А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Несмотря на явное неудобство использования двух зеркал, он работал так ловко, будто операционное поле было у него прямо перед глазами. Через минуту картечь была извлечена. После этого Т-800 вытащил девять никелированных пулек диаметром 2 миллиметра из-под кожи на груди. Освободившись от лишнего металла, киборг порылся в шкатулке с нитками и, выбрав тонкую капроновую пряжу телесного цвета, начал шить. Его никто не учил этому, но техника шитья была настолько очевидна, что игла в его пальцах мелькала, как у профессиональной кружевницы.
Через несколько минут все раны были зашиты и Т-800, взяв мокрую губку, стал протирать все испачканные кровью и пылью места на теле. Наконец он бросил губку и внимательно осмотрел себя в зеркале. Всё было в порядке. Малозаметные швы на затылке он прикроет головным убором, дырки на груди не будут видны под одеждой, а шрам на руке и оторванная мочка уха могли говорить о том, что в жизни этого человеку были серьёзные переделки. В платяном шкафу Сары Т-800 обнаружил несколько вещей, принадлежавших Джону и надел просторную футболку с надписью «Браунз» и бейсбольную кепку той же команды.
Внешний вид был восстановлен, теперь следовало позаботиться о машине и оружии. Угнать машину не было проблемой. Несколько серьёзнее следовало подойти к поискам оружия. Он израсходовал почти все патроны и было необходимо вооружиться как следует. Наиболее вероятным представлялся вариант, предусматривающий изъятие необходимого арсенала в ближайшем полицейском участке.
Прежде чем отправляться на поиски необходимого, киборг за несколько минут привёл всё в доме в первоначальный вид. Абсолютная кибернетическая память помогла ему восстановить всё до мельчайших подробностей. Труп Зилбермана он вынес на задний двор и, не замеченный никем в темноте, спрятал его в бурьяне за гаражом. Порванная противомоскитная сетка на двери ведущей во двор, была мелочью, которой можно было пренебречь. Теперь Т-800 был уверен в том, что жертва ничего не заподозрит, если вернётся домой во время его непродолжительного отсутствия. Он вышел из дома через заднюю дверь, запер её за собой и растворился в темноте.
ГЛАВА 33
В полицейском участке на Смоуки Фиш Драйв было, как всегда, спокойно. Лейтенант Элберт Ривердейл, который был дежурным в эту ночь, ужасно хотел спать. В камерах не было ни одного задержанного, не было ни угонов, ни вызовов – ничего. Тишина расслабляла и усыпляла. Двое из полицейских, дежуривших с ним, укатили патрулировать территорию, ещё шестеро сидели в дежурке и лениво играли в карты. Ривердейл был вынужден торчать за стеклом в вестибюле участка и бдительно ждать, когда позвонит какой-нибудь законопослушный гражданин, которого только что ограбили. Тоска, да и только!
Кондиционер не работал, и, чтобы хоть как-то освежить воздух, дверь на улицу была распахнута, а под дверь в перегородке, за которой сидел Ривердейл, была подсунута смятая пачка от сигарет, и через небольшую щель приходила малая толика свежего воздуха. Вообще-то это было нарушением правил, но нарушение часто становится правилом, и пока что обходилось без неприятностей. От нечего делать Элберт стал подсчитывать, сколько часов ему осталось до пенсии. Вычисления были сложными, он сбивался несколько раз, и приходилось начинать сначала. Из дежурки доносились негромкие реплики картёжников, и, машинально прислушиваясь к ним, он опять сбивался и опять начинал перемножать часы, дни и годы.
Неожиданно в открытую дверь уверенно вошёл крупный парень в футболке и кепке команды «Браунз». Ривердейл опытным полицейским глазом сразу определил, что его никто не грабил и не насиловал, и вообще он пришёл не за тем, чтобы пожаловаться на то, что кто-то нарушил его права. Наоборот, он сам мог нарушить права кого угодно. Незаметно для вошедшего сидящий за стеклом лейтенант быстро расстегнул висящую на поясе кобуру и положил руку на пистолет. При этом он не сводил глаз с любителя футбола и подумал о том, что неплохо было бы предупредить ребят о неожиданном визите.
Войдя, парень на секунду остановился и быстрым взглядом окинул помещение вестибюля. При этом его глаза разошлись в разные стороны и тут же, вернувшись в нормальное положение, остановились на заинтригованном этим трюком Ривердейле. Подойдя к стойке, вошедший атлет вдруг рывком открыл незапертую дверь, отделявшую его от суверенной полицейской территории, и быстро вошёл за перегородку. Лейтенант вытащил пистолет, но большего ему сделать не удалось. Бандит неуловимым движением выхватил у Ривердейла «Беретту», при этом он так сильно рванул её, что оторвал Элберту указательный палец. Полицейский не успел даже испугаться. Он был ошеломлён стремительностью нападения и не мог поверить, что это происходит с ним на самом деле. В следующее мгновение нападавший с размаху ударил его пистолетом в висок, и Ривердейл с вдребезги разбитой головой свалился со стула. Он был уже мёртв, но даже в таком состоянии выполнил свой долг. Падая, он задел бесчувственной рукой кнопку тревоги и в участке раздался оглушительный звон.
Игравшие в карты повскакали из-за стола, вытащили пистолеты, а один бросился к двери в оружейную комнату и отпер её, чтобы взять там что-нибудь посерьёзнее табельной «Беретты». Трое бросились в коридор встречать незваных гостей, а ещё двое предпочли сначала тоже посетить арсенал. Сержант Фоули, выскочивший в коридор первым, увидел быстро идущего ему навстречу незнакомца, который протягивал в его сторону руку с пистолетом.
Сработал инстинкт, и Фоули, не останавливаясь, бросился на пол и, перекатившись, скрылся в раздевалке напротив. Тут же, не поднимаясь с пола, он высунулся в коридор и открыл огонь по идущему бандиту с нижнего уровня. Фоули был прекрасным стрелком, и, если бы остался жив, мог бы поклясться, что все пять пуль, которые он успел выпустить в нападавшего, угодили ему прямо в пупок. Шестой по счёту выстрел, прозвучавший в этот вечер в пятьдесят втором участке, был сделан не им. Террорист попал ему точно в ухо и Фоули перестал слышать. Кроме того, он ещё и дышать перестал.
Начало перестрелки заняло не более двух секунд. Те двое, кто оставался в дежурке, видели через проход, как всё произошло. Террорист не дошёл ещё даже до середины коридора, а один полицейский уже был убит. Увидев такое дело, сержант Паркхилл решил не рисковать и, высунув в коридор руку, не глядя выпустил все шестнадцать пуль, стараясь захватить всё пространство коридора. Когда обойма кончилась, его тут же сменил сообразительный рядовой Потакатес и, так же вслепую выставив руку в коридор, открыл беглый огонь. Но он успел выстрелить только два раза, и Пархкилл, только что выкинувший из «Беретты» пустую обойму, увидел, как Потакатес вдруг дёрнулся, и затем какая-то неведомая сила вытащила его в коридор, да так быстро, что ноги оторвались от пола.
Стрельба стихла, затем из коридора раздался тяжёлый удар об пол, и в проёме двери показалась мощная фигура человека, вооружённого уже двумя пистолетами. Его щека была разорвана пулей, и Паркхилл, так и не успевший загнать обойму в пистолет, увидел, что за открывшейся, как второй рот, щекой сверкал металл и это совсем не было похоже на зубные протезы. Были отчётливо видны блестящие кости верхней и нижней челюстей, как бы отлитые из какого-то сплава. И ещё торчал какой-то проводок.
Изумлённый Паркхилл безнадёжно опоздал перезарядить оружие и теперь зачарованно смотрел на поднимающиеся к его лицу пистолеты. Жить ему оставалось не больше пары секунд, как вдруг из двери оружейной комнаты раздался спасительный залп сразу трех крупнокалиберных ружей с пистолетной рукоятью, стоявших на вооружении полиции с 1953 года. Грудь и живот террориста тут же взорвались лохмотьями футболки и клочьями окровавленного мяса. Его качнуло назад, и Паркхилл, придя в себя, нырнул под выставленные вперёд руки убийцы и бросился в коридор. Он успел заметить, что там, куда попала картечь, тоже сверкнул металл.
Выскочив в коридор, Паркхилл услышал сзади ещё несколько выстрелов из помповых ружей. Даже и не надеясь на то, что агрессор повержен, он всадил обойму в рукоятку «Беретты» и, высунувшись из-за косяка, стал расстреливать нападавшего сзади. Пулю за пулей он посылал в широкую спину бандита, но тот, видимо, был очень занят тремя полицейскими, засевшими в арсенале, и даже не обернулся. Это было невежливо, и Паркхилл обиделся. Он сунул пистолет в кобуру и торопливо огляделся. В коридоре стояла сумка с клюшками для гольфа, принадлежавшая сержанту Крейгу, который в данный момент патрулировал окрестности. Паркхилл вытащил одну из клюшек и, грамотно размахнувшись, изо всей силы врезал бандиту по затылку. Звук был такой, будто он ударил молотком по пожарному гидранту.
Террорист, который в это время, постреливая, загонял оборонявшихся копов в оружейную комнату, оглянулся и, мгновенно подняв руку с пистолетом к лицу Паркхилла, нажал на спуск. Раздался щелчок бойка и нападавший, нимало не смутившись, тут же ударил Паркхилла стволом пистолета по голове. Удар был нанесён из неудобной позиции, череп полицейского выдержал, но он лишился глаза и нескольких зубов и, потеряв сознание, упал на пол. Зато остался жив.
Отразив нападение с тыла, бандит повернулся к загнанным в арсенал копам и, бросив бесполезные пистолеты, рванулся вперёд. Трое насмерть перепуганных полицейских продолжали стрелять в него, но, вырвав у одного из них дробовик, он несколькими ударами приклада уложил их. Двоих насмерть, а одного в глубокий нокаут, который продлился восемь дней. Выстрелы прекратились, только оглушающе звенел сигнал тревоги. Семеро окровавленных полицейских лежали в разных позах, стены были забрызганы кровью и покрыты отметинами от пуль. А в арсенале у стеллажа стоял рослый футболист в окровавленной футболке и спокойно, как в магазине, выбирал оружие.
* * *
Сержант Крейг уже в четвёртый раз вызывал по рации дежурного, но тот не отвечал. Крейг повернулся к напарнику, дремавшему за рулём, и пробурчал:
– Ставлю коробку пива на то, что он дуется с остальными в канасту, и не слышит вызова. Поехали в участок.
Они уже битый час стояли в кустах на перекрёстке пятьдесят шестой и Южной Угольной Дороги и ждали, когда кто-нибудь превысит скорость. Но нарушителей не было, и Крейгу это надоело. Он был старшим патруля и принял решение вернуться на базу.
– Поехали, – повторил начальник и толкнул продолжающего пускать пузыри подчинённого локтем в бок.
Тот встрепенулся, завёл двигатель, и они поехали в участок.
Тревожный звон был слышен за несколько кварталов. Услышав его, напарник Крейга прибавил скорости и они подъехали к участку как раз вовремя. Когда они выскочили из машины, из дверей участка, не торопясь, вышел какой-то крутой мужик с сумкой Крейга через плечо. Крейг сразу узнал свою сумку, потому что она была сшита на заказ из ядовито-жёлтой кожи. Только вместо клюшек из неё торчали разнообразные стволы.
– Эй, ты, – рявкнул Крейг, хватаясь за кобуру, – а ну положи руки на голову!
Но вышедший из участка мужик как-то незаметно и быстро преодолел несколько ярдов, отделявших его от Крейга, и ударил того по голове тыльной стороной ладони. Крейг успел закрыться, и это спасло его. Множественные переломы кисти и сильное сотрясение мозга – не такая уж высокая плата за сохранённую жизнь. Его напарник стоял, не шевелясь, и правильно сделал. Бандит бросил на него равнодушный взгляд и, забравшись в патрульную машину, завёл двигатель и скрылся в темноте со скоростью падающего в колодец ведра.
Два долговязых молокососа, привлечённые стрельбой, стояли на противоположной стороне улицы и, потягивая пиво из бутылок от пепси-колы, наблюдали позорное фиаско.
Один из них, восхитившись увиденным, сказал:
– Уау!
А другой сделал жест, будто подтягивался на одной руке, и, зажмурившись, выкрикнул:
– Йес!
ГЛАВА 34
Патрульную машину, на которой Т-800 эффектно покинул разгромленный им полицейский участок, он загнал в небольшой пруд, находившийся неподалёку. Не дожидаясь, когда она, булькая, погрузится на дно, киборг продолжил свой путь пешком. Вернувшись в дом Сары, он заглянул в гараж и обнаружил там автомобиль, на котором она не ездила уже несколько лет. Это был старый «Мустанг» 2014 года выпуска. Убедившись в том, что автомобиль исправен и в баке есть бензин, Т-800 кинул на заднее сиденье жёлтую сумку с оружием и, возвратившись в дом, прошёл в ванную, где снова занялся восстановлением камуфляжа.
На этот раз он обошёлся зашиванием разорванной пулей щеки и сменой футболки. Теперь этот крутой парень выглядел ещё круче. Его щека была украшена мужественным шрамом, полученным, по всей видимости, во время гангстерской разборки. Закончив с этим, Т-800 прошёл в гостиную и вернулся к терпеливому ожиданию своей жертвы. Он не подумал о том, что хозяйка может опознать свою машину по насаженному на антенну пластмассовому роботу с поднятой в приветствии рукой.
В 10.22 утра около дома остановился тёмно-синий «Тандерберд», из него лениво вышел человек в какой-то муниципальной униформе и, сверившись с бумажкой, подошёл, посвистывая, к двери и небрежно сунул в почтовую щель пакет. Потом почесался, рыгнул и пошёл обратно. Там он ещё раз посмотрел в бумажку, кивнул, сел в машину и уехал. Т-800 поднял пакет, упавший на пол, и вскрыл его, так как информация, находившаяся внутри, могла оказаться полезной.
На красивом бланке с золотым обрезом было написано:
«Дорогая мисс Коннор! Ваша лекция на тему „Понижение умственных способностей и склероз у зомби и вервольфов“, которая должна состояться в помещении пансионата „Супермен“ по адресу Каппер Крик, 1014, переносится с 1 часу дня на 2.30 дня. С уважением, дирекция пансионата».
Любой школьник просто засмеялся бы, прочтя такое, но быстродействующий электронный мозг Т-800 воспринял эту липу как руководство к немедленному действию. Он не имел ни малейшего понятия о том, кто такие зомби и вервольфы. Терминатор подтвердил это, когда поинтересовался, что значат эти непонятные для него слова.
Системный таймер Т-800 показывал 10.27, и времени до начала этого варианта операции было хоть отбавляй. Развернув в памяти план Лос-Анджелеса, робот моментально обнаружил на нём указанный в послании адрес. Каппер Крик находился на самой окраине города, и дальше начинались владения фермеров. Добраться туда можно было приблизительно за сорок минут.
Т-800 принял решение прибыть на место за час до указанного в документе срока, а пока ждать жертву в доме. Его системы перешли в режим ожидания, и киборг снова замер, как взведённый капкан.
* * *
«Супермен» никогда не был пансионатом и к проблемам вурдалаков и ходячих мертвецов никакого отношения не имел. До того, как микрорайон был назначен к сносу, и из него выехали все жители, освободив место для бездомных, в этом просторном одноэтажном здании располагался клуб культуристов. Был там и зал, который с некоторой натяжкой можно было назвать лекционным. Внешне клуб выглядел вполне прилично и то, что он покинут, не бросалось в глаза. Задняя дверь «Супермена» выходила на автомобильное кладбище «Хот Дог». Сразу за многоярусными курганами, состоявшими из старых машин, в небо упирался строящийся уже четыре года самый высокий в мире небоскрёб. Скелет здания был готов, но, когда дело дошло до отделочных работ, в дирекции проекта произошёл крупный скандал, и стройку заморозили.
Автомобильное кладбище занимало несколько акров, и проходы между штабелями мятых и ржавых машин представляли собой настоящий лабиринт. Некоторые из них были настолько узкими, что попытаться протиснуться в них можно было лишь рискуя жизнью. Когда-то эта свалка принадлежала одному из коллег отца Айзэка Ньютона. Затем, когда участок отдали под строительство высочайшего здания мира, хозяину дали денег, и он убрался восвояси.
Выбирая это место для приведения в исполнения приговора, вынесенного зловещему посланцу Небесной Сети, участники ночного совещания учитывали досадные и трагические ошибки, по незнанию допущенные много лет назад. Пытаться расстрелять его не имеет смысла, это может только нанести роботу небольшой ущерб и остановить его всего лишь на краткое время. Раздавить его неповоротливым бульдозером тоже не получится. Айзэк предложил накормить киборга мышьяком, но Терминатор серьёзно ответил, что на робота это не подействует, и вариант отпал.
Принятый в конце концов план уничтожения Т-800 сводился к тому, чтобы заманить его в узкий проход между наваленными друг на друга машинами и в нужный момент взорвать заранее установленный там заряд взрывчатки. Тут ему и конец придёт. Каким бы он ни был бессмертным, фунт ультратолуола, способного вскрыть днище тяжёлого танка и подбросить его на десяток ярдов, должен навсегда покончить с монстром. Правда, достаточно привлекательной приманкой для киборга могла служить только сама Сара, и для неё это было очень опасно, но другого способа заставить его появиться там, где нужно, не было. Место было пустынное, так что никто из посторонних не пострадает. Таково было решение военного совета, который продолжался до четырех часов утра.
* * *
Ровно в 1.50, так и не дождавшись Сары, Т-800 активизировался и вышел из дома через заднюю дверь. Открыв гараж, он уселся в видавший виды «Мустанг» и поехал на Каппер Крик. Этот вариант представлялся ему более реальным, чем дальнейшее ожидание, потому что достоверность захваченного им документа не вызывала сомнений. Он ехал аккуратно, придерживаясь графика передвижения, составленного им во время стояния в прихожей Сары Коннор, и прибыл на Каппер Крик, затратив на поездку ровно 39 минут.
Бывший клуб «Супермен» был виден за несколько кварталов благодаря тому, что его название было составлено из объёмных букв вышиной в два ярда, стоящих на крыше. Кроме того, рядом с надписью в позе горизонтального полёта красовался сам Супермен в полумаске и с могучей челюстью дебила. Его сжатая в кулак рука была выставлена вперёд, а складки синего жестяного плаща говорили о сильном встречном ветре. Т-800 поставил машину недалеко от входа и стал внимательно наблюдать за редкими машинами и ещё более редкими пешеходами, появлявшимися время от времени в оперативной близости от клуба.
Потасканная негритянка без передних зубов попыталась применить свои давно потерявшие силу чары в надежде получить доллар, но, увидев непроницаемое лицо, украшенное корявым шрамом, быстренько удалилась. Она знала этот сорт парней. Такой же громила выбил её белоснежные зубы автомобильной монтировкой три с половиной года назад за то, что её недоступность не соответствовала её социальному положению.
Через час цель должна была оказаться здесь, и Т-800 был готов выполнить то, ради чего он прибыл в чуждый ему мир.
* * *
Сара ехала на Каппер Крик, и ей было не по себе. Айзэк, выдавший ей спортивную «Хонду» и портативную рацию, час назад сообщил, что они с Кайлом уже на месте, подарок упакован, и можно принимать гостей. Это значило, что сначала она должна, будучи предельно внимательной, войти в здание клуба, где её будет прикрывать Кайл, вооружённый автоматическим ручным гранатомётом, стреляющим реактивными минигранатами размером с батарейку для приёмника. Затем, если всё будет идти гладко, она должна выйти во двор и ждать. Или, в зависимости от ситуации, не ждать, а сразу же бежать по яркой оранжевой линии, нарисованной флуоресцентной краской прямо на земле и ведущей к ловушке.
Спрятавшийся Айзэк прикроет её огнём из ручного пулемёта с глушителем, мешая киборгу прицелиться или сразу догнать её, а когда Сара забежит в нужный проход и минует лежащий на земле кусок фанеры с крупной надписью «Здесь», ей следует чесать во все лопатки, потому что именно под этой фанерой и будет лежать упакованный Айзэком подарок. Правда, была ещё возможность того, что киборг не клюнет на фальшивое письмо из дирекции несуществующего пансионата, но Терминатор заверил всех, что возможность эта исчезающе мала.
Она раз за разом повторяла про себя порядок действий, пока не зазубрила его на всю оставшуюся жизнь. Наконец она свернула на улицу Каппер Крик и сбавила скорость. Огромные буквы «Супермен» она увидела сразу. И тут же узнала свой «Мустанг», стоявший недалеко от клуба. На антенне торчал выгоревший на солнце пластиковый робот.
«Ах ты, скотина, ты ещё и на моей машине приехал», – подумала Сара, и страх уступил место злости. Но ещё страх пропал оттого, что она первым увидела врага, и ощущение неизвестности улетучилось. Да и тёмно-синий «Тандерберд» Айзэка, стоявший на другой стороне улицы, добавил ей уверенности. На Саре были большие чёрные очки, закрывавшие пол-лица. Т-800 не должен был узнать её до того, как это будет нужно. Она медленно подъезжала к клубу, прикидывая, как выйдет из машины и шмыгнёт в дверь, предварительно сняв очки.
Тут она обратила внимание на приближавшуюся с противоположной стороны компанию развязных голодранцев, ведущих себя достаточно агрессивно. Один из них колотил куском водопроводной трубы по всему, что попадалось под руку. Двое других толкали друг друга, изображая драку. Остальные выглядели не более привлекательно. Это было весьма некстати, потому что они уже подходили к дверям клуба, и парень с обрезком трубы неожиданно остановился и стал мочиться на стенку в пяти ярдах от входа.
Сара увидела, как они жестикулируют, указывая на её автомобиль, и выходят на дорогу, перегораживая ей путь. Она совершенно растерялась и продолжала медленно приближаться к ним. И тут же сделала глупость. Когда один из уличных хулиганов по-хозяйски положил руки на капот почти остановившейся «Хонды», Сара, запутавшись в ситуации, машинально нажала на тормоз, сдёрнула очки и высунулась в окно, чтобы на понятном ему жаргоне объяснить кое-что. Дверь «Мустанга» сразу же распахнулась, и из него выскочил Т-800 с автоматической винтовкой в руках.
Расстояние между машинами было около тридцати ярдов и, выстрелив на бегу, киборг промазал. Звук выстрела привёл Сару в чувство и она, врубив задний ход, нажала на газ. Спортивная «Хонда» скакнула назад не хуже лягушки, и вольготно опёршийся на капот подонок, потеряв опору, смачно приложился мордой к асфальту. За несколько секунд Сара задним ходом удалилась от места происшествия ярдов на сто. Отъезжая, она увидела, как Т-800 выстрелил ещё раз и бросился обратно к «Мустангу». По пути он прикладом сбил с ног обладателя стальной дубинки, у которого хватило ума замахнуться на пробегающего киборга.
Сара затормозила и, когда Т-800, визжа покрышками, тронулся с места, она уже разворачивалась. События развивались не по плану. Это совсем не радовало Сару, но размышлять было некогда, и завершив разворот, она нажала на педаль газа до упора. «Хонда» рванулась вперёд, подпалив резину. Завернув за угол, Сара увидела перед собой прямую улицу, через полмили заканчивавшуюся выездом на хайвэй, ведущий в даун-таун. Другого пути не было, и она погнала спортивную машину в ту сторону. Держа руль одной рукой, она схватила рацию и, нажав кнопку, закричала в неё:
– Айзэк, не вздумайте уходить! Я скоро приведу его куда надо!
Когда она отпустила кнопку, из рации раздался взволнованный голос Айзэка:
– Не беспокойся, мы ждём. Будь осторожна, не ходи по лужам, простудишься!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов