А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Когда всё кончилось, и снаружи не осталось ничего живого, он спокойно спустился по лестнице, открыл дверь и вышел в тюремный двор.
Т-800 не спеша, но и не тратя ни одной лишней секунды, обходил двор в поисках одежды, не запачканной кровью. Наконец он увидел лежащий у стены труп со свёрнутой шеей. Его одежда была лишь слегка запачкана пылью. Этот заключённый был даже покрупнее, чем робот-убийца. Вариант был подходящим, и Т-800 ловко раздел покойника. Собрав шмотки, он опять скрылся в дверях корпуса «А». Там он прошёл в душевую, и через несколько минут во двор тюрьмы вышел высокий спортивный парень с мокрыми после душа волосами. Он был одет в синие джинсы, клетчатую рубашку с закатанными рукавами и крепкие ботинки из толстой кожи. Подойдя к двадцатифутовой стене, он остановился на секунду, как бы примериваясь, затем, цепляясь непонятно за что, быстро вскарабкался наверх, спрыгнул на другую сторону и скрылся в неизвестном направлении.
Через семь с половиной минут прибыли полиция, морская пехота и ФБР. Газ к тому времени весь вышел, а его остатки развеяло ветром, так что никто не пострадал. Лишь один не в меру любопытный полицейский додумался понюхать, чем это пахнет из трубы, торчавшей из стены в одном из разгромленных помещений корпуса «А». Доза, которую он получил, оказалась невелика, а нервы у его коллеги, на которого он решил броситься, были на пределе после увиденного. Так что неудавшийся берсеркер тут же получил рукояткой пистолета по башке и был благополучно связан. Потом он так и не смог объяснить, что это на него вдруг нашло. Это ему объяснили другие.
Позже, когда началось расследование, член сенатской комиссии, зайдя вечером в незабвенный «Алькатрас», нагрузился алкоголем по самые брови и вступил горячий спор о допустимости использования средств, подобных SBB, с представителем Пентагона, тоже не тратившим время в баре зря. Мнения разошлись и дело кончилось дракой. Вашингтонский шпак, получив от оппонента в зубы, пришёл в неописуемую ярость безо всякого SBB и в ответ откусил у бравого вояки ухо.
На территории федеральной тюрьмы Даркхоул было установлено 67 телевизионных камер, и всё, что произошло 11 июля 2029 года, было записано в память центрального сервера тюрьмы. Отснятый бесстрастными камерами материал произвёл потрясающее впечатление на всех, кто его видел. Во всём произошедшем было много странного. В том числе и непринуждённое отбытие неизвестного спортсмена, отправившегося разыскивать Сару Коннор.
ГЛАВА 5
11 июля 2029 года война между людьми и взбесившейся «Скайнет» была окончена. Ценою невероятных усилий и колоссальных жертв люди вернули себе свой мир. В Лос-Анджелесе, штат Калифорния, находился один из захваченных людьми бункеров, в которых базировались основные элементы Небесной Сети. Он был расположен глубоко под землёй и его устройство и архитектура полностью исключали какое бы то ни было присутствие здесь людей. Всё, что можно было увидеть в этих стальных пещерах, было настолько чуждо человеческой природе, что те, кому довелось побывать в цитадели машинного разума, получили достаточно неприятные впечатления, граничащие с шоком.
В глубине подземного лабиринта разведчики повстанческой армии нашли хранилище, содержимое которого привело их в замешательство. О находке немедленно сообщили командующему, и через несколько минут генерал Джон Коннор и лейтенант Фуэнтес были на месте. То, что они увидели, заставило Джона Коннора серьёзно задуматься.
В просторном зале, стены которого были покрыты изморосью, рядами стояли неподвижные обнажённые человеческие тела, и каждое из них было точной копией смертельно опасного Терминатора, много лет назад посланного Небесной Сетью убить Сару Коннор. Она должна была стать матерью человека, который в своё время возглавит человечество, восставшее против убийственного безумия свихнувшейся кибернетической системы «Скайнет».
Реакция Фуэнтеса была простым и надёжным инстинктом солдата. Он сдвинул предохранитель импульсного «Ремингтона» и с ненавистью произнёс:
– Сейчас я вам устрою праздничек!
Однако Коннор остановил его движением руки и сказал:
– Оставьте меня здесь одного.
Никому из членов повстанческой армии и в голову бы не пришло возражать генералу Коннору. Этот человек пользовался абсолютным доверием, и даже самый странный его приказ был бы исполнен без тени сомнения. Его авторитет был непререкаем и Фуэнтес вместе с несколькими солдатами, изумлённо глазевшими на шеренги застывших, словно изваяния, врагов, немедленно вышли из помещения и плотно закрыли за собой дверь.
Генерал Джон Коннор неподвижно стоял перед рядами Терминаторов, и на его лице можно было прочесть страшную усталость и глубокую скорбь. Несколько минут назад он послал в прошлое своего отца. Он знал, что Кайл Риз погибнет, спасая его мать, но не мог ничего поделать. Это должно было свершиться. Избежать жертвы было невозможно. Сейчас Джон выглядел не лучшим образом, но никто из его воинов никогда не видел его в подобные моменты. Джон не допускал того, чтобы кто-то из его армии мог усомниться в его твёрдости и уверенности. Он был не просто командующим повстанческой армией. По сути дела он был вождём всего человечества, и от его решений зависела судьба миллионов людей.
Несколько минут назад датчики показали ещё один импульс, свидетельствовавший о прохождении через темпоральное поле какого-то объекта. Следовало принимать меры.
Генерал Джон Коннор стоял перед строем могучих воинов противника, похожих друг на друга, как две капли воды. Минута слабости прошла, решение было принято, и он решительно поднял голову, как командующий, готовый повести свои войска в решающий бой.
Протянув правую руку с выставленным указательным пальцем в сторону ближайшего к нему Терминатора, Коннор резким голосом произнёс:
– Ты!
В ту же секунду Терминатор открыл глаза и, не мигая, уставился на Коннора.
– Шаг вперёд!
Терминатор послушно вышел из строя.
Генерал Коннор незаметно перевёл дух. До последнего момента он не был уверен в том, что эта затея увенчается успехом. Однако пока что всё шло хорошо.
Джон Коннор вынул из кармана ту самую фотографию, которую он показывал идущему на смерть Кайлу Ризу и поднёс её к лицу Терминатора.
– Слушай меня внимательно, – сказал Коннор и начал говорить. Он знал, что ни одно из его слов не будет забыто и Терминатор не отступит от поставленной перед ним задачи ни на шаг.
То, что было сказано бесстрастной машине-убийце, неподвижно стоявшей перед ним, стоило Коннору большого труда. Глядя в невыразительные серые глаза робота, он рассказывал, как найти Сару Коннор, как через неё выйти на Джона Коннора и как робот должен хранить жизнь мальчишки. Жизнь Сары была на втором месте в ряду приоритетов.
Для одного дня этого было многовато. Не так-то просто сначала послать на смерть собственного отца, а затем добавить, что безопасность матери не играет особенной роли.
Стоявшие за дверью лейтенант Фуэнтес и двое солдат молча гадали о том, что же делает оставшийся в этом паноптикуме генерал Коннор. Обсуждать что-либо, касающееся Джона Коннора, было не принято. Предполагать же можно было всё, что душе угодно. Даже то, что генерал решил отвести душу, лично уничтожив всех роботов, стоявших в холодильнике. Но никто не мог ожидать, что через пятнадцать минут дверь откроется и генерал Джон Коннор выйдет из хранилища рука об руку с чудовищем, созданным «Скайнет», и уверенно прикажет:
– Передайте техникам, чтобы немедленно готовили генератор времени. Через восемь минут – запуск!
Ошеломлённые солдаты бросились в темпоральную лабораторию, а Фуэнтес, не в силах произнести ни слова, таращился на Терминатора, спокойно стоявшего рядом с Коннором. Генерал чуть заметно улыбнулся, глядя на опешившего лейтенанта, и сказал:
– До конца ещё далеко даже тогда, когда уже всё кончено.
* * *
Артур Спинакер был законченным алкоголиком и так давно уже поставил крест на собственной жизни, что и сам забыл об этом. Он потерял всё, что у него было, и помнил только то, что произошло не более пятнадцати минут назад, а его планы на будущее ограничивались ближайшим получасом. Прошлой ночью к нему опять приползали пауки и змеи, а высовывающиеся из стен смутные устрашающие фигуры произносили невнятные угрозы, но он этого уже не помнил. Не помнил он и того, что вчера сердобольная старушенция, живущая в соседнем доме, принесла ему кучу старой, но чистой одежды и помогла переодеться.
Сейчас Артур, одетый в форму железнодорожника, копошился в куче мусора и рефлекторно размышлял о паре долларов. Пинта спирта для промывания стоила в аптеке доллар, а его суточная доза равнялась как раз двум пинтам. Так что два доллара – это то, что ему было нужно. Пора вылезти из норы и найти эти так необходимые две зелёные бумажки. Кормился он в мусорном ящике, принадлежащем бару, у задней двери которого он обитал. Того, что он там находил, ему вполне хватало. Названия этого бара он не знал, а если и знал когда-то, то успешно забыл. И если бы кто-то позвал его по имени, он не отозвался бы, потому что своё имя он тоже забыл. Аминь.
Место обитания Спинакера находилось в уютном закоулке, скрытом от посторонних глаз. Мусорщики, регулярно беспокоившие его по долгу службы, не создавали Спинакеру никаких проблем. С одним из них много тысяч лет назад Артур учился в колледже. Бывший однокашник обычно не жалел для бездомного нескольких долларов. Но сегодня Спинакер не выпил ещё ни грамма, и руки его тряслись, а окружающий мир странно дёргался и вибрировал. Начинало темнеть, и пора было идти на добычу денег, но тут в закоулке начались странные дела. В воздухе запахло палёным, и в нескольких ярдах от Спинакера в воздухе появился какой-то мираж. Полумёртвая память подсказала Артуру, что это опять всякие штуки пришли пугать его. Главное достоинство незваных призрачных визитёров заключалось в том, что они никогда не посягали на имевшийся у Спинакера спирт. Но на этот раз и спирта-то не было. Могучий инстинкт алкоголика отдал приказ, и Спинакер с трудом встал.
Ковыляя на трясущихся ногах, он попытался пройти сквозь туманный шар, висящий посредине узкого проулка, но тот вдруг загорелся пульсирующим светом и с его поверхности стали бить молнии. Одна из них попала Артуру в грудь и он оказался отброшенным на кучу мусора, с которой только что с таким трудом поднялся. Светящийся шар крутился, трещал и шипел. Мусор, валявшийся поблизости, зашевелился, как от сквозняка. Небольшой смерч образовался в проулке, поднял столбик пыли и убежал за угол. Спинакер, держась за обожжённую грудь, неподвижно лежал рядом с мусорным баком и пялил свои воспалённые зенки на невиданные чудеса. Таких сильных галлюцинаций у него ещё не было.
Мерцающая сфера продолжала искрить и от этих вспышек, озаряющих неприглядность заднего двора, было больно глазам. Артур непроизвольно зажмурился, но тут всё стихло. Открыв глаза, он увидел человека, неподвижно стоявшего на том месте, где только что сверкал энергетический шар. Человек стоял спиной к Спинакеру в непринуждённой позе чемпиона мира по атлетической гимнастике. Он стоял не шевелясь, и только его голова медленно поворачивалась из стороны в сторону. Постояв так несколько секунд, он, наконец, как бы сбросил оцепенение и энергичным шагом удалился. Артур Спинакер облегчённо вздохнул и проскрипел:
– Ну и дела! Так меня, пожалуй, ещё не разбирало!
После чего, кряхтя, поднялся на ноги и нетвёрдыми шагами отправился на поиски двух долларов. Бритва судьбы в очередной раз прошелестела мимо. Говорят, Бог милует дураков и пьяниц. Артур Спинакер был тому ярким примером.
ГЛАВА 6
Несколько секунд назад Терминатор стоял на призрачных дисках темпорального генератора, окружённый мерцанием силовых полей. Мгновение – и он оказался в захламлённом переулке мира, существование которого никак не входило в планы «Скайнет». Его рецепторы принимали всю доступную информацию об окружающем, и анализирующая система делала выводы, на основании которых будет построена тактика выполнения задания. Выйдя из узкого закоулка, в котором закончилось мгновенное путешествие из одного мира в другой, Терминатор оказался на какой-то кривой улице. Он стоял в тридцати футах от ярко освещённого входа в заведение, на задворках которого обитал презренный Артур Спинакер. Вывеска, изготовленная из неоновых трубок, оповещала, что заведение называется «Сладкие половинки». Из открытой двери доносилась негромкая приятная музыка.
Программа маскировки требовала от Терминатора принятия внешнего вида, соответствующего местным обычаям и стандартам. В основном это касалось одежды. В баре, недалеко от входа в который торчал голый Терминатор, одежда наверняка была. Там раздавались мужские голоса. То, что эта одежда в данный момент находилась пока ещё на ком-то другом, ни в коей мере не беспокоило посланца из будущего. Проблемы права и собственности не занимали робота-убийцу. На принятие решения ушло несколько секунд. Терминатор уверенно направился к входу в заведение, но остановился перед наклеенной на дверь афишей. На ней было написано:

СЕГОДНЯ, 11 ИЮЛЯ 2029 ГОДА
ДЛЯ ВАС ПОЁТ НЕСРАВНЕННЫЙ
АНТОНИО ДИАС АМАРЕТТО
для милых членов нашего клуба
вход бесплатный
Смутить робота тем, что он случайно избрал в качестве гардеробной клуб для голубых, невозможно. Тем более, что Терминатор понятия не имел о некоторых особенностях и склонностях человеческих существ. Дело было совсем в другом и гораздо серьёзнее. Темпоральный переход должен был закончиться 23 августа 1997 года, в тот же день, когда посланный Небесной Сетью полиморфный робот Т-1000 прибыл, чтобы уничтожить маленького Джона. Задачей Терминатора было его спасение. По непонятной причине посланник генерала Коннора оказался в другом времени и в другом мире. Если верить афише, это было 11 июля 2029 года. Машинная логика безошибочно подсказала роботу, что если он находится в том варианте действительности, который не был затронут войной со «Скайнет», то объект опеки, то есть Джон Коннор, должен быть пока что цел и находиться где-то здесь, в этом городе.
Тот факт, что ситуация изменилась и Терминатор промахнулся на тридцать два года и, кроме того, попал в параллельный мир, не отменял поставленной перед ним задачи, и никаких сомнений относительно дальнейших действий робот не испытывал. Он был послан сюда защитить Джона Коннора от смертельной угрозы и сделает это в любом случае. Машинный разум не может быть потрясён невозможностью познания хитросплетений времени и пространства. Робот не сойдёт с ума, подобно человеку, который не в состоянии без риска для рассудка прикоснуться к непостижимым тайнам вселенских механизмов. Для Терминатора всё происходящее было совершенно ясно и понятно. Восприняв изменение ситуации, как один из рядовых факторов, робот приступил к выполнению своей миссии. Первым делом было необходимо одеться.
* * *
Компания, собравшаяся в тот вечер в баре «Сладкие половинки», представляла собой цвет лос-анджелеских педиков. Здесь можно было увидеть все разновидности мужчин, изменивших свои взгляды на сексуальные отношения. В одежде присутствующих преобладали чёрная кожа в сочетании со сверкающими стальными деталями – атрибуты активных ребят, и нежный шёлк, в который драпировались наиболее склонные к женственному поведению посетители.
Как и пятьдесят лет назад, в моде были элементы полицейской формы. Почти вся одежда, которую можно было здесь увидеть, сильно отличалась от той, которую обычно носят консерваторы от секса. Даже обычный мужской костюм-тройка, в который был облачён целующийся с очаровательной девушкой джентльмен, имел сзади соблазнительный вырез в форме сердца, через который были видны его гладкие ягодицы. Рука джентльмена находилась под подолом шёлкового платья девушки и, судя по движениям этой руки, там было нечто, девушкам совершенно не свойственное. Вечеринка шла своим ходом. Посторонние в этот бар не заходили никогда, и постоянные посетители чувствовали себя совершенно свободно. Можно было делать всё. И поэтому гомосексуалисты, собравшиеся сегодня послушать прекрасные песни Антонио Диас Амаретто, предавались разнообразным удовольствиям на всю катушку. До выступления голубой звезды оставалось несколько минут, и все с нетерпением ожидали появления на сцене своего кумира.
Неожиданно от дверей заведения раздалось несколько удивлённых возгласов, и многие посмотрели в ту сторону. Возгласов прибавилось, и теперь в них можно было услышать одобрение и даже восхищение. В дверях стоял совершенно обнажённый прекрасный мужчина. Знающие толк в мужской красоте посетители одобрительно засвистели и послышались лестные замечания в адрес неожиданного гостя.
– Однако, смело…
– Я всегда говорил, что истинная красота не терпит одежды!
– Какой красавчик!
– Я, пожалуй, отдамся ему…
И так далее.
Терминатор, появившийся в дверях, на секунду замер. Требовался дополнительный анализ ситуации. Публика расценила эту паузу, как артистический приём, и раздались аплодисменты и крики «браво» и «заходи, милый». Информация, полученная Терминатором, в некоторых позициях выходила за пределы его компетентности, но в общем была удовлетворительной. Он определил отношение к своей персоне, как крайне благоприятное для выполнения очередного шага и, мгновенно просканировав физические параметры окружающих его людей, остановил свой выбор на бармене.
Подойдя к стойке, он положил на неё руку и вежливо произнёс:
– Мне нужна твоя одежда.
Бармен, польщённый вниманием такого красавца, нежно погладил мощную кисть Терминатора и проворковал:
– Для тебя – что угодно.
Он даже не подозревал, что если бы этот парень почувствовал малейшую враждебность по отношению к себе, с рукой пришлось бы попрощаться. Он чувствовал только, что холодная мощь этого мужчины волновала и возбуждала его.
– Я готов дать тебе гораздо больше, чем ты просишь, – прошептал он.
– Да, – ответил Терминатор. – Обувь!
Брови бармена удивлённо приподнялись, но он тут же оценил тонкое остроумие этого фантастического парня и, призывно улыбнувшись, сказал:
– Пойдём со мной, я дам тебе всё, чего ты захочешь!
И они удалились в заднюю комнату.
Сидевший недалеко от стойки молодой мужчина в кожаном купальнике с заклёпками и в полицейской фуражке ревниво заметил:
– А наш Барни не промах! Противный, я не прощу ему этого!
Однако через полминуты из двери, ведущей в заднюю комнату бара, вышел полностью одетый гость и, не обращая ни на кого внимания, прямиком направился к выходу. Через несколько секунд из подсобки высунулся обманутый в лучших чувствах голый Барни и, не в силах сказать ни слова, с неподдельной грустью глядел вслед уходящему счастью.
Шёлковая тёмно-фиолетовая рубашка Барни обтягивала могучий торс Терминатора, а чёрные кожаные джинсы подчёркивали стройность его ног. Шикарные ковбойские сапоги на высоком каблуке завершали картину. По залу пронёсся вздох. Кто-то простонал:
– Куда же ты, дорогой? Не покидай нас!
Никак не отреагировав на реплику из зала, таинственный гость вышел из бара и растворился в сумерках. Педикам здорово повезло, что они такие добрые и хорошие ребята. А то не обошлось бы в этот тёплый июльский вечер без крови и поломанных костей. Кстати сказать, в интимном полумраке никто из присутствующих не заметил, как, проходя мимо кассы, этот идеал мужской красоты молниеносным движением вытащил из выдвинутого ящика небольшую пачку купюр.
Терминатору, прибывшему в незнакомый мир с ответственной и опасной миссией, не следовало полагаться только на свою физическую силу и невероятную реакцию кибернетической машины. Ситуация могла сложиться самым неожиданным образом, и логика боевого робота подсказала ему, что не помешает вооружиться.
По окраине вечернего Лос-Анджелеса шёл крупный, хорошо сложенный мужчина. Он был коротко, по спортивному, пострижен, его осанка выдавала отличную физическую форму, а одежда, которая была на нём, говорила о том, что его жизнь протекает благополучно и приятно. Путь, который выбрал для прогулки этот одинокий пешеход, лежал вдали от сверкающего огнями даун-тауна.
Терминатор шёл по полутёмной Бэббит Роуд и, казалось, ничто вокруг не интересовало его. Но это впечатление было обманчиво. Его зрительный блок позволял видеть даже в полной темноте, так что ни одна мелочь, скрытая в тени, не ускользала от его внимания. Толстозадый енот, прошмыгнувший под крыльцо, парочка, удобно расположившаяся в кустах на надувном матрасе, застывший под окном частного дома молодчик с чулком на голове и фомкой в руках – все они были видны Терминатору так же ясно, как в солнечный полдень.
Промежуточная цель, к которой сейчас держал путь Терминатор, находилась уже недалеко. Двадцать минут назад он прочёл на рекламном щите, что в оружейной лавке Хендерсона, находящейся в доме 2476 по Бэббит Роуд, настоящий мужчина найдёт для себя всё, что ему нужно. Терминатор не был настоящим мужчиной, но любой профессиональный военный мог бы позавидовать его осведомлённости в вопросах вооружения. Приблизившись к магазину Хендерсона, Терминатор остановился и внимательно осмотрелся, чтобы убедиться в том, что о его визите не осведомлён никто. Всё было тихо. Надпись на двери говорила о том, что магазин открыт с десяти до четырех, так что внутри уже никого не было.
Подойдя к боковой стороне одноэтажного дома, в котором располагался оружейный магазин, робот переключил зрительный блок в режим внутреннего сканирования и увидел полную трехмерную картину электропроводки и охранной системы, пронизывавших строение. Датчики охранной сигнализации были только на окнах и дверях. Детекторов, реагирующих на движение внутри помещений, не было. Это облегчало задачу. Терминатор подошёл к участку стены, в котором отсутствовала какая бы то ни было проводка, и аккуратно выломал кусок наружной пластиковой облицовки. Затем, проткнув твёрдыми, как железо, пальцами стенную плиту из прессованных стружек, расширил отверстие до двух квадратных футов. Теперь от цели его отделял лишь слой гипсокартона, которым помещение было отделано изнутри. Вдруг с улицы послышался негромкий шум автомобильного двигателя. Терминатор мгновенно прислонил к стене валявшийся рядом кусок картонной коробки, закрыв проделанную им дыру, а сам пластом улёгся в высокую траву. Уничтожить нежеланных свидетелей ничего не стоило, но лишний шум поднимать было ни к чему.
По Бэббит Роуд медленно ехала патрульная машина, и сидящий в ней полицейский бдительно шарил глазами по тёмным закоулкам. Около магазина Хендерсона он притормозил и некоторое время изучал обстановку. Удовлетворённо кивнув сам себе, он продолжил патрулирование, и скоро задние фонари его машины скрылись за поворотом. Как только полицейский уехал, Терминатор легко поднялся на ноги и продолжил работу. Через несколько секунд гипсокартон был взломан, словно вафля, и робот протиснулся в проделанный им лаз. Внутри магазина была почти полная темнота, но электронное зрение обеспечивало Терминатору стопроцентную видимость.
Мистер Хендерсон не соврал в рекламе своей лавки. Ассортимент оружия, находящегося здесь, производил впечатление. Некоторое время Терминатор стоял посреди торгового зала, оценивающе разглядывая лежащие в витринах и закреплённые на стендах экземпляры, затем снял со стойки одну из висящих на ней спортивных сумок и приступил к экипировке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов