А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Объясни!
Что у меня за язык? Со сколькими людьми он испортил мне отношения! Но идти на попятную было поздно.
– Тут и объяснять нечего – плохие это машины. Легко уязвимые. Любой хорошо обученный десантник без труда уничтожит их личным оружием. И не надо всех этих гравилетов и засадных орудий!
– Вот ты, – ткнул в меня пальцем министр, – носишь мундир десантника. Генерал. Значит, хорошо обучен. Продемонстрируй! Сможешь?
Дело пошло на принцип. Совсем зазнались они на Тарге. Мальчишество с моей стороны, конечно, но очень хотелось сбить с них спесь. Конечно, член делегации, переговоры, ответственность! Но ничего, это тоже форма убеждения: наглядный показ! Метод борьбы за мир. Хорошо, правда, жена не видит. Точно сказала бы, что я принял лишку…
– Без проблем! – ответил я адмиралу, поднимаясь из-за стола.
– Ты, оказывается, хвастун! – заявил тот. – Знаешь, что я не имею права тебе этого позволить. Официальный представитель…
– Брось! – перебил я. – Всегда сможешь списать на несчастный случай, если что. Принести соболезнования или как там… Войны уж точно из-за этого не будет. Но мне кажется – ты просто боишься, что я прав!
– Ах, так!.. – Дробуш побагровел.
– Да, так! Одолжи лучше свой энергатор. Он у тебя хоть заряжен?
– Не волнуйся. – Адмирал протянул мне оружие.
– Нужен еще комбинезон. Парадный мундир жалко… Дай свой на время, приятель, – попросил я солдата, подносившего закуски.
Через несколько минут в комбинезоне десантника я вновь стоял перед всей честной компанией.
– Итак, у меня два обычных пистолета-энергатора. Когда скроюсь за тем пригорком, выпускайте роботов.
– Сколько прикажешь?
– Всех пятерых, что были, и выпускай.
– Это убийство! – промолвил генерал-десантник. – Может, хотя бы отключим у роботов систему огня? Или вообще откажемся от этой бредовой затеи.
Последнее я пропустил мимо ушей. А насчет системы огня заметил:
– На ваше усмотрение. Мне все равно. Обещаю, что эти букашки и по разу не успеют выстрелить.
Коньяк и моя наглость окончательно вывели адмирала Дробуша из себя. Он вскочил и громко, раздельно произнес:
– Действуй! Но учти: роботы пойдут в боевом варианте. – И, обернувшись к своим, добавил: – Смотрите, наш коньяк превращает генералов Земной Ассоциации в гладиаторов! Надо иметь это в виду.
– Не уподобляйся моей жене, которая считает, что я и после рюмки пьян. Смотри внимательно, на бис повторять не стану.
Я подмигнул адмиралу, выбрался из бункера и неторопливо зашагал по высокой траве полигона.
Рисковал ли я? Безусловно. Но не более чем обычно, во время своих многочисленных прошлых приключений. Слишком уж очевидны были слабые стороны этих машин. Кроме того, конечно, действиями моими руководил умысел, а не пары коньяка, которые я постарался выставить на первый план, спровоцировав внешне глупую стычку с военным министром. Нехорошо, правда, что вот так пришлось задеть человека за живое. Но на что только не приходится идти в моей профессии? Никто из этих людей не знал, что под мундиром генерала-десантника, в котором я заявился на Тарг, скрывался генерал совершенно другого ведомства, Службы космической безопасности, которая по самой своей сути чрезвычайно любопытна, сует всюду нос и во всем любит полную ясность. В том, что Рика, единственная, кто знала правду обо мне, не раскрыла и не раскроет мое инкогнито, я не сомневался.
«Ничего, добавлю авторитета нашим десантникам в глазах этих зазнаек!» – усмехнулся я и залег за пригорком.
Роботы двигались цепью на расстоянии нескольких метров друг от друга. Они действительно напоминали больших черепах. Впереди поблескивали несколько глаз-объективов. По бокам выступали стволы энергаторов. Раздвинув траву, я приподнял голову и наблюдал за приближением машин. Еще в бункере стало понятно, что у этих роботов не было биолокаторов. Довольно крупные зверьки, в панике снующие в траве, совершенно их не интересовали. Не обстреливали они и камни. Набор объектов поражения, похоже, был жестко зафиксирован в электронной памяти, и только их распознание служило сигналом к открытию огня. Я обратил внимание, как они расстреливали внезапно появляющиеся манекены людей до грудной фигуры включительно, и совершенно спокойно проходили мимо разлетевшихся обломков. Так что бедной моей голове ничто не угрожало. Она вполне сходила за зверька или камень. Правда, была одна неприятность: эти твари видели в инфракрасном диапазоне. Поэтому просто отлежаться, пропустив их рядом было невозможно. Они узнавали человека по спектру теплового излучения. И тут уж не жди пощады. Но тело мое было скрыто пригорком, а подпускать их вплотную я не собирался. Вообще эти роботы оптимально чувствовали себя во время огневого сопротивления. Вступала в действие жесткая программа. При прямых попаданиях они защищались отклоняющим полем, мгновенно, по направлению поражающего луча, фиксировали точку выстрела и били в ответ. Практически без промаха. Однако при каждом таком попадании роботы теряли много отнюдь не безграничной энергии поля, и, если луч ударял рядом, они, экономя ее, прыжком уходили из зоны обстрела, анализируя в полете положение цели, которую поражали только после приземления. Большую часть этих принципов я уяснил еще во время испытаний аналогичных машин на Земле, а здесь лишь отметил кое-какие особенности поведения местных экземпляров.
Метрах в пятнадцати от меня роботы замедлили ход, вероятно, уловив следы характерного человеческого теплового излучения. Приблизившись еще немного, остановились совсем, изготовились к поиску. Момент, который я выжидал, наступил! Все дальнейшее свершилось в несколько секунд. Не поднимаясь, я бегло сделал пять выстрелов, ударив лучами в непосредственной близости от каждого робота, но, не задев никого из них. Глупые машины, повинуясь своей программе, взмыли вверх, и это был их конец. В моих руках заработали энергаторы, поражая энергетические блоки роботов, защищенные снизу лишь тонким листом металла. Раздалось пять взрывов. В траву упали дымящиеся обломки. Пнув один из них, я сунул за пояс энергаторы и направился назад к бункеру.
При моем появлении никто не проронил ни слова. Все еще стояли у амбразуры, созерцая догоравшие останки боевых машин. Я подошел к столу, налил себе рюмку, выпил. Подцепил вилкой кусок мяса и, прожевав, спросил:
– Комментарии излишни? Гладиатор победил диких зверей.
Первым подошел ко мне генерал-десантник и молча пожал руку. За ним остальные военные чины. Последним – министр.
– Прости за хвастуна, Вет. Глупо все вышло… Я действительно не имел права тебе этого позволить. Проклятый коньяк! Слово за слово…
– Пустое. Я тоже тебя крепко задел, извини… Зато знаешь теперь, что машины – дрянь! К тому же невелик был риск: я не из тех, кто очертя голову – в омут. Еще во время демонстрации понял, в чем их слабость. Умение быстро оценить уязвимость противника – главное качество десантника. Я и солдат своих учу этому в первую очередь. Да, возьми свой энергатор.
Адмирал Дробуш убрал оружие в кобуру. Вновь подошел к амбразуре, некоторое время смотрел на опустевший полигон, где из травы в некоторых местах все еще поднимались слабые дымки. Потом спросил:
– И ты хочешь сказать, что любой из твоих солдат смог бы проделать это не хуже?
– Надеюсь, – улыбнулся я. – По существу, дело нехитрое: наблюдательность и ловкость.
– Не скромничайте! – неожиданно вступил в разговор своим густым басом лопоухий коротышка. До этого он держался как-то в тени, а сейчас подошел ко мне. – Думаю, вы потому и генерал, что способны на нечто большее, чем обычный солдат! – Он широко улыбнулся.
– Отчасти и поэтому. – Усмехнувшись, я поблагодарил его легким поклоном за комплимент.
– Ты, Карл, представил гостю всех своих военачальников, а про меня забыл! – со смешком бросил он министру. – У вас, военных, всегда такое отношение к мирным людям!
– Это ты-то мирный?! – хмыкнул Дробуш. – Ну ладно, ладно, прости, Арчи. – И официально познакомил нас: – Арчибальд Корш, президент корпорации «Гром» – генерал Вет Ник, полномочный военный представитель Земной Ассоциации.
Коротышка-президент важно пожал мне руку. Я в ответ даже прищелкнул каблуками. Затем заметил:
– Наслышан про вашу корпорацию. Но думал, что вы занимаетесь только астрием. Не боитесь мне, военному представителю, раскрыть страничку своей деятельности, которую многие предпочитают держать в секрете?
– А, генерал, – махнул рукой Корш, – шила в мешке не утаишь. Рано или поздно Ассоциация все равно узнала бы про наши военные программы. Кроме того, оружие собственного производства мы собираемся продавать совершенно легально, а тут уж какие тайны! Другое дело наши разработки – их мы, действительно, не афишируем. Астрий был и остается главным направлением корпорации, но почему бы не заняться и другими, если выгодно?
– Но для столь серьезного дела необходимы база, опыт…
– Кое-что есть. – Он хитро улыбнулся. – Не на пустом же месте возник наш боевой флот. Правда, тогда, выполняя заказ правительства, мы лишь копировали корабли Ассоциации. Но сейчас уже и сами кое на что способны.
– Ну, ваши нынешние образцы пока далеки от совершенства. – Я кивнул на догорающие обломки.
– Увы, не все сразу. Правда, до сегодняшнего дня мы думали иначе… Но, хоть мне и стыдно за выходку Карла, который заставил вас так рисковать, я благодарен вам за столь наглядный урок. Мне хочется как-то загладить возникшую неловкость. – Корш помолчал. Я махнул было рукой, но он продолжил: – Нет, нет, обязательно! Знаете, мы не рассчитывали на такой печальный финал. Собирались как следует отметить успех испытаний. Это была только легкая прелюдия, – кивнул он на заставленный закусками стол. – Корпорация подготовила большой прием. Позвольте вас пригласить, господин генерал. Очень надеюсь на ваше согласие.
Трудно было придумать что-нибудь более заманчивое: похоже, представлялась возможность познакомиться с элитой Тарга. Кроме того, я ни на секунду не забывал, что захваченный на «Осе» «черный» служил охранником корпорации «Гром».
– С удовольствием, господин Корш. Но мы с министром наметили на завтра переговоры, а я еще даже не ознакомился с блоком вопросов.
– Отложим на вторую половину дня, – вступил в разговор адмирал.
– Что ж, я готов. Только должен отдать некоторые распоряжения адъютанту. Откуда можно связаться?
Алана вызвали из зала переговоров. Пока за ним ходили, я мысленно ругался на чем свет стоит: на Тарге отсутствовали ретрансляторы биосвязи, и наши с ним индивидуальные браслеты оказались совершенно бесполезны – слишком велико расстояние. На всех планетах Земной Ассоциации специальный ретранслятор стоял в каждом отделении Службы космической безопасности, позволяя агентам общаться друг с другом, где бы они ни находились. Были и общего пользования. А здесь никаких!
Когда Алан наконец подошел, я известил его о своих намерениях и отправился гулять на поминках роботов.
VII
Дворец корпорации поражал великолепием. Стройная колоннада перед парадными дверями, широкая лестница к ней с искусно подсвеченными античными статуями по бокам. Огромные окна двух этажей, лепные карнизы… Вокруг простирался парк, в котором в сгустившихся сумерках по цепочкам разноцветных фонариков угадывались аллеи. Не разочаровывало и внутреннее убранство. Витражи, картины, скульптуры, мебель, портьеры – все было роскошно и подобрано с отменным вкусом. Все было на своем месте.
Еще на посадочной площадке гравилетов я приметил охрану. Несколько человек, одетых, как и говорила Рика, в черные комбинезоны. При входе во дворец двое таких же «черных» попросили всех сдать оружие. Ничего не поделаешь: пришлось расстаться со своим энергатором…
Генералы и адмиралы, прибывшие со мной, чувствовали себя здесь как дома, а я с любопытством рассматривал превосходные интерьеры.
– Нравится? – спросил Арчибальд Корш.
– Очень! Даже предположить не мог, что на Тарге существуют такие дворцы безукоризненно классического стиля. На Земле их почти не осталось…
– Люблю эти линии и формы. Современная архитектура функциональна, но утомляет глаз и беспокоит душу. В новомодных стенах неуютно жить. Здесь – совсем другое дело.
Он знаком подозвал мажордома и приказал проводить гостей в апартаменты. Тот, поклонившись, предложил нам следовать за ним.
– Через час жду вас, господа, в банкетном зале, – сказал Корш и удалился.
Слуга в ливрее привел меня в изысканную гостиную, показал спальню и учтиво спросил, чем еще может быть полезен. Я попросил привести в порядок несколько измятый за день парадный мундир и пригласить через полчаса парикмахера. Перёд тем как откланяться, он вручил мне изящный браслет – пульт управления всеми техническими системами. Команды вводились голосом, после нажатия на небольшую пластину.
За пять минут до назначенного времени я, в сияющем орденами мундире, освеженный ледяным душем, с тщательно уложенными волосами, вышел в коридор и, включив браслет, произнес: «Банкетный зал». Тотчас на одной из стен вспыхнула стрелка, указывая кратчайший путь. С браслетом в этом дворце заблудиться было невозможно.

* * *
Ужин по роскоши и размаху вполне соответствовал величию дворца. Я сидел во главе длинного стола, ломившегося от яств, между военным министром и президентом корпорации. Среди блестящих мундиров военных, строгих фраков штатских и умопомрачительных, сверкающих драгоценностями вечерних туалетов приглашенных дам увидел вдруг недалеко от себя блеклое, невыразительное лицо министра промышленности и экономики Кузина, на которого обратил внимание еще на официальной правительственной встрече. Вокруг веселились, громко разговаривали, а он уныло сидел с постной миной на лице. Ел мало, ничего не пил, лишь поднимал при очередном тосте свой нетронутый бокал. Перехватив его взгляд, я поклонился. Он ответил, постаравшись изобразить улыбку, отвел глаза и больше не обращал на меня внимания. Как ни странно, мне казалось, что именно его поведение наиболее соответствовало моменту. Веселье остальных было непонятно. Чему радоваться? По словам Корша, этот шикарный прием корпорация устраивала по случаю успешной демонстрации боевых роботов, которую я ненароком сорвал. Вместо того чтобы принять машины на вооружение, их, похоже, теперь спишут на свалку. А всем вокруг и горя мало! Знай едят да пьют за процветание Тарга, корпорации «Гром» и еще бог знает за что. Может, президент и не сказал никому о неудаче? Огорчать не захотел? Если так, тогда все понятно. Ну, не мне же, в конце концов, портить людям праздник! Сами потом разберутся…
– Дамы и господа, прошу внимания! – Корш поднялся из-за стола. Странное дело: как быстро привыкаешь к внешности! Его маленький рост, забавные уши и густой бас уже воспринимались мной совершенно спокойно, без тени улыбки.
В наступившей тишине он продолжил:
– Позвольте представить вам героя сегодняшнего дня, полномочного военного представителя Земной Ассоциации генерала Ника. Генерал в течение нескольких секунд уничтожил наших боевых роботов, которые считались непобедимыми. Сам по себе факт, конечно, печальный: мы напрасно потратили время и средства на создание этих машин. Но думаю, огорчаться не стоит. После провала испытаний я хотел было отменить этот прием, но вдруг понял, что сегодня мы получили гораздо больше, чем потеряли. Если Земля послала на переговоры таких людей, мы можем только радоваться: нас принимают всерьез, с нами считаются. И надеюсь, очень скоро Тарг получит долгожданную независимость. И эту надежду нам подарили вы, господин генерал! Ваше здоровье! – Корш залпом осушил свой бокал.
Раздались аплодисменты.
«Эк повернул!»
Что оставалось делать? Пришлось встать, улыбаться, поблагодарить президента корпорации за высокую оценку моей персоны…
Особенно восторженно приняли тост Корша дамы:
– Какой вы герой, генерал!.. Как вам это удалось?! Позвольте с вами чокнуться!.. Позвольте поцеловать!..
Когда волна восторгов несколько схлынула, я решил посмотреть на реакцию Кузина и тут обнаружил, что он исчез.
Через некоторое время всех пригласили в соседний зал.
Гости двинулись к распахнувшейся двери, из-за которой доносилась плавная, спокойная музыка. Вместе с другими переступив порог, я оказался в огромном помещении, в котором разыгралось феерическое действо. Будто вода с потолка, падали разноцветные волны света. Достигнув пола, они разбивались мириадами брызг, перемешивались, образуя невероятной красоты быстро меняющиеся узоры. Тут и там возникали вихри, возносящиеся вверх навстречу новым волнам. Казалось, свет осязаемо клубится! В этих фантастических струях то возникали, то исчезали невероятным образом искаженные фигуры людей. Увиденное было столь необычно, что только через некоторое время я связал динамику этой картины с ритмом музыки, разливавшейся по залу. Каких только световых эффектов, сопровождавших музыку, мне не приходилось видеть! Однако с таким столкнулся впервые. Чтобы свет разбивался в брызги! Чтоб, переливаясь, клубился! Никогда!
– Как вам наш танец света? – Рядом стоял Корш.
– Грандиозно! – Я не кривил душой. – Что это за эффекты?
– Спросите что-нибудь попроще. – Он засмеялся. – Но творец этого чуда утверждает – все элементарно! Он создал прибор, который может в не больших пределах изменять кривизну пространства в ограниченном объеме. А музыка каким-то образом моделирует эти изменения кривизны… Простите, я не специалист. О! Вас, кажется, собираются пригласить на танец. Да еще инкогнито!
Действительно, ко мне приблизилась дама в глубоко декольтированном платье цвета индиго с играющей алмазами подвеской на левом плече и замерла в двух шагах в неглубоком реверансе. В постоянно меняющемся освещении трудно было определить цвет ее волос, собранных в замысловатую прическу. Правильный овал лица покрывала большая маска-домино.
Я поклонился и предложил ей руку. Она положила на мою ладонь затянутые в тонкую перчатку пальцы.
Раздались первые такты, и мы окунулись в световые вихри. Все вокруг казалось нереальным: и музыка в фантастическом цветовом сопровождении, и незнакомка в переливающемся платье, легкость ее руки, грациозность движений, тонкий горьковатый аромат духов. Временами рядом вдруг возникали танцующие пары. Миг – и они так же внезапно исчезали, оставляя нас наедине. На протяжении всего танца я мысленно пытался проникнуть взором под маску своей дамы, старался угадать в ней одну из тех, кого видел за столом. Но тщетно. Заинтригованный, я спросил ее имя, но она не ответила. Лишь по губам мелькнула улыбка.
Музыка смолкла. Мы поклонились друг другу, и я взял ее под руку, намереваясь продолжить знакомство и пригласить на следующий танец. Но она вдруг отстранилась, что-то вложила в мою ладонь, отступила на несколько шагов и, подобно сказочной фее, исчезла за сполохом света.
– М-да, любопытно! – Я вышел из этого феерического светового прибоя и осмотрелся. Незнакомки нигде не было видно. Взглянув на руку, рассмотрел в полумраке сложенный в несколько раз пластиковый листок. Зажав его в кулаке, направился в банкетный зал. Там, опустившись на стул, взял свой недопитый бокал и, пригубив, развернул послание.
«Если вы не боитесь романтических знакомств, жду вас в парке, в беседке у родника. Воспользуйтесь восточным выходом. Дальше, как и во дворце, дорогу подскажет браслет. P.S. Постарайтесь уйти незаметно».
Итак, приглашение на тайное свидание. Без подписи, и время не указано. «Стало быть, ждет прямо сейчас. Интересно! Никогда не боялся романтических знакомств, но только не на Тарге. Здесь романтика может боком выйти… И все-таки пойти надо! Жаль, энергатора нет…»
Я заглянул в соседнюю с залом гостиную. Никого. Развалившись в кресле, включил микрозонд, вмонтированный вместе с передатчиком в наручные часы. Необходимо было проверить, есть ли здесь камеры наблюдения. Крайне удивился, когда ни одной не обнаружил. «Тем лучше!» Я раскрыл окно, выбрался на карниз и через несколько шагов вдоль стены оказался у трубы водостока. Спустившись, прокрался к восточному выходу. Вокруг не было ни души. «Что ж, моя искусительница должна быть довольна: дворец я покинул незаметно». Только теперь я склонился к путеводному браслету и тихо произнес: «Родник». Почти под ногами вспыхнул указатель, впереди еще один. Хмыкнув, я пошел по этим маячкам. Заметать следы не требовалось – оставшиеся за спиной стрелочки гасли сами.
Тишину ночного парка нарушало лишь стрекотание насекомых. Я неслышно шагал по подсвеченным неяркими фонариками дорожкам. Внезапно очередная стрелочка указала на маленькую боковую тропинку, которая уходила в чащу: следующий маячок проглядывал сквозь листву. Освещения здесь не было, и я пошел осторожнее, тем более что начался довольно крутой спуск. Пахнуло сыростью: похоже, родник находился где-то рядом. Пора было предпринять некоторые меры предосторожности. Запоминая путь, я зашел поглубже в заросли, снял с руки браслет и повесил его на сук толстого дерева. Нужно будет – найду. А вообще ох уж эти браслеты, амулеты и прочие украшения, которые вам предлагают в незнакомом доме, чтобы управлять различными системами: свет гасить или воду включать… Какую только начинку не впихнет в них радушный хозяин! Однажды мне ненавязчиво всучили перстень с биопередатчиком, чтобы в мыслях моих покопаться… И в браслете этом мог быть маяк или другая какая гадость, чтобы гостей контролировать. Неспроста же во дворце камер наблюдения нет? За порядком-то следить как-то надо!
Избавившись от возможного карманного шпиона, я не стал возвращаться на тропинку, а тихо пошел к роднику напрямик через парк. Глаза давно привыкли к темноте, и, как только деревья расступились, мне без труда удалось различить беседку и женский силуэт в ней. Итак, незнакомка была на месте, но одна ли? Не обнаруживая себя, я обошел вокруг и лишь затем подкрался поближе.
Она сидела ко мне спиной, положив руку на спинку скамейки, по которой слегка постукивала пальцами. Вдруг, не поворачиваясь, внятно произнесла:
– Хватит изучать мою спину! Иди сюда, я одна.
Услышать этот голос сейчас! От неожиданности я оступился и громко хрустнул сухой веткой. Впрочем, скрываться дальше было ненужно и глупо. Равно, как задавать идиотский вопрос: «Как ты узнала?» У нее всегда была феноменальная способность ощущать чье-либо скрытое присутствие… Поднявшись по ступенькам, я шагнул в беседку:
– Привет, Рика. Вот уж не ожидал найти здесь тебя! Да еще после такой записки.
– Разочарован?
– Конечно. Люблю неожиданные романтические знакомства. А с тобой столько лет знакомы, какая романтика? Правда, танцевать было приятно. И выглядела ты – что надо.
– Я и сейчас в том же наряде. Правда, темновато…
– Ладно, рассказывай, в чем дело. Не для объяснений же в любви ты меня сюда пригласила.
– Действительно, это придется отложить. Времени мало. Ты получил мое утреннее послание?
– Да. И хотел кое о чем спросить.
– Подожди, – перебила Рика, – выслушай. Днем бежал из-под стражи Халид. И тебе срочно надо уносить отсюда ноги.
– Почему я должен все бросить и спасаться от какого-то Халида, сбежавшего от твоих ротозеев? Меня здесь весьма тепло принимают. К тому же крайне любопытно продолжить знакомство с президентом корпорации.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов