А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Айзэк кашлянул и сказал:
– Сара, сегодня я видел по телевизору рекламу нового средства для похудения. Они обещают потерю пятидесяти фунтов за две недели. Я записал телефончик, и если тебе надо, то…
– Иди к чёрту! – сказала Сара и засмеялась.
Никто ничего не понял.
Она налила себе немного виски, Джон закурил, а Кайл получил от Айзэка очередной стакан пива. Терминатор торчал у окна.
Первым молчание нарушил Кайл:
– Генерал, я бы…
Джон жестом остановил его и, улыбнувшись, сказал:
– Кайл, я не генерал. Зовите меня просто по имени. Я ни разу в жизни не надевал формы. Там, в вашем мире, может быть. А здесь… Честно говоря, у меня от всего этого голова кругом идёт.
– У меня тоже, – признался Кайл и приложился к стакану пива.
Джона Коннора недаром прочили в сенаторы. Хладнокровие, выдержка, ум, находчивость – всё это было его неотъемлемыми качествами. Вот и сейчас никто не догадался бы, что происходит в его душе. Перед ним был мальчишка, который годился ему в сыновья. Но Джон знал, что это его отец. А Кайл не знал, что Джон его сын. Чёрт знает что!
Сара почувствовала, что надо переходить к делу и сказала:
– Нам нельзя допускать того, чтобы инициатива исходила от противника. Поэтому давайте думать, как будем действовать.
И тут селлфон, висевший у Джона на поясе, издал несколько коротких сигналов. На мгновение все замерли, потом Сара возбуждённо воскликнула:
– Есть! Он там!
– А если не он? – заметил Айзэк.
– Ни у кого, кроме тебя и Джона, нет ключей, – парировала Сара.
Джон вдруг встрепенулся и обеспокоенно произнёс:
– Блайт могла неожиданно вернуться!
– Позвони ей в Коламбус и узнаешь, – спокойно ответила Сара, хотя на душе у неё заскребли кошки.
Это было резонно и все замолчали, наблюдая, как Джон набирает номер отеля «Орион» в Коламбусе. После небольшой паузы Джон облегчённо откинулся на спинку кресла и, успокаивающе кивая присутствующим, сказал:
– Привет, Блайти! Это я. Не скучаешь там без нас? – и, встав, ушёл с телефоном на кухню.
ГЛАВА 25
Сара слушала, как трое мужчин обсуждали варианты уничтожения незваных гостей, но думала совсем о другом. Неожиданно её посетила мысль, показавшаяся ей совершенно логичной и объяснимой.
– Джон, – сказала она, – тебе не кажется, что кое-чего, а точнее, кое-кого в этой истории не хватает? Смотри! Кайл Риз здесь, Терминатор здесь, Т-800, который жаждет заключить меня в свои объятия, тоже здесь. А ведь если вернулись все, кто в своё время имел отношение к истории со «Скайнет», то здесь должен быть и тот ртутный парень, который тогда превратился в полицейского.
– Да, – ответил Джон. Я уже подумал об этом. И самое неприятное в этом то, что мы не знаем, как он выглядит. Это очень опасно.
– Совершенно верно, – подал голос Терминатор. – Анализ ситуации свидетельствует о том, что этот вывод верен.
Посмотрев на него, Сара вспомнила ночь на закрытой заправочной станции, где они с Терминатором латали друг друга.
– Скажи мне, – обратилась она к роботу, – в твоём черепе находится центральный чип, который управляет твоими действиями?
– Да, – ответил он.
– На нём должен быть микропереключатель, стоящий в положении, исключающем изменение программы и самостоятельное обучение киборга. Это так?
– Да, – снова подтвердил Терминатор.
– Джон, ты помнишь? – повернулась она к сыну.
– Конечно, помню! – ответил Джон. – Только всё случилось так неожиданно, что я слегка забыл об этом.
Он повернулся к Терминатору и сказал:
– Для того, чтобы нам было легче понимать друг друга, и вообще для пользы дела необходимо переключить этот узел на обучение. Ты понимаешь меня?
– Да, конечно, – ответил робот, – это можно сделать в любой момент.
– Отлично! Айзэк, у тебя есть скальпель?
– У отставного копа должно быть всё, – ответил Айзэк, – иначе как же я буду расчленять трупы, если в этом будет нужда?
– Расчленить труп можно любым острым предметом, – подал голос Терминатор. Он не понимал шуток.
Айзэк принёс из другой комнаты небольшой саквояж, в котором оказался неплохой набор хирургических инструментов, уступавший, конечно, игрушкам ныне покойного Саймона Менделсона, но вполне годный для того, что предстояло сделать.
Терминатора усадили на стул посреди комнаты, и Айзэк, которому доверили выполнение задачи, подошёл к нему сзади. Он, как и многие полицейские, не только владел приёмами первой помощи, но и был знаком с азами хирургии. Сара стояла рядом, чтобы давать бесплатные советы. Она прекрасно помнила, как много лет назад делала это сама. Но Айзэк, конечно же, сделает всё лучше.
– В прошлый раз, – сказала она Айзэку, – мы вынимали чип, чтобы переключить его. Но можно обойтись и без этого. Давай, начинай, а там я тебе покажу, что нужно сделать.
Раздвинув короткие волосы, Айзэк с трудом сделал двухдюймовый разрез кожи вдоль продольной оси черепа. Имитация кожи оказалась очень прочной и разрезать её оказалось так же трудно, как продырявить солдатский ботинок. Когда показалось несколько капель крови, он удивился и спросил:
– Что, у тебя и кровь есть?
– Да. Небольшое количество настоящей крови законсервировано в подобии кровеносных сосудов, чтобы при повреждении сохранялась иллюзия живого организма. Ткани тоже квазиживые, и при серьёзных ранах может начаться процесс разложения, сходный с гангреной, – ответил Терминатор, будто читая лекцию.
– Понятно, – сказал Айзэк и раздвинул края разреза.
Поверхность черепной коробки была изготовлена из неизвестного ему, но, видимо, очень прочного металла. Лезвие скальпеля не оставило на нём ни малейшей царапины. Немного увеличив разрез, он увидел небольшую крышку, утопленную в металл черепа. Она была закреплена четырьмя обычными болтами. Сара уже держала наготове отвёртку «Филипс» и Айзэк, взяв её, принялся отвинчивать болты.
Когда он отвинтил последний из них и подковырнул скальпелем край крышки, Сара сказала:
– Теперь поосторожнее. Здесь нет офисов этой фирмы, так что будь очень аккуратен.
– Ладно, – пробурчал Айзэк и осторожно снял крышку, под которой обнаружился зажатый в пазах микропроцессор.
Он напоминал костяшку домино, и узоры, которые можно было увидеть на его поверхности, были настолько мелкими и почти неразличимыми, что приходила мысль о неземном происхождении этого изделия. Единственной деталью, сопоставимой с размерами человеческих пальцев, был небольшой движок на боковой стороне чипа.
– Это он, – сказала Сара, – надо передвинуть его вперёд.
Айзэк достал из саквояжа сверкающий инструмент, напоминающий изогнутую иглу с удобной металлической ручкой и, затаив дыхание, кончиком её осторожно сдвинул переключатель.
Раздался еле слышный мягкий щелчок, и Терминатор вздрогнул.
Сара тоже вздрогнула и, схватив робота за могучее плечо, обеспокоенно спросила:
– Что-нибудь не так?
Терминатор помедлил и ответил:
– Система работает нормально. Мои сенсоры обнаруживают незнакомые мне ранее параметры окружающего. Это не влияет на работоспособность моих программ и механических узлов. Сейчас я упорядочиваю новые данные. Не беспокойтесь.
В последних словах робота было что-то новое для Сары.
– Айзэк, закрывай крышку и зашивай его, – сказала она и отправилась к бару.
– Годится! – ответил Айзэк, поставил крышку на место, быстро закрутил болты и достал из волшебного саквояжа устройство, напоминающее никелированный пистолет. Это был хирургический полуавтомат для зашивания небольших повреждений. Айзэк закрыл рану и, приставив к разрезу наконечник инструмента, нажал на спуск. Раздалось жужжание, и небольшая биопластиковая скобка соединила края раны. Повторив это действие несколько раз, Айзэк отошёл на полшага и с видом парикмахера осмотрел свою работу.
– Готово. С вас двадцать долларов.
Терминатор запустил руку в карман и протянул Айзэку двадцатку.
Когда с переключением процессора было покончено, все занялись обсуждением того, как опознать и уничтожить робота, могущего принимать любые обличья. Терминатор внимательно слушал и, казалось, в его невыразительных глазах иногда появлялся интерес. Но это, конечно же, только казалось. Мимика робота не имеет связи с настроением потому, что настроения у робота не бывает.
Хитроумные планы следовали один за другим, но так же и отпадали из-за невыполнимости или нехватки времени. Когда их поток уже начал иссякать, Джон вдруг возбуждённо встал и прошёлся по комнате.
– У меня есть неплохая идея, – сказал он и щёлкнул пальцами. – Точно! Я знаю, как заставить Т-1000 засветиться.
И он посмотрел на Терминатора.
Когда он изложил свой план, Айзэк снял трубку и набрал номер.
– Билли, ты ещё на месте! Это очень хорошо. Слушай, у меня возникла ещё одна маленькая проблема. Помнишь, как в девяносто шестом мы накрыли контрабандистов в северном доке?
– Конечно, помню. Я каждый день вижу в зеркале украшение на своём фасаде, которое получил тогда от Малыша Стекольщика.
– А помнишь то, что мы забыли сдать на склад?
– Неужели понадобилось?
– Очень.
– И что, прямо сейчас?
– Да.
– Будь через пятнадцать минут у забегаловки «Сабвэй» на Риджент Стрит.
– Уже там, – ответил Айзэк и положил трубку.
Он сунул в карман пистолет и сказал Саре:
– Я вернусь через полчаса. Позвони пока по этому номеру и скажи, что от меня. Пусть приезжает сразу.
Айзэк вышел за дверь, а Сара прочитала на визитке, которую он ей вручил:
«Дора Стерн. Профессиональный грим и макияж».
Она сняла трубку и набрала указанный на визитке номер.
ГЛАВА 26
Погружение в воду никак не могло повредить роботу, но он не был запрограммирован на перемещение в среде, которая оказалась почти в восемьсот раз плотнее воздуха. Удельный вес Т-800 не позволял ему плыть и, испробовав различные способы передвижения, уже через девять секунд Т-800 нашёл оптимальный, и просто пошёл по дну, сильно наклонясь вперёд. Понимая, что в районе падения машины с пассажиром в воду собрались полицейские и прочие заинтересованные лица, робот принял решение максимально отдалиться от этого места. Он двинулся на Юг, держась в ста ярдах от берега. Открывающиеся перед ним красоты подводного мира и многочисленные морские обитатели совершенно не интересовали его.
Переведя сенсоры в режим, наиболее приближённый к эхолокации, Т-800 определил, что находится уже в полумиле от того места, где сейчас в поисках его трупа ныряли аквалангисты. А впереди, ярдах в трехстах, были слышны шумы, производимые большим количеством человеческих существ, находящихся в воде, и высокий зудящий звук быстро перемещающихся по поверхности объектов механического происхождения. Изменив направление, Т-800 направился в ту сторону. Идти под водой на глубине около 100 футов – не самый быстрый способ передвижения. На то, чтобы преодолеть немногим менее одной мили, ушло около получаса. Приблизившись к зоне повышенной активности людей, Т-800 повернул к берегу и начал восхождение к поверхности. Наконец глубина уменьшилась настолько, что его голова показалась над водой. Робот вышел к берегу прямо на одном из многочисленных калифорнийских пляжей.
Вокруг него с криками и плеском барахтались в воде тысячи людей. Они смеялись, прыгали в воду с вышек, ныряли, чтобы неожиданно ухватить кого-то за ноги, в общем, развлекались как могли. Жаркий летний день превращался в вечер, но народу на пляже меньше не стало. Естественно, что никто не обратил ни малейшего внимания на ещё одну высунувшуюся из воды голову. Мгновенно оценив обстановку, Т-800 внимательно следил за водными мотоциклами, с комариным зудением носящимися по воде в отдалении от берега. Некоторые из них время от времени приближались, чтобы сменить седока или пассажира. И вот один из них, с атлетически сложенным загорелым парнем за рулём, медленно направился в сторону Т-800.
Парень оглядывался в поисках кого-то. Дождавшись, когда он окажется совсем рядом, робот бесцеремонно схватил его за ногу и стащил в воду. Не ожидавший этого ездок растерялся, а Т-800 сорвал с его руки страховочный тросик, сильно оттолкнулся ногами от дна и, выскочив из воды, как дельфин, оседлал стосильный «Бомбардир». Тут же разобравшись в несложной системе управления этой мощной торпеды, Т-800 дал газу и, описав крутую дугу, взял курс на Юг. Ситуация подсказала роботу решение проделать часть пути до цели по воде, используя тот транспорт, который у него уже был.
Ему предстояло пройти морем около 18 миль.
«Бомбардир», управляемый кибернетическим устройством, нёсся по океану со скоростью 75 миль в час. На этой скорости расстояние до выбранной Т-800 точки можно было покрыть за 14,5 минут. Киборг, с математической точностью прокладывая курс, вёл скоростной скутер к цели. Его анализирующая система работала так быстро, что движение по постоянно меняющемуся рельефу водной поверхности было для него не сложнее прогулки по площадке для гольфа.
Вскоре из-за мыса показался маяк Сан-Сейв, который и был выбран роботом в качестве ориентира. В этом месте хайвэй подходил к океану особенно близко, и вокруг маяка располагалось множество баров, ресторанов, магазинов, отелей и прочих мест, предназначенных для развлекающихся на берегу океана людей. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом. Т-800 не имел ни малейшего представления о красоте, так что любоваться закатом он не стал, а просто снизил скорость и направил «Бомбардир» на берег. Скутер с шорохом выехал на песок, и Т-800, сойдя с ещё не до конца остановившегося «Бомбардира», уверенно зашагал к автостоянке.
На площади, в центре которой стоял маяк Сан-Сейв, а по периметру располагались разнообразные заведения, стояло около двухсот автомобилей. Киборгу было из чего выбирать. Он не спеша шёл между стоящими машинами и наконец увидел подходящую. В чём другом, а уж в технике Т-800 не был профаном. Его выбор пал на двухместный открытый ярко-красный «Порш» 2025 года выпуска.
Мощный двигатель этого приземистого монстра, находящийся сзади, не мог уместиться под крышкой моторного отсека, и поэтому её не было вовсе. То, что находилось за спинкой сиденья, напоминало индустриальный авангард. Сверкающие трубы, рёбра охлаждающих панелей, провода в металлической оплётке, жадно открытая пасть воздухозаборника, всё производило впечатление неудержимой мощи. Покрышки шириной в фут торчали из колёсных арок, как могучие бицепсы из-под засученных рукавов. Фанатичный автолюбитель вполне мог бы упасть ниц перед этим стальным идолом. Для Т-800 это было всего лишь удовлетворяющее его средство передвижения.
Оглядевшись, робот открыл дверь машины и сел за руль. Оглядев панель управления, он увидел, что вместо обычного замка установлено кодовое устройство наподобие тех, что устанавливались на банковские сейфы лет сто пятьдесят назад. Несколько концентрических колец с делениями. Просто и остроумно. Угонщик хочет сделать своё дело за минуту, а тут даже профессиональному медвежатнику понадобилось бы не менее двадцати минут. Но робот не медвежатник, у которого и в помине нет таких сверхчувствительных сенсоров, как у Т-800. Для того, чтобы угадать шифр, киборгу понадобилось 57 секунд. На приборной доске зажёгся одобряющий зелёный огонёк. Робот нажал кнопку «Пуск» и двигатель тут же утробно заворчал. Зажглись фары, и «Порш» плавно тронулся с места. Выехав из ряда стоящих автомобилей, Т-800 свернул налево и направился в сторону хайвэя, по которому текла широкая река сверкающих огней.
Он ехал к Саре Коннор.
ГЛАВА 27
Найти дом Сары Коннор было нетрудно. Через двадцать минут Т-800 уже медленно ехал по безлюдной Верона Роуд и читал номера домов. Остановившись у дома 4022, он огляделся и, выйдя из машины, подошёл к двери. Ни одно окно в доме не светилось. Это говорило о том, что жильцы либо спали, либо их просто не было дома. Второй вариант был более вероятен. Подойдя к входной двери, Т-800 увидел, что она представляла из себя большое зеркало. Взламывать её было нельзя, потому что разбитое зеркало обязательно обратит на себя внимание и вызовет подозрение у любого, кто это увидит. Тогда он обошёл дом и попробовал открыть заднюю дверь. Она была заперта, но вместо стекла в неё была вставлена противомоскитная сетка. Проткнув её рукой, робот открыл замок изнутри и вошёл в дом. В доме было совершенно тихо.
Не зажигая света, Т-800 начал обыскивать комнаты в поисках фотографий Сары Коннор. Он до сих пор не знал, как она выглядит. Добравшись до спальни Сары, он наконец обнаружил то, что искал. Под стеклом столика, на котором были расставлены женские флаконы и коробочки, было несколько фотографий, на которых была запечатлена просто Сара, Сара с маленьким сыном, Сара со взрослым сыном и несколько других. Об этом говорили надписи на некоторых из снимков.
Кроме того, тут же лежал конверт с фотографиями, недавно полученными Сарой из проявки. Если бы Т-800 не был роботом, он бы сейчас наверняка удовлетворённо кивнул или сказал бы что-нибудь зловещее вроде: «Ну всё. Теперь ты у меня в руках!». Однако никакой видимой реакции не последовало и, обработав поступившую информацию, робот бросил фотографии на столик и прошёл в комнату, выходившую окнами на улицу. Там он обратил внимание на то, что зеркальная входная дверь была прозрачной изнутри, то есть представляла из себя полупрозрачное стекло, которое так любят устанавливать полицейские в комнатах для допросов.
Т-800 подошёл к двери и замер в неподвижности. Когда Сара Коннор вернётся домой и откроет дверь, её будет ждать сюрприз, который она вряд ли успеет оценить.
* * *
Питер Зилберман ехал к Саре и думал о том, что же он скажет этой женщине с фантастической и страшной судьбой. Когда он представлял себе этот визит, сидя в психушке, он видел сцену, отдалённо напоминающую картину Рембрандта «Возвращение блудного сына». Конечно же, это была всего лишь игра воображения, подогретого глубокими переживаниями и острым чувством вины. Питер вовсе не собирался подползать к её ногам, подобно провинившемуся рабу, однако увидеть её было для него необходимо. Независимо от того, как она отнесётся к появлению своего бывшего палача.
Свернув на Верона Роуд, Питер ехал всё медленнее и наконец остановился, даже не доехав до дома Сары. Он был в полной растерянности. Столько лет он жаждал встретиться с Сарой Коннор и вот теперь, когда до этой встречи осталось совсем немного, он не мог заставить себя даже приблизиться к её дому.
Наконец, собравшись с духом, Зилберман тихо подъехал к дому 4022 и остановил машину рядом со стоящим напротив дома красным «Поршем». В доме было темно, и Зилберман со стыдливым облегчением подумал о том, что визит по независящим от него причинам не состоится, но тут в окнах первого этажа вспыхнул свет. Питер подошёл к двери и постучал. Дверь открылась сразу же, и он увидел, что открыл ему рослый мужчина. Лица его в полумраке прихожей видно не было, кроме того, открывший дверь человек сразу повернулся к Питеру спиной и прошёл в дом, не говоря ни слова. Питер машинально проследовал за ним и когда, войдя в просторную гостиную, тот повернулся к гостю, Зилберман увидел его лицо.
Земля ушла из-под ног Питера и начала удаляться в бесконечную чёрную бездну пространства и времени. Годы, прошедшие с того момента, когда в коридоре пескадерской клиники доктор Зилберман увидел сверкающий лик смерти, с тихим звоном рассыпались на секунды, и сквозняк, гуляющий по закоулкам вселенной, унёс этот ничтожный прах. Всё, происходившее с ним на протяжении долгих лет, не имело теперь никакого значения. Всего этого будто бы и не было. Реальным было только то, что перед ним был вернувшийся кошмар, и спрятаться от него за спасительной пеленой психотропных препаратов не было никакой возможности.
Т-800 смотрел на стоявшего перед ним человека. Было совершенно очевидно, что тот испытывал сильнейший страх и не мог представлять для робота никакой угрозы. Элементарная логика говорила о том, что этот человек должен быть знаком с Сарой Коннор, а также может располагать информацией о её местонахождении. Робот шагнул к Питеру, усиливая психологическое давление, и ровным голосом спросил:
– Где Сара Коннор?
И тут Питер Зилберман совершил единственный в своей жизни смелый поступок. Он вдруг осознал, что его участие в фарсе под названием «Жизнь» подходит к концу, и с облегчением почувствовал, что нити привычного страха смерти, на которых он долгие годы болтался, подобно марионетке, лопнули и растаяли. Он испытал ощущение абсолютной свободы и знания и понял, что всё на свете – суета. Совершенно успокоившись, он посмотрел на вещь, стоявшую перед ним и равнодушно произнёс:
– Ты ищешь Сару? Тебе её не видать, урод. Убирайся в свою преисподнюю.
Т-800 не располагал достаточной информацией, чтобы понять услышанное так, как понял бы человек, но то, что это был решительный отказ, не вызывало сомнений. В следующую секунду удар стального кулака, проломившего Питеру череп, открыл перед ним дверь туда, где он обязательно встретится с Сарой и всеми остальными, кто когда-либо жил или будет жить.
Т-800, подхватив падающее тело злополучного психиатра, утащил его в спальню и бросил там на пол. Вернувшись, он выключил свет и снова занял свою позицию у двери.
Через полтора часа раздался телефонный звонок и Т-800 взял трубку. В любом случае он ничем не рисковал, так как мог сказать, что набран неверный номер. Поднеся трубку к уху, он молчал и слушал.
Приятный женский голос произнёс:
– Алло! Это дом Сары Коннор?
Несколько микросекунд ушло на обдумывание ответа, затем робот сказал:
– Говорите, я вас слушаю.
– Я говорю из отеля «Холидей Инн». Внучка миссис Коннор скучает по ней и спрашивает, скоро ли бабушка заберёт её домой.
Ещё несколько неуловимых мгновений и Т-800 ответил:
– Не беспокойтесь, я приеду за ребёнком. Продиктуйте ваш адрес.
Горничная назвала адрес и спросила:
– Как скоро вы приедете?
– Я выезжаю прямо сейчас, – ответил Т-800 и повесил трубку.
Сотрудница отеля допустила две ошибки. Во-первых, она назвала Сару «миссис», а во-вторых, не спросила, с кем разговаривает. Правда, эти ошибки были несущественны, так как она не могла знать, что Сара никогда не была замужем и вряд ли смогла бы заподозрить что-либо, услышав очередной уклончивый ответ Т-800.
Через две минуты после того, как горничная пришла к Тариссе и сказала ей, что за ней скоро приедет какой-то дядя, чем привела в восторг девочку, решившую, что это звонил папа, в отёле раздался телефонный звонок.
Трубку снял всё тот же пожилой портье.
– Мотель «Холидей Инн». Я вас слушаю.
– Это говорит Сара Коннор. Как там моя девочка? Я собираюсь скоро приехать за ней.
– Не беспокойтесь, мы звонили к вам домой, и какой-то мужчина, видимо, ваш сын, обещал её забрать.
На том конце провода наступило молчание, затем раздались короткие гудки.
Портье пожал плечами и вернулся к своему кроссворду.
ГЛАВА 28
Отделавшись от двух неудачливых героев, которые, не зная, с кем имеют дело, пытались задержать его на заправке, Т-1000 возвратился к выполнению стоящей перед ним задачи. Адрес Джона Коннора теперь был ему известен, так что до заключительной фазы операции было не так далеко. Робот сменил золотые очки Менделсона на обнаруженные им в машине модные противосолнечные консервы и теперь опознать его было гораздо труднее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов