А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Совсем неплохо для плана, составленного за две минуты, будет повод для гордости, если… когда всё сработает. Итак, Натали везут этой дорогой – другой нет, а пойманных ведьм принято жечь исключительно во дворе графского замка, с благочестивого соизволения графского священника. Пункт второй: друзья уже ждут в засаде у переправы… Джино взглянул на дорогу – пусто – и украдкой сплюнул через плечо. В серьёзных делах опасно даже думать о неудаче – накличешь беду. Натали не должны довезти до замка, иначе… Джино зажмурился и слегка потряс головой, отгоняя жуткую картинку перед глазами.
И чего ради графские егеря сунулись в дальний лес? Дичь там давным-давно всю истребили, даже зайца не найти, а вот Наташкин домик нашли. Одного фонарика под потолком оказалось достаточно, чтобы домик подожгли сразу с четырёх сторон, осенив предварительно крёстным знамением. Где им знать о люминесцентных светильниках…
Ну, это ещё полбеды; хуже всего, что Натали появилась на поляне прямо перед ними. Как была из дому, босиком и в своём любимом платье, которое даже днём мерцает жемчужным светом – фея, да и только. А этим, что фея, что ведьма – стукнули по голове (спасибо, не насмерть), связали и повезли в замок.
Стоп. Вот они. Четверо всадников в лёгких кольчугах пронеслись мимо холма, даже не взглянув наверх («Растяпы,» – проворчал Джино). На спине пятой лошади, поперёк седла, мелькнул жемчужный отблеск. Джино достал лук, выждал пять секунд для верности и выпустил стрелу в зенит. Высоко в небе стрела рассыпалась яркими изумрудными искрами (зелёный – цвет Джино), и стало быть, через две минуты у переправы…
Джино спрыгнул с ветки и помчался к реке, срезая изгибы дороги.
Ещё издали он понял – что-то не так. Метров за сто до засады лежали четыре трупа, один – с арбалетной стрелой в груди, а остальные… Лёгкая кольчуга – слабая защита от тяжёлого двуручного меча.
Возле трупов растерянно стояли несколько ребят. Джино подбежал к ним, и только тогда негромко спросил (кричать издали – ошибка, непростительная для Следопыта):
– Что тут случилось? Где Натали?
– Не доехали они до нас, – ответил Мишель, всё ещё сжимающий в руке свой сарбакан. – Их громила какой-то перехватил. Незнакомый, в доспехах, с мечом – странствующий рыцарь, не иначе. Перебил всех в два счёта, а Натали с собой увёз…
– Так что же мы тут торчим?! Куда увёз?
– Не суетись, Следопыт. Люси на разведку отправилась, сейчас вернётся… уже вернулась.
Словно из дрожащего над дорогой воздуха, рядом возникла стройная фигурка в песчано-жёлтом плаще с капюшоном. Жёлтый – цвет Люси.
– У него палатка расставлена вон за той рощицей, – показала она, – минут через пять там будет. Натали с ним. Мишеля я захвачу с собой, а вы бегите туда…
Обхватив Мишеля левой рукой за талию, Люси исчезла вместе с ним. Только воздух задрожал.
«И когда я так же прыгать научусь?» – подумал на бегу Джино, – «А то сюда бегом, туда бегом…»
Натали очнулась в незнакомой палатке. Голова жутко болела от удара по затылку, мысли путались. Вот только что она выпрыгнула на поляну… её домик горел… а дальше ничего не было. Натали попыталась прощупать окрестности палатки – бесполезно, боль мешает сосредоточиться, только ещё сотрясения не хватало, прыгнуть отсюда – тоже не выходит…
В палатке потемнело – вошёл хозяин, молодой рыцарь в доспехах, кое-где забрызганных свежей кровью. Пожалуй, он даже был бы симпатичен… если бы помылся ну хотя бы месяц назад. Рыцарь снял кирасу, распространив по палатке крепкий запах пота.
– О, прекрасная леди, я вижу, вы пришли в себя? Не беспокойтесь, здесь вы в безопасности, обидчики ваши наказаны. Смею ли я узнать ваше имя?
– Натали, благородный рыцарь, – ответила Натали, приноравливаясь к стилю речи собеседника. – Но кому же обязана я своим спасением?
– Сэр Бертрам из Хонка, к вашим услугам, – поклонился рыцарь.
– Ну тогда будьте любезны, сэр Бертрам, снимите с меня эти верёвки…
– О, тысяча извинений, леди Натали, – воскликнул рыцарь, перерезая верёвки своим кинжалом. – Как я мог забыть? Должно быть, даёт знать о себе дубина того разбойника, что встретился мне неделю назад… Стыдно признаться, леди Натали, один удар по голове я тогда пропустил…
«Коллега,» – улыбнулась про себя Натали. Похоже, что приключение завершится достаточно гладко. Несомненно, друзья уже ищут её и найдут с минуты на минуту.
Внезапно сэр Бертрам отскочил от неё, судорожно сжимая в руке кинжал. Затем переложил его в левую руку, а правой сотворил крестное знамение.
– Ведьма! – злобно пробормотал он. Куда только девалось светское обхождение! – Выходит, зря я тех молодцев погубил. Ну ничего, с ведьмами у меня разговор короткий, не в первый раз…
Натали удивлённо осмотрелась – и поняла, в чём дело. Разрезая верёвки, сэр Бертрам смахнул пыль с её платья, и сейчас палатка была залита мерцающим жемчужным светом. Вот ведь беда… Ноги затекли, не убежать, и руки всё ещё связаны…
– Не старайся, – ехидно сказал сэр Бертрам, неверно истолковав взгляд Натали. – Со мной медальон с частицей праха святого Себастьяна, колдовством меня не одолеть.
Сэр Бертрам подобрал верёвку, которую только что разрезал, явно намереваясь связать Натали снова.
– Недолго тебе осталось, дьяволово отродье; тут поблизости хвороста не на один костёр хватит…
Натали побледнела. Ведь и вправду сожжёт, ему-то что… Может, прыгнуть отсюда? Не выходит! Страх – плохой помощник…
– Или… – сэр Бертрам криво ухмыльнулся. – Ведьма ты или нет, а после костра от тебя одни угольки останутся. Жаль губить такую красоту… не попользовавшись напоследок…
Он протянул руку и схватил Натали чуть выше колена. Та напряглась, зажмурившись… и почувствовала, что захват слабеет.
Сэр Бертрам мягко осел на пол. Из его шеи торчала, подрагивая в такт ударам сердца, маленькая лиловая стрелка. Лиловый – цвет Мишеля.
Когда Натали развязали, растёрли ей руки и ноги и дали глотнуть крепкого горячего чая из фляги (у Люси всегда под рукой набор на все случаи жизни), она откровенно расплакалась, прижавшись к плечу Джино; тот гладил её по волосам и говорил какую-то успокоительную чепуху, прекрасно понимая, что дело не в этом, а просто нужно дать Натали выплакаться после такой встряски. Остальные тактично делали вид, что ничего особенного не происходит – ни для кого не секрет, что Натали и Джино – неразлучная пара.
– А что с ним-то делать будем? – Мишель пихнул ногой спящего сэра Бертрама. Стрелку он уже вытащил, но снотворное зелье действует часа четыре, не меньше. – Рыцарь, тьфу… Наверное, и Прекрасная Дама у него есть…
– А ничего, – мрачно сказала Люси. – Граф наверняка уже поднял своих ратников, скоро здесь будут. Тогда этот голубчик за всё ответит, и за Натали, и за тех четверых – всё равно, в какой последовательности.
– Значит, пора уходить отсюда. Скоро домой, а то родители будут волноваться…
На Инельгард спустилась ночь. Уложив спать Натали и её младшую сестрёнку, мама вышла на крыльцо, где отец курил трубку, глядя на звёзды.
– Знаешь, Алек, – сказала она, – иногда я не уверена, что мы правильно воспитываем своих детей.
– И что же они? Кошек мучают, или к наркотикам пристрастились?
– Да ну тебя! Всё шутишь, а лучше бы посмотрел, где они играют. Месяц назад, когда Джино рассказал им про это жуткое Отражение…
– Ну, по действительно жутким Отражениям они всё-таки не ходят. Я смотрел, как раз месяц назад. Да и что с ними случится? Или ты забыла, что защитная система активируется сразу при рождении?
– Это МЫ знаем. А они – нет…
– И правильно. Если они с детства не научатся обходиться без защиты, они погибнут, когда защита не сработает. А кроме того, так они вырастут настоящими людьми, а не тупыми суперменами, не знающими ни боли, ни настоящей дружбы…
– Это слова. А ты знаешь, что сегодня случилось с Натали?
– Знаю. Не беспокойся, завтра утром она вряд ли вспомнит об этом. Всё же они НАШИ дети, они сильнее, чем кажутся. И пожалуй, будут сильнее нас, когда вырастут. Нас-то никто так не воспитывал.
Ночь выдалась ясная. Тысячи звёзд сияли двум людям, сидящим на крыльце, и каждая была их домом.
Глава 11
– Ну что, Командор Коэн, так говорите – «чтобы не смог поднять волну»? – в голосе Герды было плохо скрываемое злорадство.
– Радуйтесь, радуйтесь!.. – проворчал Командор. – Ваш мир превращают в бардак – а Вы ещё и злословите в мой адрес…
– Ну, тут уж как посмотреть, – отозвался со своего кресла гоблин, – С одной стороны, изобилие неконтролируемых детишек с Земли на просторах Риадана – это крах вашей системы тайных исследований и идей невмешательства. А с другой – привнесённая с Земли культура не насаждается директивным порядком, а просто передаётся от детей Земли к детям Риадана!
– Вот-вот, ПЕРЕДАЁТСЯ! Как вирус какой-нибудь! И вскоре от Вашей пресловутой самобытности не останется и следа.
– Не от нашей, – скривился гоблин, – И если бы вы вмешались раньше, земляне, то мой народ мог бы остаться в живых! Но что поделаешь, если дети ваши умней родителей…
– Не умней, а безответственней! Как Вы это не хотите понять! Мы не имели право вмешаться!
– Однако дети вмешались. Уже. И, как Вы, глубокоуважаемый Командор, успели уже убедиться – ничего смертельного не произошло! Небо не упало на землю, конец света не наступил, и даже рыцари не очень-то торопятся сменять своих верных коней на безотказные мотоциклы!
Командор яростно поглядел на гоблина, но промолчал. К сожалению, этот риаданский здоровяк был прав: если Риадан и не выиграл от этих контактов, то, по крайней мере, уж не потерял…
– А, кроме того, Ваши детишки своими странствиями сделали ряд важнейших открытий в прикладной топологии и физике нелинейных пространств! Даже мы только-только подходили к этой проблеме, а они решили её с наскока, да ещё так изящно!
– О чём это Вы, любезнейший! Порой, откровенно говоря, мне становится трудно Вас понимать!..
– О самом их странствии, разумеется. Их путешествие «в другое Отражение» наглядно доказало, что наша Вселенная не едина и цела, как предполагали мы, что она размазана по нескольким параллельным мирам. И к нам на Риадан можно попасть от вас, с Земли, как длинным путём – через космос, так и коротким, просто сменив Отражение. А это значит, что Риадан не просто похож на Землю, а он И ЕСТЬ ЗЕМЛЯ, только в другом варианте её развития! Но тогда можно предположить, что находящийся за Лиессом легендарный Итан – тоже очередное Отражение в этой же цепочке Миров, а это поясняет многие загадки, с которыми столкнулись наши космоплаватели, побывавшие там!
– Вы?! – только и смог вымолвить обалдевший Командор. Когда же минуты через две удивление поубавилось и к нему вернулась способность связно выражать свои мысли, он переспросил: – Так вы летали к звёздам?!
– Ну разумеется! – пожал плечами верзила-гоблин, – Мы побывали в десятке-другом обитаемых миров, но затем Правитель, мой предшественник, наложил вето на развитие космонавтики. Официально он заявил, что делается это для того, чтобы мы больше сил прилагали к проблеме выживания на нашей родной планете, где нам уже вовсю докучали варвары, и добавил, что это убавит соблазн просто бежать с нашей родины, отдав её на растерзание людям… Реально же, поговаривают, он просто страдал боязнью высоты, вот и решил, гмх, прикрыть нелюбимый проект… Впрочем, когда припекло – наши всё равно разлетелись на разные планеты: кто-то эмигрировал на Итан, основав там Народ Леса, кто – на Лиесс, кто – на Арту, кто – на Сэлет и Кессел… А вот оставшиеся на родине – отныне истреблены. Местными людьми, да невмешательством людей внешних, то есть вас… Зато могу позлорадствовать, что ваши детишки не слушаются вас, а значит – могут избежать авторитарных ошибок, которые погубили нашу цивилизацию…
– Кстати, кое-кто из этих детишек, например, Джино, сейчас находится в окрестностях замка Лурвилль, – заметила вскользь Герда. – А я намерена сегодня же покинуть станцию и отправиться на Роклас, к своему замку!
– Вы научились телепатии? – деланно поднял бровь Командор.
– Нет, а что? – удивлённо взглянула на него Герда.
– Да то, милая девушка, что именно Вам и именно сегодня я и собирался поручить именно это задание. Для этого и явился сюда, когда Вы, мягко говоря, принялись отпускать шпильки в адрес командования! Дело в том, что мы всерьёз обеспокоены более чем месячным молчанием нашего лучшего источника информации. Так что посмею повторить теперь официально: Мифолог Станции Герда Лурвилль, уроженка планеты Риадан, Вы направляетесь в собственный родовой замок с целью установить причину, по которой прервалась связь с Наблюдателем номер четырнадцать! Помимо этого Вам надлежит расконсервировать аппаратуру базы, расположенной в замке, запустить поисковый зонд и оставаться в родовом замке вплоть до поступления новых распоряжений!
Герда озорно взглянула на шефа, вытянулась по стойке «смирно», щёлкнула каблучками и звонко, так, что у Командора зазвенело в ушах, выкрикнула:
– Есть – до особых распоряжений!
* * *
Тем временем на Риадане в запущенном углу сада на траве валялся мальчишка. Он вытянулся посреди зелени, подставляя солнцу своё лицо. Лучи светила скользили по фиолетовой футболке и джинсовым шортикам малыша. Сейчас на Риадане многие таскают подобное: земная мода оказалась прилипчивой. А может, просто практичней и удобнее, нежели все эти кружева, бантики и лосины?
Мальчишка валялся в траве, и если б не узкая золотая корона с голубой эмалевой полосой, то пожалуй, никто и не догадался бы, что это отрок королевских кровей.
Но подходящего к нему старшего брата, одетого не менее по-земному, чем младший, одежда не сбила бы с толку. И хотя младшего брата звали отнюдь не Артуром, старший носил имя Мерлин, и с раннего возраста увлекался оккультными науками. Нельзя сказать, что безуспешно. Он даже согласился уступить право королевского наследования младшему братишке – лишь бы поменьше отвлекали от постижения тайных Знаний. Однако сейчас мысли его были заняты совершенно не магией. Он склонился над братом, бесполезно стараясь придать своему голосу официальное, «взрослое» звучание:
– Принц, ты опять пропускаешь занятия по фехтованию! Король будет недоволен.
– Я – это я, я – принц, а фехтование… – он, видимо, хотел сказать «удел воинов», но почему-то постеснялся и вместо этого резко выпалил, словно огрызался: – Я хочу – и буду тут валяться!
Мерлин только плечами пожал от такой наглости и присел рядом с валяющимся на траве братишкой. Сколько бы он так просидел, нам неведомо, но тут неслышной кошачьей походкой скользнул к мальчишкам силуэт в белом. Был он высок и неимоверно худ, под стать фигуре было и лицо подошедшего – удлинённое юношеское лицо. Причёски не было видно: её полностью скрывал напяленный на голову ярко-красный шутовской колпак – единственное цветное пятно на белоснежном одеянии.
Королевские отпрыски никак не прореагировали на подошедшего: Шут был знаком им, пожалуй, столько же, сколько они себя помнили, и за всё это время ни разу он не сделал им ничего плохого. Нет, не оттого, что они были детьми Короля, а он просто шут. А исключительно по доброте и мягкости своего характера.
Однако даже искренняя доброта не мешала шуту приносить дурные вести. Вот и сейчас:
– Ваше Высочество, Его Величество гневается, – шут присел подле принца и продолжил: – Очень гневается, что Вы не на занятиях.
– Ну если гневается… – было видно, что принц уже и сам не рад своему упрямству: гнев папочки – это не шутки. Но упрямство… И бедняга срочно начал искать какой-нибудь повод. Кажется – небезуспешно. По крайней мере, глазёнки валяющегося на траве заблестели озорством: – А ты мне потом расскажешь сказку?
Шут только улыбнулся в ответ:
– Куда ж я денусь…
Занятия проходили прямо на лужайке перед дворцом. Впрочем, на дворец королевский замок походил лишь богатством отделки да фонтанами во дворе. Однако узкая лестница-мостик, ведущая внутрь, говорила о том, что переживало сие строение и вражеские осады, и много других неприятностей.
Когда-то учитель фехтования, лучший мечник королевства, давал первые уроки юному королевичу, но сейчас мечник стал сотником и возглавлял тайный королевский поход, выполняя ему лишь да Королю ведомое задание. А пока Ронг был в походах, занятия сводились к тому, что Мерлин гонял своего братишку, дабы тот не позабыл прежних уроков.
Вот и сегодня звенели мечи, а из окон смотрел на «сраженье» Король. Затем он повернулся и скрылся в глубине зала, отвлечённый неотложными делами, и поэтому не увидел, как и откуда возник перед мальчишками странствующий монах в чёрном своём одеянии. Минут пять подошедший смотрел на сражение, затем лишь презрительно фыркнул:
– Разве этим железом можно сражаться?! Вы бы ещё чугунными булавами махались!
– У тебя есть предложенье получше? – порохом вспыхнул Принц, – А то учить всяк горазд!
– Есть, – лаконично ответил монах и выбросил вперёд руку. И, о чудо, с только что пустой руки сверкающей рыбкой метнулось к стоящим мальчишкам лезвие лёгкой катаны с чёрной витой рукоятью. Принц схватил клинок и осторожно шевельнул им. Боевая сталь словно ожила, трепетная и послушная малейшему движенью руки. Да что там движению – малейшей мысли!..
– А мне… – обиженно обратился к монаху Мерлин.
– Будет и тебе, – второй клинок проделал тот же путь. Но теперь это была не ведунская катана, а шпага с широкой чашей и треугольным лезвием клинка. Мерлин взмахнул ею… Ну разумеется! Ни в какое сравнение с тяжёлым и неповоротливым пажеским мечом! Конечно, пажеский меч – это не рыцарский двуручник в два пуда весом, но всё же шесть кило живого веса. А здесь – изящное лёгкое лезвие прочнейшей стали. И – идеальная балансировка.
Мерлин обернулся, чтоб поблагодарить монаха за столь щедрый дар – он был всё-таки воспитаннее, чем младший братишка, уже самозабвенно крутящий катаной «восьмёрки» – но монаха уже не было рядом. Он просто исчез, словно растаял.
А оружие и правда диковинное. Оно словно само подсказывает своим владельцам приёмы и защиты от них, и вскоре уже новая тренировка началась перед окнами замка. А в траве валялись позабытые и никому теперь не нужные короткие боевые мечи…
Вскоре лучшие королевские кузнецы откуют по подобию шпаги сотни таких же, но Король, по-прежнему консервативный, не одобрит затеи сынишки и запрёт все клинки в старой оружейной палате. Хотя… Два клинка он почему-то не заметит: катану Принца да шпагу Мерлина. Говорят – он увидит их двумя мечами. И что тут помогло – неведомо. То ли чары Мерлина, то ли колдовство подревней, дремлющее на сверкающей стали пыльным узором диковинных витых рун…
– Вы снова в этих земных одеждах! – Король булькал от негодования. Он возвышался на своём коне, как башня нависая над сыновьями. – Я не потерплю всех этих новомодных штучек! У нас в роду всегда блюлись традиции прошлого! А посему немедленно ступайте и переоденьтесь в нормальные дворцовые одеяния! Я отправляюсь в поход вслед за Ронгом, и месяца через два думаю возвернуться. Надеюсь, вы не разнесёте за это время весь замок на щепки!..
Интересно, что б говорил Король своим сыновьям, если бы знал, что видит их в последний раз?
Нет, с мальчишками ничего не случится. Погибнет Король. Его отряд попадёт в засаду, устроенную Вепрем, и все до единого бойцы полягут, даже не успев сообразить, что же случилось. Не минует чаша сия и монарха. Но многие месяцы ещё Принц так и не узнает, что стал в свои десять лет Королём. Поэтому и мы пока ещё будем называть его Принцем. Как и прежде…
Глава 12
Герда Лурвилль:
Вообще-то это странное чувство, когда после стольких лет разлуки возвращаешься в дом, казавшийся безвозвратно потерянным. Проходишь по этим коридорам, слышишь голоса слуг, скрип телег за окном… Так и кажется, что сейчас из Пиршественного Зала донесётся голос отца:
– Герда! Где ты пропадаешь днями и ночами! Ужин остынет!..
Странная всё-таки штука – память… Ведь понимаю, что вокруг полнейшая, абсолютная тишина, но отголоски прошлого оживают где-то в подсознании и заполняют весь Замок, словно духи того, что было дорого в прошлом…
Факел горит на стене. Стоило б насторожиться: не может факел гореть так долго, месяцами, а значит, кто-то зажёг его совсем недавно, кто-то, проникший внутрь замка! Но зачем переживать: факел – лишь имитация, подрабатывающая тут светильником… Много их в комнатах и залах, и гореть они могут если не вечно, то уж по крайней мере годами.
Всё осталось в замке, как в тот страшный день. И как в сотни дней до него… И только в центральной, самой высокой, башне стоит непривычная для средневековья аппаратура связи и сторожевых автоматов. И сейчас стоит её расконсервировать. Иначе, если не отвлечь себя работой, то воспоминания нахлынут с новой силой, а там и до истерики недалеко. А истерика негожа для наследной баронессы Лурвилль, а уж для сотрудницы Станции – и подавно! Нечего радовать Командора Коэна!..
Ох, и понастроили же они тут! Или это киборг всё поперестраивал? Сложно, слишком сложно в управлении, как для простого человека. Ничего! Медленнее, чем хотела бы, но я отлажу это барахло, и оно заработает, как и прежде!
Пульты уже работали, и я как раз отлаживала поисковый зонд, когда раздался этот странный сипящий звук – и из ниоткуда, прямо из воздуха, свалился в кресло наблюдателя Отец Кевин, словно швырнул его кто. Я вздрогнула, но почти тут же сообразила, что это не настоятель монастыря, а киборг-Наблюдатель, и невольно усмехнулась: на ловца и зверь бежит. Не надо теперь настраивать зонд: объект его поисков сам свалился на своё рабочее место!
Если б я не знала, что Наблюдателю придано внешнее сходство с настоятелем нашего монастыря, то, вероятно, очень сильно бы удивилась. Но сейчас я просто вздрогнула от неожиданности: согласитесь, не каждый день на вас прямо из воздуха киборги падают! Киборг же, кажется, просто ошалел, увидев меня.
– Герда?! – спросил он глуховато, словно ошеломлённо. – Какими судьбами?!
Бес озорства дёрнул меня:
– Во-первых, не Герда, а мифолог Станции лейтенант Лурвилль! – заметила я. – А во-вторых, я явилась по Вашу душу, Наблюдатель Кевин! Наверху считают, что Вы не справляетесь со своей задачей…
Он как-то странно, чисто по-человечески взглянул на меня и пробормотал:
– Не справляюсь?.. Выросла, окрутела девочка. Надо же – лейтенант, охотник за роботами… А когда-то я её девчонкой ещё спасал из лап инквизиторов!
– Точней – из костра…
– Так значит – ты помнишь?!
Тут уже пришёл мой черёд удивляться:
– А с чего я должна забывать?
– Ну как же, – пожал плечами Кевин, – Просто кого-либо для ликвидации вышедшего из повиновения Наблюдателя не пошлют…
– Слушай, Кевин! – вспылила тут я, поняв его мысли, – Ты знаешь, чем машина отличается от человека?
– Ну, думаю, скорее всего тем, что машина обязана подчиняться всегда, если её действия не вредят при этом человеку…
– Да нет, тем, что машина не понимает юмора!
Вдруг плечи Отца Кевина задёргались, и он заржал, словно рыцарь в трактире, и сквозь смех произнёс:
– Так значит – меня не демонтируют?!
– Вся Станция обеспокоена исчезновением самого ценного из её Наблюдателей, и меня послали специально чтоб разыскать тебя, а если нужно – то и спасать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов