А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

То, что лежало в медленно открывающейся яме, никто не смог бы назвать остатками какого-то там робота. Так, железки. Металл, из которого был изготовлен робот, просто рассыпался и эти мелкие куски опознать было невозможно.
Сара плюнула вниз, повернулась и пошла туда, где лежал Кайл Риз.
ГЛАВА 44
Когда Айзэк Ньютон, кляня всё на свете, мчался к «Супермену», то, не доезжая примерно одной мили, он заметил в небе у вершины небоскрёба несколько раскрывшихся парапланов. Это заинтересовало и обеспокоило его. А увидев у входа в клуб строительный грузовичок, врезавшийся в серый «Мерседес», он понял, что все основные события, скорее всего, уже произошли. Дурное предчувствие охватило его. Выскочив из «БМВ», он услышал вверху далёкий выстрел. Задрав голову, Айзэк попытался разглядеть то, что происходило на страшной высоте. Но расстояние было слишком большим, а кроме того, смотреть приходилось почти против солнца. Но всё же он увидел, как от края крыши огромного здания отделились две крохотные человеческие фигурки и стремительно понеслись вниз.
У Айзэка перехватило дыхание. Он не понимал, что происходит, и сознание собственного бессилия терзало его. Падающие фигурки сблизились, и тут над ними открылось изогнутое крыло параплана. Одна из них, как показалось Айзэку, резко остановилась в воздухе, другая продолжала свой смертельный полёт вниз. И тут, когда она снизилась больше чем на половину высоты здания, Айзэк разглядел, что она сверкает на солнце.
Он с облегчением понял, что это падал Т-800, лишившийся камуфляжного покрытия. Значит, тем, кто спасся на параплане, была Сара. Летящий вниз со страшной скоростью робот мелькнул в воздухе, скрывшись за штабелями ржавого железа, и тут же раздался скрежещущий звук удара металла о металл. Чуть позже туда плавно опустилась висящая под парапланом Сара. Айзэк вбежал в здание клуба, пересёк вестибюль и выскочил во двор. И тут же остановился, как вкопанный. Посреди двора, среди ржавых обломков, разбросанных силой взрыва, лежал окровавленный Кайл Риз. В руке, откинутой в сторону, он сжимал портативный гранатомёт. Его широко открытые глаза смотрели прямо на солнце, и Айзэк сразу понял, что солдат, умирая, сделал всё, что мог.
Он подошёл к лежащему навзничь Кайлу, присел на корточки и закрыл ему глаза. По профессиональной привычке он быстро осмотрел тело убитого посланца из будущего и увидел два серьёзных ранения в грудь. Одно из них находилось точно против сердца. Вздохнув, Айзэк подумал, что за эти неполные двое суток он успел привязаться к смелому и сильному, чистому и наивному парню. Айзеку стало грустно. Он испытывал это чувство каждый раз, когда приходилось навсегда расставаться с кем-нибудь из боевых товарищей. А ведь именно таким успел стать для отставного полицейского Кайл Риз.
Услышав в глубине свалки шум электродвигателя, Айзэк поднялся с корточек и не спеша, потому что точно знал, что спешить уже некуда, пошёл в ту сторону. Когда он вышел из лабиринта проходов между штабелями, он увидел рядом с подъёмным краном Сару, которая как раз завершала уничтожение того, чем стал непобедимый робот в конце этой партии. Она вылезла из стальной ямы, пряча драгоценный микрочип в карман джинсов. Айзэк пошёл навстречу и, не зная, что она уже видела Кайла мёртвым, остановил её.
– Я уже знаю, Айзэк, – сказала она невыразительным голосом, – всё произошло на моих глазах.
Айзэк помолчал и произнёс:
– Надо забирать Кайла и мотать отсюда. Не дай Бог, приедет полиция.
Сара кивнула, на секунду прижалась лицом к груди Айзэка и потом, слегка оттолкнув его, резко сказала:
– Верно! Пошли быстрее.
Они завернули тело Кайла в плед, нашедшийся в «БМВ» и положили его в багажник.
Айзэк сел за руль. Сара молча устроилась рядом и закрыла глаза. За всю дорогу до дома Айзэка она не пошевелилась ни разу. Когда они подъехали, Сара открыла глаза и увидела в открытом окне на втором этаже двух Джонов Конноров. Сходство было поразительным. Оба, не отрываясь, молча смотрели на неё, и Саре показалось, что они уже знают о том, что произошло в клубе «Супермен».
Когда они с Айзэком вышли из машины, он на секунду остановился и затем сказал Саре:
– Иди в дом. Я приеду через час.
Сара непонимающе взглянула на него, Айзэк, чуть помедлив, добавил:
– Кайл. Надо позаботиться о нём.
Сара посмотрела на закрытый багажник «БМВ», скрывающий в себе печальный груз, вздохнула и послушно пошла в дом.
Айзэк бросил взгляд в окно, в котором остался теперь только один Джон Коннор, ненастоящий, сел в машину, аккуратно развернулся и поехал в больницу имени генерала Гранта. Хирург, который в своё время поставил на ноги Билли Бонса, до сих пор продолжал там работать, и Айзэк рассчитывал воспользоваться его помощью. При морге больницы был небольшой крематорий, и это было единственным, что Айзэк мог сделать для выполнившего свой долг солдата повстанческой армии Кайла Риза.
ГЛАВА 45
Когда Айзэк вернулся из крематория, то, прежде чем войти в дом, зашёл в гараж и положил на полку небольшой свёрток, в котором была капсула с пеплом, в который превратился Кайл Риз. Поднявшись на второй этаж, он увидел в комнате Терминатора, по прежнему невозмутимо стоявшего у окна, и сидевшего на диване Джона Коннора. Сары среди них не было.
– Где Сара? – обеспокоенно спросил Айзэк.
Джон развёл руками и ответил:
– Она выпила из горлышка целую бутылку виски и, не сказав ни слова, отправилась в спальню.
Айзэк осторожно открыл дверь в спальню и увидел Сару, спавшую на его кровати. Она лежала на боку, подтянув колени к подбородку, и лицо её было мокрым. Очевидно, она плакала во сне, но сейчас лежала спокойно, и Айзэк, тихо подойдя к кровати, накрыл спящую Сару пледом.
Он вышел из спальни, неслышно затворив за собой дверь и уселся в кресло напротив столика, на котором стояли бутылки и стаканы. Повертев в руках бутылку из-под «Лонг Джона», которую опустошила Сара, он поставил её под стол, открыл другую и налил себе как следует.
Отпив добрый глоток, Айзэк взглянул на часы и, отметив, что сейчас 3.50 пополудни, кратко рассказал о том, что видел, и, посмотрев на Джона, сказал:
– Всё остальное расскажет Сара. Мне не удалось поучаствовать в этом. Я совершил ошибку, поехав в «Суперсэйл». Она прекрасно справилась там без меня. А вот если бы я оставался на месте, Кайл…
Айзэк умолк, допил остававшийся в стакане виски и налил себе ещё.
От окна раздался голос Терминатора:
– Справиться с Т-1000 будет гораздо труднее, так что у вас ещё будет возможность проявить себя. Не стоит огорчаться.
Айзэк вытаращил глаза и уставился на заговорившего робота. Он не мог даже предполагать, что эта железяка вдруг выдаст такую человеческую сентенцию. Джон грустно усмехнулся и сказал:
– Мы тут, пока вас не было, провели небольшое занятие по основам человечности. Ученик попался толковый, схватывает на лету. Да и учитель у него получше, чем был тридцать лет назад.
– Сейчас я знаю, что до переключения от меня был скрыт смысл многих явлений, играющих большую роль в жизни людей. – заговорил Терминатор. – Прежде я не понимал, что руководит людьми в их поступках, некоторые вещи казались мне непонятными и бессмысленными. Теперь, хоть я и отдаю себе отчёт в том, что никогда не стану человеком, мне многое открылось и каждую секунду, проведённую в обществе людей, я получаю неизмеримо больше информации, чем раньше. Я не знал, что процесс обучения может доставлять удовольствие.
– Ты получаешь удовольствие? – удивлённо спросил Айзэк.
– В процессе изменения логических связей, который происходит в моём мозгу при увеличении объёма знаний, в том числе и не имеющих практического применения, внутренние сенсоры, ранее не задействованные, испытывают специфический род возбуждения, который в переводе на человеческие понятия можно назвать удовольствием.
Айзэк, который в это время делал очередной глоток виски, поперхнулся и прохрипел:
– А попроще можно?
– Можно, – отозвался Терминатор. – Повторяю для тупых – да, я могу получать удовольствие.
Джон расхохотался, а Айзэк, поставив опустевший стакан на стол, сказал:
– Кое в чём учитель не изменился, хоть и прошло столько времени. Ладно, гуманисты, что будем делать дальше?
Все замолчали, потом Терминатор произнёс:
– В ближайшие восемнадцать часов любое действие должно планироваться с учётом того, что Сара недееспособна, или, как выразился Джон, надралась, как сапожник.
Против такого резона возразить было трудно, и все умолкли на некоторое время. Потом Джон произнёс, как бы размышляя вслух:
– В прошлый раз Кайл Риз погиб от руки Т-800, а сам киборг был раздавлен гидравлическим прессом. Сейчас повторилось то же самое. Когда я думаю об этом, в голову приходят мысли о том, что судьба не любит менять своих решений, касающихся чьей-то участи.
Терминатор, стоящий у окна, повернул к нему голову и сказал:
– Множественность миров не предусматривает бесконечного числа вариаций того, что вы называете судьбой. Варианты внешнего вида дерева многочисленны, но оно ограничено в пространстве, в количестве листьев, в расположении отдельных частей и так далее. Есть законы, которые соблюдаются при любых обстоятельствах. Мне предстоит самоуничтожение, как и в прошлый раз, и ничто не сможет изменить этого. Мой чип должен быть уничтожен после выполнения задания.
Киборг помедлил и добавил:
– А то может произойти чёрт знает что.
– Да-а… – только и смог вымолвить Айзэк.
Он не понимал, как это робот смог так измениться всего лишь за несколько часов.
Джон был доволен тем, что Айзэк находится в замешательстве, и, подмигнув ему, пояснил:
– Я поинтересовался, с какой скоростью может читать робот. Терминатор ответил, что быстрее человека, но насколько, он не знает. Мы провели эксперимент. Оказалось, что ему достаточно пролистать книгу, выпуская страницы из-под пальца. Правда, пришлось делать это дважды, чтобы перекрыть возможные ошибки. Получилось, что толстый том в четыреста страниц он глотает меньше, чем за минуту. А дальше…
И Джон указал на стеллаж, на котором стояли любимые книги Айзэка, в том числе «Всемирное философское наследие» в объёме двадцати восьми томов 2011 года издания.
– И много ты успел прочесть? – поинтересовался Айзэк, указывая на стеллаж большим пальцем через плечо.
– Все книги, которые там стоят, – ответил Терминатор, – семьдесят семь томов.
– Ну и как, получил удовольствие? – в голосе Айзэка прозвучал сарказм.
– Огромное! – неожиданно выразительно ответил Терминатор и добавил:
– Не то, что некоторые.
Джон опять громко рассмеялся, с довольным видом поглядывая на Айзэка. Айзэк, сам ещё не прочитавший и трех томов из двадцати восьми, налил себе ещё, чтобы скрыть смущение.
В спальне раздался шум падающего с кровати тела и через минуту дверь открылась и на пороге появилась Сара. Она была совершенно пьяна.
* * *
Т-1000 в образе Лесли Харриссона терпеливо стоял в прихожей Джона Коннора и ждал возвращения хозяина. Впрочем, человеческое понятие терпения было абсолютно неприменимо к полиморфному роботу. Он не мог испытывать ни раздражения по поводу слишком долгого ожидания, ни сомнений. Две секунды ожидания ничем не отличались для него от двух дней. Время было для него всего лишь последовательностью событий. Но это не значит, что он мог ждать появления жертвы два месяца.
В течении нескольких минут робот повторно проанализировал все поступившие к нему за последние двое суток данные, и принял решение находиться здесь ещё 22 часа. После этого следовало снова сменить пассивное ожидание жертвы на активный поиск её. Вопрос с новым транспортом решился сам собой, так как ныне покойный Харриссон приехал отнюдь не на велосипеде. Перед домом Джона Коннора стоял новенький белый «Форд Свифт».
* * *
Появление в гостиной пьяной Сары вызвало некоторое оживление, хотя и сдержанное. События этого дня не очень располагали к шуткам и дружескому издевательству. Айзэк быстро встал и, подойдя к ней, обнял за плечи и сказал:
– Сара, шла бы ты лучше спать. Завтра у нас много дел и тебе нужно быть в норме.
Сара посмотрела на него осоловевшими глазами и с трудом произнесла:
– Спать. Спать. Правильно.
Потом перевела мутный взгляд на Терминатора и добавила:
– Молодец. Верю тебе. Очень жаль. Отведи меня в туалет.
Робот немедленно подошёл к ней, и осторожно подхватив за локоть, увёл вглубь квартиры.
Айзэк, усмехнувшись, посмотрел на Джона и сказал:
– Вот так, Джон. Твоя маман влюбилась в робота. А мы, стало быть, теперь ни при чём.
– В каждой шутке есть доля правды. – ответил Джон, – Терминатор обладает некоторыми качествами, ни у кого из людей не развитыми в такой степени, как у него. Надёжность и верность. Сара доверилась Терминатору в первый раз тридцать лет назад, и, каждый раз, вспоминая о нём, всё больше утверждалась в правильности своего мнения. Так что сейчас она чувствует себя с ним увереннее, чем с кем-либо из нас. Мы – люди. И мы ненадёжны. Страх смерти может изменить наше поведение. И даже не в смысле внезапной неспособности выполнения связанных с риском для жизни действий. Страх может исказить восприятие мира и происходящих в нём событий, и что-то будет сделано неверно. Роботу это не грозит. Правда, всё зависит от программы. Его двойник, например, был абсолютно надёжен при выполнении своего задания. Как говорили иезуиты, послушен, как труп. А что касается твоей шутки, то ты и сам знаешь, кто был чемпионом её женского сердца.
Джон помолчал, и, улыбнувшись, добавил:
– А о том, кто чемпион её сердца сейчас, мы лучше помолчим.
Айзэк, который был уверен, что о его давних нежных отношениях с Сарой, начавшихся почти с первого дня их знакомства, никому не известно, слегка растерялся. Но потом, решив, что Джон сегодня слишком часто ставит его в дурацкое положение, ухмыльнулся и сказал:
– Твоё счастье, что она отказалась выйти за меня замуж.
В это время Сара, поддерживаемая Терминатором, показалась из коридора и, сделав рукой непонятный жест, неверными шагами проследовала в спальню. Потом оттуда раздался шум падающего на кровать тела и всё стихло. Робот вышел в гостиную и снова встал у окна. Айзэк встал, заглянул в спальню и, увидев, что Сара аккуратно укрыта пледом, вернулся. Усевшись в кресло и взяв вновь наполненный Джоном стакан, он, прищурившись, посмотрел на Терминатора и спросил:
– А откуда, интересно, ты знаешь, что спящего человека нужно укрыть одеялом?
Киборг, не оборачиваясь, ответил:
– Поддержание температурного баланса является важным фактором, влияющим на оптимальное функционирование организма. Если она простудится, я не намерен вытирать ей сопли.
Очередной лингвистический сюрприз Терминатора уже не так поразил Айзэка, как первые высказывания робота, почерпнутые из книг и из общения с Джоном. Теперь Айзэк только хмыкнул и сделал очередной глоток.
Количество выпитого виски постепенно перешло в качество, и он ощутил приятное тепло в теле и некоторый покой. Правда, покой этот был весьма условен. Как тишина в паузе между вспышкой молнии и ударом грома. А ведь до сих пор, подумал Айзэк, у нас нет плана действий. И тут он вспомнил, что видеокассета, которую он забрал из дома Джона, и на которой заснят Т-1000 в момент убийства Лесли Харриссона, осталась в брошенной им рядом с «Суперсэйлом» машине.
Чёрт с ней. Есть водительское удостоверение с фотографией Харриссона, так что новый облик полиморфного робота известен. Это несколько упрощает дело, но отнюдь не переводит его в разряд пустяков.
И трое мужчин, если Терминатора в этой ситуации можно было считать за такового, принялись за обсуждение завтрашних действий.
* * *
Т-1000 уже полдня стоял, не шевелясь, у окна в комнате дома, в который, по его расчёту, должен вернуться Джон Коннор. Ничто не говорило о том, что хозяин уехал надолго. Робот находился в режиме ожидания, и в этом крайне экономичном режиме он мог просуществовать около шестисот лет. Вдруг за его спиной раздался щелчок, затем тихий звук заработавшего маленького сервомотора, потом ещё один щелчок, послабее. Если бы на месте робота был человек, его мог бы хватить удар. По крайней мере, он подскочил бы на месте от неожиданности.
Роботы не пугаются, и неожиданности не выводят их из душевного равновесия, потому что у них нет души. Как только раздался первый из серии этих тихих звуков, Т-1000 мгновенно перелился в обратную сторону, и там, где только что был его затылок, появилось сверкающее жидким металлом лицо без определённых черт. Вывернувшиеся руки поднялись навстречу возможной опасности, и заканчивались они блестящими широкими обоюдоострыми лезвиями. Неожиданность привела к включению режима полной мобилизации, а в этом режиме даже мимикрия в ряду приоритетов была далеко не на первом плане.
Лесли Харриссон исчез. В комнате стоял переливавшийся хромовым блеском полиморфный робот Т-1000 в своём настоящем обличье. Определив источник звука, он медленно вернулся в прежний вид и подошёл к висящему на стене венку из засохших веток и цветов. Вытянув ставшую в два раза длиннее руку, он, в отличие от Терминатора, не вставая на стул, снял венок, а затем оторвал от стены закреплённую липкой лентой камеру. Крышка отсека, в который вставляется кассета, была откинута.
К камере было подсоединено какое-то неизвестное передающее устройство. Закрыв крышку и перемотав плёнку немного назад, Т-1000 включил воспроизведение и, заглянув в видоискатель, увидел себя, убивающего неудачливого визитёра. Бросив камеру на пол, он даже не стал выяснять, какого рода было это передающее устройство. Ему было ясно одно. Цель знала, что он находится здесь, более того, за ним было установлено наблюдение. Это значило, что, во-первых, он должен немедленно покинуть этот дом. Во-вторых, передающее устройство, подсоединённое к камере, могло транслировать изображение того, что происходило в доме, и необходимо было срочно поменять облик. Вынеся таким образом приговор ещё не выбранной жертве и не задерживаясь ни секунды, Т-1000 вышел из дома, даже не закрыв за собой дверь, сел в «Форд Свифт» и спокойно уехал.
Предательская неисправность камеры, повлекшая случайное открытие кассетного лючка, перечеркнула все планы, которые строили два слегка выпивших человека и один абсолютно трезвый робот.
ГЛАВА 46
Сара проснулась в шесть часов утра. Во рту было сухо, тело чувствовало себя так, будто всю ночь катилось с лестницы, а в голове шумел морской прибой. Она ощущала себя тряпкой для мытья посуды, засохшей на краю раковины. Если бы Сара была профессиональным алкоголиком, то дело можно было бы поправить в пять минут, подойдя к бару. И всё встало бы на свои места. Но, выйдя в гостиную и всего лишь увидев на столике недопитую бутылку виски и прочие аксессуары выпивки, Сара тут же бросилась в ванную и оттуда раздались душераздирающие звуки.
Терминатор, по прежнему стоявший у окна, проводил её равнодушным взглядом и снова уставился на улицу. Наконец Сару перестало выворачивать, и через минуту она вышла из ванной с покрасневшими глазами и мокрой головой. Стараясь не попадать глазами на стол, где стояла бутылка, она проскочила к холодильнику и, открыв его, выхватила оттуда двухлитровую бутылку с лимонным соком. Держа её обеими руками, Сара запрокинула голову и надолго присосалась к горлышку.
В это время Терминатор произнёс:
– Доброе утро!
Сара поперхнулась, выпустив из сжатых губ фонтан сока, и вдруг увидела в облаке мельчайших брызг маленькую радугу, которую создали лучи низкого утреннего солнца, попадавшие в комнату.
Это мгновенное впечатление оказалось настолько сильным, что она сразу же забыла о желании высказать киборгу всё, что она думает по поводу слабоумных калькуляторов с ногами, которые болтают под руку в такой важный момент.
Откашлявшись и переведя дух, она посмотрела на Терминатора исподлобья и ответила:
– Для кого доброе, а для кого и не очень.
После этого она допила весь сок и, ощущая в животе два литра целительной жидкости, вернулась в ванную, разделась и встала под горячий душ. Она даже не заметила Айзэка, спавшего на диване. Джон, устроившийся в кабинете, тоже всё ещё пребывал в крепких объятиях Морфея.
Терминатор, решив, что день начался, подошёл к спящему Айзэку и громко сказал:
– Исаак Ньютон! Проснись!
Айзэк открыл глаза, вытаращился на стоявшего над ним робота, его взгляд медленно становился всё более осмысленным, и наконец он смог произнести:
– Однажды в синагоге меня назвали Ицхаком. С тех пор я туда не хожу.
– Что такое синагога? – спросил Терминатор.
– Пойди в кабинет, там на столе лежит книга, которая называется «Библия». Прочти её быстренько и отстань от меня.
И он снова закрыл глаза.
Но тут же почувствовал, как сильные руки осторожно поднимают его и ставят вертикально.
– Нас ждёт встреча с Т-1000, – сказал робот и, убедившись, что Айзэк стоит самостоятельно, пошёл в кабинет читать Библию.
Айзэк сильно потёр лицо руками, разминая затёкшие мимические мышцы и случайно взглянул на ту самую бутылку, вид которой так подействовал на Сару. Но его реакция была другой. Айзэк налил полстакана виски, и, выдохнув, как перед выстрелом, опрокинул напиток в себя. После этого он убрал бутылку в стенной бар, поставил всё, находившееся на столе, на полотняную салфетку, взял её за углы и вынес в кухню. Там он свалил всё это в раковину и, чувствуя, как с каждой секундой жизнь горячими ручейками растекается по телу, закурил.
Чутко спавший Джон проснулся, когда Терминатор вошёл в кабинет, и теперь с интересом следил за тем, как тот, вонзившись электронными глазами в широко развёрнутую Библию, с шелестом выпускал из-под пальца её страницы. Закончив, он повторил это действие ещё раз, положил книгу на место и повернулся к Джону, лежавшему на старинном канапе.
– Привет, Терминатор! – сказал Джон.
– Привет, Джон! – ответил Терминатор.
– Как дела?
– Нет проблем!
Услышав это выражение, Джон вспомнил опускающегося в чан с расплавленной сталью покалеченного робота и на секунду ему стало грустно. Но, отогнав печальное воспоминание, он быстро сел на диванчике и спросил:
– Ты умеешь готовить завтрак?
– Теперь умею, – ответил Терминатор, – но я слышу, что Айзэк уже делает что-то на кухне.
– Отлично! – сказал Джон и встал. Он, как и все сегодня в этом доме, спал, не раздеваясь.
Когда он вышел на кухню, то увидел Айзэка, жарившего на огромной сковороде яичницу с беконом. Вышедший вслед за ним Терминатор встал к окну, а Джон, слыша из ванной плеск, открыл кран над кухонной раковиной и сунул голову под струю холодной воды. Освежившись, он наполнил водой электрический кофейник и нажал на нём клавишу. Потом вынул из холодильника замороженные оладьи, включил тостер и засунул в него несколько штук.
Подготовка к завтраку была завершена и, будто зная об этом, из ванной вышла одетая в махровый халат Сара. Она выглядела почти нормально и чувствовала себя гораздо лучше. Бросив осторожный взгляд на столик, где недавно стояла злополучная бутылка, и с облегчением убедившись, что её там нет, она сказала:
– Всем доброе утро.
Терминатор, внимательно поглядев на неё, вдруг продекламировал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов