А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Но гравикомпенсаторы тут же погасили перегрузку.
– Господин адмирал! – В проеме двери возник адъютант. – К вам начальник штаба.
– Выбрал время!.. Пусть войдет.
– Ну и новшество, Карл? – начал с порога невысокий офицер с добрым открытым лицом. – С каких пор меня не пускают на командный пункт без доклада?
– Что у тебя? – Оставив вопрос без внимания, командующий развернулся к нему вместе с креслом.
– Есть идея. – Начальник штаба поднял руку, собираясь указать на карту.
Это был последний жест в его жизни. Я выстрелил.
– Ты что?! – вскочив, закричал на меня Дробуш, но тут же осекся.
Пальцы начальника штаба разжались, и об пол звякнул миниатюрный энергатор. Следом повалился его владелец.
– Продолжайте работу! – приказал адмирал схватившимся за оружие офицерам. Подошел ко мне, крепко сжал руку и, кивнув на труп, произнес: – Кто мог подумать?.. Как ты углядел только?
– Не зря меня коньяком поил. Отдай его медикам. Но, думаю, диагноз ясен… Вот теперь мне и на Тарг возвращаться можно: раз на дело пошел агент такого ранга, поверь опыту – больше никого возле тебя у них нет.
– С возвращением придется повременить. Сейчас, увы, поздно.
– Понимаю. – Я сунул в кобуру энергатор и уселся на прежнее место.
Пятнадцать эскадр Тарга – четырнадцать линейных и присоединившаяся к ним в полном составе пограничная – разгонялись. Шли слаженно, походной колонной. Им предстоял казавшийся немыслимым маневр: синхронный подпространственный скачок на сверхдальнюю дистанцию. Но уверенный ход кораблей, четко державших строй, не оставлял и тени сомнений, что подобное им не в диковинку, давно до мелочей отработано. Я ни разу не видел Дробуша в деле. Однако вдруг безоговорочно поверил, что адмирал, способный так обучить свой флот, сумеет весьма радушно встретить полчища геркулан.
Отсчет неотвратимо приближался к нулю…
Невероятное свершилось! Той же стройной колонной, без единого отставшего или сбившегося с курса, адмирал Дробуш вывел свои корабли в намеченный район. На обзорных экранах приближенный приборами возник багровый диск безымянного светила – красного карлика. Здесь командующий разделил силы. Пять построившихся в боевые порядки эскадр остались в межзвездном пространстве, остальные десять во главе с адмиралом совершили новый, на сей раз малый подпространственный скачок и оказались в непосредственной близости от звезды, укрылись от гирорадаров противника ее гравитационным фоном. Сами могли видеть все. Их – никто. Такая вот космическая засада.
– Время? – спросил Дробуш у командира навигаторов.
– Через семнадцать минут должны появиться, – понял тот с полуслова.
– Должны… – проворчал адмирал сквозь зубы. – А им об этом сообщили?..
Я вновь обратил внимание, что он волнуется. Глаза, устремленные на главный экран, который воспроизводил сейчас информацию радаров, возбужденно поблескивали, щеки порозовели, пальцы барабанили по подлокотникам кресла.
– Соедини с командиром первой, – обернулся Дробуш к офицеру-связисту и перехватил мой взгляд. Проницательный он мужик, ничего не скажешь: будто биоволну мою поймал: – А ты что думал? Конечно, волнуюсь! Не помню, когда воевал. И ребята в большинстве необстрелянные… Ученья, брат, не то… – Он не договорил, заметив появившегося на экране молодого задорного вида бригадира. Про меня сразу забыл, переключился на него: – Когда мы уйдем, ты чтоб здесь остался! И без моего ведома ни шагу!
– Есть, – без энтузиазма откликнулся командир первой эскадры. – Но вы, господин адмирал, мне это уже приказывали…
– Ничего, тебе полезно и второй раз услышать. Я тебя, гвардейца, знаю! Все понял?
– Так точно. Буду ждать.
– Первая у меня – гвардейская, – пояснил мне Дробуш, давая отбой связи. – Большинство офицеров – ветераны Корнефороса. А этот весельчак тогда был капитаном флагмана моей эскадры. Сейчас сам эскадрой командует. Способный малый, – в его голосе угадывались нотки удовольствия, – но голова горячая!
– Господин адмирал, пятиминутная готовность! – сообщил один из офицеров.
Все замерли, устремив взгляды на главный экран. Однако минули пять минут, шесть, пошла седьмая – радары молчали.
– Счетовод! – покосился командующий на бригадира-навигатора. – По твоему компьютеру свалка плачет!
– Возможный разброс параметров… – начал было тот.
Но его прервал возглас дальномерщика-наблюдателя:
– Противник! Полградуса южнее точки расчета! Дистанция – девять!
Все разом увидели возникшие ниоткуда вражеские корабли. Они, как и флот Тарга, после скачка не потеряли строя, но вид его был непривычен: напоминал огромную каплю. Включившийся автомат-анализатор бегло начал выдавать множество самых разнообразных параметров. Большинство были для меня пустым звуком, но кое-что удалось понять. Численно геркулане нам уступали, но говорить о значительном превосходстве не приходилось. И это была только одна шестая их флота!
Противник заметил оставленное Дробушем соединение, которое оказалось буквально рядом. Похоже, геркулане не ждали встречи: даже мне, неопытному, бросился в глаза сумбур в их рядах при смене курса. А пять эскадр Тарга не медлили. Построенные узким конусом, наши корабли, чтобы опознавать друг друга, вдруг обозначились на радарах крошечными вымпел-сигналами и, невзирая на соотношение сил, смело ринулись на врага. После короткого энергичного разгона они внезапно разом исчезли с экранов.
Я окончательно перестал понимать происходящее. Во все глаза смотрел, что будет дальше.
Не прошло и нескольких минут, как строй наших эскадр, совершивших непостижимо точный малый подпространственный маневр, неожиданно возник на фланге противника и, подобно игле в воск, врезался в гущу роя окончательно потерявших боевой порядок геркулан. Сражение началось!
В первые же секунды столкновения радары зафиксировали десятки взрывов. Но кто погибал, разобрать отсюда не представлялось возможным. Врывавшиеся в глубь рядов пришельцев суда Тарга тут же исчезали из виду. Их экранировали окружавшие многочисленные корабли геркулан. А эфир безмолвствовал – командирам эскадр было строжайше запрещено выходить на связь.
Признаться, меня холодок пробирал, когда представлял, в каком пекле там оказались люди. Противники, должно быть, сходились практически вплотную. И, как бы ни были ошарашены внезапностью нападения геркулане, их было гораздо больше; наверняка справились с мгновениями растерянности и наседали со всех сторон. А какие они бойцы, я уже знал.
Прошло совсем немного времени, и последний корабль Тарга скрылся в недрах скопища врагов, которое сжалось и окончательно сформировалось в пульсирующий шар. В его недрах то и дело отмечались мощнейшие вспышки: взрывались уже не отдельные суда – целые группы.
Дробуш молча наблюдал за ходом схватки. Чего-то ждал. На командном пункте царила гробовая тишина: никто не решался отвлечь его внимание даже возгласом. Наконец в какой-то одному ему ведомый момент адмирал склонился к микрофону:
– Атака!
Этой команды ждали все. Каждый капитан знал свой маневр и задачу. Оставив в резерве гвардейскую эскадру, весь флот пришел в движение, единым броском через подпространств со всех сторон окружил противника и обрушился на его корабли.
Вот когда мне впервые в жизни довелось вблизи увидеть массовое сражение звездолетов. Флагман «Вулкан» не участвовал в общей атаке, в сопровождении эскорта остался несколько в стороне. Но отсюда, меняя увеличение и широту охвата, панораму битвы уже можно было наблюдать на обычных экранах внешнего обзора. И зрелище это было куда грандиознее, чем в передаче гирорадаров.
Устремившиеся на противника корабли Тарга ежесекундно давали о себе знать в черноте космоса согласованными залпами батарей бортовых энергаторов. В сторону пришельцев прочерчивали светящиеся трассы бесконечные вереницы плазменных торпед. Частые яркие вспышки взрывов впереди свидетельствовали об успехе попаданий.
Застигнутые врасплох геркулане отвечали слабо: почти все их корабли в момент внезапной атаки оказались направлены к нападавшим самым уязвимым местом – кормой: они боролись с эскадрами, прорвавшимися внутрь их построений. И первый же огневой налет произвел страшное опустошение в стане пришельцев, посеял среди них панику. Кто-то еще пробовал сгруппироваться и оказывать организованное сопротивление. Но, когда Дробуш узнал, что его корабли, бившиеся внутри роя, уничтожили вражеский флагман, он откинулся в кресле и, выдохнув, произнес:
– Все. Теперь недолго. Сейчас побегут. Действительно, скоро наступил момент, когда каждый корабль геркулан помышлял только о собственном спасении. Беспорядочно отстреливаясь, они метались в поисках лазеек в плотных рядах эскадр Тарга. Но почти все попадали под перекрестный огонь и гибли. Вырваться удалось единицам. Однако и им не повезло. Желая как можно быстрее скрыться от погони, они не тянули с разгоном и, достигнув минимально необходимой скорости, входили в подпространственный скачок к красному карлику. Наверное, надеялись там, спрятавшись от радаров преследователей, собраться вместе и разогнаться как следует для дальнего прыжка.
– Поработай, гвардеец!.. – приказал адмирал командиру первой эскадры.
Корабли противника погибли все. Но на подходе были новые…
…За одиннадцать часов Дробуш в четырех с небольшими передышками сражениях наголову разбил и полностью уничтожил одну за другой четыре мощных группировки геркулан, в общей сложности более чем втрое превосходивших силы его флота!
Каждая схватка развивалась по-своему, ни одна не походила на другую. Неизменным оставалось лишь искусство командующего. Порой казалось, что дело проиграно. Не раз на отдельных участках, не выдержав сильного ответного натиска пришельцев, эскадры Тарга отходили, и, бывало, весьма поспешно. Однако адмирал мгновенно находил единственно верные решения, головокружительными маневрами выводил расстроенные части из-под удара, восстанавливал порядок и вновь, бросив их в бой, опрокидывал врага. В наиболее критические минуты в самых опасных местах в рядах кораблей появлялся его «Вулкан» и, воодушевляя дрогнувших, бесстрашно увлекал их за собой в огонь. Успех сопутствовал храброму!
Битва была родной стихией Дробуша. Он ощущал ее тончайшие нюансы. Огромным флотом управлял с легкостью мастера, работавшего пригнанным к руке инструментом. Все видел и всюду успевал.
Едва разгромив четвертое соединение геркулан, адмирал уже думал, как встретить пятое. Проводил быструю перегруппировку сил.
Сигнал вызова заставил его отвлечься.
– Господин адмирал, дальняя разведка!
– Что там стряслось? – подался он к экрану. – Докладывай!
Оказалось, два последних соединения геркулан замедлили ход, явно отказавшись от скачка к красному карлику.
– Черт, сумели соплеменнички сообщить! – Дробуш с досадой стукнул кулаком по кнопке отбоя связи, – Жаль, прихлопнули бы всех разом. А теперь гадай, что выдумают!.. Впрочем, выбор у них невелик.
Он успокоился, по трансляции объявил всем без исключения благодарность и, приказав флоту общий сбор, поднялся с кресла.
– Ну, как тебе мастера подпространственного маневра? – спросил меня адмирал, имея в виду геркулан. И, не дожидаясь моей оценки, ответил сам: – Дрались неплохо, но управление – дрянь. На командующего бы их взглянуть… Фраза на языке вертится.
– Какая?
– Армия баранов, предводительствуемая львом, во сто крат опаснее армии львов, предводительствуемой бараном. Именно тот случай. Кстати, кто сказал, знаешь?
– Наполеон, – машинально ответил я.
– Верно. Ну, пойдем, – Дробуш хлопнул меня по плечу, – малость отдохнем. Дел впереди достаточно.
– Не устал я вроде. Сидел, глазел… Правда, когда ты в самое пекло лез, страху натерпелся…
– Неужто? – прищурил глаз адмирал.
– Ага. Я от природы трусоват.
– Понятно. – Он засмеялся. – С перепугу, значит, роботов на полигоне расстрелял. Да и на «Зигфриде», поди, то и дело в штаны накладывал?
– Думаешь, от хорошей жизни мундиры меняю?
– Ладно, идем. Еще что-нибудь расскажешь, – потянул он меня за руку.
Но прежде чем покинуть командный пункт, я негромко спросил:
– Карл, какие потери?
Вопреки моим ожиданиям он не помрачнел. Напротив, с оттенком гордости обратился к одному из офицеров:
– Повтори для генерала, сколько наших вымпелов вышло из строя.
Получив ответ, я решил: ослышался. Переспросил.
– До трех эскадр, господин генерал, – еще раз сказал офицер.
С содроганием я представил, что бы произошло, если б замысел инопланетян удался и вместо их флота Дробуш сразился с силами Земной Ассоциации.
Следуя жестокой арифметике войны, адмирал имел все основания гордиться. По самым грубым прикидкам, он отдал каждый свой погибший корабль не менее чем за пятнадцать кораблей геркулан. Истребил две трети всего их флота.
Воистину блистательная победа, плата за которую – ничтожна!

* * *
– Прошу, – Дробуш посторонился, пропуская меня в каюту, – здесь я живу. – Указал на кресло: – Садись. Ну что, отметим победу? Да и за спасение от лап агента геркулан с удовольствием чокнусь.
Я отрицательно помотал головой.
– Что так? – удивился адмирал. – Удручен потерями? Неужели, думаешь, в такой драке…
– Не потому. На Тарг мне надо, Карл.
– Не дает покоя сбежавший Корш? – догадался он. – Но там же твои ребята.
– Все равно тревожно. Да и что мне здесь делать? Свою работу выполнил, последнего агента нейтрализовал.
– Уверен?
– На все сто. А с теми, которые в космосе разгуливают, ты сам справляешься лихо. Короче, снаряди для меня какую-нибудь посудину.
– Дело нехитрое. Но хоть отобедай. А к тому времени и корабль готов будет – прикажу погрузить на него раненых.
– Ну, разве что так. Уговорил, – согласился я. – Только насчет выпивки – сомневаюсь, надо ли…
– Не сомневайся, много не налью. Мне самому, того гляди, опять воевать. Тебе проще – в полете выспишься.
Ожидая заказанный обед, мы разговорились. Многое хотелось спросить у этого необычайного флотоводца, и, коль уж выдалась свободная минутка, жаль было ее упускать.
– Столь малые потери кого хочешь изумят, – начал я. – В голове не укладывается, что после такого побоища…
– Ничего удивительного, – невозмутимо произнес адмирал. – Фактор внезапности. Противник попал в засаду.
– И тем не менее… У тебя что, бортовое оружие и средства защиты оказались эффективнее?
– Нет, тут другое. Сам, наверное, видел, геркулане с самого начала не справлялись с перестроениями. Говорил же тебе: управление у них ни к черту. Вот и вышло, что большая часть их кораблей дралась разрозненно, как перепуганное стадо, каждый за себя. В схватке крупных соединений – это конец. Ни массированного огня, ни концентрированных ударов. Азбучные истины.
– Подловил, значит, противника на незнании азбуки? – не без иронии спросил я.
– Вроде того… – усмехнулся в ответ собеседник. – Правда, если не учитывать, что в такое стадо превращали их мы. Не скрою, я своими ребятами доволен. Не смогли геркулане совладать с нашим темпом, а некоторых маневров просто не ждали. Тут уж, брат, в выучке войск дело.
– И в искусстве начальника, который их обучил и ведет в бой, – добавил я.
– Несомненно, – без ложной скромности подтвердил адмирал.
– И все-таки не возьму в толк, как геркулане угодили в засаду. Почему не ожидали встретить тебя здесь, у этого красного карлика?
– А с чего им?
– Наверняка Сяо Мин и этот, которого я пристрелил, начальник штаба, сообщали своим, что ты умеешь совершать такие броски. У тебя служили, и не рядовыми…
– У-у, – засмеялся Дробуш, – мало ли, что я умею?! Вместе собрать – сам не упомню. – И уже серьезнее продолжил: – Ну, допустим, имели геркулане представление о моих возможностях. Дальше что? Откуда им знать, что я слежу за их передвижениями с первого момента появления из туманности?
– Разве начальник штаба?..
– О дальней разведке в этой области никто из моих и не подозревал, – понял, не дослушав, мой вопрос адмирал. – Если командующий хочет побеждать, некоторые свои планы он должен держать в секрете от всех. Иначе появляется много шансов, что противник узнает. Даже удивительно объяснять это тебе, профессионалу.
– Не взыщи, до сих пор голова кругом. Первый раз побывал в таком сражении…
– Впечатляет, и не только первый раз, – согласился Дробуш и продолжил: – Туманность давно держу на примете. В ней противнику очень удобно скрытно накопить силы перед ударом на Тарг. Словом, уязвимое место. Да и звездочка эта, красный карлик, как нельзя более кстати – на полпути. Хороший ориентир для дальних бросков.
– Что ж внутрь туманности не сунулся?
– Там черт ногу сломит – гирорадары только у себя под носом видят. Потому и приказал своим стеречь на выходе. Как видишь – не ошибся. Правда, ждал земной флот…
– А теперь что делать думаешь? – спросил я. – У геркулан там и сейчас против тебя сил вдвое.
– Посмотрю, что придумают. Когда пойму – атакую… Ладно, понимаю твое любопытство, но боюсь голодным остаться! – Дробуш пригласил меня к давно уже накрытому столу.
Плотно закусив пару рюмок коньяку, которые мы с удовольствием сподобились принять, адмирал, прежде чем приступить к жаркому, негромко произнес:
– Ничего не скажешь: с умом задумали, да без ума сделали…
– Ты о ком?
– Все о них, о геркуланах этих… Мысли вслух. Эх, мне бы такой флот, да обучить по-своему!.. – Он мечтательно закатил глаза.
– Ну и что бы ты с ним делал? Земную Ассоциацию завоевал?
Адмирал покачал головой:
– Это слишком просто. При желании смог бы и со своими ребятами…
– Не перебрал?
– С двух рюмок? За кого меня принимаешь? Нет, земного флота я никогда не боялся. Ему поразительно не везет на командующих. И нынешний – посредственность, мышь серая. Я его хорошо помню, служили вместе. Дальше уставов – ни-ни. А на войне устав даже солдату не всегда годится. Тем более командиру. Творческую мысль в сборник рецептов не запихнешь… Вот у твоей Службы космической безопасности тоже наверняка есть уставы. Скажи, часто им следуешь?
– Не особенно, – честно признался я. – Но не равняй войска и спецслужбу. У нас во всем, кроме чинопочитания и еще некоторых моментов, даже поощряется выходить за их рамки. Специфика…
– Хоть буду знать, что существуют разумные структуры.
– И все-таки зачем тебе огромный флот? – вернул я разговор в прежнее русло.
Дробуш ответил не сразу, помедлил:
– Еще со времен драки у Корнефороса подспудно чувствовал, что геркулане не оставят нас в покое. Мечтал разыскать и прихлопнуть их гнездо в Галактике. А уж теперь просто руки чешутся… – Он стукнул по столу так, что подпрыгнули тарелки. – Надо же, как провели, сволочи! Убедили отколоть Тарг от Ассоциации, чуть со своими не стравили! И сыграли-то примитивно: на обидах, амбициях!..
– Ошибаешься, ловко сыграли, – заметил я, – профессионально. На самых чувствительных струнках. И не у тебя одного. Надо отдать им должное – тонко постигли людскую природу.
– Тебе виднее… Только мне от этого не легче. Если сейчас суждено победить, в лепешку расшибусь, доберусь до них… Понятно, зачем мне сильный флот?
– Куда ясней, – кивнул я и указал на жаркое: – Опять заболтались, стынет.
– Точно, – спохватился Дробуш. – Война войной, а заправиться не мешает. Когда еще придется…
Однако спокойно закончить обед нам было не суждено. Адмирала опять просили на связь.
– Кто? – спросил он адъютанта, стремительно поднимаясь из-за стола.
– Сразу два вызова: разведка и четвертая эскадра.
– Черт возьми! Не знаю, за что хвататься. – Мгновение он колебался. – Соединяй с разведкой!
Я тоже подошел к экрану и встал рядом с креслом командующего.
– У нас… непонятное… – слабо донесся сквозь треск помех голос командира разведки. Его изображение рябило и прыгало, слова то и дело тонули в шипении и свисте. – Противник… на месте, но детекторы массы зафиксировали… исчезло…
– Что со связью?! – обернулся Дробуш к адъютанту.
– Фильтруем сигнал: сильные помехи.
– Спасибо, объяснил! – бросил ему адмирал и, склонившись к микрофону, прокричал: – Как слышишь?!
– Плохо…
– Повтори донесение. Включаю анализатор.
Прошло не меньше минуты, прежде чем стал понятен смысл сообщения. Флот геркулан оставался на месте, однако детекторы массы зафиксировали, что за последний час некоторая часть кораблей исчезла. Немного, в пересчете на подразделения Дробуша не более половины линейной эскадры. Командир просил разрешения подойти к противнику ближе, чтобы определить точнее.
– Проспали! – гневно воскликнул адмирал.
– Никак нет. Передвижений у них не было… Я посоветовал командующему:
– Узнай, что на Тарге. Переключайся на четвертую эскадру.
Здесь со связью обстояло не лучше. С трудом поняли, что перед нами Берг, капитан «Зигфрида».
– …Ведем бой с противником… Командир эскадры погиб, я принял командование на себя…
Из дальнейшего выяснилось, как развивались события.
Астрий-генератор все-таки остановился, связь с Таргом наладилась, и, получив от Алана команду, группа кораблей эскадры начала бомбардировку производственной зоны. Покрывающий ее защитный экран оказался прочен, пробивался лишь отдельными массированными залпами. Но расчет был прост: на отражение обстрела расходовалась энергия, быстро пополнить которую было неоткуда: ее запасы сжег генератором Вэл. Как и предполагали, через некоторое время поверхность экрана стала быстро сжиматься с краев. И тут случилось непредвиденное. Из-под его покрова с поверхности планеты вдруг появились боевые суда геркулан и стремительной атакой уничтожили большую часть штурмующей группы. Одним из первых погиб корабль нового командира эскадры, того самого полковника, бывшего заместителя Сяо Мина. Уцелевшие вынуждены были прекратить бомбардировку, отступить под натиском превосходящих сил, но подоспела подмога, и в небе над производственной зоной начался бой. Капитан Берг сообщил, что против него действует уже не менее полуэскадры.
– Снимай с патрулирования все корабли, собирай в кулак и атакуй. У тебя будет почти двукратный перевес, одолеешь! – приказал Дробуш.
– Я распорядился… на сбор нужно время… К противнику все время подходят подкрепления, не только из зоны… появляются в пространстве, – едва расслышали мы его ответ.
– В любом случае постарайся возобновить бомбардировку. Держись, помощь будет! Как понял?
– Понял, продолжу атаки…
Простившись с Бергом, адмирал незамедлительно объявил тревогу, приказал флоту строиться в походную колонну и обратился ко мне:
– Что, Вет, генератор? Привет от Корша?
– От него или другого, но, несомненно, генератор.
– Но как же?.. Ведь этот парень, ученый, обещал…
– Видимо, не все знал. Был у них дополнительный источник энергии. К счастью, не особенно мощный.
– Почему, думаешь, не особенно?
– Когда б не так, они открыли бы пространственное окно и к Таргу из их мира пожаловала бы вся боевая армада. А его хватает только на переброску кораблей от туманности. Да и то не слишком быструю. Так что генератор не выдает и малой доли своих возможностей. Вот если они смогут выйти процентов на пятнадцать, нам конец…
– Веселенькая перспектива. А что со связью? Когда эта адская машина на всю катушку работала, мы с эскадрой и разведкой спокойно общались.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов