А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Еще один спорный момент, – сказал он. – Многих раздражает известие о том, что пилот Диана будет участвовать в состязании за родовое имя, воут?
Марта кивнула.
– Именно. Перигард Залман лично воспротивился этому, как, впрочем, и некоторые другие Ханы. Однако последнее слово в решении этого вопроса принадлежит мне. Но не будем об этом сейчас. От вас мне нужно только одно – готовность вашего тринария к боевым действиям в любой момент.
– В любую секунду готовы служить своему Клану и своему Хану, – отчеканил Жеребец.
Марта посмотрела на него с любопытством и благосклонно кивнула. Видя такое дело, Жеребец решился:
– С вашего позволения, мой Хан, я хочу поговорить с вами об одном деле.
Марта резко вскинула на него глаза, потом секунду подумала и сделала знак продолжать. Жеребец перевел дух и продолжил:
– У меня есть маленькая просьба, мой Хан…
Он сделал паузу, выдерживая взор льдистых очей начальницы Соколов.
Пауза затянулась. Наконец Марта, видимо, насмотрелась на него и сказала:
– Продолжайте.
– Я хотел бы… если это только возможно… получить назначение на Айронхолд, чтобы принять участие в подготовке пилота боевого робота Дианы. Это не имеет никакого отношения к теме вольно и вернорожденных, о чем мы с вами только что…
Подняв ладонь, Марта сделала ему знак замолчать.
– Понимаю, – с легкой усмешкой сказала она. – Поскольку вы были ближайшим, так сказать, сподвижником Эйдена Прайда, то у вас появилось совершенно естественное желание помочь Диане… Насколько я помню, вы находились в группе подготовки Эйдена в тот момент, когда он завоевал родовое имя. Я удовлетворю вашу просьбу… однако немного потерпите. Вполне возможно, что мне понадобится ваша помощь именно здесь, на Стране Мечты. Не могу сейчас все сказать, но…
– Всегда к вашим услугам, мой Хан. Марта улыбнулась:
– Вы ведете себя как-то… по-рыцарски, что ли? Да, именно по-рыцарски, Жеребец. Мне очень приятно, честно.
Жеребец слегка подергал себя за бородку. Обычно он так делал, когда был доволен чем-то и пытался это скрыть.
И тут вдруг на улице, откуда-то со стороны парка, окружавшего комплекс зданий Зала Ханов, затрещали выстрелы, потом грохнуло несколько торопливых разрывов. Жеребец резко вскочил, повернувшись лицом к входной двери и заслонив собой Марту Прайд.
Внезапно Марта рассмеялась, потом встала, подошла к Жеребцу и положила ему руку на плечо.
– Пока нет нужды в таких действиях, – почти ласково сказала она. – Однако, Жеребец, я права: есть в вас что-то такое рыцарское… Похоже, вы действительно преданы своему Хану.
За окном снова затрещали торопливые хлопки. Жеребец напрягся и посмотрел на Марту. Та улыбалась, в глазах ее мерцали веселые искорки.
– Вы забыли, что сегодня новогодняя ночь, – сказала Марта по-прежнему с улыбкой – Наступил, если верить всеобщему календарю, три тысячи шестидесятый год… Кстати, календарь – это, пожалуй, единственное, о чем мы договорились с Внутренней Сферой. Только представьте себе. Жеребец, за тысячу световых лет отсюда люди тоже празднуют Новый год. Действительно, пора заглянуть в будущее.
Жеребец слегка пожал плечами.
– Я не нахожу особого удовольствия в том, чтобы напряженно думать о будущем, – сдержанно сказал он. – Хотя, если подумать, без будущего действительно не обойтись – как, впрочем, и без прошлого.
Марта слегка сжала его плечо – Жеребец даже немного растерялся. Проявление подобных, пусть и незначительных, знаков внимания и расположения встречалось довольно редко среди вернорожденных, а для Хана это был просто-таки вопиющий моветон.
– Мы с вами похоже мыслим, Жеребец, – сказала Марта. – Однако, к большому сожалению, я просто обязана думать о будущем – хотя бы для того, чтобы предотвратить агрессивные действия со стороны других, более предусмотрительных Ханов. Честно говоря, иногда я предпочла бы оказаться в чистом поле лицом к лицу с десятком боевых роботов, нежели с таким же количеством Ханов на Большом Совете. Но сейчас речь не об этом. Спасибо вам за вашу преданность, дорогой Жеребец, и… впрочем, мы успеем еще побеседовать. В следующий раз.
После этого Жеребцу не оставалось ничего другого, как раскланяться и отправиться восвояси.

***
Даже после того, как Жеребец ушел, Марта ощущала его присутствие в своем кабинете.
Мысленно возвращаясь к состоявшемуся разговору, она внезапно поняла, что больше не смотрит на Жеребца как на простого вольнорожденного. Нет, теперь он был для нее настоящим воином и даже более того – товарищем Эйдена Прайда.
Однако сейчас, как ни парадоксально, Марте от Жеребца требовалось именно наличие у того статуса вольно-рожденного – как в плане личном, так и в политическом…
В некоторых Кланах, в том числе и в Клане Нефритового Сокола, вольнорожденным позволяли становиться воинами, и ничего особо страшного никто в этом не видел. Правда, таких воинов все равно не выпускали на первый план, они оставались где-то на задворках – в тылу, максимум во вспомогательных войсках. Однако времена действительно изменились, и теперь Марта хорошо понимала, что сегодня на счету каждый опытный воин, кто бы он ни был по рождению.
Саманта Клис, ее Сахан, была откровенно против того, чтобы вольняг допускали к активному участию в делах Клана, довольно мягко, но настойчиво указывая на то, что Марта, в конце концов, просто рискует своим положением, однако та была уверена, что в нынешние времена особая брезгливость ни к чему.
Времена были действительно, как никогда, тяжелые. Марта уже аттестовала многих молодых воинов, собирала бойцов в других Кланах – посредством испытаний – и проводила состязания за право иметь родовое имя для тех, кого она хотела назначить на высшие командные посты.
Однако по-настоящему сильная армия жизненно нуждалась в опытных бойцах и командирах, и какая, в конце концов, была разница – естественным путем родился в свое время сильный, закаленный в боях, обладающий прекрасным тактическим чутьем офицер или же он был выращен в пробирке? Марта была уверена, что перед лицом опасности, угрожающей самому существованию Клана, все те, кто уверенной поступью идет по пути воина, равны – в том случае, если их преданность не оставляет места для сомнений.
Момент настал – Нефритовые Соколы были сильны, как никогда, их Клан был готов стать во главе нового великого похода, в результате которого Терра наконец будет выхвачена из неправых рук, в которых находилась долгие столетия.
Марта улыбнулась своим думам. В последнее время в голову ей все чаще и чаще приходили мысли, слегка пугавшие ее саму.
В принципе, Марта Прайд никогда не видела себя в роли того нового Мессии, который объединит все Кланы и возглавит великое нашествие. Однако сейчас она ясно понимала, что практически каждое ее действие, даже совершенное еще до момента вступления в должность Хана Нефритовых Соколов, было направлено на достижение единственной цели, и целью этой было возрождение величия Клана… Нет, не возрождение, а восхождение на новую ступень – скоро, совсем скоро Нефритовые Соколы с нею во главе достигнут небывалых высот воинской славы, весть о ее воинах разнесется по всей Вселенной, и горе тому недоумку, который будет противиться их волевой поступи!..
Да, только сейчас, во время новогоднего салюта, Марта Прайд осознала, какое место она должна занять по праву. Путь по дороге истинного воина, по дороге настоящей славы – вот что ее ждет… и ожидало всегда, еще с тех времен, когда она бок о бок училась с самим Эйденом Прайдом.
Однако то время ушло.
II
Учебный центр сиб-группы 111
Лес Керенского
Айронхолд
Кластер Керенского
Пространство Кланов
3 января 3060 года
– Перестань надо мной смеяться, – прорычала Наяд.
– Я вовсе не над тобой смеюсь, – спокойно произнес Энди. – Собственно, я вообще не смеюсь, а просто улыбаюсь.
– Ты лжешь, страваг!
– Ничего я не лгу, и, кстати, ты сама страваг… да и дура к тому же, – по-прежнему спокойно отозвался Энди.
– Ты обзываешь меня… я что, по-твоему, страваг?! – ахнула Наяд.
– Ну да, ты и есть страваг… и вообще, ты первая начала обзываться.
– Ты опять обозвал меня! Все слышали?
Наяд повернулась, обращаясь к остальным членам сиб-группы, большинство из которых, вымотавшись на утренней тренировке, пластом валялись на своих койках.
Идания, ближайшая подруга Наяд, вяло махнула в ее сторону рукой:
– Эй вы, двое, достали уже, перестаньте орать…
– Идания, вольняга, сволочь!.. – вне себя завопила Наяд.
Это был довольно рискованный ход. Идания, которая только что валялась без сил и без единой кровинки на усталом донельзя личике, в долю секунды оказалась на ногах – точнее, на одной ноге, потому что носок второй уже находился на полпути к разгоряченной физиономии подружки.
Однако Энди успел перехватить девушку за талию.
– Идания, извини, но с ней буду драться я, – заявил он.
– Нет, я! – прохрипела Идания, бешено вращая глазами и пытаясь пнуть подружку
Остальные члены сиб-группы вяло заворчали, явно не желая принимать участия в очередной дурацкой разборке.
Каким-то образом Энди все же удалось успокоить Иданию, и та отступила
Повернувшись к Наяд, мальчик посмотрел прямо в злые серые глаза противницы
Глаза эти, кстати, были почти точной копией его собственных – как, впрочем, и у остальных членов сиб-группы, очень и очень похожих друг на друга.
– Ну что, Наяд, – произнес Энди, – выйдем раз на раз, я и ты?
Произнеся эту немудреную тираду, он широко, с удовольствием улыбнулся. Надо сказать, что Наяд просто ненавидела его постоянно улыбающуюся рожу – и вообще, как можно улыбаться сейчас, когда они будут биться в Круге Равных?
Сама Наяд просто не умела улыбаться. В те времена, когда она только что, несмышленышем, появилась, так сказать, из канистры, на ее лице, вполне вероятно, и замечалась улыбка, однако это было довольно давно и, скорее всего, неправда. Девочка смутно помнила какую-то старуху, которая без особого энтузиазма ухаживала за ней, эта сиб-нянька только следила за тем, чтобы у ребенка были сухие штанишки, каша в животе и поменьше синяков на теле – вот и вся забота.
Будущих воинов рано забрали у сиб-няньки и перевели в учебный центр, где они находились под наблюдением сурового сиб-родителя Октавиана, бывшего воина, который состарился и коротал время, оставшееся до похода в могилу, обучая сиб-группу.
В обязанности сиб-родителя входило совершенствование физических навыков будущих воинов и обучение их азам социальной ориентации – то есть Октавиан давал понять членам сиб-группы, кто они такие есть, что такое Клан и каковы права и обязанности вернорожденного.
Через определенное время сиб-группа поступала в ведение сокольничих, которые учили уже не элементарным навыкам, а тонкостям ремесла профессионального убийцы…
Наяд скрипнула зубами. Кроме всего прочего, в Энди ее раздражало еще и то, что юноша был на целый сантиметр выше ее. Сама Наяд с рождения стремилась быть лидером во всем, и это ей вполне удавалось. Но вот что касается физических данных… Девочку приводило в бешенство, если кто-то был выше ее, шире в плечах и так далее.
К примеру, Дэниел был крупнее Наяд, Надя опережала ее на спринтерских дистанциях, а Эдриан с гораздо большим изяществом обращался с холодным оружием. Но все равно Наяд первенствовала в большинстве воинских дисциплин, стремилась совершенствоваться и дальше и надеялась, что в конце концов станет самым великим воином за всю историю Кланов – а иначе зачем вообще стоило появляться на свет?..
Лицом друг к другу – точнее, враг к врагу – Наяд и Энди вступили в Круг Равных. С лица мальчика не только не сходила насмешливая ухмылка, но он еще обнаглел настолько, что отвесил издевательский поклон.
Стоявшая за пределами Круга Идания, которая единственная из всей сиб-группы пришла посмотреть на поединок, не выдержала и рассмеялась. Наяд бросила в ее сторону злобный взгляд.
– Я займусь тобой попозже, вольняга! – крикнула она.
Как известно, среди членов касты воинов слово вольняга являлось самым сильным оскорблением. Вольнягами называли вольнорожденных представителей Клана, то есть появившихся на свет естественным путем. Все вернорожденные, такие как Наяд и члены ее сиб-группы, просто презирали тех, кто не был продуктом деятельности выдающихся генных инженеров Клана.
Хотя Наяд и знала, что без вольнорожденных в жизни не обойтись (должен же кто-то убирать, строить, ухаживать – одним словом, работать), она все равно относилась к ним с большей брезгливостью, чем, скажем, к болотным жабам. Вернорожденные – это да, люди, высшая ступень эволюционной лестницы, а вольняги – это так, пыль. Грязь, одним словом.
Энди, не поднимая головы после своего поклона, внезапно бросился вперед. Подобное поведение привело Наяд, которая всегда и всюду атаковала первой, в дикое бешенство. Мальчик, очевидно, это понимал, и его опережающий удар имел целью именно разозлить соперницу.
Однако в чем-то Энди просчитался, потому что ему не удалось попасть в Наяд. Девочка увернулась от его кулака, уйдя резко влево, а потом, развернувшись вокруг собственной оси, сильно ударила его ногой по спине.
Против ожидания, прием оказался не только эффектным, но и эффективным: Энди рухнул лицом вниз. Наяд моментально вскочила ему на спину.
Чаще всего подобные поединки на этом и заканчивались: стальной захват, удушающий или болевой прием – и все, сопротивление бесполезно. Однако сейчас номер, что называется, не прошел: Энди оказался сильнее, чем думала Наяд.
Неожиданным резким движением он сбросил девочку со спины. Наяд совершенно не ожидала этого и кубарем покатилась по земле, в довершение всего крепко приложившись затылком о довольно крупный булыжник.
Что за ерунда, – удивилась Наяд, – только что площадка была совершенно чистой…
Девочка подняла глаза и внезапно увидела смеющееся лицо Идании, которая стояла на границе Круга.
Так вот оно что!.. Эта вольняга специально подбросила булыжник… Ладно, потом разберемся и с тобой, – мелькнула у Наяд злобная мысль, но хорошенько планы мести она обдумывать не стала, потому как заметила бросившегося на нее Энди.
Стоя на одном колене, она снова резко повернулась (что поделать, любила девчонка изящные боевые развороты!) и локтем со всего размаху заехала бедному Энди прямо в нос. Противник неожиданно закатил глаза, ручьем хлынула кровь, и Энди повалился в пыль
С торжествующим воплем Наяд выпрямилась. Она радовалась лишь долю секунды: Энди открыл глаза, коротким движением ухватил девочку за лодыжки и опрокинул ее навзничь, моментально навалившись на Наяд сверху.
Он дышал ей прямо в лицо, с торжествующей улыбкой вдавливая девочку в пыль, однако Наяд, которой дикая ярость придала просто нечеловеческую силу, ухитрилась выбраться из этого предосудительного положения, врезав Энди обеими руками по ушам – не очень, правда, сильно.
Она вскочила на ноги, намереваясь ударить уже всерьез и на этом закончить бой – Энди стоял на коленях, вполоборота к ней, шея открыта, – но тут вдруг раздался властный голос:
– Прекратите, дети!
Наяд обернулась на голос.
Это оказался Октавиан
У всех троих находившихся на площадке членов сиб-группы мгновенно повысился уровень адреналина.
Дети!..
Да как он только посмел!
Так называли только вольняг, а они… Ужас!
Наяд оскалилась, Энди зарычал, Идания приняла боевую стойку.
Однако и Октавиан не мешкал. Внезапно он оказался совсем рядом, между Наяд и Энди, и, словно клещами, ухватил девочку за воротник рубашки, а ее соперника – за плечо.
Вообще-то в сиб-группе побаивались Октавиана. При достаточно субтильном телосложении он обладал недюжинной физической силой, а на его лице, покрытом страшными шрамами, как два стальных гвоздя, сидели два глаза – если Октавиан смотрел на кого-то, то казалось, будто гвозди эти протыкают насквозь.
У Наяд иногда возникала самонадеянная мысль вызвать наставника на поединок, но сейчас она поняла, что эта самая мысль была просто глупой. В пальцах Октавиана чувствовалась такая сила, что ей стало немного даже не по себе.
Тем не менее она громко сказала:
– Вы зашли слишком далеко, Октавиан! Никто не имеет права входить в Круг Равных, пока идет поединок!
Октавиан улыбнулся, но уж совсем не так, как Энди, – никакого веселья: будто акула разинула пасть.
– Ты пока не воин, Наяд. Вы все – дети, и не забывайте об этом никогда!
Теперь он обращался уже ко всем членам сиб-группы, которые повылезали из казармы на звук его голоса
– Можете это называть Кругом Равных, – презрительно улыбаясь, сказал Октавиан, – если вам так хочется поиграться…
Он замолчал и с нескрываемой насмешкой обвел взглядом серьезные лица.
– Но это не есть настоящий Круг Равных и никогда им не будет! – крикнул Октавиан. – По крайней мере, до тех пор, пока вы находитесь под моей опекой. Перейдете на более высокую ступень подготовки – пожалуйста, калечьте друг друга, отрывайте руки и ноги, сворачивайте шеи, но не сейчас! Из-за чего началась потасовка? – спросил он властно.
Наяд насупилась.
– Он надо мной смеялся, – сказала она угрюмо и посмотрела на Энди.
– И всего-то?
– Да! – с вызовом выкрикнула Наяд.
– Расточительно, – покачал головой Октавиан. – Всем вернуться в казарму. Отдыхать.
Члены сиб-группы потянулись в казарму. Октавиан поднял руку, останавливая Наяд.
Когда они остались одни, Октавиан испытующе посмотрел на нее и медленно произнес:
– Итак, драка началась просто из-за того, что кто-то улыбнулся, воут?
– Ут.
– Глупо, Наяд, – покачал головой Октавиан. – Ты считаешь себя воином раньше времени. Ты пока в сиб-группе, и до Испытания Места остаешься просто ребенком. Можешь идти.
Наяд повернулась и пошла в сторону казармы. Октавиан сказал ей в спину:
– Ты ощущаешь себя воином раньше времени, Наяд, но, надеюсь, ты им станешь.
Девочка замедлила шаг, когда наставник спокойно повернулся и пошел прочь, она, ускорив шаг, направилась в сторону полосы препятствий – там же находились и силовые тренажеры.
Когда Наяд в сто сорок первый раз подтягивалась на перекладине, она уловила в кустах неподалеку какое-то движение и почувствовала пристальный взгляд. Не меняя ритма упражнений, она внимательно наблюдала за возможным соглядатаем.
Через некоторое время у Наяд уже не осталось сомнений, что за ней следят. Девочка невольно призадумалась. В чем, интересно, дело? Кому понадобилось устанавливать за ней наблюдение? Вопросы, вопросы…
Закончив свои экзерсисы, Наяд устало опустилась на скамеечку и принялась составлять план ответных действий.
III
Учебный центр сиб-группы 111
Лес Керенского
Айронхолд
Кластер Керенского
Пространство Кланов
3 января 3060 года
Спрятавшись за цветущими кустами, Пери наблюдала за девочкой, выполнявшей гимнастические упражнения по ту сторону проволочного заграждения.
Хотя ребенку было явно не больше шести-семи лет, девочка была выше ростом, чем обычно полагалось в ее возрасте, и являла собой прямо-таки яркий образчик отличного физического состояния. Упругие мускулы играли на стройном теле, когда она с изяществом и грациозностью выполняла свой акробатический минимум.
Девочка выглядела точно так же, как и любой другой сиб-ребенок на начальной ступени подготовки, за которой следовало обучение на более высокой ступени курсанта. Но внешне особенности девочки перестали что-либо значить, когда Пери внимательнее всмотрелась в ее лицо. Черты этого лица сильно напоминали ей кого-то, с кем Пери была знакома, когда сама была ребенком…
Ах да, ну конечно! Девочка была точной копией Эйдена Прайда, каким он был в ту пору. Это было не просто сходство или одинаковость черт – нет, именно копия… Если бы Пери не отдавала себе отчета в происходящем, то подумала бы, что видит перед собой самого Эйдена, маленького мальчика, заново созданного, готового опять сразиться с окружающим миром.
Даже то, как девочка выполняла упражнения – быстро, собранно и четко, гордая осанка, стремительные движения, – все напоминало Пери погибшего героя Эйдена Прайда…
Пери расхотелось смотреть в ее сторону.

***
Она прибыла в учебный центр, чтобы разузнать что-нибудь о некоем секретном генетическом проекте, зародившемся в недрах касты ученых.
Хотя Пери и сама принадлежала к этой касте и даже занимала достаточно высокое положение в ее иерархии, однако она мало что знала о секретных программах – да к тому же находилась постоянно на периферии последних исследований в этой области не только в переносном, но и в прямом смысле: Пери работала на далекой научной станции Клана Нефритового Сокола, которая располагалась аж на Охотнице, то есть на родной планете Дымчатых Ягуаров.
Именно там она случайно обнаружила, что генетический материал Эйдена Прайда имеется не только в ее лабораторных хранилищах, но и, что было совсем невероятно, в секретном фонде генов Лутеры, города, в котором хозяйничали Ягуары. Интересно было и то, что данные сведения Пери передал вольнорожденный товарищ Эйдена, некий Жеребец.
В поисках ответа на вопрос, каким образом и кем персонально генетический материал прославленного воина распространяется за пределами Клана Нефритового Сокола, Пери отправилась на Айронхолд, в Айронходд-Сити, где располагались представительства руководящего звена ученой касты Соколов во главе с главным ученым Клана, маленьким, похожим на хорька Этьеном Бальзаком.
Однако расследование, предпринятое Пери, скоро зашло в тупик. Бюрократы не желали ей помогать, а по официальным данным, никакие секретные работы с генетическим материалом Эйдена Прайда не ведутся и никогда не велись, а если бы и велись, пояснили Пери ведущие научники, то это не ее ума дело.
Пери ухватилась за ниточку и стала выпытывать, чьего же это ума дело, но никто ей на этот вопрос отвечать уже не собирался.
Тогда Пери попыталась добиться аудиенции у Этьена Бальзака, но очень скоро оказалось, что самый главный (и, очевидно, самый умный) ученый, во-первых, чрезвычайно занят, причем постоянно, днем и ночью, а во-вторых, он страдает кучей всевозможных болячек, что делает встречу с ним не просто проблематичной, но и вовсе невероятной.
Когда же Пери ухитрилась отловить умника со знаменитой фамилией во время его утреннего моциона, то Бальзак, не мудрствуя лукаво, просто убежал от нее, прокричав на ходу, что когда-нибудь они обязательно встретятся…
Короче, ничего у Пери не получалось, а посему она пребывала в перманентно мрачном расположении духа.

***
Сидя у грязной барной стойки в полутемном кабачке, который располагался на задворках рабочего района, она угрюмо потягивала какой-то довольно крепкий, но весьма ароматный коктейль. Как ни странно, лучшую выпивку подавали именно в таких заведениях, а не там, где собирались представители воинской касты, – тем, очевидно, было все равно, что коктейль, что автопушка – лишь бы с ног валило.
Отдавшись во власть невеселых мыслей и вкусного пойла, Пери не сразу заметила, что кто-то уселся на табурет рядом с ней.
Некоторое время Пери вяло осознавала, что сосед ее – мужчина, вероятно, пожилой, судя по легкому, какому-то старческому запаху. Ну и фиг с ним.
– Э-э! Да вы пьете тот коктейль, что обычно подают воинам!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов