А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Если бы не был уверен, что настырный эльф полезет в тоннель следом за мной, я бы подменил еще одну смену. Впрочем, вскоре и так должна была подойти наша очередь.
На этот раз до тупика пришлось ползти довольно долго. Выброшенный в проход снег оттаскивали уже пять человек. По моим прикидкам, длина лаза составляла никак не меньше 20 ярдов, а значит, мы вот-вот должны были достигнуть поверхности. Но сквозь толщу снега не пробивалось ни лучика. «Ничего, еще один заход», – в желании выбраться наконец из-под завала, я забыл о времени и о том, что Ярвианн совсем недавно пошел на поправку. Я остервенело рыхлил мечом снег, затем загребал руками, уминал, выталкивал в тоннель позади себя. Пальцы невыносимо ломило в промокших шерстяных носках. Но я продолжал работать с упорством механического дятла, долбящего деревянную подставку, пока не кончится завод. А потом рука вдруг пробила снег, и мокрая кожа в промежутке между рукавом и импровизированной варежкой ощутила порыв ветра. Еще пара гребков – и я увидел над собой звездное небо. Снаружи успела наступить ночь – вот почему до самого конца не было видно света.
Я выбрался из сугроба и вытянул за руку эльфа. Несколько минут мы просто валялись на снегу, вдыхая чистый горный воздух. Потом со сдавленным криком восторга и облегчения из лаза выбрался один из охранников.
– Прокопались!
– Да, прокопались, только не кричи, – шикнул на него я. – Забыл, где мы? – Охранник тут же захлопнул пасть. – Вы тут проход расширяйте, – поднимаясь на ноги, предложил я ему и эльфу, – а я – назад, сообщу остальным хорошую новость.
Но Ярви успел нырнуть в темную дыру прежде меня. «Интересно, для кого я говорил?»
Я осторожно на заднице съехал по подтаявшему полу тоннеля до самого подснежного купола.
– Ход на поверхность прорыт, – объявил, стряхивая со штанов мокрые комья. Люди под куполом, как давешний охранник, разразились радостными восклицаниями. Своды немедленно ответили им новым треском.
– Тише, – вполголоса осадил их я, – пока нас тут окончательно не завалило.
Возможно, во избежание паники, последнюю фразу добавлять и не стоило, зато всех сразу проняло. Я отправился к оставленному рядом с Ильяланной рюкзаку, собираясь засунуть назад стянутые с рук носки. После перевала дорога нас ожидала еще долгая, и разбрасываться нужными в пути вещами я не хотел.
– Тьесса-эр фиа линенн, райе, – негромко произнес за моей спиной Ярвианн.
– Нужно срочно поднимать мешки, – перевел его слова Вага.
– Да какие там мешки, самим бы выбраться!
Полтора десятка стражников и примерно столько же носильщиков ринулись к лазу. Остались лишь четверо тех, кто охранял тело бесчувственной Ильяланны, но было видно, что и они вот-вот сорвутся вслед за остальными. Однако на пути в тоннель неожиданно оказалась преграда в виде эльфа с обнаженным мечом в руке.
– Нирре уива верс-линнен, – со значением произнес он и для наглядности взмахнул мечом. Толпа чуть попятилась.
– Эй, ты чего? – Один из стражников в свой черед потянулся к оружию. – Вага, чего он, все твари Бездны ему в печень!
Обстановка нравилась мне все меньше. И вроде бы вокруг собрались бывалые воины, да и носильщики всякого повидали на своем веку. А тут простой завал, но нервы у людей после двух часов сидения под низким зеленым куполом явно начали сдавать. Того и гляди, полезут на Ярвианна с мечами. А он у нас фехтовальщик известно какой. Те, кого не перережет, подавят друг друга в панике в узком тоннеле. Веселая перспективка намечается!
Эльф снова заговорил, обращаясь теперь к испуганно моргающему Ваге. Тот несколько раз кивнул, но вместо того, чтобы тут же перевести, бросился ко мне. Озадаченные его поведением караванщики расступились.
– Господин Ярвианн говорит, что не позволит никому выйти отсюда, пока не будут подняты наверх мешки, – взволнованно зашептал мне на ухо возница. – Сказал, что сам обрушит купол, если носильщики решат бросить поклажу! Будь другом, объяви им, а то у меня духу не хватает!
Вага просительно заглянул мне в лицо.
– А что же он сам не скажет? – с трудом сдерживая готовое прорваться раздражение, поинтересовался я. Ситуация грозила вот-вот выйти из-под контроля. Эльф с клинком наголо перегораживал желанный путь к спасению, напуганные духотой и потрескиванием ледяных сводов люди готовы были с оружием в руках прокладывать себе путь на воздух.
– Он не говорит на человеческих языках, – снова зашептал старик.
– Это мне известно, но ради такого случая мог бы поступиться принципами! Стоп… – оборвал я сам себя. Нежданно посетила новая мысль о том, что мы с Вагой понимаем под одними и теми же словами разные вещи. Я всегда полагал, что Ярвианн не общается с нами на эрихейском от общего презрения к человеческой расе, как-то не приходило в голову, что он может просто не знать языка.
– Он что, не знает языка? – озвучил я догадку.
– Я же и говорю. – Вага смотрел на меня, как на помешанного. – Только несколько самых необходимых слов.
«Несколько самых необходимых слов…» – перед мысленным взором возникла картина: Ярвианн в гномьем храме, хриплый с диким акцентом голос: «мешок… огонь…» И еще раньше, на стоянке… Некоторые вещи внезапно предстали совсем в другом свете. Впрочем, сейчас было не время предаваться воспоминаниям.
«Бездна меня побери!» Я решительно протолкался к входу в тоннель и встал рядом с Ярвианном. Меч доставать не стал, а то еще, чего доброго, решит, что и я примкнул к паникерам.
– Эй-эй, спокойнее! – постарался я перекрыть общий негромкий ропот (говорить в полный голос никто больше не решался). – Не надо волноваться, ребята. Тоннель наружу прорыт, а значит, удушье нам не грозит. Господин Ярвианн просил напомнить, что все мы здесь подрядились доставить по назначению груз. Если сейчас побросаем мешки из-за глупого страха, леди нам не заплатит. Кто как, а я не собираюсь терять свои денежки. Не для того я столько дней корячился по этим проклятым горам с тюком на загривке! Так что давайте, подтаскивайте мешки к тоннелю. Ярвианн обещал набавить всем по пятку лорров к контракту!
Я подмигнул вытаращившему на меня глаза вознице.
– За работу, ребята. Нечего время терять. – Не давая им опомниться, я прошел к мешкам, попутно расставляя всех в цепочку, чтобы удобнее было передавать тюки. – Женщину поднимаем первой. Вага! – Старик оказался прямо за мной. – Скажи Ярвианну, пусть с одним из охранников берет свою сестру и тащит наверх.
На всякий случай оглядел спутников, ожидая возражений. Но все молчали, а лица, хоть и хмурые, вроде бы утратили налет агрессивности.
Вага метнулся к эльфу. И тут же прибежал назад.
– Он говорит, нельзя ее поднимать первой, без нее купол обвалится. – Хвала богам, последние слова старик произнес совсем тихо, практически одними губами. Не хватало нам нового приступа паники.
– Ладно, тогда делаем так: сначала ползет охранник, за ним носильщик с мешком. Стражник помогает тянуть поклажу, носильщик толкает. Троим напарника не достанется (себя и свой тючок я в расчет не брал), но думаю, каждый и в одиночку справится со своим грузом. Старайтесь ползти быстро и без остановок. Через несколько минут за вами отправится следующая пара. – Я и не заметил, как принял на себя бразды правления. Впрочем, оспаривать мои команды пока желающих не нашлось. – Кто там первый в цепочке? Радек, ты со своим тюком. Пошел!
Ярвианн посторонился. Носильщик, которого я назвал, и стоявший рядом охранник нырнули в темный лаз. Я медленно досчитал до сотни, выждал еще несколько секунд и кивнул следующей выбранной мной паре. Время шло, черная дыра тоннеля поглотила уже одиннадцать пар. Гора тюков рядом с ней медленно, но неотвратимо таяла. Зато росло царившее среди остававшихся под куполом напряжение. Сетка трещин, покрывавших ледяные своды, проступила заметнее, свечение уменьшилось. Теперь ядовито-зеленое сияние концентрировалось в нижней части стен, отчего стало значительно темнее То и дело раздавался сухой хруст, а иногда и иные, похожие то на вздохи, то на постукивание звуки. С потолка капало Мои спутники все с большим опасением посматривали вверх. Я отправил в лаз очередной тюк. Пыхтение тащившей его парочки удалилось, я заглянул в тоннель – темно. Очень хотелось убедиться, что моим товарищам удалось выбраться благополучно. Но подать сюда весточку с поверхности было проблематично. «Раз никто не вернулся, значит, все хорошо!» – успокаивал я себя.
Ильяланна продолжала неподвижно лежать на оставшихся мешках. Слегка тревожило то, что, как я ни приглядывался, не мог уловить движения груди от дыхания. Но леди явно была жива, раз свод держался.
Еще двое исчезли в темной дыре. Треск льда. Дергает головой стоящий рядом со мной стражник, косится на эльфа. Лицо Ярвианна непроницаемо.
– Следующий! – посылаю я в тоннель соседа.
Напоследок я оставил самых сильных, на мой взгляд, носильщиков: Тилло, Бьерна и Арно – того самого атлета со шрамами от кнута на спине, что собирался сбежать с задатком. Все трое были крепкими, здоровыми мужиками, чтобы протащить тюк по снежному коридору, им никакой напарник не требовался. Их я отправил в лаз с промежутком всего в минуту, а то и меньше. Зато потом выждал целых три.
– Все, пошли, – махнул рукой в сторону тоннеля. Ярвианн успел завернуть сестру еще в один плащ и положить на одеяло, которое решено было использовать на манер санок-волокуш. Но эльф снова заупрямился, жестами предлагая мне идти первым. Молчаливый спор грозил затянуться, поэтому я еще раз махнул рукой – теперь с досады – и полез в прорытый лаз. Мешок толкал впереди себя – так было удобнее. Ярви, напротив, сначала полз сам, потом подтягивал одеяло с феей. Не успели проползти дюжину ярдов, как сзади ухнуло, зеленое свечение, скупо, но озарявшее нам начало пути, потухло. «Купол сложился», – понял я, и темный тоннель сразу как-то сузился.
Я налег плечом на тюк, торопясь выбраться на свежий воздух. Но его, как назло, вдруг заклинило. Попробовал толкнуть сильнее – сапоги скользнули по влажной, укатанной десятком проползших здесь тел, стенке тоннеля. Закрепился, еще один толчок – никакого результата. Напрасно я долбил мешок кулаками, бился плечом, пробовал даже отжать спиной – проход перегородило намертво.
Остановился, чтобы немного передохнуть. Глаза, несмотря на пробирающий через мокрую одежду холод, заливало потом. Кто-то дотронулся до моей лодыжки. Извернувшись, с трудом даже не различил, угадал в темноте догнавшего меня Ярвианна.
– Погоди, не напирай. Кажется, мы застряли! – сообщил я, надеясь, что эльф понял если не слова, то хотя бы интонацию. Снизу раздалась целая тирада на эльфийском. – Потом расскажешь. – Я снова примерился к мешку, выбил носками сапог углубления в стенке тоннеля, чтобы было от чего отталкиваться. Но тут Ярвианн дернул меня вниз за штанину.
– Мешок, – произнес отчетливо.
– Знаю, что мешок, – огрызнулся я. Понятно, что эльф пытается объясняться со мной известными словами. Но боюсь, с его словарным запасом – «мешок» да «огонь» – толку не будет.
– Мешок! – На этот раз Ярвианн сопроводил это слово болезненным щипком. А потом снова сильно дернул за штанину вниз, да так, что я соскользнул назад, едва не въехав ему в лицо сапогом.
– Ты меня совсем стянешь… Мешок! – осенило меня, и я, впиваясь в снег руками, помогая всеми частями тела, подполз к тюку. Ухватился покрепче за концы и дернул, на этот раз на себя. Со второй попытки проход расклинило.
Обрадовавшись, попробовал проскочить узкое место «с разбега». Несколько раз повозил мешком туда-обратно, потом с разгону толкнул вперед. Тот проехал не больше фута и словно в стену уперся.
– Да что ж такое!
– Мешок! – снова напомнил о себе эльф.
– Да-да, опять заклинило… – начал было, потом призадумался. Может, я слишком поспешно истолковал его слова? – Что еще может значить это: «Мешок!»? – спросил себя вслух. – Ладно, попробуем проверить.
Я снова дернул тюк на себя. Потом с неимоверным трудом, проявляя чудеса изворотливости, протиснулся мимо мешка с семенами и тут же уперся затылком в скользкий кожаный бок его «собрата».
– Эй, Тилло! – крикнул я, кое-как отдышавшись. – Умер, что ли? Вытягивай свою поклажу! – Снежная стена и набитая семенами кожа поглотили крик, так что уверенности, что носильщик расслышал меня, не было никакой. Я попробовал сам сдвинуть тюк, но, как и мой прежде, он основательно застрял в снежном коридоре. – Еще не лучше! – Я ногами подвинул собственный мешок, расширяя пространство. Потом применил к заклиненному тюку подсказанную эльфом тактику. Дернул изо всех сил на себя. Помогло. «С разгона» налег плечом. После короткой заминки мешок проскочил узкое место. Однако носильщик, который, по идее, должен был находиться по другую сторону, не торопился прийти мне на помощь. Не иначе, поганец, сбежал, бросив застрявший груз. – Выберусь – придушу ублюдка! – пообещал себе. – Куда, интересно, смотрят Алкит с Дрейго?!
Однако чтобы добраться до шеи Тилло, нужно еще выползти из-под завала.
Сжав зубы, я принялся пихать плечом верхний тюк, потом подтягивать свой. Дело двигалось медленно, да и воздуха в промежутке между кожаными мешками оставалось все меньше. Очень скоро я почувствовал, что вот-вот потеряю сознание. Тогда и мне и эльфам точно крышка. Ярвианну ни за что не протолкаться к поверхности мимо меня и двух тюков, да еще и с бесчувственной сестрой на руках.
Я приостановился, стараясь успокоить дыхание. Кислорода, чтобы сделать вдох полной грудью, было явно недостаточно, но все же через пару минут дыхание более или менее выровнялось. Дальше я полз короткими рывками, с такими же краткими передышками, стараясь дышать как можно экономнее, но при тех усилиях, которые приходилось прикладывать, чтобы тянуть-толкать мешки, это удавалось плохо. Вдруг после очередного толчка мешок странно подпрыгнул, и почти сразу лицо окатила волна морозного воздуха. Из ушей будто ватные пробки вынули: так явственно стали слышны негромкие разговоры на поверхности. Взбодренный притоком кислорода, а также здоровой злостью на нерадивых спутников, я выполз на утоптанный наст, чьи-то руки помогли подняться. Еще кто-то потянулся за моим мешком, видневшимся в снежном проходе.
– Дрейго! – ухватил за грудки десятника, позабыв, что, в сущности, тот является моим командиром. – Бездна забери тебя вместе с напарником! Как вы допустили, чтобы Тилло оставил в тоннеле свой тюк?
Десятник и не вспомнил о субординации.
– С ним случилось что-то вроде приступа, – принялся оправдываться он. – Замкнутого пространства испугался или вроде того… Алкит и Арно насилу его вытащили.
– Я ему покажу приступ!
Из лаза показался Ярви. Алкит и Вага бросились помогать ему с Ильяланной.
Мщение трусливому носильщику пришлось отложить. Алкит и Дрейго куда больше заслуживали оплеухи. Они позволили караванщикам покидать мешки на снег и самим развалиться на них, вместо того чтобы занять людей делом. А между тем горный ветер махом выстудил промокшую одежду, и, если оставить все как есть, к утру кое-кто может и загнуться от холода.
– Чего развалились, сучьи дети! – рискуя вызвать новую лавину, заорал я. – Хотите себе хлам отморозить? А ну, подобрали тюки и – в линию. – Дрейго, всех тварей вам в задницу, – уже шепотом продолжил я, – вы решили дожидаться здесь хиллсдунов? А ну, поднимайте людей, выводите из ущелья!
Десятники наконец вышли из ступора, зашевелились расталкивая людей, выстраивая в колонну. Я отправился в хвост, не выпуская из рук обнаженного меча – его вид благотворно действовал на «чрезмерно уставших». Свой тюк пристроил на спину одному из охранников. Когда караван замедлял движение, взбадривал носильщиков парочкой ругательств, из тех, что запомнились со времен моего обучения в Карсе. На втором году профессор тактики на шесть месяцев загнал нас в городские казармы помогать тамошним сержантам. Ныне я сумел оценить полученный опыт.
Часа через два, проваливаясь по колено в снег, мокрые, замерзшие, мы выбрались из ущелья. Под ногами вновь был твердый камень. Алкит разыскал в темноте подходящую площадку для лагеря, но я никому не позволил прилечь, пока не были разведены костры, расставлены караулы, а мешки – сложены в аккуратную горку.
– Если до рассвета что-нибудь случится, башку оторву! – сказал я на всякий случай Алкиту, первым заступившему на дежурство. После этого сон сморил и меня.
Но напряженные до предела нервы не позволили заснуть надолго. С первыми лучами солнца меня словно подкинуло. Я резко вскочил на ноги, во сне почудился отдаленный грохот гномьих барабанов. Прислушался, приложил ухо к земле – точно! Едва различимый, но четкий пульс доносился по подземным жилам. Окинул взглядом стоянку. Костры в основном прогорели, люди вповалку спали вокруг, замотавшись в походные одеяла. Вместе с храпом кое-где слышался и кашель. Но лихорадки я сейчас опасался куда меньше, чем вышедших в погоню гномов.
Из-за горы тюков показалась Ильяланна. Выглядела она довольно бодрой.
– Как вы себя чувствуете? – приветствовал ее я.
Леди глянула на меня неприязненно:
– Что ты имеешь в виду?
– Вчера вы потеряли сознание…
– Со мной все в порядке, – надменно оборвала меня эльфийка. – Но вот лагерь разбит никуда не годно! Мешки свалены как попало.
– Понятно. – Я поспешил отойти от раздраженной дамы. Раз наша нанимательница пришла в себя, можно с легкой душой снять с себя ответственность за караванщиков.
Разыскал Вагу, разбудил его. Подбросив в костер дров, мы досушили сапоги и одежду и даже успели сварить себе по чашке густой тофры, когда фея через десятников объявила общую побудку.
Несмотря на то что караванщики после вчерашнего не сумели до конца восстановить силы, на стоянке решено было не задерживаться. Услышав сигнал к сбору, я вздохнул с облегчением – уже некоторое время мне казалось, что подземный грохот приближается.
Перед выступлением фея собрала всех в круг.
– Хиллсдунские твари близко. Они догонят нас не позднее завтрашнего утра. Мы не успеем покинуть границ горной страны. Впрочем, никакая граница их теперь не остановит. Нам придется принять бой. – Воины из охраны помрачнели. – Не всем. – Леди оглядела строй носильщиков и наемников. – Мне понадобится всего один доброволец. Остальные форсированным маршем двинутся с Ярвианном в Кирнею. Если мы не догоним вас к исходу завтрашнего дня, ты, Дрейго, позаботишься о том, чтобы груз не попал в лапы хиллсдунам. Ни при каких обстоятельствах, ты меня понял? – Десятник кивнул, не сдержав облегченного вздоха: отсылая с караваном, ведьма избавляла его от необходимости делать нелегкий выбор. Ильяланна продолжила: – Значит, осталось лишь избрать мне попутчика. Пусть каждый хорошенько подумает, ибо идти со мной опасней, чем остаться с караваном.
Сказав все это, леди отошла к Ярвианну и принялась вытаскивать из его заплечного мешка какие-то свертки.
Караванщики топтались на месте, бросая исподтишка друг на друга взгляды. Неожиданно вперед шагнул Тилло.
– Я отправлюсь с леди, – решительно обратился он к оказавшемуся поблизости Алкиту. – Пусть кто-нибудь возьмет мой мешок.
Караванщики тут же загомонили. Я слушал их краем уха, наблюдая за Ильяланной и ее братом. Общий настрой был пока непонятен, потом все как-то затихли.
– Мы решили, что пойдет Тилло, – сообщил, подходя ко мне, Дрейго, хотя с утра я счел за благо забыть о вчерашнем моем «командирстве».
Я испытующе оглядел дюжего носильщика. Тяжелая челюсть и решительный взгляд не показались мне убедительными. Видимо, десятник прочел сомнения на моем лице.
– Парень вчера дал слабину, теперь хочет показать себя. Пусть попробует!
Я был другого мнения: воспитательные эксперименты, когда речь идет о выживании, не по мне.
– Глупости. Тилло останется. С леди иду я.
Не дожидаясь, что он скажет, направился к присевшей в отдалении Ильяланне.
Если фея рассчитывала, что на этот раз у нее будет больший выбор спутников, то явно ошиблась. Не следовало сообщать караванщикам о крайней опасности предстоящей миссии. Хотелось верить, что она сделала это из благородных побуждений. Вообще, на фоне всего, что я в последнее время узнал о наших эльфийских нанимателях, если оставить в стороне мою не совсем честную вербовку, поступки леди Ильяланны выглядели вполне достойно. Все, кроме одного…
Момент показался мне подходящим, чтобы разрешить сомнения.
– Миледи… – Ильяланна оторвалась от разбора разложенных на коленях магических принадлежностей. – Мне нужно знать: тот парень, упавший с камней на Граде-ринге, его нельзя было спасти? – Спрашивая, я от всей души желал, чтобы фея сказала: «Нельзя».
– Отчего же, можно, – остудил меня ответ.
– Тогда почему?..
– Почему я велела добить его? – (Она так и сказала: «Я велела добить его», – просто и без малейшего сожаления). – Потому что иногда отнять жизнь милосерднее, чем оставить. Выжив, он до конца дней остался бы прикован к постели. Ты хотел бы такой жизни?
– Нет. – Я избегал встречаться с серым взглядом, испытывая стыд, даже не знаю, за кого больше: за себя – что из малодушия не помешал тогда убийству, или за эльфийку. – Но лишь боги вольны решать, когда и кому из нас следует умереть!
– Неужели? – В голосе феи прозвучала насмешка. – Зачем же тебе твой разум, если все отдавать на откуп богам?
Она была не права, но спорить не имело смысла.
– Боги решают лишь за тех, кто сам не способен ни на что решиться! – убежденно произнесла между тем фея. Она свернула разложенную на коленях скатку с травами и еще какими-то порошками и поднялась. – Раз уж ты вызвался сопровождать меня, идем.
Сначала мы двигались в сторону Кирнеи вместе с караваном. Потом ведьма приметила недалеко от горной тропы подходящий лужок – участок земли, поросший травой и фиалками.
– Остановимся здесь. Поставь палатку, – приказала она. Я без лишних разговоров опустил с плеч сверток с кожаным пологом, служившим палаткой эльфам. Пока вбивал в землю колья, караван скрылся за очередным горным горбом.
– Что теперь? – закончив растягивать полог, спросил я.
– Начинай копать лунки.
– Что-о-о?
– Вот так. – Леди достала из заплечных ножен меч и вырезала его концом небольшую ямку в земле, отвалив в сторону кусок дерна. – Начнешь отсюда, – она показала на самый край зеленой прогалины, – и будешь рыть до того конца луга через каждые два шага.
Я не стал вдаваться в дальнейшие расспросы. Ясно же, что у ведьмы имеется какой-то план, иначе она не отправилась бы навстречу хиллсдунам в компании всего с одним добровольцем. Прокопав первый ряд (вышло не так уж и много лунок, всего тридцать), я глянул вопросительно на эльфийку.
– Следующий, со смещением на шаг, – коротко бросила она.
Часа через полтора работы я изрыл маленькими ямками выбранный участок. Ильяланна все это время смешивала что-то в большой, позаимствованной у Ваги чаше. Когда я уже заканчивал работу, она пошла вдоль прокопанных рядов, бросая что-то в лунки. Я не очень удивился, увидев, что это – семена золотого леса. Не то чтобы у меня были какие-то догадки, просто затея с ямками изначально напомнила процесс посадки овощей на огороде. Закончив с посевом, ведьма вернулась к приготовленной в чаше смеси, добавила туда воды из бурдюка (его притащил я вместе с палаткой), потом подозвала меня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов