А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Н-да… – Рука, потянувшаяся почесать в затылке (было отчего!), наткнулась на вытатуированный лист, забытая в бурные часы боль тут же напомнила о себе. – Н-да-а-а… – повторил, сморщившись.
Утром, явившись по вызову леди Ильяланны, я испытывал определенные опасения. Но моя майру дарро, похоже, не знала о ночном происшествии. Ее поручения на весь день увели меня из усадьбы, так что с леди Линлиенной мы, хвала богам, не встретились. Я решил забыть вчерашнее приключение, в целом приятное, но с привкусом какой-то неправильности.
Но едва стемнело, в мою дверь снова постучали. Вздохнув, отправился открывать, на ходу придумывая, как повежливее объяснить фее, что наш брак невозможен. Однако за дверью оказалась вовсе не она. Золотоволосая прелестница с острыми ушками так же непринужденно вошла в спальню. Со странным предчувствием я медленно притворил дверь…
«Помешательство» продолжалось. В третий раз, увидев незнакомку на пороге, я уже не удивился. Может, у них здесь мода спать с мужчинами-людьми? Или они увлеклись экзотикой? Так или иначе мне такое увлечение нравилось. Феи были истинными волшебницами во всех отношениях. Жениться, подобно леди Линлиенне, две ее соотечественницы не предлагали, но каждая намекнула на возможность новой встречи.
На четвертый день после заката в мою комнату вплыла леди Вивианна. Нас представили друг другу после принятия меня в клан. Кем-то там она была в своей младшей ветви, но я не запомнил титула.
– Майерлинг Раэн… – Я вовремя удержался от вежливого поклона. – Слышала, леди Линлиенна и леди Авиллинн уже посетили вас.
– Извините, не совсем понимаю, о чем речь? – Я постарался, чтобы мое лицо ничего не выражало. Какую бы цель ни преследовали дамы, удостоившие меня своим посещением, распространяться об их визитах я не собирался.
– Как я понимаю, их старания пропали даром, ни одна не добилась вашего согласия на брак, – игнорируя вопрос, продолжила фея. – Что же, это говорит в пользу вашего ума. Потому не стану прибегать к дешевым уловкам… – Вивианна улыбнулась и особым образом так повела плечами, что я понял – предыдущие дамы в подметки ей не годятся по части соблазнения. Впрочем, она тут же погасила улыбку. – Перейдем к делу. Предлагаю вам заключить со мной брачный контракт, в обмен вы получите двадцать тысяч лорров и все привилегии супруга, какие пожелаете.
Я чуть не поперхнулся.
– Интересное предложение, – заметил хрипло.
Вивианна надменно кивнула.
– Скажите, откуда такой интерес к моей персоне, точнее, к браку со мной?
Фея несколько минут задумчиво глядела на меня.
– Я не дам своего согласия, если не буду знать причины, – решил я подстегнуть ее.
– Вы плохо изучили наши обычаи. – Вивианна не сумела скрыть презрения. – Скажем так, брак с майерлингом дает такой, как я, определенные преимущества.
– Какие?
– Вряд ли вы поймете.
– Что ж, в любом случае я не собираюсь связывать себя семейными узами, – не менее едко ответил я.
Снова на несколько минут повисла пауза, потом леди Вивианна поднялась с предложенного мною кресла.
– Жалкий, ничтожный смертный, недостойный выпавшего на его долю счастья, – отчеканила она, величественно покидая комнату, так что я еще несколько секунд мог любоваться великолепными изгибами ее фигуры.
«Боюсь, теперь паломничество красоток в твою спальню прекратится!» – насмешливо заметил про себя. Слова Вивианны меня не задели, хотя жаль, что не доведется свести знакомство с еще парочкой ее «сестренок».
Однако же фее удалось пробудить мое любопытство. А поскольку расспрашивать было практически некого, я решил, не раскрывая причины интереса, выведать о брачных обычаях эльфов у леди Ильяланны.
– Скажите, а если Ярвианн решит жениться, он сможет сам сделать свой выбор? – кстати ввернул я во время очередного разговора о будущем ее брата.
– Естественно, – кивнула фея. – Я ведь тебе говорила, любой майерлинг, тем более майру дар, свободен делать все, что пожелает.
– Ну а если избранница будет, на ваш взгляд, недостойна его? – уточнил я, зная, сколь трепетно Ильяланна относится к чести клана и тому подобной ерунде.
– То есть? – неподдельно удивилась она.
– Ну к примеру, если он влюбится в смертную девушку?
– Что за глупости! Старший клана Золотых Листьев никогда не сделает ничего, что опорочит семью или умалит ее достоинство.
– А если бы я взял в жены, например… например, леди Вивианну?
– Что, Вивианна уже сделала тебе предложение? – Губы феи сложились в насмешливую ухмылку.
– Я просто привел пример.
– Мне известно обо всех четырех твоих «примерах». Не стоит отпираться. Рада, что не ошиблась в тебе – майерлинг не опустится до мезальянса с женщиной из младшей ветви!
– Вообще-то я руководствовался совсем иными побуждениями. – В интерпретации Ильяланны выходило, что я отверг ее соотечественниц из глупой гордыни. Мне не хотелось, чтобы мои поступки расценивали подобным образом.
– Что же за причины у тебя были? – заинтересовалась майру дар.
– Во-первых, я вообще не собираюсь жениться, – довольно угрюмо буркнул я. – Во-вторых, если помните, я люблю другую женщину.
– Оу, а я и позабыла про твою каннингардскую невесту! Да и непохоже, чтобы ты думал о ней день и ночь. Так что, полагаю, будь та же Линлиенна из майерлингов и приложи чуть больше старания, ты бы и не вспомнил ни прежнюю любовь, ни все остальное. Не беспокойся, – усмехнулась она, – ни у нее, ни у других не будет шанса. Завтра мы отбываем в столицу.
Гарьер не похож на другие города. Он вообще не похож на город.
После двухдневной скачки мой новый конь – чудесное существо гнедой масти с темной шелковой гривой и покладистым характером – поднялся на холм и замер на вершине как по команде. Рядом осадили своих лошадей Ильяланна и Ярвианн. Взгляду открылась волшебная долина. Примерно так я себе представлял луга и перелески, раскинувшиеся на склонах Незримой Горы – страны, где обитают боги и царит вечная весна. В здешних лесах даже листва майлинеру имела совсем другой, нежный желто-зеленый оттенок. К тому же золотые гиганты соседствовали с зарослями молодого падуба и ольхи, хватало и грабов с их резной листвой, а над протоками омывающей долину Верии клонили кроны серебристые ивы.
Теперь о городе: если бы им майру дарро не сказала заранее, я принял бы раскиданные здесь и там дворцы в окружении рощ за чьи-то отдельно стоящие поместья. В моем представлении город – это каменные мостовые, дома, выстроенные стена к стене, ну или через улицу; выложенные камнем площади; защитный вал, наконец. Ничего подобного здесь не было. Вместо площадей – заливные луга, камнем выложены только дороги, соединяющие резиденции-поместья. Улицы я увидел уже позже, во время визита во дворец Ги. Вот там действительно имелись мостовые, несколько зданий с крытыми галереями, площадь с фонтаном и каменная колонна, увенчанная фигурой «Летящей Ифет».
– Где же у вас городская канцелярия, биржа, торговые ряды? – спросил я, когда кони спустились с холма. – Не может быть, чтобы в Гарьере не было ни трактиров, ни лавок, иначе как жить?
– О каких лавках ты говоришь? – уточнила Ильяланна.
– Гончарные, оружейные…
– Каждый из доменов сам производит оружие и все прочее для своих нужд. Эльфы не держат лавок, поскольку никто из чужаков все равно не купит их товара. Купить меч, изготовленный другим кланом, значит признать, что твои собственные оружейники недостаточно хороши. И станешь ли ты носить одежду, вытканную, например, Пурпурными Цветами, если знаешь, что каждый из них желает твоей смерти, а ткачихе ничего не стоит вплести в канву отравленную нить? То же самое с бакалейщиками…
– Можете не продолжать, им дарро, я все понял. Действительно, эльфийским домам нечего предложить друг другу, кроме быстрой смерти.
– Если тебя это утешит, на острове посреди реки есть целый торговый квартал, там живут люди, и там можно сколько угодно шляться по пивным и. лавкам. Многие так и поступают.
– Надо будет поддержать этих «многих». – Я со значением посмотрел на Ярвианна. Тот предостерегающе указал глазами в сторону сестры. – Хотя вообще-то что мы там забыли…
Гарьерская усадьба Золотых Листьев была отстроена в том же стиле, что и Дор Хейв. Или правильнее будет сказать, что Дор Хейв являлся уменьшенной копией здешнего дворца. Внутренний двор столичной резиденции представлял собой регулярный парк, где деревья были подстрижены в виде всевозможных фигур, а клумбы разбиты строго по линейке. По мне, так подступавшая снаружи к кованой ограде роща была куда милее. Но Ильяланна была сторонницей строгих форм и порядка. Не успели мы приехать и разместиться (моя комната уже по традиции оказалась по соседству со спальней Ярвианна), как она погнала несчастных ти-виеру стричь недостаточно ровную траву на газоне. А грациозные эльфийки с повадками императриц и тряпками в руках отправились по десятому кругу натирать ступени парадной лестницы и полы в залах.
– Теперь мне отчасти понятна врожденная ненависть вейру вонд к своим старшим собратьям, – попробовал пошутить я как-то, когда мы с Ильяланной едва не споткнулись в коридоре о согнувшуюся над ведром поломойку, чем заработал убийственный взгляд от последней и длинную нотацию от моей майру дарро.
– Прибереги свое остроумие до королевского бала. Там, если будет охота, можешь потренировать его на равных себе.
– А мы идем на бал? – не слишком обрадовался я новости.
– Ежегодный прием во дворце гарьерского правителя, – пояснила фея на ходу, – нечто вроде военной поверки для кланов. Являются все, чтобы доказать, что все еще сильны и процветают. Собственно, ради него мы и тащились через полконтинента.
– Я-то вам там зачем?
– Слишком много врагов в одном месте. Мне нужен кто-то, чтобы присмотреть за Ярвианном, а если что – прикрыть ему спину. Кто-то из наших противников может решить, что это удобный случай избавиться от наследника одного из старших домов.
– Но почему не взять охрану из ваших соотечественников? Любой из ти-виеру далеко превосходит меня в искусстве владения мечом.
– На прием не принято брать оружие, – сообщила фея.
– Все равно, – настаивал я, – от них и в обычной драке будет больше пользы. Я неплохой кулачный боец, и где-нибудь на городской улице или в лесу от меня был бы прок, но только не на эльфийском званом вечере.
– Ерунда. Я уже обо всем подумала. Кстати, тебе нужен выходной костюм. Отправляйся к моей портнихе, она снимет мерку.
Портниха, в тот день обмерявшая мой торс с плохо скрываемым неодобрением, судя по выражению лица, должно быть, тоже считала, что на торжественном приеме мне не место. А может, дело в другом: я был раза в полтора шире в плечах большинства ее соотечественников, и мастерица заранее жалела той прорвы драгоценной парчи, что пойдет на костюм. Но приказы леди Ильяланны здесь никто не обсуждал. Вечером ко мне в комнату пожаловал Кирианн, он был одним из тех, кто входил в отряд Ильяланниных телохранителей, приехавших с нами в столицу.
– Вам может пригодиться, – кладя на край стола объемистый фолиант, произнес он и вышел, не дожидаясь, пока я отвечу или хотя бы взгляну на принесенную книгу.
На обтянутой кожей обложке значилось: «Трактат о том, как подобает вести себя на малых и больших приемах, свадьбах, похоронах, конных прогулках, а также и в иных обыденных случаях». Не без труда разобрал я золотую вязь. Открыл книгу – хвала богам, дальше шрифт был вполне читаемым, без многочисленных хвостиков и завитушек, а то мне при моем небогатом опыте на прочтение каждой страницы недели не хватило бы.
Пролистал главу о поведении за обеденным столом, потом еще главу о «малых и больших приемах». Не нашел для себя ничего нового. Правила этикета, преподанные мне еще в Карской академии, ничем не отличались от тех, которые предлагал читателю неизвестный мне эльфийский автор. Я и прежде знал, за сколько шагов прилично отвешивать поклон даме или с какой стороны обходить стул, подсаживаясь к общему столу. Но я не сразу отложил «Трактат», наткнувшись на закладку, отмечавшую забавнейший раздел, где говорилось о том, как приличный эльф должен ухаживать за дамой.
«…Не следует сразу дарить понравившейся вам даме букет алых роз. Красный – цвет страсти, а на первых порах следует сдерживать свои порывы. Не стоит также отправлять и белые цветы. Они символизируют вечное успокоение и смерть…» – и так далее. Я зачитался до глубокой ночи.
То, что намеченный бал – не рядовое событие, я понял, как только увидел наряд нашей майру дарро. Даже не наряд, а диадему… корону… не знаю, как назвать возвышавшийся у нее надо лбом головной убор. По форме он больше всего напоминал надетую на голову вазу. Только не подумайте, что корона выглядела грубо или безобразно. Это было настоящее ювелирное чудо, но его основу представляли золотые полосы толщиной в палец. Они изображали переплетавшиеся между собой ветви майлинеру. На ветвях, естественно, были золотые листья, спаянные из тончайшей проволоки, а на перекрестьях ветвей распускались бриллиантовые цветы. (Наконец-то я увидел цветущие майлинеру!) Все это смотрелось потрясающе, но ума не приложу, как у нашей феи не переломилась шея от чудовищного веса.
– Вы готовы? – Майру дар вплыла в комнату в своем драгоценном уборе. Корону дополняло не менее роскошное платье, тоже золотое, льнущее к телу, с длинным, сейчас перекинутым через сгиб локтя шлейфом.
– Да, – ответил Ярвианн.
– Нет, – в унисон ему заявил я.
Эльфийская модистка на свой манер отомстила мне – уж не знаю за что: должно быть, за ущемленную гордость своих братьев по крови. В сшитом ею стеганом дублете я сам себе напоминал праздничную постель для новобрачных – с шелковыми занавесочками, атласными подушечками и морем никчемных лент и помпонов. Тьфу!..
– Я не надену это на люди, – как можно тверже сообщил я Ильяланне.
– Наденешь, – безапелляционно возразила та. – Ты теперь майерлинг Золотых Листьев и не должен ронять честь клана!
– Да я опозорю его одним своим видом!
– Глупости. Это прекрасный костюм. В меру нарядный и пышный.
Я мысленно застонал, сжав до боли зубы. Ярвианн тихо млел от смеха за спиной у сестры.
– Что такое? – безошибочно почувствовав подвох, повернулась к нему фея.
– Ничего, им майру дарро, – тут же скроив серьезную мину, заверил он.
Самое обидное, что на эльфе такой же вычурный наряд смотрелся вполне уместно. Даже красиво. Я еще раз бросил взгляд на свое отражение в зеркале: медведь, зашитый в стеганый тюфяк!
– Миледи…
– Хватит разговоров, мы опаздываем. – Не слушая возражений, Ильяланна царственно вскинула голову и направилась к выходу.
Ярви, подмигнув, пошел за сестрой. Мне ничего не оставалось, как последовать за ними.
Я не страдаю избыточной чувствительностью, но, прибыв в королевский дворец, ясно почувствовал, в какой гадюшник попал. Наше появление вызвало подлинный фуpop, но фурор особого свойства – недоброжелательный. Еще бы: телохранитель – человек, вот уж есть на что посмотреть! Нет-нет, открыто никто на нас не пялился. Но я кожей ощущал эти неприметные скользяще-косые взгляды, острые и ядовитые, словно отравленные клинки. Здесь все улыбались друг другу, и никто никому не был рад. Подбородок Ильяланны взлетел еще выше, уж не знаю, каким образом она умудрялась удерживать свой грандиозный убор на голове при таком положении шеи. Мы прошествовали через анфиладу роскошных залов. Не спрашивайте про тамошнюю обстановку, сплошной калейдоскоп переливающихся занавесей, хрустальных люстр, ковров, зеркал едва коснулся моего сознания, сосредоточенного на том, чтобы достойно исполнять свою роль. Что должен делать телохранитель на приеме? Охранять нанимателя. В моем случае нанимателей было двое. Ильяланна приказала присматривать за Ярви, но, судя по тем самым колющим взглядам, ей и самой могла потребоваться защита. «Глупости! – прервал я себя. – Какая опасность может угрожать эльфам на торжественном приеме? Интриги интригами, но не станут же они устраивать резню на глазах у короля?»
Мы как раз достигли тронного зала. У боковой стены (а не в дальнем конце на возвышении, как я ожидал) восседал на троне Ги Ильмариенн. Он был в черном с серебром камзоле, пурпурный королевский плащ небрежно перекинут через спинку кресла. Трон меньшего размера рядом пустовал, я уже знал, что король – вдовец. При нашем появлении Ги поднялся и весьма сердечно поприветствовал леди Ильяланну. Ярвианн тоже удостоился дружеского кивка. Не остался без внимания и я; темная, четко очерченная бровь чуть заметно приподнялась, когда взгляд правителя остановился на вытатуированном на моей шее знаке.
– У тебя новый телохранитель? – с непередаваемой интонацией поинтересовался он у Ильяланны.
– Да. – В ответе звучал вызов. Но король его не принял, он глянул куда-то в сторону, и тут же за спиной у Ильяланны возник эльф, пододвинувший стул леди.
– Присаживайся, – пригласил Ги. – До ужина далеко, я хотел бы побеседовать.
Мы с Ярвианном почтительно отступили к стене. Отсюда хорошо просматривался зал, да и разговор правителя и леди Золотых Листьев был прекрасно слышен. Вот только велся он на эльфийском языке. Как ни далеко я продвинулся по пути изучения чужой речи, воспринимать на слух обычный разговор все еще было сложно. Вроде бы все слова понятны, а на то, чтобы соединить их воедино и уловить смысл, уходила масса времени, я даже вспотел, пытаясь угнаться за мыслями собеседников. Особенно отвлекало то, что окружавшие нас гости то и дело подходили к Ярви и заговаривали с ним. Следить за ходом сразу нескольких бесед оказалось для меня непосильной задачей. И я, плюнув, перестал прислушиваться, а сосредоточился на наблюдении. Жесты и выражения лиц иногда говорят больше, чем слова. Правда, и тут меня ждало разочарование: эльфы весьма искусно носили маски веселости и благодушия. И хотя враждебность прямо-таки витала в воздухе, она не имела определенной направленности. Все ненавидели и презирали всех, и все, скрупулезно придерживаясь этикета, не позволяли чувствам выплеснуться наружу.
– Ты приняла в клан человека, – убедившись, что смертный телохранитель Ильяланны отвлекся на бойкую дамочку, вертевшуюся рядом с Ярвианном, полувопросительно произнес Ги.
– Ему я доверяю больше, чем своим ти-виеру.
– Если так, – осторожно начал правитель, – почему не поправить дела клана с помощью брака?
– Ярвианн еще слишком молод.
– Я не о нем, я о тебе.
– Я не унижу себя замужеством с мужчиной младшей ветви. – Губы Ильяланны сложились в презрительную улыбку.
– Я, собственно, имел в виду себя.
Слова правителя пробили брешь в броне высокомерия, которой окружила себя фея. Презрительная улыбка сползла с лица.
– О чем вы говорите, Ги! Вы не можете сделать мне предложение.
– Почему? Однажды я уже предлагал тебе свою руку. Не думаю, что у тебя найдутся претензии к древности моего рода. Так что?
– Ты знаешь ответ. – Ильяланна понизила голос до шепота. – Женитьба на мне сделает тебя майру дар Золотых Листьев. А это место по праву принадлежит моему брату! Я еще могла бы выйти замуж, когда был жив отец, но ты предпочел жениться на Яванне.
– Не стоит тревожить дух покойной, им дарро. Яванна ожидает нового рождения на том Краю полуночи или уже замкнула еще одно звено в цепи перерождений. К тому же, если помнишь, именно ты оставила меня когда-то, решив посвятить себя Прародительнице Неба.
– Я услышала зов.
– Знаешь, – Ильмариенн в сомнении покачал головой, – иногда мне кажется, ты выдумала историю о зове, чтобы прикрыть свою непомерную гордыню. Ты ведь всегда мечтала, чтобы твой клан непременно стал первым.
– Да, и никогда не скрывала этого.
– Это так важно для тебя?
– Так же, как и для тебя.
– Я не столь честолюбив, – снова покачал головой король.
– Еще бы, всевластный Ги, сидя на троне, может позволить себе немного поиграть в скромность! Я тоже забуду об амбициях, как только Ярвианн взойдет на престол!
– Право, я бы уступил ему свое место прямо сейчас, если бы мог.
– Но ты не можешь! – Ильяланна рассмеялась. Потом, вспомнив, где находится, резко оборвала смех. – Прости, опять меня занесло. Я не желаю ничего, кроме того, что мой род заслужил по праву. Через полсотни лет эльфийский Собор изберет нового короля. Трон Гарьера должен перейти к клану Золотых Листьев. Да свершится предначертанное! Ярвианна назовут Ги, и я смогу наконец отдохнуть от забот и подумать о себе. А до той поры…
– Ясно.
Появившийся в дверях зала мажордом провозгласил о начале ужина.
Ги Ильмариенн поднялся с трона, предложил Ильяланне опереться на его руку. Та с независимым видом положила ладонь ему на локоть. Первыми они прошли через услужливо распахнутые двери в зал с накрытыми для пиршества столами.
– Красивая пара, не находишь? – наклонился я к уху Ярвианна.
Тот скривился, словно уксуса хлебнул.
– Чем он успел тебе досадить? – спросил я эльфа. – Я еще в Маледо, когда мы груз забирали, заметил, что ты смотришь на него с неприязнью.
– Он хитрая лживая мразь. Как только орисса может терпеть этого лицемера! – сверля спины идущих впереди нас правителя и своей сестры, процедил сквозь зубы Ярвианн.
– А что такого этот лицемер сделал? – следя, чтобы нас не подслушивали, поинтересовался я.
– Он обманул ее. – Глаза Ярвианна гневно сверкнули.
«Никогда бы не подумал… – Я внимательнее всмотрелся в короля, который что-то рассказывал на ходу нашей фее, но так и не нашел скрытого притворства в благородных чертах. – Может, я что-то не так понял?»
– Как это, обманул? – тихонько уточнил у эльфа.
Ярвианн оторвался от созерцания парочки, повернулся ко мне, помедлил, потом все-таки счел достойным доверия:
– Они должны были пожениться. Задолго до моего рождения. Но в то время в роду Пурпурных Цветов осталась единственная наследница старшей ветви. Женившийся на ней мог претендовать на старшинство в обоих домах – это лишний голос в Собрании. И он нарушил слово, данное сестре, и женился на леди Яванне.
– Во-он оно что…
Дальше наш разговор прервался: когда мы рассаживались за столами, между мной и Ярвианном ухитрилась втереться вертлявая эльфиечка. Она тут же принялась беззастенчиво охмурять юного майерлинга. А я решил, что не стоит им мешать: все-таки влюбленная фея – лучшая компания, чем какой-нибудь мнимый приятель из соперничающего рода.
Ужин прошел благополучно, впереди нас ждали танцы. Я думал, что буду спокойно стоять где-нибудь у стеночки и издали наблюдать за своими «подопечными». Но не тут-то было. Эльфийские дамы, как видно решив посмеяться над заезжим увальнем, принялись приглашать меня. Хотя, возможно, дело было не в их извращенном чувстве юмора. Для честолюбивых красоток из младших родов я как майерлинг представлял такой же интерес, как и для ти-виеру женского пола из Золотых Листьев. В любом случае я не умел танцевать здешних танцев и не собирался устраивать потеху для окружающих.
– Простите, миледи, я не танцую, – с трудом сдерживаясь, чтобы не нагрубить, объяснял я очередной приставучей феечке, начисто перекрывшей мне обзор своей монументальной прической. Ярвианн, для которого нынешний прием тоже был первым выходом в свет, в отличие от меня, стенок не подпирал. Он вовсю кружился по залу с той самой соседкой по столу, а я мог только тянуть шею из-за чужих голов, чтобы не выпускать его из виду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов