А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

У Айзэка было ощущение, что она уже знала, зачем он пришёл и что принёс в своём дипломате.
«Да-а, крепкая девушка», – подумал он и, отпив ещё немного, поставил стакан на столик.
Потом он поднял с пола дипломат, открыл его и, не найдя подходящего места, положил на пол рядом с креслом.
Сара сидела в своём кресле, держа в руке бокал с коктейлем, и с любопытством разглядывала Айзэка. Похоже, она уже приняла решение и чувствовала себя совершенно спокойно.
– Поскольку я уже упустила подходящий момент, чтобы спустить вас с крыльца, то давайте вашу историю и делайте всё сами.
И она, опять улыбнувшись, указала ему на телевизор и окружавшую его опутанную проводами кучу сопутствующих устройств.
У Айзэка камень с души свалился.
На радостях он сделал из стакана приличный глоток и начал вытаскивать из дипломата его содержимое.
Закончили они в пять часов утра. Джон так и не вернулся от приятеля, оставшись там ночевать. Просмотр всех материалов занял три часа, причём Сара не проронила ни слова, а всё остальное время они увлечённо беседовали, болтали, разговаривали и вспоминали, не забывая прикладываться к своим стаканам. За эти несколько часов им удалось сблизиться так, как не всяким удаётся за годы.
Расставались они уже друзьями. Когда Сара, провожая Айзэка, вышла с ним на крыльцо, он, икнув, заявил:
– Ты, Сара, знай! Я с тобой. Я сразу понял, что к чему. А все эти козлы – пошли они!
Она чмокнула его в щёку и сказала:
– Айзэк, ты умница. Позвони мне завтра, а ещё лучше – приезжай.
И подтолкнула его к машине. Айзэк закинул драгоценный дипломат на заднее сиденье, и, сделав Саре ручкой, поехал домой спать. Это было тридцать два года назад.
ГЛАВА 16
Приблизительно в то же время, когда Т-800 шокировал своими дурными манерами престарелую сотрудницу почтового отделения, в другом районе города около телефонной будки остановился белый открытый «Корвет», и из него вышел Настоящий Американский Парень. Он был точной копией того, кто совсем недавно перелез через тюремную ограду в Даркхоул. Но то, что было на нём надето, стоило раз в пятьдесят дороже, чем доставшиеся Т-800 шмотки грабителя и убийцы.
Выбор способов получения информации был стандартным, и в первую очередь использовались простейшие из них. Поэтому Терминатор, как и Т-800, подошёл телефонной будке, взял в руки справочник и сразу обнаружил в нём двух Джонов Конноров. Тут же была опубликована разбитая на пятьдесят страниц карта Лос-Анджелеса. Терминатор быстро просмотрел эти страницы, блок ориентации мгновенно составил из них единое целое и теперь робот точно знал, где он находится и как добраться до цели.
Единственная в справочнике женщина по фамилии Коннор – Сара интересовала его в последнюю очередь. Первым был Джон. Так сказал инструктировавший Терминатора генерал Коннор. При этом лицо его исказилось, и для Терминатора это было похоже на сбои в сервосистеме, управляющей мимикой.
Найти первого в списке Джона Коннора не представляло никакой сложности. Он жил недалеко от того места, где робот листал телефонный справочник. Через несколько минут Терминатор остановил «Корвет» около небольшого белого домика на Акация Стрит. Выйдя из машины, он увидел мужчину лет пятидесяти, одетого в хозяйственный комбинезон. Тот увлечённо ковырялся в небольшой клумбе, украшающей крохотный дворик перед домом.
Терминатор подошёл к нему и сказал:
– Мне нужно видеть Джона Коннора.
Мужчина разогнулся, снял бейсбольную кепку с большим козырьком, вытер со лба пот, опять надел её, внимательно посмотрел на стоящего перед ним амбала и наконец ответил:
– Джон Коннор – это я. Что вам угодно?
Выслушав ответ, Терминатор, не сказав ни слова, повернулся к мистеру Коннору спиной, вернулся к машине, сел в неё и тут же уехал.
Так ничего и не понявший садовник пожал плечами и вернулся к своему занятию. Он не знал, что никак не подходит на роль того, кого искал Терминатор. Всё было бы ничего, да вот только далёкие предки мистера Коннора скорее всего приехали в Америку в трюме невольничьего корабля.
Этот Джон Коннор был негром.
* * *
Отрицательный результат – тоже результат. Поиски продолжались. Теперь Терминатору предстояло проделать по городу около 15 миль, прежде чем он достигнет наиболее вероятного места, где можно будет найти Джона Коннора.
Солина Стрит, 3811.
Подойдя к двери, Терминатор нажал на кнопку звонка. Изнутри дома послышался низкий звук гонга. Прошло время, достаточное для того, чтобы находящийся в доме человек мог отреагировать на звонок. Сверхчувствительные акустические датчики робота не зафиксировали в доме никакого движения. Тогда Терминатор повернул ручку и дверь, оказавшаяся незапертой, открылась. Он вошёл в дом и быстро обследовал все помещения, не производя при этом ни малейшего шума. Дом был пуст. В гостиной внимание Терминатора привлёк висящий на стене фотопортрет мужчины, обнимающего чернокожую женщину. Она держала на руках маленькую смуглую девочку. Это был генерал Коннор, который совсем недавно инструктировал Терминатора перед заброской в другой мир.
Конечно же, лицо этого человека отличалось от того, которое запечатлелось в электронной памяти робота перед отправкой. На этом лице оставили свой след другие эмоции, другая прожитая жизнь, другие окружающие человека обстоятельства. На портрете не было суровых складок и глубоких морщин. Не было и нескольких шрамов, украшавших лицо генерала. Взгляд человека, запечатлённого на фотографии, был мягче, чем у него же в мире стальной смерти. В его глазах не отражалась постоянно подстерегающая его опасность.
У стены под портретом стоял небольшой столик, на котором лежали несколько книг и толстый, переплетённый в дорогую кожу, альбом. Раскрыв его, Терминатор увидел множество фотографий, приклеенных к жёстким страницам. Для него не составило труда определить, что на большинстве снимков запечатлён один и тот же человек в различное время. И через минуту робот точно знал, как Джон Коннор выглядел в каждый из периодов его жизни. В мозгу Терминатора смоделировался процесс превращения лежащего на животе радостного младенца в зрелого мужчину. Ошибки быть не могло.
Терминатор встал к окну, выходящему в сторону улицы и замер в неподвижности. Он ждал.
ГЛАВА 17
Пока Ньютон и Риз ехали до скромного жилища бывшего полицейского, оба не произнесли ни слова. Кайл, повинуясь внутреннему чувству, поверил этому человеку и чувствовал себя спокойно. Из нескольких слов, сказанных Айзэком по телефону, он сделал вывод, что Сара, предупреждённая Ньютоном, покинула место, где ей могла угрожать внезапная опасность. Предупреждён, значит – вооружён. Это было одним из правил, о которых Джон Коннор не уставал говорить бойцам своей армии.
Соглашаясь с тем, что время пока есть, Кайл позволил себе расслабиться и со смешанным чувством зависти и грусти смотрел из окна автомобиля на проплывающий мимо мир, который он должен спасти от гибели. Он понимал, что в этом мире не всё в порядке, что есть боль, несчастья, преступления и смерть. Но этот мир принадлежит людям, и, несмотря на их несовершенство, всё, происходящее в нём, естественно для человеческих существ на той ступени развития, на которой они находятся. И этому миру не угрожают безжалостные порождения параноидального бреда вышедшей из под контроля системы «Скайнет», которая, словно спятивший кухонный автомат, выпекает в своих мрачных лабораториях всё новые и новые виды механических убийц.
Вспоминая о привычных ему ужасах и опасностях, Кайл тем не менее любовался красотой огромного мирного города, яркими огнями реклам и прочими, незнакомыми ему атрибутами мирной жизни. Как бы понимая его состояние, Айзэк вёл машину не спеша, давая Кайлу возможность рассмотреть всё получше. Наконец они подъехали к двухэтажному восьмиквартирному дому, окружённому зеленью, и Айзэк, притормозив, медленно въехал на ведущую к подъезду дорожку. Остановив машину, Ньютон заглушил двигатель, и повернувшись к Кайлу, сказал:
– Ну вот, приехали. Пойдём, Кайл, перекусим слегка и поговорим. Нам есть что рассказать друг другу.
Они вышли из машины, и Айзэк вдруг рассмеялся и сказал Кайлу:
– Да расслабься ты! А то выглядишь, как коммандос в джунглях. В этих кустах нет партизан.
Тут до Кайла дошло, что он стоит, напряжённо пригнувшись, и внимательно изучает обстановку. В этом мире такие манеры могли быть действительно смешны. Он выпрямился и постарался вести себя естественно.
Айзэк отпер входную дверь и они вошли в дом. Квартира, которую уже одиннадцать лет снимал Айзэк Ньютон, была на втором этаже. Конечно же, скромное жилище бывшего полицейского не шло ни в какое сравнение с миллионерской виллой, в которой Кайл хозяйничал полчаса назад, но для человека, всю жизнь ютившегося в сырых и тёмных катакомбах, здесь было опьяняюще уютно и хорошо. Ньютон усадил Кайла на диван, включил телевизор с экраном в добрых полтора ярда и отправился на кухню, сказав:
– Пульт под рукой. Смотри, что захочешь, а я пока приготовлю что-нибудь поесть. И отдыхай. До утра мы не будем предпринимать никаких действий и считай, что ты в очень краткосрочном отпуске.
Кайл откинулся на спинку дивана и подумал о том, что Айзэк прав. Если он знает, что делает, а, судя по разговору с Сарой – знает, то сейчас следует именно отдыхать. Отдыхать перед боем.
Пока он разбирался с пультом, из кухни высунулся Айзэк и спросил:
– Слушай, а ты когда-нибудь пиво пил?
– Нет, – ответил Кайл. – Но я знаю, что такая штука есть. Или, вернее, была.
– Ну, это у вас там она «была». А здесь она очень даже есть.
Кайл опять напрягся и промолчал.
Айзэк подошёл к нему и сказал:
– Не обижайся, парень. Я знаю, какой кошмар представляет из себя ваша жизнь. Но это не повод для вселенской скорби. Всё можно изменить. А пива здесь действительно хоть залейся!
И он вручил мрачному Кайлу высокий запотевший стакан с янтарной жидкостью и красивой толстой пеной сверху.
«Что ты можешь знать», – обидчиво подумал Кайл и отпил из стакана.
На экране телевизора, повинуясь нажатиям кнопок на пульте в руке Кайла, картины реальной жизни сменялись мультипликацией, новости – художественными фильмами, виды прекрасной планеты – кадрами из жизни животных и спортивными передачами. Этот калейдоскоп казался Кайлу невероятным. И в душе воина, отдавшего всю свою сознательную жизнь борьбе со «Скайнет», погубившей такой красивый мир, снова поднялась ненависть к бездушному врагу, который должен быть уничтожен.
Кайл выключил телевизор и вышел на кухню, держа в руке стакан с пивом. Хлопотавший у кухонного стола Айзэк оглянулся на него и, подмигнув, продолжил нарезать что-то очень аппетитное.
– У меня тут не бог весть что, – сказал он, орудуя ножом, – но поужинать можно нормально.
Кайл посмотрел на разнообразную снедь, разложенную на столе, допил пиво и сказал:
– Если это – не бог весть что, то я не знаю… Я такой еды и не видел даже.
– Сейчас увидишь, – пообещал Ньютон и, увидев пустой стакан в руке Кайла, спросил:
– Ну как тебе пиво?
– Нравится, – смущённо, как мальчишка, сказал Кайл.
Пиво, выпитое им, слегка подействовало. Безжалостный воин опять утих в нём. Был получен приказ отдыхать до рассвета, и он отдыхал, тем более что нападение врага, судя по всему, было исключено. Айзэк налил Кайлу ещё пива а сам принялся носить еду в гостиную, расставляя тарелки на низком столике у дивана. Когда всё было готово, он снова включил телевизор, нашёл канал «Энимал плэнет» и, убавив звук, позвал Кайла, со стаканом в руках изучавшего книжную полку.
Во время еды они почти не разговаривали, прерывая молчание лишь замечаниями по сути дела. Замечания касались исключительно соусов, соли, приправ и прочих кулинарных вопросов.
Пока Кайл убирал со стола и относил всё на кухню, Айзэк открыл сейф и вынул из него дипломат с видеокассетами, фотографиями и прочими документами, собранными им много лет назад.
Потом они уселись на диван и Айзэк, открыв дипломат, сказал:
– То, что ты сейчас увидишь, я храню уже тридцать два года. Здесь всё, что я смог собрать. Я обещал тебе, что у тебя глаза на лоб полезут, так вот сейчас оно так и будет. Остальное тебе расскажет Сара, когда вы встретитесь. Начнём, пожалуй, с этой плёнки.
Ньютон засунул в видеомагнитофон кассету с записью допроса Кайла Риза в полицейском управлении Лос-Анджелеса.
– Ты смотри, а я пока буду мыть посуду, – сказал Айзэк. – Я-то уже давно выучил всё это наизусть.
Он нажал на пульте кнопку воспроизведения и ушёл на кухню.
На экране несколько секунд мелькали полосы, и вдруг Кайл увидел самого себя, сидящего в помещении казённого типа и беседующего с толстым неприятным типом. Свой собственный голос показался Кайлу совершенно незнакомым. В нижнем углу экрана были цифры: 09.03.1984.01.06. Через минуту последняя цифра сменилась на семёрку, затем на восьмёрку и так далее. Кайл не мог оторвать взгляд от своего лица на экране. Он был потрясён. С кухни вернулся Айзэк и сел рядом. Кайл даже не заметил этого.
Айзэк внимательно следил за Кайлом и видел, что тот впился глазами в экран и даже не мигал. Этот фрагмент длился около четырнадцати минут и, как только на экране снова появились полосы, Айзэк нажал на «стоп».
– Ну, как тебе нравится это кино? – спросил он у ошеломлённого Кайла.
Кайл сидел не двигаясь и не отрывал глаз от погасшего экрана. Увиденное им никак не хотело укладываться в рамки знакомых представлений о границах возможного. Ньютон понимал, что Кайлу требуется некоторое время, чтобы осмыслить увиденное, и сидел молча. Потом он закурил и, помедлив, сказал Кайлу:
– Ты уже был здесь сорок пять лет назад для того, чтобы спасти Сару Коннор. И ты спас её, солдат. Но, как ты знаешь, до конца ещё далеко даже тогда, когда уже всё кончено.
Эти слова, так знакомые сержанту Кайлу Ризу, вернули его к действительности, и он резко повернулся к Ньютону.
– Что на остальных плёнках? – резко спросил он.
Двадцатилетний парень, только что расслабленно сидевший на уютном диване со стаканом пива в руке, опять превратился в безжалостного воина без возраста, смысл существования которого сводится к борьбе за выживание своего народа.
– Сейчас увидишь, – ответил Ньютон. – Для того, чтобы тебе ознакомиться со всеми материалами, а это необходимо, понадобится несколько часов. Так что торопись, но не спеши.
– Откуда ты знаешь эти слова? – спросил удивлённый Кайл.
– О, я вообще знать многий жизненный правда! – воскликнул Айзэк. – Прошлый жизнь я быть мудрый управитель и ты верить мне есть очень необходимый фактор для успех дела!
Кайл обалдело посмотрел на Айзэка, затем оба рассмеялись.
Ньютон собрался поставить очередную кассету, но тут зазвонил телефон.
– Алло, – Ньютон снял трубку.
Пока он слушал невидимого собеседника, лицо его медленно менялось и, закончив этот короткий односторонний разговор, он посмотрел на Кайла, глубоко вздохнул, затем положил трубку, взял телевизионный пульт и набрал на нём длинную комбинацию цифр.
Экран мигнул и на нём засветилась надпись:
«Спутник 94, Юг, повтор 9 блока новостей „Фокс Ньюс“, 1352, 20.05, заказ 41, абонент Ньютон».
Затем на экране появилась миловидная девушка с очень серьёзным выражением лица и заговорила с середины фразы:
– … в Даркхоул. Власти воздерживаются от каких-либо комментариев по поводу происшедшего. Проводится расследование, в результате которого ФБР надеется установить истинные причины беспрецедентного побоища на территории федеральной тюрьмы. По предварительным подсчётам погибло около пятисот двадцати заключённых и сорок четыре сотрудника службы охраны.
Девушка исчезла, улетев в угол экрана, а вместо неё появилось изображение тюремного двора, заваленного горами трупов.
– Вы видите то, что обнаружили прибывшие на место происшествия полицейские, – продолжал вещать из-за кадра женский голос. – А сейчас – некоторые из кадров, отснятых автоматическими камерами слежения, расположенными на всей территории тюрьмы.
И тут перед глазами Айзэка и Кайла развернулись сцены безумной и непонятной бойни, происшедшей в Даркхоул всего лишь несколько часов назад. Надо сказать, что на Кайла эти кадры не произвели особого впечатления. За свою жизнь он видел гораздо больше трупов. Он только не мог понять, почему эти люди с такой ненавистью убивают себе подобных. Разве что все они сошли с ума…
Кадры, снятые из разных точек, сменяли друг друга, и на них в общем-то было одно и то же. Бессмысленная ярость, жестокость, безумные лица, кровь и смерть. Но вот на экране появился кадр, в котором через тюремный двор, усеянный окровавленными неподвижными телами, не торопясь, шёл рослый мужчина в джинсах и клетчатой рубашке. Подойдя к высокой стене, он оглянулся, и в этот момент Ньютон нажал на кнопку и остановил изображение. Потом он вызвал на экран надпись «Zoom» и стал раз за разом нажимать на одну из кнопок пульта.
Изображение немного приблизилось, потом ещё и ещё, и наконец весь экран размером 61 дюйм по диагонали заняло лицо, очень хорошо знакомое Кайлу. Это было лицо смерти. С экрана вполоборота смотрел прямо в камеру боевой многофункциональный робот Т-800, и в его ничего не выражающих глазах сержант повстанческой армии Кайл Риз увидел вызов судьбы.
Айзэк смотрел на экран и медленно кивал головой, будто в подтверждение каким-то своим мыслям, и изменившимся голосом, совсем не похожим на голос добродушного гостеприимного хозяина, произнёс:
– С приездом, сволочь!
Кайл удивлённо посмотрел на него и поразился тому, как изменилось вдруг лицо бывшего полицейского Айзэка Ньютона. Можно было подумать, что рядом с ним сидит боец повстанческой армии, прошедший все круги ада непрекращающейся войны с роботами. Его лицо выражало решительность безжалостного воина, а глаза приобрели то же бесстрастное выражение равнодушного убийцы, что и у Т-800, смотревшего на них с экрана телевизора.
Ньютон оторвал взгляд от экрана и, повернувшись к Кайлу, сказал:
– Если эта жестянка думает, что приехала на охоту, то так оно и есть. Только охотниками на этот раз будем мы. Что скажешь, сержант Риз?
Сержант Риз не сказал ничего.
Маска смерти растаяла на лице Ньютона, и он, как бы очнувшись, добавил:
– Завтра. А сейчас не отвлекайся. Ты должен ознакомиться со всей собранной мною информацией. Это важно.
Он потрепал Кайла по плечу и встал с дивана.
– Сейчас мне необходимо уехать по некоторым делам, так что сиди дома и жди меня. Я вернусь через пару часов. Нужно подготовиться к встрече высокого гостя. Пиво в холодильнике.
Айзэк вышел за дверь. Через полминуты Кайл услышал звук заработавшего двигателя, затем машина уехала и в доме стало совсем тихо. Кайл сидел напротив телевизора и задумчиво глядел на лицо врага, с которым ему придётся встретиться в ближайшее время. А думал он совсем о другом. Оказывается, и в этом, не познавшем ужасов ядерной зимы и нашествия смертоносных машин, мире, есть крепкие люди. Он убрал с экрана ненавистную рожу Т-800 и вставил в видеомагнитофон следующую кассету.
ГЛАВА 18
По извилистой лесной дороге ехал заляпанный грязью джип «Хаммер». За рулём сидел старина Дик Тернер. Сегодня он успел до захода солнца поставить четырнадцать капканов на лис. Это противоречило закону штата Калифорния, но он плевать хотел на этот закон, как и на многое другое. После того, как его выгнали из Вооружённых Сил за пьянку, Дик Тернер стал браконьером. Одной рукой он держался за руль, в другой была полупустая бутылка калифорнийского портвейна. Дик предпочитал именно этот сорт выпивки. Сейчас он возвращался домой после своих незаконных делишек и у него было отличное настроение.
Лесная дорога сделала последний поворот и Дик выехал на асфальт. До дома было рукой подать. Миль шесть, не больше. Оставалось проехать мимо заброшенного сталепрокатного завода и, остановившись там на минутку, помыть машину. Он делал это каждый раз, чтобы грязная машина не привлекала к себе внимания. Подъехав к известному ему одному месту в полуразрушенной ограде, Дик вылез из машины и отодвинул прислонённый к стене обломок тонкой бетонной плиты. За ним обнаружился торчащий из стены водопроводный кран с подсоединённым к нему шлангом. Напевая вполголоса «Моя милашка имеет одну маленькую штучку!», Тернер размотал шланг и стал мыть «Хаммер». Через несколько минут никто не смог бы заподозрить, что на этой машине ездили по лесу и ставили капканы на лис.
Смотав шланг, Дик засунул его под кран и стал задвигать плиту на место. В это время на стену рядом с ним упала чья-то тень. Дик думал, что он здесь совершенно один и поэтому испугался. Он резко повернулся и оказался нос к носу с евреем средних лет в золотых очках. Тот стоял совершенно неподвижно и смотрел на Дика без всякого выражения. Дик облегчённо перевёл дух, и на смену страху пришла злость. Адреналин пополам с портвейном бросились в голову. Дик не любил жидов и коммунистов, и тут ему пришла в голову мысль о том, что вот сейчас-то, в лесу, без свидетелей…
Перед его глазами сверкнуло что-то металлическое и опустившийся чёрный занавес отделил Дика от жизни. Теперь они не имели ничего общего.
Т-1000 стоял над трупом браконьера и его правая рука теряла металлический блеск и из некоего подобия мачете вновь превращалась в обычную человеческую руку с часами на запястье. Пять минут назад он вышел с заднего двора “Калифорния Стил Индастриз”, где ему посчастливилось овладеть ценнейшей информацией. Завернув за угол, он увидел Тернера, моющего машину и не стал ему мешать. Чистый автомобиль привлекает к себе гораздо меньше внимания. Когда мойка была окончена, Т-1000 приблизился к человеку и, превратив руку в короткий тесак, разрубил ему голову.
Когда обратная трансформация завершилась, робот отвернулся от лежащего Тернера и сел за руль «Хаммера». Он завёл двигатель и поехал в сторону хайвэя. Изменения, произошедшие за прошедшие годы, никоим образом не касались планов Т-1000. Задание должно быть выполнено. Джон Коннор должен быть мёртв.
* * *
Т-1000 отлично помнил, что приёмные родители Джона были уничтожены им тридцать два года назад. Это значило, что тот адрес сейчас не имеет никакого смысла. Где найти новый адрес? Конечно же, в телефонной книге. Для того они и созданы, чтобы любого человека можно было легко найти. То, что по книге его может найти робот-убийца, в расчёт не принималось.
Выбравшись на хайвэй, Т-1000 доехал до ближайшей ярко освещённой дуговыми фонарями заправки, остановился, вышел из машины, дошёл до телефона и через минуту вернулся. Теперь он знал, где искать Джона. Бульвар Ветеранов, 3833. Всё было просто. Садясь в «Хаммер», он заметил, что рубашка на груди забрызгана кровью, которая даже не успела свернуться. Добираться до дома Джона Коннора было далеко, и, чтобы избежать неожиданных коллизий, могущих помешать успешному выполнению задания, было необходимо смыть кровь. Для робота Т-1000 это было плёвым делом. Всего лишь устранение незначительной помехи. Он опять вышел из машины и направился к боковой двери павильона, на которой было написано «Для мужчин».
Минуту назад, когда он был занят исключительно изучением телефонной книги, Анна Азбель, миниатюрная брюнетка, принимающая плату за бензин и торгующая сигаретами и «Кока-колой», вдруг сняла телефонную трубку и позвонила в полицию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов