А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

От прилива веселья и восторга по поводу собственной, пусть несколько запоздалой, проницательности у него даже слезы на глазах выступили. – Уф! – Он утер их ладонью и поинтересовался: – Как же ты собираешься меня арестовывать? Думаешь, охрана позволит?
– Это мои люди, – невозмутимо ответила Рика. – Неужто помешают?
– Снаружи – да, – согласился Кузин. – От них мне помощи никакой. Но умная ты, хитрая, а не сообразила, что в доме может быть и кое-кто другой. Смотри! – Быстрым движением он сжал пуговицу на манжете, очевидно подавая сигнал тревоги.
Тотчас через скрытые двери в кабинет ворвались шестеро в мундирах службы безопасности и замерли, направив на Рику оружие. Одновременно уделили внимание и моей скромной персоне. Ввалившиеся в приемную два дюжих молодца кинулись на сонного адъютанта, не сомневаясь в легкой победе. Но вдруг разом обо что-то споткнулись, рухнули на пол и, даже не успев удивиться, погибли, сраженные дважды сверкнувшим кинжалом. Попытавшийся закричать секретарь получил по загривку и надолго уткнулся носом в стол.
– У меня все, – сообщил я Рике. – Обошлось без стрельбы.
– Видела, – ответила она. – А здесь шестеро.
– Считать умею. Когда начнем, первым делом урони своего приятеля-министра. Загораживает охранника у окна. И вообще, не дай бог, попадет под выстрелы. Ну что, приступим?
– Не спеши. Пусть этот серый недомерок покуражится. Послушаем. Может, сболтнет еще что полезное. Действуй только по моей команде!
– Слушаюсь, госпожа генерал. Продолжай наслаждаться приятным обществом.
Я подошел к двери кабинета и замер в ожидании.
– Все еще на что-то надеешься? – ехидно спросил Рику Кузин. – Напрасно. Твоим людям снаружи и в голову не придет поинтересоваться, куда ты делась.
Они знают, что в доме есть транспортные ворота: мало ли куда ты отправилась прямо из моего кабинета. Кстати, ты-то об этом не знала, что ли? Иль забыла? Подумать только! Не учла, что корпорация может негласно подкинуть мне охрану. Непростительная оплошность. Мы-то думали, гадали: жива, погибла? Если уцелела, что предпримешь? Откуда ждать неприятностей? А оно бон как повернулось: сама влезла в мышеловку! Откровенно скажу, не ждал от тебя такого подарка… – Кузин взял с блюда банан и неторопливо стал очищать. – Да ты присядь, угощайся. Только, как уж водится, оружие отдай. Мало ли, какое искушение глупое возникнет… Рика безропотно отдала энергатор подскочившему охраннику и села на прежнее место.
– Вот и хорошо, – сказал Кузин. – А теперь я на всякий случай кое-что проверю.
Он поднялся, подошел к экрану связи и послал вызов.
– Четвертая эскадра, дежурный слушает, – донеслось до меня.
Министр не представлялся, его знали в лицо.
– Соедини с командиром, – потребовал он. Минуту спустя Кузин закончил разговор и вернулся в свое кресло.
– Как говорится, комментарии излишни, – констатировал он и вновь обратил внимание Рики на фрукты: – Кушай, не стесняйся. Зря отказывалась: поди, боялась, отравлю? Напрасно. Ты нужна живой, бодрой.
– Зачем? – спросила Рика.
– Ты вот недавно заявила, что моя песенка спета и я отвечу на любые вопросы. Но раз вышло, что спета твоя, сама понимаешь, и отвечать тебе.
– И что же конкретно интересует?
– О, немного. Сущие пустяки… Для начала хотелось бы узнать, что ты со своим другом Ником задумала? Зачем я понадобился? Кроме того, не сомневаюсь, что, пускаясь в такую авантюру, вы предусмотрели возможность твоего провала, и разработали запасные варианты. Очень интересно, что будет делать Ник в одиночку. И вообще, где он скрывается? Я совсем не прочь встретиться с ним, как с тобой, – с глазу на глаз. Наверное, по мелочам возникнут и другие вопросы…
– Не пойму тебя. – Рика придвинула к себе блюдо с фруктами, выбрала большой сочный тогу и, откусив добрый кусок, с аппетитом стала жевать.
– Что ж непонятного? – спросил Кузин.
Но она лишь промычала, указав на набитый рот: подожди, мол, прожую – скажу.
Министру ничего не оставалось, как терпеливо ждать.
– Непонятны твои метания, – наконец ответила Рика. – То ты смеешься над моей недогадливостью – не учла возможность дополнительной охраны твоей персоны, то решил, что мы допускали мой провал, запасные варианты придумали. Так с кем имеешь дело, с дураками или умными? Выбери что-то одно. – Она усмехнулась и добавила: – Кстати, почему ты уверен, что я стану отвечать?
– В том, что здесь и сейчас, – абсолютно не уверен. Скажу больше: даже не питаю иллюзий.
– Тогда как же?
– Не волнуйся, создам обстановку, в которой ты как миленькая выложишь все.
– Собираешься пытать? – презрительно фыркнула Рика.
– Зачем так грубо? Тебя и пальцем не тронут, – хмыкнул Кузин и пояснил: – Наверняка знаешь, что во время штурма дворца мы захватили кое-кого из твоих приятелей и земную делегацию – людей, вовсе не безразличных твоему другу Нику. Все они живы-здоровы. Содержатся в нашей резиденции. Вот и допросим тебя в их присутствии. А если будешь молчать, станем этих несчастных на твоих глазах по одному расстреливать. Как, долго выдержишь?
– Ты не оригинален, – мрачно заметила Рика.
– А я и не претендую на первенство. Но, согласись, для подобных тебе метод эффективный. – Лицо Кузина исказила омерзительная гримаса. – Между прочим, место, где прячется Ник, вполне возможно, знает твой адъютант. Ты же, несомненно, доверяешь ему многие свои секреты. Мы обязательно возьмем его с собой и обстоятельно побеседуем… Что ж, не будем терять времени. Совсем заболтались. Пора навестить пленников. Поднимайся.
– Тут у нас с Ником спор возник, – проигнорировала его приказ Рика. – Проясни уж напоследок, не откажи…
– Что еще?
– Вхож ты в производственную зону или нет…
– Вон куда вы нацелились! – Кузин ухмыльнулся и извлек из кармана миниатюрный пульт. – Чтобы открыть переходный канал, достаточно набрать код пароля. Даже в корпорации немногие его знают, Я принадлежу к избранным. Другим эта область пустыни Ригой абсолютно недоступна. Ни с суши, ни с воздуха. Несколько твоих людей это поняли, но, к их огорчению, слишком поздно.
– Так уж недоступна? – недоверчиво усмехнулась Рика. – Чего ж ты испугался, когда поверил, что туда идет флот?
– Ну, ты хватила! Поневоле содрогнешься. Какой защитный экран выдержит такую огневую мощь? Я говорю о не в меру любопытных… Ну, кажется, удовлетворил твое любопытство, пошли.
– Прожевать хоть дай. Сам фруктами угощал.
«Молодец Рика! Не зря приказала ждать. Теперь у этого негодяя и выпытывать ничего не надо. Не отвертится!»
– Внимание, Вет! – донесся ее призыв. – Готов?
– Прямо зуд в руках!
– Разберем противников. У рабочего стола, под картиной и Кузин – мои. Остальные – сам понимаешь. Обрати особое внимание на того, что у портьеры. Сейчас как раз на него смотрю. Для выстрелов от двери он недосягаем.
– Заметил.
– Рекомендую диагональный перекат в три оборота со стрельбой накрест. Достанешь всех. Впрочем, решай сам.
– Спасибо за доверие, – не удержавшись, съязвил я.
– Начали! – скомандовала она.
В то же мгновение, толкнув дверь, я ворвался в кабинет.
С грохотом повалился на пол Кузин, опрокинутый Рикой вместе с креслом. Покатились по столу фрукты: моя подруга вырвала из-под них тяжелое хрустальное блюдо и, метнув его, поразила в голову ближайшего охранника. Он еще падал, когда она, перепрыгнув через стол, вырвала у него энергатор и застрелила второго, у рабочего стола министра.
Все это я отметил мельком, потому что сразу с порога сам открыл огонь. Только мне ведомо, чего стоило побороть искушение в первую очередь прикончить мерзавца Кузина. Но, к сожалению, интересы дела требовали сохранить ему жизнь, и пришлось обуздать праведное желание и заняться переодетыми «черными», уложив первым же выстрелом охранника у окна. В глубине души у меня даже шевельнулась что-то вроде жалости к ним. Рисковать головой за такого негодяя! Но в следующую долю секунды звучание сочувственной струнки испарилось: трое уцелевших громил пустили в ход свои энергаторы. Кое-что эти ребята умели, и реакция у них была приличной, но точность стрельбы в экстремальных условиях по нестандартно передвигающемуся объекту хромала на обе ноги. Рика, как и было оговорено, расправившись со своими противниками, вышла из боя – укрылась за массивным министерским столом и предоставила мне полную свободу действий.
Сделав прыжок-сальто, я оказался посреди кабинета точно на прямой между двумя «черными». На мгновение замер и тут же ушел в боковой перекат. Оба охранника продемонстрировали равную глупость: одновременно выстрелили и поразили друг друга. Нельзя стрелять, когда на траектории поражения свои! Не учили их, что ли, азам?! А вот последний, у транспортных ворот, наверное, считал себя умнее товарищей: отступил в тень ниши и хладнокровно прицелился. Но не стрелял, ждал, пока я прекращу движение, чтобы поразить наверняка. Наивно полагал, что до того ему ничто не угрожает. И правда, Рика его не видела, а мне в перекате вроде бы было не до стрельбы. И энергатором я действительно не воспользовался. Завершив очередной оборот, метнул кинжал. «Черный» получил последний в своей жизни урок.
Поднявшись, я выдернул из груди поверженного противника оружие и отер о его мундир кровь с клинка. Так с кинжалом и подошел ко все еще валявшемуся на полу Кузину, возле которого, подобрав оброненный им пульт, уже стояла Рика.
Министр тихо скулил, то ли от страха, то ли от ушиба при падении. Но выяснять причину мы и не подумали. Для начала я с удовольствием пнул его в бок. Жаль, что как следует было нельзя.
– Ну, ты, пугало, вставай! Хотел меня видеть, так вот я. Явился по первому зову!
Никакой реакции.
Тогда я взял его за шиворот и кинул в поднятое Рикой кресло. Проговорил:
– Нечего валяться. Так гостей не встречают. Тем более желанных.
– Го-господин г-генерал, в-вы м-меня… убьете? – заикаясь, проблеял Кузин, с ужасом глядя на мой кинжал.
– Испытываю неодолимое желание, – сообщил я. – Но маленький шансик выжить у тебя есть.
Министр с готовностью вскинул глаза и несколько приободрился.
– Что я должен сделать? – уже без заиканий подобострастно спросил он.
– Откроешь переходный канал в производственную зону и пойдешь с нами.
– Но это равносильно гибели…
– Трогательная забота! – вступила в разговор Рика. Не волнуйся за нас. – По ее губам скользнула недобрая улыбка.
– Я за себя боюсь, – без смущения откровенно признался Кузин. – Вас попытаются взять или уничтожить. Понятно, и мне не уцелеть. Либо вы меня убьете, либо свои… Может, поступим иначе? Про корпорацию я знаю все и готов ответить на любые вопросы. Полная безопасность, и ходить никуда не надо.
– А что? – мысленно спросила меня Рика. – Давай кое о чем расспросим. А потом проверим.
– Ни в коем случае, – ответил я. – Он поймет круг наших интересов. А это крайне опасно: кто знает, как в зоне сложится? Вдруг ухитрится сбежать?! Не допускаешь?
– Верно, – согласилась она и заявила Кузину: – Хоть ты и боишься за свою шкуру, но рискнуть придется. Нам любопытно взглянуть собственными глазами на вашу заповедную область. На месте решим, что спрашивать. А у тебя будет сильный стимул отвечать правду и сделать так, чтобы нас не раскрыли. Цена – жизнь.
– Я вас не поведу, – уперся министр. – Это безумие, верная смерть! – Внезапно он расхрабрился: – И меня вы не убьете: нет у вас никого другого, кто способен дать разъяснения!..
– Ничего, в крайнем случае обойдемся. Сам проболтался, что ты не единственный в кругу осведомленных. Понадобится – до Корша доберемся, или еще кого-нибудь найдем. Мы же профессионалы, и, замечу, очень хорошие: до генералов дослужились. Это я к тому, что ты не оставляешь нам выбора. Если отказываешься, не взыщи – вынуждены будем тебя убрать.
– Ну-ка, выкладывай пароль переходного канала! – неожиданно вмешавшись, Рика резко встряхнула Кузина.
Министр затравленно взглянул на нее, но промолчал.
– Спасибо! – поблагодарила его она и подмигнула мне: – Думаю, теперь код нам известен.
Кузин непонимающе вытаращил глаза, а Рика пояснила:
– От внезапности моего требования ты наверняка непроизвольно вывел пароль в сознание. А вот этот приборчик, – она продемонстрировала зажатый в кулаке маленький цилиндр, – называемый психограф, очень хорошо умеет расшифровывать его биоимпульсы. Жаль у меня ничего похожего не было – давно бы всю вашу корпорацию вывела на чистую воду. Спасибо, Ник раздобыл. Вообще биоприборы – вещь полезная…
Она не договорила. С неожиданной прытью Кузин попытался вырвать у нее психограф, но Рика, едва шевельнувшись, хлестким ударом по физиономии отбросила его назад в кресло. Как ни в чем не бывало произнесла:
– Предупреждали, ведь: с нами шутки плохи. Погиб бы ты в своей таинственной зоне или нет – вопрос, но сейчас подохнешь – точно! Больше ты нам не нужен.
– Вы способны убить безоружного?!
– Такого негодяя – с превеликим удовольствием! – Я поднял кинжал и приставил его к горлу Кузина.
– Стойте! – прохрипел министр. По его лицу градом катил пот. – Я все сделаю…
– Другой разговор. – Я отвел клинок и сказал Рике: – Отдай ему пульт, пора открывать переходный канал.
– Минуту, Вет. Прикажу своим ребятам забрать секретаря и уходить: пусть «черные», если хватятся этого мерзавца, поломают голову, что здесь случилось. Ну и переодеться нам не мешает. Постереги его, пока хожу.
– Давай, только быстро.
…Когда все было готово, Кузин направил пульт на одну из стен. За сдвинувшейся в сторону панелью матово блеснула поверхность транспортных ворот. Набрав на приборе сложную комбинацию, министр поднес его к губам и что-то шепнул.
– Ну вот, – сказал он, – канал открыт!
– Вперед! – подтолкнула его Рика.
Министр в сопровождении двух охранников ступил в производственную зону корпорации.
Я щеголял в где-то добытом Рикой лейтенантском комбинезоне «черных».
VI
Транспортные ворота закрылись за нами без каких-либо дополнительных приказов.
– Смотри! – мысленно обратила мое внимание Рика. – Переход-то односторонний. Значит, на выход работает другой канал. И пароль у него наверняка иной. Наш друг об этом умолчал.
– Только ли об этом?.. – откликнулся я, осматриваясь.
Мы находились в маленьком пустом павильоне. Со всех сторон сквозь огромные, чуть ли не во всю стену, окна свободно проникал яркий дневной свет. Невидимый, высоко стоявший Шадар резко очерчивал на полу тень от карниза крыши. Куда ни брось взгляд, до самого горизонта простиралась знойная, безжизненная, плоская, как стол, пустыня. Ни единого бархана, ни единой складки среди белесо-желтых песков. Глазу не за что зацепиться!
– Удивительно ровная поверхность, – заметила Рика.
– Ага, – согласился я. – Похоже, над этим специально потрудились. – А вслух спросил Кузина: – Куда дальше?
– В пустыню.
– Что, пешком? Или подождем попутного каравана? У вас, поди, верблюды в достатке, а ты по совместительству – погонщик-бедуин! Интересно, сколько дней пути до ближайшего оазиса?
– Думайте что хотите, но придется пересечь пески. Я проведу, тут часа два ходу.
– И ты сам каждый раз вот так…
– Да. Что поделать? Лишний способ защиты от проникновения посторонних. Если не знать, куда идти, неминуемо погибнешь…
Конечно, я не верил ни единому его слову, но решил не спорить, посмотреть, что будет дальше.
– Что ж, веди.
Кузин, а за ним и мы направились к выходу.
– Подожди-ка, – опередила министра Рика и, взявшись за ручку, сама приоткрыла дверь и выглянула наружу.
В павильон волной ворвался горячий воздух.
– Жесткое излучение, Вет! – тут же сообщила она по биосвязи. – Не более пяти минут безопасного пребывания при полной мобилизации защиты!
– А ты рассчитывала на бескорыстную помощь своего приятеля? – усмехнулся я. – Не подавай виду. Пусть выходит первым. Понаблюдаем.
– Напрасно опасаешься, – заявил Кузин Рике. – Кому тут быть? Неприятности с охраной начнутся, когда дойдем до места. – И он, отстранив мою подругу, смело ступил в песчаное пекло. Сделав несколько шагов, обернулся. С издевкой спросил: – Что, испугались? Боитесь, заведу не туда? Иль вспомнили про неотложные дела и решили повременить с экскурсией в корпорацию. Смотрите, другого случая может не представиться!
Мы едва сдерживали изумление. При таком высоком уровне радиации неподготовленный человек через несколько секунд хватил бы смертельную дозу, а через полминуты уже лежал бы без сознания. Однако Кузин как ни в чем не бывало усмехался и манил нас за собой.
– Неплохо тренирован парень! – заметил я Рике. – Что бы это значило?
Она не ответила: во все глаза смотрела на живого и невредимого министра.
– Ладно, – предложил я. – У нас с тобой еще минуты четыре. Потешим его душу: сыграем опять не большой спектакль.
– Сыграем. – Рика вслед за мной вышла из павильона.
Мне не раз доводилось бывать в пустынях, но впервые я шел по такому песку: он столь крепко слежался, что на нем даже не отпечатывались следы. Полное ощущение, что ступаешь по твердой поверхности.
– Ну, пошли, – сказал я, приблизившись, Кузину. – Только поторапливайся. Неохота лишнее время торчать на такой жаре.
Теперь уже министр пристально наблюдал за нами, и мы не обманули его ожиданий. Первой, негромко охнув, повалилась Рика.
– Что с тобой? – Я обернулся, сделал было шаг к ней и вдруг рухнул сам.
– Допрыгались, умники! – злорадно вскричал Кузин. – В производственную зону им захотелось! Предупреждал ведь: не суйтесь, погибнете. Не послушали – теперь расхлебывайте.
Он ударил меня носком башмака и, не услышав даже стона, удовлетворенно хмыкнул. Переступил мое тело и склонился над Рикой. Быстро обшарил карманы ее комбинезона, нашел свой пульт и пошел прочь. Но через несколько шагов пропал из виду! Как растворился.
От изумления я тряхнул головой и протер глаза.
– Быстрее! – вскочила на ноги Рика. – За ним!
– Куда?
Но она уже тянула меня в направлении, в котором исчез Кузин.
Чудеса, да и только: вдруг прекратилось воздействие жесткого излучения; вместе с померкшим над головой жарким Шадаром исчез пейзаж странной пустыни. Все это оказалось лишь искусной световой мистификацией.
– Узнаю фокусы Вэла, – услышал я Рику. – Помнишь танец света на приеме в корпорации? Эта штучка сродни. Похоже, только что мы с тобой благополучно миновали фильтр при транспортных воротах. Вот почему Кузин так легко согласился провести нас в зону – надеялся, погибнем от излучения… Смотри! Вон он! – Она толкнула меня в тень.
Мы находились в обширном, тускло освещенном зале. В его центре будто клубился светящийся туман, в стенах угадывались контуры дверей. Министр направил пульт на одну из них, и, когда она сдвинулась, скрылся в темном проеме. Мы бесшумно скользнули следом. В конце короткого коридора увидели еще одну распахнутую дверь, и, подкравшись, осторожно заглянули за порог. Большую часть одной из стен маленького кабинета занимал экран. Под ним располагался обширный пульт, за которым спиной к нам сидел Кузин.
Экран ожил. На нем возник президент корпорации Арчибальд Корш собственной персоной.
Кузин издал несколько непонятных гортанных звуков, похоже, приветствуя собеседника.
– Что за язык? – мысленно спросила меня Рика. – Часом, не русский?
– Сильна ты в лингвистике! – оборвал я. – Не мешай, дай послушать!
Но напрягать память не пришлось – Корш ответил на интерлинге:
– Привет! Что у тебя? Но не забывайся, говори обычно. Не ровен час – подслушают.
– Если ты такой осторожный – пожалуйста, – молвил Кузин. – Но опасаться нам больше некого. Можешь дать охране отбой. Пусть снимают свои ловушки и засады: Афи погибла. И ее приятель Ник тоже!
– Приятно слышать!.. Только откуда такая уверенность? Мы и раньше предполагали, что они остались под обломками дворца, но я бы не спешил числить их мертвыми. Это крайне опасные люди…
– За кого ты меня принимаешь? Стал бы такое говорить, не зная наверняка?! Короче, оба лежат в радиационном фильтре. И все лавры победы – мои! – Министр самодовольно рассмеялся.
– Как они попали в зону?! Неужто открыли секрет перехода?
– Ну, прямо. Я провел.
– С ума сошел!
– Интересно, как бы ты поступил? Они очень убедительно просили – приставили нож к горлу. Согласись, в таких условиях трудно отказать… А?
Корш промолчал.
– Чем я рисковал? – продолжал Кузин. – Они были в обычных комбинезонах и, понятно, обречены. Да и какой скафандр такое излучение удержит? Специально же настраивали, чтобы никто не проник! Так зачем умирать геройской смертью. Проще прикинуться трусом… Между прочим, наше счастье, что Земля поздно спохватилась. Подкинь она раньше агентов такого класса – погорели бы мы.
Теперь усмехнулся Корш:
– Скорее это наша заслуга. Да и Афи помогла.
Я заметил, как сверкнули глаза Рики. Будь Кузин приличным человеком, за него в пору было испугаться. Корш-то далеко, а этот под рукой!
– Ну, ладно, – сказал Кузин. – Хорошо все, что хорошо кончается. Трупы наших приятелей смотреть будешь?
– Не болтай глупостей. Раз уж ты все равно там, навести ученого. – Корш опять хмыкнул. – Поинтересуйся, как идет подготовка эксперимента. Проконтролируй.
– Без тебя не соображу, – огрызнулся Кузин. – Часы пущены – сам собирался. Все. До встречи. Отсюда отправлюсь прямо к тебе в резиденцию.
Они простились. Министр сейчас же послал новый вызов.
В этот раз на экране появился светловолосый бородатый молодой человек. Кивнув на приветствие, он весьма нелюбезно осведомился:
– Чего тебе?
– Ничего особенного, Влад. Интересуюсь, как дела. Хочу зайти.
– Крайне некстати, Антон. Отлаживаем аппаратуру после пробного сеанса. На разговоры времени нет.
– Ты, я смотрю, один. А помощники где?
– Говорю же, идет настройка! Все при деле, – с нотками раздражения пояснил Вэл.
– Ну, так я просто поприсутствую. Любопытство гложет. Обещаю, буду нем как рыба, – просительным тоном промолвил Кузин.
– Валяй. Но не жди чего-то особенного: обычные рабочие моменты.
– Спасибо! – Министр даже вроде обрадовался разрешению. – Сейчас спущусь.
Он отключил связь и поднялся. Но и двух шагов ступить не успел, как сзади на него налетела Рика.
– Тварь поганая! Размечтался! Погибли мы! – негромко молвила моя подруга, сильно, звонко хлопая Кузина по ушам.
Тот взвыл, схватившись за голову. Но Рике этого показалось мало, и она, не спеша, присовокупила несколько крайне болезненных ударов. Вой министра перерос в поросячий визг и внезапно оборвался хрипом. Он согнулся пополам, ноги подкосились, но упасть Рика не позволила, ухватив его за шевелюру на затылке. Похоже, она собиралась добавить еще, но вмешался я:
– Хватит! Чего доброго, сдохнет!
Она с сожалением уронила Кузина на пол.
– Ничего с ним не случится! Это наука на будущее. Сейчас очухается.
Кузин ловил ртом воздух. Его широко открытые глаза в ужасе были устремлены на Рику.
– Давно с тобой хотела вот так разобраться, – сообщила она. – Это тебе последнее предупреждение. Еще один фокус, и приглашай друзей на похороны.
Используя шоковое состояние министра, я приподнял его и спросил:
– Где мы находимся?
– Над главной шахтой.
– Сколько их всего?
– Семь.
– Куда ты собрался идти?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов