А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Ничуть. Вопрос лишь в том, насколько у вас хватило бы сил. Я обратил внимание, как вы гоняли шары импульсами биополя.
– Надо же, наблюдательный! Ну, гонял… И что дальше?
– Дело в устройстве генератора, – пояснил Вэл. – Чтобы создать астер-луч, семь его башен-излучателей направленно активизируют астрий в недрах Тарга. Причем действуют строго синхронно. Малейший разнобой вызовет сильные напряжения в коре планеты и приведет к землетрясению, которое разрушит массивные конструкции излучателей. Только мозг, контролируя процесс, способен не допустить катастрофу. Пока шары свободно сталкиваются между собой и со стенками, он сохраняет нормальную структуру информационного обмена и обеспечивает согласованную работу башен. Теперь понятно, чем грозит ваше вмешательство? Что произойдет, если препятствовать соударению шаров со стенами?
– Порадовал, – отозвался я. – Веселенькая перспектива – оказаться под развалинами… К счастью, есть другой способ достигнуть того же эффекта. Слушай, а мы успеем уйти от землетрясения после взрыва координатора?
– Должны. По моим оценкам, час с небольшим у нас будет.
– Надеюсь, ты не ошибся…
В центре управления, оставшись за старшего, в одиночестве скучал Дэн. Остальные агенты, на случай появления противника, охраняли внешние коридоры.
– И как мозг-координатор? – спросил он, поднимаясь с кресла, которое недавно занимал Корш.
– Сходи посмотри. Впечатляющее зрелище, – разрешил я, а Вэлу указал освободившееся кресло: – Садись, пообщайся с мозгом. Жить ему осталось не долго. Может, узнаешь что-нибудь любопытное напоследок…
– С ним бы основательно разобраться, – посетовал ученый, устраиваясь у пульта, – сколько бы тайн открылось! А, чего там… – Его пальцы забегали по клавиатуре.
На экране замелькали сменяющие одна другую картинки. Моему пониманию они были недоступны, но в отношении Вэла и гадать не приходилось. Блеск его глаз выдавал крайнюю степень заинтересованности.
– Кто мог подумать? Такая сложная техника и никак… – пробормотал он и посмотрел на меня. На его лице читалось совершенно не соответствующее обстановке выражение гордого самодовольства. – Представьте! Эта грандиозная машина тщательно анализировала каждый пробный сеанс работы, когда я выводил генератор на полную мощность, но так и не поняла, как мне это удается! Специальная программа предписывала мозгу-координатору не препятствовать мне, хотя такие режимы для него запредельны. Я думал, только мои ассистенты не справляются. Оказывается, и он тоже. Видимо, принципы мышления геркулан несколько отличаются от наших: не по зубам им понять нюансы, которые люди улавливают без труда…
– В науке – может быть, а наши житейские амбиции они постигли тонко. И сыграли на них блестяще, – усмехнулся я. – Только ты, по-моему, не то смотришь. Все это любопытно, но бесполезно и несвоевременно. Какие-нибудь научные факты почерпнул бы…
– Смотрю что могу! – огрызнулся Вэл. – Не ко всякой информации быстро ключи подберешь. Активизирован блок программ генератора, вот в него и удалось влезть.
– И ничего другого там не высмотрел?
– Почему? Убедился, что был прав. Генератор сейчас действительно загружен процента на два и питается от защитного экрана. Но, главное, как только над зоной не останется наших кораблей, мозгу предписано без дополнительных команд открывать пространственное окно… Конечно, отменить эту программу можно, но сколько времени уйдет – не представляю. Тут разбираться и разбираться…
– Узнать бы, что сейчас с нашими кораблями? – перебил я.
– Это как раз не сложно: мозг непрерывно следит за ними. Вот, – Вэл указал на экран, – информация радара. Точки – наши корабли. Такие значки – корабли противника. Ничего утешительного: глазом видно, что соотношение сил еще больше изменилось в пользу геркулан…
Трудно было с ним не согласиться. Я обернулся на звук шагов. Вместе с остальными из прохода показался Алан.
– Все готово, – доложил он. – Можно взрывать.
– Хорошо! – сказал я и потянул Вэла от пульта. Ученый машинально погасил экран и поднялся.
…Как только люди на почтительном расстоянии от зала укрылись в боковых коридорах, Алан нажал кнопку дистанционного взрывателя.
Башню сотряс резкий тяжелый удар. Вслед за этим ее тело завибрировало. После второго, более мощного удара вибрация переросла в крупную дрожь. Покатился, нарастая в звуке, низкий глухой рокот.
– Кабы нас самих не прихлопнуло! – донес биопередатчик мысль оказавшегося рядом со мной Дэна. Агент с опаской посматривал на зримо колеблющийся потолок. – Еще дальше надо было драпать!
Затаив дыхание, все ждали заключительного, самого сильного удара. Но напрасно: через несколько минут все, улеглось и истаяло. Тройной резонансный взрыв оборвался перед решающей фазой…
Недоумевая, почему не сработал последний заряд, все, кто закладывал взрывчатку, кинулись к залу мозга-координатора.
В центре управления, невзирая на два прогремевших рядом мощных взрыва, продолжало работать освещение и вопреки ожиданиям каких-либо катастрофических разрушений не было. В глаза бросились лишь несколько трещин в стене за покосившимся экраном да небольшой рухнувший фрагмент потолка.
– Крепкий домик! – заметил Алан. – Посмотрим, что в зале.
Все углубились в коридор. Однако на повороте застряли: уперлись в несколько выпавших из стен крупных блоков. Расстреливать их не рискнули – мог произойти новый обвал, – вызвали подмогу. Пока агенты расчищали путь, мы с Вэлом вернулись в центр управления и взялись спешно смахивать с пульта мелкий щебень. Наконец ученый коснулся клавиатуры. Покореженный, с отколотым краем экран матово засветился.
– Ну?.. – спросил я.
– Пока ничего, – ответил Вэл, наблюдая за индикацией. – Аппаратура исправна, но координатор на диалог не выходит… Радоваться рано: посмотрим, что с башнями-излучателями. Вот, если отметим начало рассогласования, тогда… – Не закончив фразу, он ввел запрос. – Подождем. Минут через десять станет понятно…
Ожил биопередатчик: Алан передал, что завал перед залом разобран.
– Пошли, – предложил я Вэлу. Но он обронил:
– Хорошо, что экран уцелел. Раз взрыв не завершился – только ему можно верить. Даже развалины ничего не скажут. Хотя, конечно, пусть ребята взглянут…
– Идите без нас, – ответил я Фоггу. – Доложишь…
Контрольные минуты истекли. Мозг никак себя не проявлял. Ничего не сообщали и ушедшие в зал. Однако излучатели генератора продолжали синхронную работу.
Вполголоса проклиная все на свете, Вэл бегло манипулировал клавишами пульта. Тем временем я попытался связаться с Аланом. Не получив ответа, повторил вызов на общей волне. Тишина.
– Нужна помощь, господин генерал? – услышал меня Дэн. Он по-прежнему командовал охраной коридоров.
– Занимайся своим делом! Надо будет – скажу!
Я направился было в зал, но вскрик за спиной заставил обернуться.
Вэл указывал на экран:
– Мозг-координатор действует!.. – Подавив волнение, он взял себя в руки: – Похоже, работает в аварийном режиме: заблокировал все внешние контакты и полностью сосредоточился на программе пространственного окна. Она на глазах активизируется. Секунду… – Ученый что-то переключил на пульте. Бросив взгляд на появившееся изображение, хриплым, лишенным интонаций голосом сообщил: – Наших оттеснили от центра зоны. Кораблей почти не осталось. Держится только малая группа на периферии со стороны Виарры. Наверное, там их еще поддерживают уцелевшие зенитные батареи…
Наше внимание привлекло шарканье со стороны прохода в зал. На пороге показался маленький агент, опередивший меня во время атаки на роботов. Еле передвигая ноги, он тащил на себе Алана.
Сорвавшись с места, я подхватил лейтенанта, осторожно уложил и, подняв забрало, заглянул в лицо. Фогг дышал, но был без сознания. Жизнь ему спас штурмовой комбинезон. Оплавленная на плечах и груди ткань свидетельствовала о воздействии страшного жара. Никакой другой защитный костюм не выдержал бы такого.
– Что произошло? Почему не сообщили? – повернулся я к агенту.
Однако он не мог и слова вымолвить. Уселся на пол, привалился к стене и, уронив голову на часто вздымавшуюся грудь, тяжко переводил дух. И его одежда хранила следы ожога.
Подоспевший Вэл расстегнул застежки и потянул с агента помятый сбоку шлем.
– Надо же, девчонка! – воскликнул ученый.
Это была Николь, дочь Рики. Прикрыв глаза, девушка жадно ловила ртом воздух. По щеке из-под слипшихся перепутанных волос сбегала струйка крови.
Я отодвинул Вэла и полез в карман за аптечкой, но меня опередил Дэн, все-таки явившийся вопреки запрету. Брызнув на рану зашипевшим снадобьем, он приложил тампон.
– Как она оказалась среди вас? – зло спросил я Дэна, пока он крепил повязку.
– Пришла с матерью, еще когда собирались штурмовать резиденцию корпорации. Потом сражалась на зенитных батареях. Ничем не уступала лучшим…
Николь разжала веки и, облизав пересохшие губы, громко, как плохо слышащие люди, сбивчиво проговорила:
– Мы были там. Видели шары и что-то непонятное… Алан хотел вам сообщить, но тут – лава огня… Халид успел толкнуть нас в коридор. Сам погиб. И все остальные… Никого вызвать не смогла: поврежден передатчик. А у Алана не нашла…
– Отдыхай, – легонько похлопал я ее по плечу. Обратившись к Дэну и Вэлу, приказал: – Оставайтесь здесь. Следите, буду передавать видеообразы. Может, что подскажете. – И, не мешкая, устремился в проход.
…Едва впереди замаячил просвет выхода, я замедлил бег и, подкравшись, заглянул в зал.
Значительная часть купола обрушилась. Но в уцелевшем пространстве как ни в чем не бывало продолжало свое хаотическое движение множество шаров. Другие неподвижно висели вокруг пульсирующего огненного бесформенного сгустка. От него к остатку сферического свода, будто ручей, играя искрами, тянулся узкий голубой рукав.
– Видишь? – спросил я Вэла.
– Да, – отозвался тот и мрачно изрек: – Теперь понятно…
– Ты о чем?
– О несостоявшемся взрыве. Мозг сумел трансформировать его энергию, удерживает ее полем шаров и постепенно рассеивает через стену. Чертова машина! И генератор запросто питает от защитного экрана, и вот это… Осторожнее, – добавил он, – участь ребят показывает, что эта тварь поняла опасность носителей биополя и огрызается…
– Вопрос – чем?
– Наверняка той же энергией взрыва. Смотрите, мозг почувствовал вас!
Своевременное предостережение! Шары, висевшие возле энергетического сгустка, слегка раздвинулись. Те, которые были дальше, будто по команде сменили направление движения. Между мной и сияющим облаком образовался свободный от шаров канал. В следующее мгновение по нему побежала огненная волна. Все эти эволюции совершались быстро, но мозг-координатор, защищаясь таким способом от опасного вторжения, выступал в несвойственной ему роли. Скорость моих реакций оказалась выше. Понимая, что в узком коридоре в моем легком комбинезоне не спастись – пламя разольется, догонит и накроет, – я ринулся в зал, в несколько прыжков преодолел открытое пространство и спрятался среди громоздившихся обломков купола. Когда вспышка померкла, прохода не существовало: его закупорили обвалившиеся конструкции. Путь к отступлению был отрезан.
В биоэфире наступило тягостное молчание.
Между тем мозг вновь обнаружил меня: шары начали раздвигаться. И вот тут я впервые всерьез испытал свои способности: ударами биополя стал загонять шар за шаром в расчистившийся было канал. Оказалось, это не особенно трудно. И огненного налета не последовало! Что ж, мне вполне по силам было противостоять угрозе изжариться заживо. Вопрос, долго ли?..
Бросив взгляд на сохранившийся фрагмент стены, продолжавшие соударяться с ним шары и струящийся к нему от сверкающего сгустка поток энергии, я живо вспомнил недавний разговор с Вэлом об уничтожении генератора.
«Видимо, другого выхода нет…»
Решение было принято. Хотелось лишь убедиться, что оно приведет к успеху.
– Влад! Как там наши корабли? – спросил я.
– Плохо. Координатор начал сокращать площадь защитного экрана. Программа пространственного окна заработала, – ответил ученый.
– Теперь смотри внимательно.
Я мобилизовался и веером биоимпульсов постарался отогнать от остатка купола налетавшие на него шары. Отдельные все-таки проскочили, но, несколько усилив воздействие, при повторном ударе мне удалось полностью исключить контакт. Мои биоресурсы были не безграничны, и приходилось думать об экономном, минимально необходимом их использовании. Конечно, дополнительные сложности создавал сам мозг. Он не оставлял попыток уничтожить меня. Я догадывался, как положить этому конец, но пока обстоятельства вынуждали повременить.
Минуло несколько минут единоборства, прежде чем Вэл сообщил:
– Определенно программа остановилась! – После паузы он радостно добавил: – И в работе излучателей появился разлад! Такими темпами вы справитесь с генератором меньше чем за час…
– Господин генерал! – вдруг вмешался Дэн. – С двух направлений роботы и с ними солдаты. Наши вступили в бой.
– Нашли все-таки! – ругнулся я. – А третий коридор?
– Пока свободен. Я снял кого мог. Сейчас попытаемся разобрать завал и помочь вам…
Он даже не представлял, в какого рода борьбу мне пришлось ввязаться.
– Отставить! – запретил я. – Поступишь иначе: соберешь оставшуюся взрывчатку, если не хватит – гранаты, и со своей стороны разрушишь уцелевшую часть прохода в зал. После этого немедленно уходите! Как понял?
– А вы?.. – в один голос спросили Стоев и Вэл.
– Выполняйте приказ! И поторапливайтесь! Учтите, пока вы здесь, ничего решительного предпринимать не стану…
…Глухо ударил взрыв.
– Ну, как? – спросил я. Несколько секунд молчания. Наконец:
– Кроме прохода, обвал в центре управления…
– Хорошо. Теперь марш отсюда. Бегом!
– Прощайте, господин генерал… – Интонации моих собеседников дрогнули.
– Не поминайте лихом… Дэн, увидишь Марику, скажи… – Я осекся. – Впрочем, не надо… Идите!
Некоторое время биосвязь транслировала внятные видеообразы. Слышались команды. Глазами Дэна я смотрел, как уносили раненых, среди них Алана. Рядом, опираясь на плечо Вэла, шла Николь. Поравнявшись с разбитым центром управления, люди неуклюже, отягощенными плазменными мини-пушками, руками брали под козырек. Панорама сменилась. Вместе с последними защитниками Дэн затаился в глубине коридора. У входа в центр управления показались четыре робота и солдаты пришельцев. Новый внезапный взрыв похоронил их под разбитыми плитами свода. Зал мозга-координатора замуровало на совесть.
– Молодец! – похвалил я своего агента и еще раз поторопил: – Ветер в спину!
Ребята ушли.
Никакая активизированная во мне боевая программа не смогла бы предотвратить острого укола накатившей тоски…
Усилием воли я стряхнул мимолетное оцепенение:
«Что ж, супермозг против суперагента! Человек против машины! Потягаемся!»
Наконец можно было осуществить то, что побоялся делать раньше. Тогда опасался за жизни находившихся неподалеку людей, а сейчас рисковал только собой. Зачастую это гораздо легче… Я замыслил разом освободить удерживаемую мозгом энергию взрыва. Рассчитывал, если повезет, мгновенно покончить с ним. А если нет, целиком переключить его внимание на самосохранение, отвлечь от всякой другой деятельности. В любом случае терять мне было нечего.
Здраво отдавая себе отчет в том, что это не игра со смертью, а сама смерть, я хладнокровно направил серию биоимпульсов на шары, сдерживающие сгусток энергии со стороны уцелевшего участка стены. Постарался очистить от них максимальную площадь. Какие мысли мелькнули в те секунды? Простился ли я с жизнью? Наверное. Зато отчетливо помню яростное желание напоследок увидеть расколотый в пыль остаток свода. Пусть на миг, но испытать восторг победы.
Катастрофы не случилось. Видимо, мозг-координатор, осознав меру угрозы, понял, что мне ничего не стоит раздвинуть шары, стерегущие сгусток, шире, и уже не пытался меня обстреливать. Наоборот, стремился плотнее прикрыть область, подвергавшуюся моему нападению. На место отброшенных биополем шаров вставали десятки других. Дошло до того, что они создали нечто вроде глубоко эшелонированной обороны. Одну за другой я рассеивал их хрупкие стеньг, но каждый раз встречал на пути удара следующую: шары приходили в себя и спешно занимали место в тылу. Меня это вполне устраивало. Ни о чем другом, кроме собственного спасения, мозг не помышлял. Ни один шар не стремился к своду, а значит, как говорил Вэл, информационный обмен и управление генератором были утрачены. Излучатели все больше рассогласовывались, и, хотелось верить, дело близилось к завершению.
Только бы не иссякли силы! Некстати будет…
Появились признаки усталости. В висках стучало. От непрерывного мелькания перед глазами кружилась голова. Я опустился на пол и, не замечая времени, наносил удар за ударом…
Сначала решил – показалось: уж слишком этого ждал. Но второй толчок проявил себя явственнее: из трещин заструилось мелкое крошево. Сомнений не осталось – давали о себе знать взбудораженные недра Тарга. Дальше пошло-поехало! Постепенно набирая размах, башня начала раскачиваться и скоро напоминала попавший в шторм корабль. Со всех сторон что-то противно скрипело, повизгивало, скрежетало. Уже не только пыль, крупный щебень сыпался сверху. Пол ходил ходуном.
Мозг-координатор будто опомнился. Некоторые из прикрывавших сверкающий сгусток шаров ринулись к остатку сферического свода.
– Спохватилась, глупая машина! Не по плечу тебе сразу несколько дел! – Прокричав мозгу, как живому, я, торжествуя, вскочил и вновь попытался выпустить на волю энергию облака.
Шары как миленькие опять бросились на его защиту.
– Ага! Заметался! Не знаешь, за что хвататься! Разгул стихии усиливался. Отчетливо ощущалась нараставшая мощь толчков. Башня шаталась так, что не устоять на ногах. Но проклятый кусок купола держался. И пока он не рухнул, мне необходимо было выжить. Чтобы раньше времени не угодить под какой-нибудь крупный обломок, я забрался в тесную нишу, оставшуюся от прохода в центр управления.
В очередной раз тряхнуло. Снизу вверх стену и свод расколола трещина, С оглушительным грохотом она расширилась, и в зал хлынул дневной свет.
«Еще чуть, и все!..» – мелькнула мысль.
И тут произошло невероятное.
– Вет! Ты жив?! Откликнись! – внятно прозвучал зов Рики. – Слышишь?.. Да ответь же! – В ее интонациях звучало отчаяние.
Первое, что подумал, – галлюцинация: говорят, в шаге от смерти человеческое сознание всякое может выкинуть.
«А может, новые фокусы координатора? Ухитрился войти со мной в контакт?!»
До меня дошло взглянуть на браслет биосвязи. Огонек-индикатор подтверждал прием на нашей с Рикой фиксированной частоте.
Машинально переключившись на нее, я пробормотал:
– Но тебя не может здесь быть…
– Успокойся, с твоей головой все в порядке… – радостно откликнулась Рика. – Слушай, на все вопросы отвечу, только прежде оставь мозг-координатор в покое. Он справится с землетрясением.
– А пространственное окно?
– Ему не открыть – над зоной полно кораблей. Я привела земной флот… Ради бога, не медли!
Поверив, что этот разговор не плод воображения, я ни о чем больше не спрашивал. Сделал, как она сказала.
Множество шаров рванулось к уцелевшим фрагментам свода. Однако мозг по-прежнему меня боялся: даже не помышляя о нападении, продолжал закрывать энергетический сгусток внушительным заслоном, что, несомненно, сильно замедляло его действия.
– Знаешь, – окликнул я Рику, – в моем присутствии эта машина работает плохо.
– Что делать?.. У транспортных ворот целая армия. Но пока так трясет, в башню не войти, не то что завал разобрать…
– А ты как же?
– Я не в башне. Пришла на «Стриже» сквозь защитный экран. Оказывается, с помощью моего бортового астрий-генератора такое запросто. Вэл подсказал.
– И молчала! – воскликнул я. – Здесь сквозная трещина, мне ширины хватит. Подгоняй гравилет!
– К какой? Тут их столько!
– Она на стороне, освещенной Шадаром. Дальше увижу тебя, наведу… Ах, черт!
– Что?
– Ты же меня из гравилета не услышишь. Биоволны-то он не пропускает!
Рика засмеялась:
– А сейчас как с тобой болтаю? Высунулась, рискую выпасть. Короче, жди, сейчас буду…
– Тебя мне Бог послал!
– Давно и навсегда, – тихо ответила она.
Пустыня Ригон с ее кошмарами осталась позади. Блаженствуя в мягком кресле, я произнес:
– Не представляю, как ты смогла так быстро вернуться с флотом.
– Моей заслуги тут нет, – отозвалась Рика. – От командующего узнала, что постарался кто-то из твоих влиятельных сослуживцев. Едва было получено сообщение о нападении на корабль с делегацией, флот получил приказ сосредоточиться у Камоса. Так что встретила я его быстро и в полной боевой готовности.
– Тогда понятно… Вот ведь как: вполне сам мог предвидеть. Но ты все равно молодец. Вовремя ко мне поспела.
– Тут вообще счастливые совпадения. Когда подошли к Таргу, заметила, что корабли пришельцев свободно проходят сквозь защитный экран. На планете нашла Егора…
– Жив парень?! – перебил я. – Потерял его из виду.
– Жив… Именно он остался командовать обороной зенитных батарей, когда вы ушли в зону. Ты с ним случайно разминулся.
– Ладно. Нашла Егора. И что?
– Только он успел рассказать, куда вы отправились, твой Дэн с Владом входят. Физиономии похоронные. Вместе стали думать, что делать. Я Вэлу о кораблях пришельцев: мол, почему экран зоны для них не преграда? А он и говорит, что, видимо, раздвигают они его бортовыми астрий-генераторами. Мне сразу в голову пришло попробовать на «Стриже». Никого с собой не взяла, побоялась угробить в случае неудачи. Но получилось. Остальное ты знаешь.
– Нет слов, повезло мне… – покачал я головой. Помолчав, спросил: – Николь видела? Досталось ей.
– Вроде обошлось.
– Девчонка – загляденье! Далеко пойдет. Только отчаянная чересчур. Внушила бы дочке, что работать нужно с оглядкой.
– Такой внушишь! Дурная наследственность.
– Стало быть, в тебя? – улыбнулся я.
Рика перевела взгляд с приборов управления на меня:
– Отчасти. Но в основном в отца.
Я замер, потеряв дар речи.
– С давних пор знаю, что иногда ты непроходимо туп, – усмехнулась она. – Но уж насчет Николь, надеялась, догадаешься. Возраст прикинешь или еще как… И похожа на тебя.
– Вот тут ошибаешься: вылитая ты, – растерянно выдавил я.
– Поинтересуйся у Алана, – подмигнула Рика. – Случайно подглядела: сравнивал два видеообраза – ее и твой… – После небольшой паузы она спросила: – Куда направимся? Скоро Виарра.
Я подошел к Рике, обнял ее и, не раздумывая, ответил:
– Куда глаза глядят… Во! – указал на обзорный экран. – Давай махнем к морю. Охота искупаться.
Она согласно кивнула.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов