А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Кайл промолчал.
– Тебя послал сюда генерал Коннор.
Кайл стиснул зубы.
– Ты ищешь Сару Коннор.
Кайл воткнул пистолет Айзэку в печень и очень спокойно произнёс:
– Если ты не объяснишь мне, что происходит, я убью тебя.
– Да, я знаю, – поморщившись, ответил Айзэк. – Любое препятствие должно быть устранено и одна или даже несколько человеческих жизней не играют никакой роли в деле спасения всего человечества. Жертвы неизбежны.
Это было почти слово в слово то, что говорил Ризу перед отправкой генерал Джон Коннор. Кайл Риз не потерял самообладания, но он совершенно не понимал, что происходит.
– Слушай, парень, – сказал вдруг Айзэк. – На меня столько раз направляли оружие, что теперь я точно знаю, когда будут стрелять, а когда нет. Ты стрелять не будешь, так что убери эту штуковину. Мне же больно, в конце концов!
Кайл понимал, что этот странный человек прав. И, пересилив себя, убрал пистолет во внутренний карман куртки.
Айзэк потёр рукой бок и внимательно посмотрел на Риза. Потом он положил руки на руль, взглянул прямо перед собой и, снова повернувшись к Ризу, заговорил:
– Кайл, ты уже понял, что я знаю, кто ты. А я понял, что если ты оказался здесь, то ожидаются крупные неприятности. Но ты ещё не знаешь многого такого, от чего у тебя глаза на лоб полезут. То, что мы встретились с тобой сегодня, можно занести в список самых удачных шуток Господа Бога. Сейчас я сделаю один звонок, а после этого мы поедем ко мне.
Он потянулся к отделению для перчаток, и Кайл, мгновенно напрягшись, перехватил его руку. Айзэк посмотрел ему в глаза и невесело усмехнулся. Кайл отпустил его и откинулся на спинку сиденья. Айзэк достал из бардачка небольшую плоскую коробочку и нажал на ней кнопку. На коробочке засветились табло и несколько рядов кнопок. Кайл сообразил, что это портативное устройство связи. Таких изящных вещиц в его мире не было.
Айзэк быстро набрал номер и через несколько секунд селлфон издал негромкий звук. Айзэк поднёс его к уху и произнёс:
– Сара? Это Айзэк. Немедленно уходи из дома. Своих отправь подальше. Я позвоню тебе позже.
И выключил аппарат.
У Кайла забилось сердце и он в растерянности посмотрел на Айзэка. Теперь он понимал ещё меньше.
Айзэк улыбнулся ему и сказал:
– Ну вот, сержант Кайл Риз, теперь мы имеем время для того, чтобы выяснить, что же всё-таки происходит. Поехали, посмотришь, как живёт одинокий бывший полицейский.
Он завёл машину и съехал с обочины. Через несколько миль, когда они свернули на восьмидесятую южную дорогу, Кайл увидел огромное табло с ярко светящейся на нём надписью. Когда он прочёл её, то не поверил своим глазам, и его сердце на секунду остановилось. Там было написано:

АМЕРИКАНСКАЯ ЛОТЕРЕЯ
сегодня, 11 июля 2029 года
супер джек-пот
$ 54.000.000

ГЛАВА 14
Мистер Ньютон, владелец мастерской по ремонту автомобилей, отличался своеобразным чувством юмора. Над въездом в его заведение висел плакат, гласящий: “Гарантируем, что ваше корыто пробежит ещё 7,4 мили”. Ровно столько было от мастерской Пола Ньютона до ближайшего автомобильного кладбища.
Свойственное Ньютону чувство юмора усугублялось его склонностью к употреблению дешёвого, но забористого пойла в соседнем баре, где он был постоянным и почётным посетителем. Когда в 1971 году у него родился сын, Ньютон, опьянев от радости и выпитого, выдал очередной юмористический шедевр. Он назвал своего сына Айзеком. Или Исааком, если угодно. Так что сержант полиции Исаак Ньютон имел теперь возможность сравнивать остроумие своего папаши с постоянными шутками коллег.
Сержант Ньютон был одним из тех, кто летом 1997 года штурмовал здание корпорации “Кибердайн”. Незаурядные данные молодого парня, его хладнокровие и способность ориентироваться практически в любой ситуации помогли Ньютону попасть в отряд специального назначения, который и был направлен в Ирвайн, откуда поступила информация о захвате террористами важного объекта. Тогда ему было всего лишь 26 лет, и участие в боевой операции возбуждало его. Все они, крепкие и молодые парни, были экипированы не хуже, чем мистер Армстронг перед высадкой на Луну.
Чёрные комбинезоны, бронежилеты последних разработок, шлемы с противогазами, рации, разнообразное оружие и, конечно же, наручники, чтобы заковать в них наглых злодеев, посягнувших на закон и порядок. Когда полицейский автобус подлетел к зданию “Кибердайн”, Ньютон, выскочив наружу, был несколько удивлён тем, что увидел. Происходила маленькая война. Прибывшие ранее регулярные полицейские силы позорно окопались за своими развороченными автомобилями, которым уже не помог бы даже его папаша. В здании корпорации слышалась пальба и, как видно, имел место салют в честь победы преступников над полицией.
Было полное впечатление того, что в современном модерновом билдинге, построенном преимущественно из стали и стекла, засела целая рота пьяных Рэмбо. Вспышки освещали изнутри всё здание, стёкла дождём сыпались из окон на асфальт, отовсюду валил дым.
Командир отряда специального назначения, в своё время видевший и не такое, не растерялся и отдал нужную команду. Восемнадцать специально обученных парней в полной боевой амуниции резво бросились к входу в здание, минуя растерянных полицейских, в панике прячущихся за останками автомобилей и элементами садово-парковой скульптуры. Стражи порядка провожали их взглядами, в которых, кроме всего прочего, можно было увидеть и некоторое злорадство. Ворвавшись в холл, бравые агенты в первую очередь ловко взяли на прицел коридор и лифт, а потом, увидев, что двери лифта начинают открываться, на всякий случай отправили в ту сторону пару гранат со слезоточивым газом.
Облако едкого дыма заволокло коридор и половину холла. Наступила пауза. Ньютон ждал, что из дыма, хрипя, хватаясь за горло и роняя оружие, вот-вот появятся первые сдающиеся террористы, однако с удивлением увидел нечто совсем иное. В клубах дыма показалась фигура здоровенного парня, одетого в стиле “ангелов ада”. Он выглядел бы на все сто, если бы не был весь продырявлен пулями. Мясо на лице висело клочьями, одежду будто свора псов рвала, и вообще он был весь в крови.
Исааку приходилось видеть людей в таком состоянии, но все они были очень мёртвые. Этот же двигался плавно и уверенно, то, что осталось от его лица, ничего не выражало, а вонючий дым, похоже, совсем его не беспокоил. За поясом у него торчал большой и красивый кольт.
Командир крикнул в мегафон:
– Замёрзни! На пол лицом вниз! На пол! Сейчас же!
Тот и ухом не повёл. Он продолжал приближаться. Медленно и спокойно. Будто не слышал или не обратил внимания. Но он же явно видел толпу вооружённых до зубов полицейских, целящихся прямо в него!
“Наверное, решил выйти под расстрел, не видя для себя иного выхода”, – подумал Ньютон.
Ему уже приходилось встречаться с ситуациями, когда преступник в безвыходном положении сам выходит под дула полицейских и демонстративно не выполняет требований сдаться, предпочитая быть застреленным.
Командир, видимо, понял это так же, как и Ньютон и отдал приказ:
– Убейте его.
Холл взорвался грохотом выстрелов. Полицейские стреляли в цель с расстояния каких-нибудь тридцати футов. От сумасшедшего террориста просто клочья летели. А он даже не упал. Было видно, как он слегка пошатывается при попаданиях, но не более того. Ньютон ожидал, что этого маньяка, как и должно было быть, просто сметёт шквалом огня и распотрошённый труп отлетит по полированному мрамору к противоположной стене. Этот же продолжал приближаться, да ещё и совершенно нагло и явно оценивал ситуацию, плавно поворачивая голову из стороны в сторону.
Отборные полицейские дрогнули, однако стрелять не перестали. И тут, когда этот проклятый маньяк приблизился уже футов на пятнадцать, Ньютон расслышал в шуме стрельбы очень странный звук. Пули, попадающие в руки, туловище, ноги и даже в голову этого зомби, явно звякали, цокали и даже рикошетировали. Вот и в эту секунду голова террориста дёрнулась от прямого попадания в лоб, отлетел клок мяса, раздался совершенно кинематографический визг рикошета и пуля разбила люминесцентный светильник у него над головой.
Что-то изменилось в сознании Ньютона. Он совершенно явно понял, что всё это выходит за рамки привычных жизненных стереотипов, даже тех, которые касаются страшных и жестоких вещей. В нём проснулся вдруг необычайный интерес к происходящему, он почувствовал, что прикоснулся к тайне, которая неизмеримо больше и значительнее, чем обычная, хотя и кровавая битва полицейских с террористами за здание корпорации, производящей какую-то там электронику.
Будучи мальчиком сообразительным и способным принимать неожиданные решения, Ньютон, изобразив раненого, мягко повалился за журнальную стойку и исчез из поля зрения как коллег, так и этого бессмертного с револьвером.
События тем временем развивались. Командир в панике заорал на ближайшего полицейского:
– Куда ты стреляешь, недоносок! Целься в голову!
Тот, будучи парнем крутым, хоть и слегка испуганным, заорал в ответ:
– Пошёл ты!
И, держа табельную «Беретту» обеими руками, выпустил террористу в голову три пули подряд. Гильзы весело заскакали по мраморному полу.
Никакого результата. Зато окровавленный бандит ловко вынул из-за пояса никелированный кольт и спокойно продырявил крутому парню правое колено. Полицейский выронил “Беретту” и, громко и не по уставу ругаясь, рухнул на пол, держась за простреленную ногу. Тем временем проклятый зомби точным выстрелом раздробил коленную чашечку следующему полицейскому и небрежно подхватил выпавший у того из рук специальный барабанный гранатомёт, предназначенный для стрельбы по наглым террористам слезоточивыми гранатами. И тут же выстрелил из него вонючей гранатой в грудь третьему полицейскому. Тот, естественно, был в бронежилете и остался жив, хотя и отлетел футов на десять, мелькнув ногами в воздухе.
Ньютон, лёжа за стендом, наблюдал за избиением младенцев и постепенно успокаивался. Почему-то он совершенно чётко понял, что никто не будет убит. Шум свалки и стрельба переместились на улицу, потом раздался звук взревевшего двигателя, и в вестибюль с треском и звоном разбивающегося стекла влетел родной полицейский фургон. За рулём сидел тот самый парень.
“Ну-ну!”, – подумал Ньютон.
Водитель мастерски развернул фургон юзом и тот оказался распахнутой задней дверью прямо к лифту. Всё было очень быстро, но Ньютон успел заметить молодую женщину и мальчишку лет двенадцати, которые выскочили из лифта и скрылись в фургоне. Колёса завертелись, буксуя по полированному мрамору, и спецфургон особого назначения, круша оставшуюся мебель, вылетел через разбитую стеклянную стену на улицу. Никто даже не стал стрелять ему вслед. Красные габаритные огни исчезли за поворотом, и только одинокий полицейский вертолёт, заложив лихой вираж, развернулся и продолжил преследование преступников.
ГЛАВА 15
Прошло несколько месяцев, но Ньютон никак не мог забыть того, что увидел в здании «Кибердайн», когда сотня хорошо вооружённых полицейских не смогла справиться с одним человеком. Да и человеком ли он был? Вспоминая и анализируя увиденное, Ньютон всё больше убеждался в том, что этот бессмертный ковбой мог быть только роботом. Но кто мог произвести такую совершённую машину, способную действовать самостоятельно? И разве могут исследования и разработки, предшествующие созданию настоящего человекоподобного робота, пройти незамеченными в мире? Промышленный шпионаж ещё пока никто не отменял. И разве не стали бы известны сопутствующие открытия и изобретения, которые неминуемо проявились бы в других областях науки и техники?
Вопросов становилось всё больше, и скоро Ньютон не мог думать ни о чём другом. Он начал действовать. Несколько месяцев ушло у него на то, чтобы собрать всё касающиеся этого дела факты и документы. Он нарушал закон, которому служил, когда тайно влезал в файлы федерального архива. Ему удалось заполучить видеоплёнки беседы доктора Зилбермана с Кайлом Ризом, происходившей в Лос-Анджелесском управлении полиции, а также сделанную дежурной телекамерой запись бойни, которая произошла там же всего лишь через полтора часа. Несколько раз он следил за Сарой Коннор, пытаясь увидеть в этой с виду обычной женщине признаки, отличающие её от толпы, знаки её избранности, тени событий, изменивших её жизнь.
Он рисковал не только мундиром, но и свободой, выкрав в Пескадерской клинике видеозаписи бесед с Сарой Коннор и её историю болезни. Фотографии Терминатора, сделанные фотолюбителем в Пассаже, когда тот выпал из разбитой витрины, по старой дружбе принёс ему один из сотрудников Управления. Он даже побывал в клинике Нью-Айленд и имел длительную беседу с доктором Зилберманом. Эта беседа была записана им на служебный диктофон, приклеенный на грудь под рубашкой. Наконец у него в руках было всё, что мог найти полицейский, использующий служебное положение в личных целях. Драгоценные материалы Айзэк хранил в маленьком стенном сейфе у себя дома. Но времени, чтобы спокойно разобраться со всем этим, у него не было. Лос-анджелеские полицейские сильно занятые ребята. Работы у них – хоть отбавляй.
Через несколько месяцев он стал невольным свидетелем ограбления бензоколонки. Хороший полицейский никогда не пройдёт мимо такого события, и Ньютон, хоть и не был вооружён, попытался задержать грабителя. Тот прострелил ему плечо и был таков, унеся в клюве три сотни долларов. Его так и не нашли. А Ньютон, лёжа в госпитале с лёгким ранением, принимал гостинцы от коллег и одной симпатичной милашки, и размышлял о превратностях судьбы.
Размышления эти неожиданным образом привели его к решению оставить нелёгкую стезю служителя закона. Айзэку сильно захотелось заняться более увлекательными вещами, чем проблемы граждан, постоянно нарушающих сомнительные права друг друга. Идея разобраться наконец в таинственном клубке событий овладела им полностью и, лёжа в уютной палате, он всё чаще возвращался мыслями к содержимому своего маленького сейфа. А что касается средств к существованию, то на проценты с небольшого капитала, оставленного в наследство шутником папашей, можно было хоть и не шикарно, но жить.
Выписавшись из госпиталя, Айзэк в тот же день подал рапорт об уходе, мотивируя своё решение тем, что после ранения он утратил необходимую полицейскому уверенность в себе, и считает себя не вправе заниматься таким ответственным делом, как охрана закона. Начальник со свойственной полицейским подозрительностью прочёл рапорт дважды, но потом всё же подписал и намекнул на то, что по такому случаю неплохо бы устроить небольшую отвальную в баре «Скунс», облюбованном сотрудниками Лос-Анджелеского полицейского управления.
Вечеринка состоялась в тот же вечер, и полицейские показали, на что они способны. Хозяин «Скунса» остался доволен.
Полтора месяца Айзэк сидел дома, лишь изредка выбираясь в супермаркет за едой, пивом и сигаретами. Раз за разом он просматривал одни и те же видеокадры, одни и те же фотографии и читал одни и те же страницы полицейских отчётов и протоколов. Перед его внутренним взором развёртывались потрясающие воображение картины множественных миров, непостижимое время плело свои ускользающие узоры и легионы стальных чудовищ вступали в бой с людьми, у которых не было выбора. Наконец разобщённые фрагменты мозаики происшедшего полностью сложились в его голове, и теперь он знал истинные причины и смысл событий, происходивших в Лос-Анджелесе в 1984 и в 1997 годах. Его только удивляло, что никто другой не провёл тот же анализ, никто не пришёл к тем же очевидным выводам, что и он.
Хотя, кто знает…
И вот, весной 1998 года, тёплым дождливым вечером Айзэк набрал давно известный ему телефонный номер.
Трубку сняла Сара. У неё был приятный низкий голос.
– Алло!
– Добрый вечер, Сара! Меня зовут Айзэк Ньютон, или Исаак – как вам будет удобнее.
– Добрый вечер, Айзэк!
По голосу Сары было слышно, что она улыбнулась. Понятное дело, почему. Айзэк привык к этому и даже считал, что для установления контакта это было весьма удобно. Папашина шутка часто помогала Айзэку сблизиться с собеседником.
– Сара, ради бога, не сочтите меня телефонным приставалой, но я хотел бы встретиться с вами. Я хочу рассказать вам одну очень интересную историю, и абсолютно уверен, что вы по достоинству оцените мой рассказ.
– Вы совершенно уверены, что это будет мне интересно? – спросила Сара.
– Абсолютно, – повторил Айзэк и добавил, – Запишите мой телефон и позвоните, когда угодно. Я готов встретиться с вами в любое время и в любом удобном для вас месте.
Айзэк обладал способностью располагать людей к себе. Его корректность и приятные манеры способствовали этому. А кроме того, на занятиях по психологии в полицейском училище он был далеко не последним.
– Сегодня у меня свободный вечер, – сказала Сара после небольшой паузы. – Выходить из дома мне не хочется, так что приезжайте ко мне в восемь. Верона Роуд, 4022, около «Смоук Дели».
Конечно же, Айзэк знал, где живёт Сара, но по понятным причинам предпочёл скрыть это.
– Вы очень любезны, – произнёс он. – Я буду вовремя.
И они закончили разговор.
Было семь часов вечера, и у Айзэка был ещё час, который он потратил на то, чтобы привести себя в полный порядок и собраться с мыслями. Сбривание недельной щетины, душ, облачение в свежую одежду, критическое разглядывание себя в зеркале – всё это заняло около получаса. После этого Айзэк сложил драгоценные документы и кассеты в дипломат и опустился в кресло. Закрыв глаза, он просидел так несколько минут. Потом встал, посмотрел на часы, и, стараясь дышать ровно и глубоко, прошёл в гараж.
По дороге он заехал к флористу. Принести цветы, нанося визит даме, было хорошим тоном, но для того, чтобы сразу исключить мысли о слишком личной заинтересованности, Айзэк предпочёл купить орхидею в горшке.
Подъехав к дому Сары, Айзэк не сразу вышел из машины. Он волновался. Ведь то, о чём раньше можно было лишь читать в фантастических романах, оказалось реальностью. И сейчас его ждёт встреча с женщиной, которая была в самом центре всех этих невероятных и трагических событий. Он был взвинчен, и потребовалось несколько минут, чтобы заставить себя успокоиться. Наконец Айзэк вылез из машины, держа в одной руке горшок с орхидеей а в другой дипломат, и захлопнул дверь машины ногой. Он подошёл к двери обыкновенного скромного американского коттеджа, поднялся на небольшое крыльцо и нажал носом кнопку звонка.
Когда Айзэк Ньютон отправился к Саре с орхидеей в горшке, он сильно волновался. Изучив добытые им материалы, он кое-что понял. Сара была совершенно уверена в том, что никто, кроме неё и Джона, не в состоянии поверить в то, что всё, происшедшее с ней – правда. И для этого были все основания. Кто из соприкоснувшихся с теми событиями смог понять, что она не бредит?
Самоуверенный зазнавшийся выскочка Зилберман, издевавшийся над ней в дурдоме? Отупевшие от бытовухи полицейские, не допёршие до сути дела даже тогда, когда их убивали пачками? Даже когда факты просто лезли в глаза, их не видели. Или не хотели видеть того, что выходит за рамки обыденного понимания вещей. Или ещё что-нибудь…
Если бы Сара, узнав, зачем Айзэк явился, закрыла перед его носом дверь, она была бы по-своему совершенно права. И всё же он очень надеялся на то, что приехал не зря, и что эта решительная женщина не наденет ему на голову принесённый им же цветочный горшок.
В доме послышались шаги, и Сара открыла дверь. Улыбнувшись при виде орхидеи, она сделала шаг в сторону и пропустила Ньютона в дом.
– Здравствуйте, мисс Коннор! – вежливо сказал Айзэк. – Надеюсь, я не оторвал вас от какого-либо важного занятия.
И стал оглядываться в поисках места, куда бы поставить горшок. Конечно, это было нехитрым психологическим приёмом, одним из тех, которые служат для облегчения установления контакта между людьми и действуют безотказно. Айзэку было немножко стыдно, но было необходимо заранее нейтрализовать могущую возникнуть неловкость. Сара поспешила взять у него орхидею и, пройдя вглубь гостиной, сказала:
– Присаживайтесь, мистер Ньютон, а я пока найду подходящее место для вашего приношения.
Ньютон уселся в кресло и поставил дипломат на пол рядом с ногой. Сара тем временем пристроила горшок с орхидеей на каминную полку между большими песочными часами и гипсовым бюстом неизвестного мужчины с внушительной бородой.
– Скажите, Сара, – обратился к ней Ньютон, – кто это там на камине?
– Не знаю, – ответила она беспечно, – но выглядит умным и важным.
Ньютон улыбнулся, а Сара, подойдя к бару, спросила:
– Виски, джин, водка?
– Конечно, виски!
И Айзэк потёр руки, изображая из себя завзятого выпивоху.
Теперь улыбнулась Сара. Шутка была принята.
Пока Сара звякала бутылками и стаканами, Айзэк разглядывал гостиную. Обычная комната, ничего особенного.
В это время из глубины дома послышалось:
– Мама, я пойду к Полу, у него сегодня собираются все ребята!
– Валяй, – по-свойски ответила Сара. – Только не очень поздно.
В гостиную ворвался худой темноволосый мальчишка лет тринадцати и, мимоходом сказав Айзэку: «Здрасьте», выскочил на улицу.
– Это мой сын Джон, – сказала Сара.
– Да, я знаю, – машинально ответил Айзэк и тут же понял, что ляпнул не то.
Сара бросила на него быстрый удивлённый взгляд, но ничего не сказала.
Наконец выпивка была готова и Сара поставила поднос на столик перед Ньютоном. Она села напротив него, откинулась на спинку кресла и без улыбки посмотрела Айзэку прямо в глаза.
– Итак, мистер Ньютон…
Взгляд у неё был твёрдым, если не жёстким. И Айзэк понял, что ему следует говорить с ней совсем не так, как он предполагал. А может, оно и к лучшему.
– В общем… Простите, Сара, вам не трудно будет называть меня Айзэком, а не мистером Ньютоном? А то как-то..
– Или Исааком, если мне так удобнее?
– Совершенно верно.
– Хорошо. Итак, Айзэк, какую захватывающую историю вы хотите мне рассказать?
Ньютон помедлил секунду и, взглянув Саре в глаза так же твёрдо и серьёзно, как она ему минуту назад, задумчиво сказал:
– Да, я расскажу вам историю.
Он решил отказаться от роли нерешительного и мягкого человека, которым он на самом деле не являлся, и говорить с Сарой на равных.
– Я расскажу вам историю, которую вы и так знаете, но считаете, что знаете её лишь вы одна. Не считая, конечно Джона.
Сара сидела неподвижно, как статуя.
– Вы позволите? – произнёс Айзэк и взял стакан, в котором кубики льда болтались в хорошей порции виски.
– Единственное, о чём я вас прошу, – сказал он, пригубив из стакана, – так это выслушать всю историю до конца. Поверьте, для меня набраться решимости и придти к вам было не так просто.
Сара слушала Айзэка, не шелохнувшись, и продолжала смотреть ему прямо в глаза.
– Я прошу уделить мне несколько часов, потому что история длинная и здесь, – он постучал по стоявшему на полу дипломату, – находятся видеоплёнки, фотографии, магнитофонные записи и прочие документы. И если вы до сих пор не выперли меня из своего дома, то теперь должны терпеть до конца.
Сара положила ногу на ногу и взяла со столика бокал с коктейлем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов