А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

У Т-800 дёрнулась голова, а на кожухе воздухозаборника появилось несколько дырок. Кайл выстрелил ещё раз, но в робота не попал, зато продырявил какой-то трубопровод, гордо выпячивавший хромированные кишки из моторного отсека, и струя зелёного пара ударила вверх.
Неожиданно Сара крикнула Кайлу:
– Держи девочку! Попробуем по другому!
И направила «Плимут» прямо на тормозящую перед ними машину. Кайл схватил протянувшую к нему руки Тариссу и, прижав её к себе, повалился между сиденьями на пол.
И тут Сара врезалась в «Порш». Его бросило вперёд. Догнав его, она повторила удар. И сделала это ещё раз.
При этом она кричала:
– А теперь сам получи, скотина! Нравится тебе?
Т-800 вертел руль, стараясь сохранить правильное направление, и пока это ему удавалось.
Разворот заканчивался, и обе машины выскочили из узкого пространства висящего в воздухе моста и оказались на широком полотне хайвэя.
При очередном ударе «Порш» слегка занесло влево, и Сара решила использовать приём, который неоднократно видела в полицейских съёмках при задержании преступников. Она упёрлась бампером в заднее правое крыло «Порша», который развернуло градусов на тридцать влево, и вдавила педаль в пол. Заработал турбонаддув и, отбросив завертевшийся вокруг своей оси «Порш», машина Сары помчалась вперёд, как дикий мустанг с мексиканской колючкой под хвостом.
Теперь они ехали в обратную сторону и быстро приближались к тому месту, где на встречной полосе люди бегали в темноте вокруг двух перевернувшихся грузовиков и валявшихся по всей дороге жалобно мычавших покалеченных коров. Нескольких из них выбросило на ту полосу дороги, по которой сейчас мчались Сара, Кайл и увлечённая киноприключениями Тарисса. Не сбавляя скорости, Сара объехала одну из них и помчалась дальше.
Т-800, профессионально остановив вращение машины после двух полных оборотов, продолжал погоню. Выбрав траекторию проезда загромождённого участка дороги, робот направил вконец изуродованный «Порш» между медленно едущим джипом с катером на прицепе и лежащей посреди дороги коровой. «Плимут» был в каких-то ста ярдах впереди. На спидометре было «90». И вот, когда Т-800 уже готов был промчаться между джипом и коровой, несчастное животное попыталось подняться на переломанные ноги и, конечно же, снова повалилось на асфальт, но уже прямо перед бампером «Порша».
Тормозить или менять курс было поздно. Породистая скотина весила гораздо больше тысячи фунтов, и даже в лежачем положении была около ярда от земли, так что «Порш» въехал своим низким узким рылом прямо в эту гору говядины. Его задние колёса тут же оторвались от асфальта, и Т-800 вылетел из машины, как из катапульты. В это время Сара посмотрела в зеркало заднего вида и тут же сбавила скорость.
Зрелище Т-800, плывущего в небе мимо ярко освещённого щита с надписью «Выбираем скорость», произвело на неё приятное впечатление, и она издала победный клич:
– Йи-ха!
«Порш», перевернувшись несколько раз, взорвался и на фоне вспышки было хорошо видно, как Т-800, пролетев по воздуху ярдов тридцать, ударился об асфальт, некоторое время катился кубарем и, наконец, замер бесформенной кучей.
Кайлу и Тариссе, наблюдавшим за финальной сценой погони с заднего сиденья, зрелище тоже понравилось, особенно девочке, которая захлопала в ладоши и закричала:
– А можно ещё раз?
Сара и Кайл переглянулись и Сара тихо произнесла:
– Это ничего не значит. Он придёт снова.
Кайл кивнул и так же тихо ответил:
– Да. Я знаю.
Сейчас они направлялись к Айзэку, и Кайл надеялся, что у бывшего полицейского ещё есть пиво.
Сара, сидевшая за рулём, невесело засмеялась и сказала Кайлу:
– Так мне и не удалось пострелять сегодня!
– Ещё настреляешься, – ответил Кайл, которому, честно говоря, надоело каждый день стрелять в том мире, где он родился.
– Ещё настреляешься, – уверенно повторила Тарисса, всё ещё с надеждой оглядываясь назад.
Они бросили побитую машину за несколько кварталов от дома Айзэка и пошли пешком.
ГЛАВА 31
Начинался рассвет. В доме на Солина Стрит у окна стоял человек и наблюдал за проезжающими мимо автомобилями. Движение по улице, на которой стоял дом Джона Коннора, было незначительным, и внимательный наблюдатель мог разглядеть каждого из сидящих в проезжающих машинах людей. Полиморфного робота Т-1000, который принял облик убитого им Лесли Харриссона, никак нельзя было назвать невнимательным, так что от его взора не ускользала ни одна мелочь из происходящего на улице. Он стоял, не двигаясь, всю ночь и охотничьей выдержке этого монстра мог бы позавидовать любой хищный зверь. Он знал, что рано или поздно жертва появится в этом доме и он сможет завершить начатое дело.
И вот его ожидание было вознаграждено. В 8.14 из-за поворота медленно выехал белоснежный открытый «Корвет». Подъехав к дому Коннора, он остановился, и водитель, повернув голову, окинул безразличным взглядом дом, в котором убийца ждал свою жертву, затем отвернулся и так же не спеша тронулся с места и поехал дальше.
В человеке, сидевшем за рулём, Т-1000 безошибочно опознал цель. Джон Коннор проехал мимо своего дома и теперь удаляется в неизвестном направлении. Роботу это не показалось ни странным, ни подозрительным. Такие вещи его не беспокоили. Цель должна быть настигнута и уничтожена. Это всё, что занимало его. Через несколько секунд из дома, принадлежащего Джону Коннору, вышел незнакомый соседям мужчина, быстро дошёл до стоящего неподалёку «Хаммера», сел в него и поехал вслед за удаляющимся «Корветом».
Жертва была идентифицирована, и теперь оставалось выбрать удобный момент для нападения. Т-1000 прибавил ходу и через несколько перекрёстков его «Хаммер» повис на хвосте у белого кабриолета. Сидящий за рулём «Корвета» Терминатор заметил преследователя ещё у дома Коннора. Он видел в зеркало, как из дома вышел мужчина и, быстро подойдя к «Хаммеру», поехал в том же направлении. Мало того, он пристроился за «Корветом» и не отставал уже несколько кварталов, держа одну и ту же дистанцию. Манера его вождения выдавала или профессионала высокого класса или, что было более вероятно в этой ситуации, робота. Терминатору предстояло выяснить, преследует ли его водитель «Хаммера» и, если преследует, кто он – человек или полиморфный робот Т-1000.
«Корвет» резко увеличил скорость и свернул на улицу, которая через несколько кварталов выходила на загородную дорогу местного значения. Пижонский вездеход в точности повторил его манёвр. До шоссе оставалось не более мили по прямой, как палка от швабры, пустой улице. Терминатор вдавил педаль газа и шестнадцатицилиндровый двигатель «Корвета» тонко взвыл. На асфальте остались две чёрные полосы, а стрелка спидометра тут же подскочила до отметки «100». «Хаммер», опоздав на долю секунды, ответил таким же рывком. Ответ на первый вопрос был получен. Преследователю был нужен именно водитель «Корвета». Теперь оставалось выяснить, кто за рулём.
Подлетев к шоссе, уходящему прочь от города и составляющему прямой угол с улицей, на которой происходил предварительный заезд, Терминатор резко затормозил и, пустив машину в управляемый занос, выехал на шоссе боком, сразу оказавшись на нужной полосе. Дав газу, он начал разгон. «Корвет» вёл себя отлично. Мощность бесклапанного двигателя позволяла ему развить скорость, на которой человек уже не смог бы управлять серийным автомобилем. Но, поскольку «Корветом» управлял робот, никакой проблемы не было.
Выехав на холм, Терминатор увидел, что дорога на протяжении ближайших трех с небольшим миль идёт почти прямо и не имеет никаких особенностей, мешающих развить хорошую скорость. Посмотрев в зеркало, он опять увидел сзади широкую морду «Хаммера» и, нажав на газ, полетел навстречу деревенским пейзажам. Одним глазом он следил за дорогой, а другой был направлен то на спидометр, то в зеркало заднего вида. Через двенадцать секунд на спидометре было «170», прямой участок скоро заканчивался, пора было тормозить, а «Хаммер» несколько отставал. Но в конце концов это был вездеход, а не шоссейная комета. И всё же Терминатору теперь было совершенно ясно, что «Хаммером» управляет кибернетическое устройство, а не человек.
Опережая преследователя примерно на полмили, Терминатор остановил «Корвет» на перекрёстке. Та дорога, по которой он подъехал, закончилась на пересекающей её другой такой же. Прямо ехать было некуда. Разве что в поле. Поставив «Корвет» левым боком к приближающемуся на высокой скорости «Хаммеру», Терминатор ждал. «Хаммер» летел ему прямо в левую дверь. Когда расстояние между машинами стало критическим для изменения принятого решения, он дёрнул «Корвет» на полфута вперёд и тут же врубил заднюю передачу и дал газу.
Т-1000, от сенсоров которого не укрылось первое движение «Корвета», мгновенно скорректировал курс с таким расчётом, чтобы машины встретились через полторы секунды. Но, когда мишень резко подала назад, было уже поздно. На предельной для него скорости 175 миль в час «Хаммер» мелькнул перед радиатором «Корвета», пересёк полосу асфальта и, пролетев над краем поля ярдов двадцать, приземлился с небольшим наклоном на правую сторону.
Поле, на котором растут сельскохозяйственные культуры, сильно отличается от асфальтированной дороги, особенно на такой скорости. Зацепившись правым передним колесом за вспаханную землю, «Хаммер» тут же резко перевернулся и, кувыркаясь, как пачка сигарет во время урагана, стал удаляться в поле, теряя колёса, двери и детали обшивки. Остановился он только ярдах в ста пятидесяти от дороги. За ним тянулась полоса взрытой земли, как за самолётом, совершившим аварийную посадку.
Терминатор, наблюдая за крушением, дождался того момента, когда с земли поднялась человеческая фигура и сделала первые шаги в его сторону. Теперь уже никаких сомнений в том, что это был робот, быть не могло. Человек, побывавшей в такой переделке, попросту превратился бы в окровавленный мешок с переломанными костями. Увидев восставшего преследователя, Терминатор не спеша тронулся с места и проехал в обратном направлении примерно одну милю. Выбрав момент, когда кусты скрыли его машину от возможного наблюдения со стороны Т-1000, он заехал за стоящий неподалёку от дороги амбар и вытащил из-под сиденья выданный ему Айзэком футляр с надписью «Специальное снаряжение». Потом забрался в кусты и открыл крышку.
Внутри был полицейский стереотелескоп с кольцевым квантовым усилителем и цифровым стабилизатором изображения. Он весил 22 фунта и обычно использовался со штативом, но Терминатор поднёс его к глазам одной рукой и навёл на то место, от которого он только что отъехал. Он увидел, как увеличенный в сто двадцать раз Т-1000 как ни в чём не бывало стоит на перекрёстке и, подняв руку, останавливает открытый антикварный лимузин нежнорозового цвета, за рулём которого сидела типичная американская блондинка.
Лимузин остановился и, обойдя его, Т-1000 вытащил блондинку из-за руля и отшвырнул её от машины. Потом сел за руль и поехал обратно, в ту сторону, где спрятался Терминатор. Подождав, пока Т-1000 проедет мимо него, Терминатор вынул из кармана селлфон, набрал номер и, услышав «Алло», произнесённое голосом Айзэка, сообщил:
– Розовый открытый «Кадиллак», номер «ЛИЗЗИ», движется в обратном направлении.
– Понял, – ответил Айзэк, – у нас всё готово.
– Конец связи, – сказал робот и отключил аппарат.
* * *
Когда Т-1000 выскочил из дома Джона Коннора и, сев за руль «Хаммера», поспешил вдогонку за «Корветом», из соседнего переулка медленно выехал тёмно-синий «Тандерберд» и подъехал к дому, который только что покинул неизвестный мужчина. Дверь открылась, и из машины вышел Айзэк Ньютон. Подойдя к багажнику, он открыл его, и с видимым трудом вытащил оттуда небольшой, но, судя по всему, очень тяжёлый металлический цилиндр с ручкой, как у ведра. Перекосившись под тяжестью ноши, он донёс его до входа, поставил на крыльцо, порылся в кармане и, вынув ключи, открыл дверь. Войдя внутрь, он поставил контейнер у стены и на всякий случай решил быстро осмотреть дом. Войдя в спальню, Айзэк резко остановился, увидев на полу неподвижного мужчину со свёрнутой на сторону шеей. Не сводя с него глаз, он подошёл к убитому.
Когда Айзэк служил в полиции, ему приходилось видеть много разных трупов, в том числе и таких. Так что, покачав головой, что должно было означать что-то вроде «ну и ну!» он вздохнул и, присев на корточки, осторожно вытащил из заднего кармана лежащего человека бумажник. Заглянув в него и убедившись в том, что водительское удостоверение на месте, он убрал трофей в карман своей куртки и вышел в гостиную. Подумав несколько секунд, он положил на верхний торец цилиндра маленький обломок веточки, упавший с венка, висевшего на стене. Затем вынул из спрятанной в засушенных ветках видеокамеры кассету, вставил новую и вышел из дома, не забыв запереть за собой дверь. Не оглядываясь, он подошёл к машине, сел в неё, завёл двигатель и уехал.
В свинцовом цилиндре, стоявшем у стены в гостиной Джона Коннора, был образец радиоактивного изотопа, который тридцать лет назад был изъят доблестной полицией у контрабандистов. Они промышляли незаконными поставками тяжёлых металлов в страны третьего мира, которые хотели обязательно иметь атомную бомбу. В общем-то, это было надувательством, потому что из того, что они продавали властолюбивым африканским царькам, бомбу не смог бы сделать и сам Оппенгеймер, но закон есть закон, и мошенники отправились за решётку. А один из арестованных контейнеров куда-то делся. Поискали – и забыли.
Внешний объём свинцового цилиндра занимал около двух галлонов, но отверстие, в котором хранилась опасная дрянь, было всего дюйм в диаметре. Несколько унций стронция-90 находились в самом центре контейнера, и отверстие было закрыто опущенным в него столбиком свинца с колечком сверху. Этого было достаточно, чтобы контейнер был безопасен.
Контейнер был выкрашен весёленькой сиреневой краской, а на верхнем торце была непонятная надпись «Джон Коннор 2029».
* * *
Т-1000 вернулся в дом Джона Коннора через двадцать минут после того, как бросился в погоню, не увенчавшуюся успехом. Объект проявил высокий уровень подготовки в части управления транспортными средствами, и первая попытка робота оказалась неудачной. Он был уверен в том, что объект не заметил, где именно началась погоня, и спокойно вернулся к месту своей засады. Поставив шикарный лимузин на стоянку у пиццерии, за два квартала от дома, он проделал оставшийся путь пешком, открыл дверь и вошёл внутрь.
Приготовившись ждать на том же месте у двери, он неожиданно обратил внимание на стоявший у стены металлический цилиндр, которого он, видимо, не заметил прошлым вечером. Подойдя к нему, робот прочёл странную надпись и, поскольку его интересовала любая информация о Джоне Конноре, нагнулся и потянул за колечко, закреплённое на небольшой крышке, имевшейся на верхнем торце контейнера. Длинная цилиндрическая пробка вышла из отверстия, и Т-1000 увидел лежащие на дне скважины небольшие куски какого-то вещества. В этот момент узкая струя смертельно опасного для человека радиоактивного излучения ударила в его голову. Для того, чтобы это было опасно для робота, ему нужно было бы простоять над контейнером часов тридцать, так что полученная им доза была для него, как слону дробина. Кроме того, чувствительная к радиации область его полиморфного тела находилась в груди. Поэтому в первые секунды робот ничего не понял.
Перевернув тяжёлый контейнер, он вытряхнул его содержимое на пол, и тут же анализирующая система подала сигнал тревоги и определила, что источником излучения являлся стронций-90, находившийся в металлическом цилиндре. Т-1000 был облучён. Это было неопасно, но всё же робот быстро положил образцы обратно и задвинул на место пробку. Т-1000 не понимал, для чего Джону Коннору понадобилось держать у себя радиоактивные изотопы, но, поскольку никакой полезной информации в этом не было, поставил контейнер на место и вернулся к дверям ждать свою жертву.
Он подвергался воздействию радиации всего 13 секунд, но этого было вполне достаточно для того, чтобы его тело, а особенно голова, само стало источником устойчивого излучения. И теперь чувствительный счётчик Гейгера мог засечь его на расстоянии не менее пятидесяти ярдов не хуже, чем престарелый хиппи чует запах марихуаны из соседней комнаты.
ГЛАВА 32
Джон Коннор и Айзэк Ньютон уже начинали нервничать, когда наконец дверь открылась, и в квартиру вошли слегка потрёпанные Кайл с Сарой и маленькая Тарисса, которой уже надоело постоянно сидеть на руках у бабушки. Они были в полном порядке, если не считать подсыхающих порезов на руках Кайла. Увидев Джона, Тарисса бросилась к нему и стала возбуждённо пересказывать события последних сорока минут.
Кайл положил сумку на пол и пошёл в ванную отмывать руки. Сара, сбросив амуницию на диван, направилась к бару, а Джон с Айзэком, натянуто улыбаясь, слушали детскую интерпретацию захватывающей погони со стрельбой. Наконец Тарисса дошла до финальной сцены с летящим в воздухе каскадёром, и, когда её рассказ был закончен, Сара рассказала, как этот каскадёр повстречался им ещё до того, как они вошли в мотель.
Когда Кайл вышел из ванной, и Джон стал бинтовать его руки, Сара отозвала Айзэка в сторону и тихо сказала ему:
– Айзэк, отвези Тариссу куда-нибудь подальше, и чтобы даже я не знала – куда.
– Ладно, – ответил Айзэк, и, повернувшись к Тариссе, весело воскликнул:
– А не поехать ли нам с тобой, малявка, в одно очень интересное место? Бабушка сказала, что мне можно тебя забрать.
Тарисса, очень довольная тем, что в такое позднее время её ещё не гонят спать, подскочила и закричала:
– Поехали, поехали! А куда мы поедем?
Айзэк сделал таинственное лицо и, наклонившись к девочке, вполголоса произнёс:
– Пока что это секрет. Но тебе будет очень интересно.
И они начали собираться.
Наконец за ними закрылась дверь, и все оставшиеся, не считая Терминатора, который по-прежнему был на посту у окна, расселись по креслам, запасшись пивом и коктейлями.
– Однако, резвый парень этот Т-800. Интересно, где он сейчас? – сказал Джон.
От окна раздался голос Терминатора:
– С вероятностью до девяноста восьми процентов он вернулся в то же место, откуда приехал в мотель, то есть в дом Сары Коннор, и продолжает ждать её там. У него нет достаточных оснований считать, что его местопребывание раскрыто противной стороной. У нас с ним одна и та же стратегическая программа, поэтому я почти точно знаю, что он может предпринять в том или ином случае.
Сара посмотрела на говорившего и согласилась с ним:
– Да, пожалуй, это так и есть.
Джон, слушавший их разговор, кивнул и сказал:
– Вступать с ним в прямой поединок нет никакого резона, поэтому следует подготовить ловушку и уничтожить его наверняка.
– Верно, – сказала Сара, – но для этого его нужно выманить, а единственной приманкой, на которую он может клюнуть, являюсь я сама. И подставить ему фальшивку мы не имеем возможности. Маленького робота у нас нет.
– Но, мама, – начал было возражать Джон, – сколько можно рисковать? В конце концов мы…
– Джон, хватит об этом, – резко оборвала его Сара, и он замолчал, потому что знал, что если мама говорит так серьёзно, лучше ей не возражать.
Слово взял Кайл:
– Оба робота здесь. Судя по тому, что они поджидают Джона и Сару на местах, они не знают, что обнаружены. Несмотря на то, что первый ход остался за Т-800, мы имеем преимущество. Завтра с самого утра мы займёмся Т-1000, а сейчас необходимо придумать, как заманить в капкан Т-800.
Сара уже полчаса слушала суровые рассуждения мужчин, но думала в это время совсем о другом. Теперь она была совсем уже взрослой женщиной и, хотя память о Кайле Ризе, отце её сына, хранилась в самом нежном месте её души, сейчас она с высоты прожитых лет видела перед собой жёсткого не по годам и пожеванного железными челюстями войны двадцатилетнего мальчишку. Думая об этом, она постепенно ушла мыслями в далёкое прошлое и снова обнимала Кайла в мотеле «Тикки» на Тихоокеанском побережье.
Да, она всё ещё любила его, а он не знал этого, и слава Богу. Хорошо бы она выглядела, если бы сейчас полезла к нему с объятиями! Эта мысль рассмешила её, и она фыркнула.
Мужчины прервали обсуждение стратегии и тактики борьбы с врагом и уставились на Сару.
– Нет-нет, – успокоила она их, – это я о своём, о женском.
И снова хихикнула, посмотрев на Кайла. Он пожал плечами и продолжил разговор с Джоном. А Саре вдруг захотелось заплакать и, чтобы отвлечься от этих трагикомических переживаний, она встала и пошла к бару. Джон проводил её глазами и собрался что-то сказать, но тут дверь открылась, и в комнату вошёл Айзэк.
– Задание выполнено, – доложил он, встав «смирно», – объект доставлен в безопасное место, где и будет находиться вплоть до окончания боевых действий!
– Вольно, – ответила Сара и облегчённо вздохнула.
Айзэк отвёз Тариссу в местный зоопарк. Он занимал огромную территорию, и многие его сотрудники жили прямо там, в небольшом жилом корпусе, расположенном неподалёку от сектора мелких хищников. Зоопарк походил на большой дикий лес, и там было настолько интересно, что можно было быть уверенным в том, что несколько дней Тарисса не будет даже вспоминать о бабушке и папе. Ей будет позволено трогать любых животных, задавать любые вопросы и везде совать свой нос. Естественно, при соблюдении определённых мер безопасности. Лет пятнадцать назад Айзэк отбил у гангстеров похищенную ими дочь директора зоопарка, и теперь тот был готов сделать для Айзэка что угодно, не размышляя ни секунды.
* * *
Т-800, вернувшийся в дом Сары после первой неудачной попытки, прошёл в ванную и, сняв рубашку, разорванную от удара об асфальт, подошёл к зеркалу. Обследуя полученные повреждения, он задействовал часть ресурсов процессора для анализа происшедшего. То, что жертва прибыла в мотель почти одновременно с ним, было почти стопроцентной случайностью, обусловленной присутствием в отёле её внучки. Они не встречались до этого, и, кроме того, о том, что он находится в её доме, не знал никто. А тот, кто мог владеть этой информацией, сейчас лежал в спальне мёртвым.
Продолжая стратегические размышления, киборг отметил, что нужна новая машина взамен «Порша», который он бросил на хайвэе. Провалявшись на асфальте в отключённом состоянии около десяти секунд, он воспользовался суматохой и угнал медицинский фургон, но использовать такое заметное транспортное средство в целях слежки и возможной погони было нецелесообразно, поэтому фургон сейчас сиротливо стоял на перекрёстке в двух кварталах от временной базы Т-800 и ждал, когда всполошившиеся эскулапы найдут его.
Повреждения, обнаруженные после тщательного осмотра, были незначительны. Оторванная мочка левого уха, на груди несколько отверстий от мелких пуль «Узи», четыре картечины под кожей затылка и разорванная искусственная плоть на тыльной стороне правой кисти. Кровь, которая могла вытечь из псевдососудов, уже вытекла, поэтому нового кровотечения не будет. Картечь из головы следует извлечь, так как под короткой стрижкой были видны крупные волдыри.
Вооружившись вторым маленьким зеркалом, робот взял позаимствованный в женском хозяйстве Сары пинцет и начал извлекать из под кожи на затылке свинцовые кубики.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов