы. Ведь флоту планеты не больше пяти лет! Но с другой стороны, построить корабли – полдела. Превратить их в грозное боевое соединение, с которым сейчас вынуждена считаться Земля, под силу только профессионалам. Где их взяли?
Когда я закончил свое вступительное слово, адмирал помолчал и вдруг спросил:
– Тебя интересует, за что я получил награды? Подозреваешь меня в самозванстве? Зря. Если хочешь, расскажу.
Он попал в точку. Я едва не вздрогнул. Но делать нечего: пришлось сознаться в своем любопытстве. Военный министр Тарга был далеко не прост.
– Я участвовал в знаменитой битве при Корнефоросе, – начал он. – Правда, тогда никто еще не знал, что она станет знаменитой. Начало не предвещало ничего хорошего. Корабли геркулан внезапно появились перед боевыми порядками флота Ассоциации – они всегда были мастера подпространственного маневра – и практически сразу прорвали центр и смяли фланги. Наш флот стал поспешно отходить. Моя вспомогательная эскадра не принимала участия в этой фазе сражения: мы стояли несколько в стороне – прикрывали Тиллу, на которой размещалась главная база флота. Командующий приказал бросить базу и отступать вместе со всеми. Однако я, недавно произведенный в бригадиры командир эскадры, принял другое решение. Отвел свои корабли от Тиллы ближе к Корнефоросу и укрылся фоном звезды от гирорадаров геркулан. Мы их отлично видели, они нас нет. И когда увлеченный преследованием противник прошел мимо, я приказал ударить ему в тыл. Благодаря внезапности мы прорвались в центр и одним из первых уничтожили флагманский корабль. Флот геркулан потерял управление, но и мы оказались в адском пекле. Три с лишним часа моя эскадра сражалась в полном окружении. Но мы не защищались, а нападали. Постоянно меняя пространственную конфигурацию построения, сами бросались на соединения противника, вносили сумятицу в их ряды. Нажим на флот Земной Ассоциации ослаб. Он сумел перегруппироваться, и сам пошел в атаку. Дальнейшее известно: геркулан разбили, практически полностью уничтожили… – Адмирал замолчал. Усмехнулся. – Мне это стоило гибели почти всей эскадры и военной карьеры. Ты не ослышался. Меня арестовали, обвинили в неисполнении приказа, повлекшем за собой большие потери, судили. Лишили звания и посадили в тюрьму. Правда, в ней я пробыл недолго, предпочел быть высланным на Тарг. А года четыре спустя меня вдруг разыскали, сообщили, что дело по ходатайству моих бывших офицеров пересмотрено. Оправдали. Наградили Голубой Звездой, присвоили звание адмирала и пригласили вернуться во флот Ассоциации. Что-то еще… Да! Командующего, который мне все подстроил, со службы уволили. Так что адмирал я не липовый, и награды у меня настоящие… А во флот Земной Ассоциации не вернулся, предпочел остаться на Тарге. Теперь здесь работы хватает. Многие мои офицеры сюда перебрались.
– Они и составляют костяк флота? – спросил я.
– Да. И крепкий, уверяю, костяк. Кроме того, мы создали Академию. Готовим офицеров. В этом году был уже второй выпуск. Законно или незаконно с точки зрения Земли мы имеем вооруженные силы, мне плевать. Если там не хотят видеть Тарг независимой планетой, это их проблемы. Мы заслужили такое право хотя бы тем, что вот уже столько лет по бросовым ценам поставляем всей Ассоциации особо чистый астрий, элемент, совершивший целую революцию в технике. Использовали его до этого? Использовали. Но в каких количествах! Он был безумно дорог. А сейчас не дороже песка в пустыне!
– Это потому, что на других планетах астрий – редкость, а на Тарге богатые залежи, – вставил я.
– Да, в этом смысле нам повезло. Но, прости, кто мешал обнаружить эти залежи на заре освоения планеты? Так нет. Даже признали Тарг бесперспективным для колонизации и хотели закрыть. Потом додумались – стали отпускать сюда преступников.
– Но таких, которые не представляли социальной опасности.
– Все равно превратили планету в тюрьму под открытым небом. А среди преступничков этих сколько светлых голов оказалось! Худо-бедно жизнь наладили, промышленность создали, экономику. Это при минимальной помощи извне. Сами разведали астрий, технологию обогащения придумали. Наша корпорация «Гром» сейчас едва ли не самая мощная во всей Земной Ассоциации. А Земля ей цены диктует, своими кораблями астрий вывозит. Явно завышает стоимость перевозок. Грабеж, да и только! А ведь астрий – основной наш товар. Корпорация щедро прибылью делится. Слава богу, на ее денежки безбедно и живем. А могли бы еще лучше! Но ничего, и того, что есть, хватило, чтобы флот построить. Или возьми нашего начальника службы безопасности. Обязательно познакомься: красивейшая женщина! А профессионал какой! Не знаю, чем уж она там не сошлась со своими, спрашивать у нас не принято, но оказалась здесь. Полиция тут до нее была из заштатных агентов Службы космической безопасности, и беспредел творился полный. Так она за год такой порядок навела – кто угодно позавидует… Все это я тебе к тому, что ничем мы Ассоциации не обязаны и терпеть дальше диктат ее правительства не намерены. А про этот диктат ты должен не хуже меня знать, раз прилетел с делегацией. Что толку рассуждать, признают нас суверенными или нет? Тарг уже фактически независим, и мы кого угодно заставим с этим считаться!
– Ну, хорошо, – перебил я. – У Тарга есть флот и десантная армия. Ты что, собираешься воевать с Земной Ассоциацией? Всерьез рассчитываешь выстоять?
Адмирал Дробуш ответил без колебаний:
– Мы первыми не начнем. Но Земля должна четко представлять, что победа над нами ей дорого обойдется. Ты уж извини, что я так прямо. Для этого тебя и пригласил к себе, чтобы поговорить по-свойски, по-военному. Во дворце так нельзя: там дипломатические изыски требуются. Может, длинно получилось, но цепляется одно за другое. Нам, конечно, военные аспекты решать, остальное пусть обсуждают специалисты, но тебе, думаю, полезно представлять общую обстановку.
– Весьма, – кивнул я. – Так каковы же конкретно военные требования Тарга?
– Генеральный штаб тщательно их разработал, и ты можешь прямо сейчас приступить к ознакомлению. – Адмирал указал на компьютер. – Но думаю, лучше поступить по-другому. Я дам тебе ключ доступа к этим материалам, и ты сможешь у себя спокойно их изучить. Когда будешь готов к обсуждению, милости прошу в любое время. Заранее хочу сказать лишь, что мы не требуем ничего сверх того, чем обладает любая суверенная планета Ассоциации. Разве что хотим иметь право самим строить боевые корабли, а не получать их готовыми.
– Не мало, – усмехнулся я. – А условия количественного контроля?
– Оговариваются. Так что будем считать нашу встречу предварительной. Личным знакомством, что ли? Еще по рюмочке?
– Давай, – махнул я рукой.
Адмирал разлил коньяк, мы выпили, и я собирался прощаться.
– Подожди, хочу предложить, возможно, любопытное тебе мероприятие. Сейчас отправляюсь на полигон смотреть какое-то новое оружие. Можешь составить компанию.
– Попугать хочешь! – засмеялся я.
– Честное слово, сам не видел! Говорят, этим можно торговать. Ну, так как?
– Конечно, согласен.
Перед тем как отправиться на полигон, я связался с Аланом и обо всем его предупредил. Так, на всякий случай. Кроме того, приказал к моему прибытию ознакомиться с требованиями Тарга в военной области, сообщив ему ключ доступа, полученный от адмирала Дробуша.
Вопреки ожиданиям ничего интересного на полигоне я не увидел. Демонстрировали десантных роботов прорыва. Нечто подобное было представлено несколько лет назад на земном полигоне и благополучно забраковано, На первый взгляд они действительно представлялись грозными боевыми машинами. Пять приземистых стального цвета черепах быстро ползали в густой траве. По ним вели шквальный огонь беспрерывно налетающие маленькие беспилотные гравилеты. Стреляли из неожиданно открывающихся укрытий замаскированные большие стационарные энергаторы. Но роботы отражали их лучи отклоняющим полем, засекали огневую точку и без промаха били в ответ своими двумя мощными энергаторами. Иногда, уклоняясь от выстрелов или преодолевая естественные преграды, они взлетали, вернее, высоко подпрыгивали, покрывая расстояние метров в тридцать. Казалось, ничто не может остановить их продвижение. И действительно, они прошли полосу препятствий, оставив за собой море огня и груду искореженного металла. Уничтожено было все!
Я внимательно наблюдал сквозь амбразуру бункера за этой демонстрацией техники и сравнивал с виденным на Земле. Безусловно, эти машины были совершеннее земных, иной формы, более подвижны, мощнее вооружены, но принципиально ничем от них не отличались.
Рядом со мной несколько высоких военных чинов с адмиралом Дробушем во главе бурно выражали свой восторг. Когда все кончилось, адмирал поблагодарил генерала-десантника за организацию показа, а потом все вместе стали поздравлять с успехом маленького круглолицего человечка в штатском с редкими волосами и оттопыренными ушами – на него без улыбки смотреть было нельзя, – то ли конструктора, то ли главу выпускающей этих роботов фирмы. Откуда-то появился походный стол с закуской, рюмки с традиционным коньяком. Военный министр произнес подобающий случаю тост, и мы выпили. Потом повторили. Я не отказывался, любезно улыбаясь, чокался, но воздерживался от оценок.
– Ну, что скажешь? – вспомнил, наконец, обо мне Дробуш.
– Да, ваше мнение о моих роботах особенно интересно, господин генерал! – вставил неожиданно густым басом лопоухий.
– Хороши букашки! – продолжал адмирал. – Как думаешь, сможем ими торговать?
Черт меня попутал! То ли коньяк в голову ударил, то ли уж больно самодовольный его тон спровоцировал. Хороший, похоже, мужик; не заслуживал он жестокой поддевки. Но я брякнул:
– Возможно, своим приятелям геркуланам десяток сбагришь! Но планеты Ассоциации не будут покупать – точно. Ты уж извини, я по нашему, по-военному, прямо.
За столом мгновенно наступила тишина. Выдержке Дробуша можно было позавидовать – он подавил вспышку гнева и негромко потребовал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов