А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Живым оказался только Уно – мальчишка, прислуживавший в доме Руматы. Стражников можно было сбрасывать со счётов сразу же. Кира… если бы катер прилетел на час раньше – возможно, дальнейшая судьба Антона-Руматы была бы совсем уж иная… Впрочем – и Уно был уже в цепких костлявых руках смерти… Всё, что удалось сделать – это поместить несчастного мальчишку в специальный раствор и прямо в медкапсуле отправить его «Призраком» на Землю.
Уно находился на той тонкой грани между жизнью и смертью, когда активно вмешиваться просто опасно: любое вмешательство пойдёт лишь во вред… И исцеление его заняло долгие годы, за которые он совершенно не состарился, которые пролетели для него одним-единственным мгновением: только что меч стражника, боль – и вдруг непривычная тишина и голос, говорящий на родном наречии, хотя и с неуловимым акцентом:
– Приветствую. С возвращением в мир живых!
Голос принадлежал Пампе – барону, как-то захаживавшему в гости к Румате. Правда – на этот раз он был на удивление трезв и как-то нерешителен малость…
Уно не мог знать, что старого барона уже давно нет в живых, а у койки стоит внук Пампы, волей случая и Колеса Времени находящийся теперь в том же возрасте, что и старший Пампа в тот достопамятный год…
Это Антон настоял, чтобы Уно приходил в себя в обстановке, максимально близкой к родной. Боялся, что иначе эмоциональный шок сведёт мальчишку с ума… Были восстановлены комнаты скромного жилища Руматы, причём не киношная декорация из картона и пластика, а настоящая копия: камень, дерево, и всё это выверено по более чем столетней давности голограммам.
Антон же посоветовал пригласить на Пробуждение кого-то из обитателей Арканара. Разумеется – выбор пал на Пампу-младшего. Во-первых, потому что он был очень похож на своего деда, а, стало быть – знакомое лицо. Во-вторых, Пампа умел контролировать свои эмоции и прекрасно разбирался в психологии. А в-третьих – всё равно он собирался на Землю, к своим друзьям… (Злые языки, впрочем, тут же указали как четвёртый пунктик, что как классический истинный благородный безденежный дон Пампа долго не сопротивлялся уговорам, прекрасно понимая, что «Призрак» с билетом, оплаченным КомКоном – лучший вид для путешествия по Галактике автостопом…)
Вот так и оказались в одном месте и в одно время два жителя двух совершенно разных Арканаров, разделённых лишь единой преградой – Временем. Арканар Уно – это грязные улочки, кровь вперемешку с отбросами, вонь и крики Серых… Суеверия и демоны… И – зловещая фигура Рэбы… Арканар младшего Пампы – это асфальт и хрусталь новых кварталов на окраине, чистота и блеск, музеи и информатории, видеофоны и антология рока по радио… Филиал БВИ и «Призраки». И – контуры элегантного космопорта недалеко в горах… Уно помнит рабство и произвол, помнит, как убивали грамотеев; Пампа читал об этот в файлах по истории, готовясь к экзамену в Школу Прогрессоров. И лишь одно есть сейчас для них общее – оба страстно хотели оказаться на Земле. Уно – чтобы оказаться в сказочной стране, где никто никого не убивает, в той сказочной стране, о которой Румата так любил рассказывать Кире… Пампа – ну… он говорит, что только на Земле видит дальнейшие перспективы в постижении Знаний… А что думает на самом деле – трудно сказать…
Вот так и оказались на Земле двое: мальчишка и мужчина из Арканара. Ну и что из того, что в абсолютном времени этому несовершеннолетнему пацану более лет, чем стоящему в изголовьи мужчине?! Неисповедимы пути людские в последний миллиард лет, отпущенный до конца света… И только теперь, по прошествии нескольких лет, понимаешь, что встреча эта была не случайной: уж слишком много последствий потянула она за собой…
Эх, доживи до всего этого Сикорски, тот самый Сикорски, известный большинству читателей как Экселенц – уж он бы взвыл, поняв, что сам свершил своими руками то, против чего воевал всю вторую половину жизни… Он так боялся вторжения на Землю мифических Странников, так опасался их прогрессорствания в нашем уютном мирке, что вероятно впал бы в прострацию, пойми, насколько он приблизил встречу землян и Странников своим странным приказом: «Выжившего мальчишку-слугу из дома Антона доставить на Землю для полного курса лечения. По завершении лечения – допросить на предмет происшествий Смуты и пересмотреть дело прогрессора Антона. Отмена вышеприведённого приказа невозможна категорически.»…
* * *
Отвлекусь немного… Собственно – никак не могу решить проблему датировок… Так и подмывает начать в старинном стиле, благородно и медленно, что-то типа как в докладе, случайно найденном мною на одной из планеток: «В году тысяча хрен помнит каком двое варлонов превысили свои полномочия наблюдателей и вступили в контакт с девственницей из Франции. Выдав себя за архангелов, они склонили её на проведение освободительно-военной операции, завершившейся полным успехом…» Бедная Жанна… Как только её борьба достигла цели – леди-воин перестала быть интересна двум залётным эмиссарам и оставлена без присмотра… И тщетно молила она своих ангелов и святых спасти её от костра – странники давно ушли дальше…
Нет, не стоит о грустном… Жанна просила не поминать о том отчаянии, лишь сейчас сменившимся Пониманием…
Так какую же систему отчёта выбрать? Год триста какой-то от Зари Космической Эры? Слишком претенциозно… И бессмысленно, если подумать… Это на заре Космической Эпохи, когда двое братьев-писателей предложили старт первого спутника считать точкой отсчёта, то идея показалась прекрасной и даже прожила… лет двести… Ещё Каммерер пользовался этой системой счисления…
Но мне-то кажется, что точкой отсчёта стоит брать что-то, действительно резко и мгновенно сломившее старое и изменившее весь Путь… А первый спутник – лишь одна, и далеко не самая первая веха в развитии космонавтики… Работы ГИРДа и аналогичной группы в США задолго до первого старта приучили народ к тому, что ЭТО БУДЕТ, и вопрос стоял лишь «КОГДА?», не иначе… К толу же приучали работы Циолковского, Кибальчича, Уэллса, Жюль Верна… Нет, первый старт не был неожиданностью и переломом… А если вспомнить полёт Арджуны к «богам», обеспечившим его вооружением в количестве ста наименований – то и вообще можно дату первого полёта человека в космос этак тысячелетия на три отодвинуть!.. Не тянет спутник на точку отсчёта…
Слышу, слышу уже голос Истинно Верующих: «А чем вам „От Рождества Христова“ мешало-то? Классический Перелом – искуплен Первородный Грех, введён доступ в Рай!..» Ну что же, господа, позвольте в вашу ложечку мёда влить мою бочечку дёгтя. Итак. Во-первых, Искупление произошло через тридцать лет и три года после Рождения, ну совсем как в сказке! А во-вторых – не забывайте о Пророчестве, что гласило о приходе Мессии задолго до самого прихода! Так что и здесь вопрос стоял не в неожиданности, а в пресловутом уже «Когда? Ну когда же?..» и перелома особого не вызвал… Ну, и в-третьих – странно, что страны с другими государственными религиями, тем же буддизмом, зороастризмом или мусульманством, были вынуждены пользоваться календарём, берущим точку отсчёта от рождения сына бога совершенно другой религии! Стоит ли возобновлять это странненькую традицию?..
Когда-то меряли время «от сотворения Земли», но вспомним, как расползались тогда календари… Кто в лес, кто по дрова… Если же подойти с научной точки зрения, то станет вопрос, когда считать грудку праматерии «ещё не Землёй», а когда – «уже Землёй»… Мерять от Большого Взрыва? Но и он – не перелом, а лишь точка в закономерном процессе Пульсаций… Случайная, кстати, точка… От Зарождения Разума? Хм-м, но он был и ДО Большого Взрыва… От Взрыва в Хиросиме? Но и атомный бред предсказали заранее, хотя в книжке и разместили первую базу на Луне… От Ухода Странников, как предложил старина Рудольф? Но ведь они никогда и не уходили… Впрочем – кажется, Сикорски тогда просто пошутил…
Остаётся лишь плюнуть на всё стандартные системы календарей и сказать просто и внятно: это произошло два года назад… За два года до написания этих строк…
Всё равно ведь теперь любой желающий ЧУВСТВУЕТ даты, а не запоминает их…
* * *
Звонок раздался гораздо раньше, чем можно было надеяться. Антон взглянул на экран. Не сдержался:
– Ну… как там?
– Полный бардак! – ответили на том конце, – «Реабилитация» с первого же момента пошла по незапланированным рельсам: этот «юный паж» раскусил нашего Пампу в одно мгновение. Дом… Мальчишка верил в настоящесть дома минуту, не больше, а затем сказал, что это лишь копия! А когда убедился наощупь, что стены настоящие – стал требовать отвести его к Румате! Что делать, Антон?
– Что делать, что делать… Он пояснял как-то, почему не верит в дом и прочее?
– Нет. Требует встречи.
– Что делать… Веди, я выйду навстречу…
– Прямо по…
– Прямо по городу. Причём желательно – летающим транспортом.
– Я хотел предложить прямо по Нуль-Т.
– Летающим транспортом. Я уверен. Буду на пороге дома через десять минут ровно.
– Метод Загорского?
– Скорее – интуиция. Я, кажется, понимаю, что происходит… – и Антон отключил связь.
* * *
– Румата!.. – Уно смотрел на старика, узнавая в нём знакомые черты. – Значит – я у тебя дома… Твой мир…
– Ты прав… А ты совсем не изменился, Уно.
– Зато ты постарел, Румата… Значит – правда легенда о богах, отдающих по капельке своё бессмертие, чтобы продлить жизнь смертным или воскрешать умерших? Румата…
– Но почему ты так решил, Уно? – опешил Антон.
– Я снова жив, хотя меня зарубили стражники, а ты – постарел.
– Но я же не бог!..
– Но человеку не под силу перенести наш дом в другой мир, ничего не изменив в нём. Это могут только боги или сильно верящие святые, но тогда они и становятся новыми богами.
– С тобой трудно спорить… А скажи, почему ты решил сперва, что дом – это только мираж?
– Он был пустой, понимаешь? Он не дышал… Нету ни песни горы, ни шума за окнами, словно мираж. Я сперва вообще решил, что это колдовское наваждение, это потом я понял, что дом перенесён в другой мир, и поэтому не может дышать, он оторван от своих корней.
– Да-а? И когда же ты об этом догадался, малыш?
– Когда Пампа проговорился, – Уно решил не обижаться на «малыша»: в самом деле, постаревший Румата имел право так обратиться к своему юному слуге… – Я ему говорю, а где, мол, Ваши седло и попона? А он смотрит, словно не понимает. Ну, я напомнил ему его же фразу о том, что есть постель для странствующего благородного дона. А он в ответ – это так же неудобно, как кресла в залах космопорта! Тут-то я и понял, что… не тот он, что прежде. Или просто похожий на барона, или набрался другой культуры. Но где? В Эсторе? Вряд ли. У монахов? Они тоже таких слов не слыхивали! В Торговой Республике? Тогда я вспомнил сказки, которые ты рассказывал Кире. Я их тоже слушал… Про твой дом, твою Звезду. И решил, что мы там… После смерти, как обычно и попадают в рай. А потом понял, что при жизни…
– Когда ты это решил, Уно?
– Когда тебя увидел. Постаревшим. Я же помню старые легенды о богах, дарующих жизнь…
Антон вздохнул:
– Если бы я был богом, то Кира сейчас была бы жива…
– А разве…
– Извини, малыш, ты ведь не знал… Когда стражники уже ворвались в дом – её подстрелили, какая-то скотина из окна. Я тогда просто обезумел от горя, схватил мечи и… остановился лишь зарубив Рэбу.
– За что? – удивился вдруг Уно.
– Но ведь он послал стражников!
– Нет, Румата… Эх, ну почему я тогда не успел крикнуть тебе! Рэба – он, конечно, негодяй, но умирать за чужие грехи – это как-то неправильно… Он не отдавал этого приказа…
Антон присел в мягкое кресло, пристально посмотрел в глаза мальчишке и тихо спросил:
– Ты… уверен?
– Вполне, – твёрдо ответил Уно. – Я могу что-то напутать в рассуждениях о богах, но в людях я разбираюсь хорошо. И сплетни городские мимо ушей тоже не пропускаю. Солдат послал к тебе Арата, да и не солдаты это были, а купленные.
– Арата?! Ты ошибаешься, Уно, он не мог так поступить! Он же борец за справедливость, бунтарь, классово близкий к…
– Не знаю, чему он там близок, – резко оборвал мальчишка, – Но это был он.
– Понимаешь, малыш… То, что ты сейчас говоришь, невозможно ещё по одной причине: Арата чувствовал себя… несколько обязанным мне, после одного случая, и он не стал бы устраивать такое уже из чувства благодарности, что ли…
– Стал бы. Ой, Румата, порой ты совсем как ребёнок! Да для таких, как Арата, нет ничего святого! Для них нет друзей, нет соратников. Все люди делятся для них на полезных и вредных, и полезным они могут наговорить с три короба о дружбе, соратничестве, Великих Целях – но на самом деле они будут лишь ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ! Так и с тобой. Думаешь, Арата испытывал благодарность за то, что его спасли на крылатой машине?
– Крылатой?.. Где ты слышал об этом, Уно?
– Да пол-Арканара обсуждало это! Говорили о дьяволе на стальных крыльях, а Пампа тогда ещё заявил, что это мог быть дракон!
– Ладно, оставим городские сплетни в покое… Не буду даже пытаться узнать, отчего я этого всего не слыхал…
– А зачем пытаться: и так ясно! Народ про благородных не говорять свои мысли!
– А мне-то что ты не говорил про эти слухи?
– А Вы спрашивали? Тем более что я понимал: видимо, Вы думали, что это должно быть от нас тайной. Так зачем же было Вас огорчать, давая понять, что мы это знаем?
– Уно, давай лучше вновь на «ты», хорошо?
– Как будет угодно, Румата. Я, кажется, только сейчас отхожу от… от увиденного вокруг…
– Поразило?
– Примерно так я это и представлял по твоим рассказам… Больше всего меня поразила твоя старость…
– И всё же вернёмся к нашим тахоргам… Я никак не могу взять в толк, какой резон был Арате устраивать на меня покушение?
– Не на тебя. Тебе был показан спектакль. Чтобы ты поверил. А чтобы поверил по-настоящему, они убили меня и Киру, чтобы ты по-настоящему разозлился. Арата знал, что сперва ты подумаешь на Рэбу. Таким образом Арата убрал Рэбу твоими руками, ведь сам этого сделать не мог. Потом он, видимо, хотел пощипать благородных, пока будет сумятица и неразбериха… Но не знаю, вышло ли у него это…
– Это как выстрел в спину, Уно. Я же ему верил!
– И он знал, что ты ему верил и поэтому не заподозришь его! Он использовал тебя, Румата… Эх, жаль, что я не успел тогда крикнуть тебе… А теперь уже поздно… Кстати, а сколько лет прошло?
– Лет?! – Антон постарался делать вид, что не понимает…
– Лет. Не притворяйся глупее – тебя глаза выдают. Растерянные, как у котёнка перед сворой. Если ты всё же не бог, но ты постарел, а я нет, то вывод один – меня положили в этот… анаб… анаб…, эх, забыл, ну, ты Кире рассказывал, что в него первые летящие к звёздам ложились, чтобы не умереть от старости в полёте!..
– Анабиоз… – ответил Антон машинально.
– Так сколько же лет прошло, Румата?
– Почти сто… Потому я и постарел, малыш…
– А Пампа… Он тоже в анабиозе был, или это правнук славного барона?
– Внук… Он учится у нас на Земле… И ты сможешь здесь учиться, если не раздумаешь…
– В вашем мире знания – не обуза… Ты же сам говорил, что у вас книжников почитают, а не убивают. А знания лишними не бывают… Я могу по прежнему служить у тебя, Румата?
– Но зачем?!
– Ты гневаешься, что я не успел предупредить тебя? – в голосе Уно появилось отчаяние.
– Вовсе нет, – отозвался Антон, – Просто у нас на Земле нет господ и нет слуг, у нас все равны… Ты можешь выбрать себе жильё в любом городе или посёлке, можешь учиться, работать… Тебе все дороги открыты…
– Странно это – мир, где нет благородных и простых. А ты не шутишь, Румата?
Антон только качнул головой… А затем вдруг сказал, словно сам себе:
– Уно, Уно… Удивил ты меня… Надо же – простой паренёк из глубинки – и вдруг такие способности к психоанализу! Откуда?
– А что это такое – психо… этот, анализ? – Уно явно не понравилось новое слово, и он ожидал подвоха или насмешки.
– Я это о твоей наблюдательности и умении делать выводы… Простой-простой, а ничего не упустишь… – улыбнулся Антон.
– А нам иначе нельзя! – пожал плечами мальчишка, – Иначе как бы я мог и служить, и ни разу ни от одного хозяина ни затрещины, ни побоев не получить! Людей чувствовать надо! Иначе туго прийдётся…
– Могу напророчить, что ты или станешь великим психологом, или пойдёшь работать в КомКон-3, – усмехнулся бывший прогрессор…
– КомКон? Я уже слышал пару раз это слово, когда летел к тебе. А что оно значит?
– Ой, любопытный же ты… Понимаешь, сперва был КомКон-1 – Комиссия по Контактам. Именно они пытались помочь планетам, менее развитым, чем Земля. Собственно, если б не КомКон, то я не попал бы в Арканар… И Кира была бы жива, между прочим… Впрочем – тогда бы это вряд ли имело бы для меня хоть какое-то значение… Ладно… Затем появился КомКон-2 – Комиссия по Контролю. Контролировали КомКон-1, а заодно искали следы присутствия Странников на Земле. А недавно был образован КомКон-3 – Комитет по Контактам с высокоразвитыми цивилизациями и по коррекции аварийных миров… Порой его называют КомКор – Комитет по Коррекции. Быть Корректором сейчас почётно… И Корректорами сейчас работают самые выдающиеся психологи… Так что с твоими способностями ты, подучившись, явно найдёшь там своё место…
– Всё может быть… Не будем торопить события, – рассудительно ответил Уно. – Вот только было б не лишне сперва осмотреться, что там и как… А КомКон-2 – он нашёл своих странников?
– Странников? Нет… Не повезло им… – Антон включил терминал БВИ, – Посмотреть желаешь?
– А что это?
– Это терминал БВИ – Большого Всепланетного Информатория. Тут можно спросить всё, что интересует тебя, и если ответ вообще существует – то он появится вот тут, на экране…
– А что это за жёлтые пещеры? – Уно ткнул пальцем в изображение, как-то равнодушно отнесясь к самой идее передачи изображения.
– Это город Странников на Марсе, соседней планете. Более двухсот лет назад там, на Марсе, нашли это сооружение, построенное из янтарина – вот этого жёлтого материала. Тогда кто-то впервые и сказал – Странники. Было похоже на это: пришли, построили город, отдохнули в нём от скитаний и вновь ушли. Ушли вдаль, забрав с собою свой скарб, и только голые стены заброшеных жилищ с тоской вспоминают прошлых владельцев… Странники… Вечные скитальцы… Пришли и ушли, и только следы янтарина – как отпечатки ног по всей Галактике…
– Янтарин – грязь на ногах богов… – улыбнулся мальчишка. – Каким же странным и диковинным должно быть то болото, из которого они вышли!.. Хотел бы я взглянуть на него… Вот только одного не пойму – а зачем же их было разыскивать на Земле? Ведь они ушли! Что толку искать вчерашний ветер?
– Понимаешь, в КомКоне-2 так не считали. Там верили, что кто-то из Странников вернулся в наш мир и прогрессорствует на Земле, точно так же, как КомКон-1 в отсталых мирах…
– Ну так всё правильно!
– Что правильно, Уно? Что?
– Вы помогаете тем, кто менее развит, чем вы. Так что всё правильно, если кто-то более развитый захочет помочь вам…
– Вот только шеф КомКона второго был не согласен с этим. Он решил во что бы то ни стало оградить Землю от прогрессорства Странников. И почти преуспел в этом… Одна беда – самих Странников так и не нашёл…
– Хорошо, что не нашёл… – плутовато ухмыльнулся Уно, – Иначе он бы подставил весь КомКон-1.
– Это ещё почему?! – опешил Антон.
– А потому, Румата, что мир, изгнавший других прогрессоров из себя, не имеет права посылать своих прогрессоров в другие миры. Ещё боги говорили: «Не делай другому того, чего не хочешь, чтоб сделали бы тебе…» Румата, а ты меня научишь пользоваться этой штукой… Информаторием?
* * *
А однажды Уно пришёл жутко расстроенный и с порога выпалил:
– Румата, скажи, ну почему даже в самом лучшем из миров рождаются иногда негодяи, дураки и трусы?
– Что случилось, малыш… – начал было Антон, но каким-то шестым чувством почувствовал, что дело не в личных обидах.
– Понимаешь, Румата, я нашёл файлы по делу Абалкина… И я просто не могу понять, как мог появиться такой, как Сикорски… Ведь вокруг всё так чисто и благополучно, откуда же у него этот дикий животный страх перед всем неизвестным?
– Но может, он просто испугался за Землю, ведь слишком высока была его ответственность…
– Не за Землю он испугался! Скорей уж – убоялся, что кто его упрекнёт, если Странники таки обнаружатся на Земле. Но и это – на первый лишь взгляд! Знаешь, Румата, чего он боялся по-настоящему? Быть вторым. Он сам, своими руками создал КомКон-2 и возглавил его, мгновенно и бесповоротно! Он получил с этим не только и не столько ответственность, сколько пост, почёт и уважение, пусть даже и только в собственных глазах! А если б Странники-прогрессоры всё же нашлись, то они затмили бы Рудольфа Сикорски, он вынужден был бы отойти на второй план… А этого он пережить бы не смог… И ещё он боялся, что уклад жизни сменится, а в новом мире он мог бы и не устроиться… И ради сохранения имеющегося порядка вещей он пошёл на хладнокровное убийство!
– Но… А если бы Абалкин, соединившись с детонатором, стал бы таки автоматом Странников…
– Не стал бы, – уверенно сказал Уно. – Я ещё не слишком хорошо с этим всем разобрался, но я уверен, что Странники не могут быть злыми и холодно-расчётливыми… Понимаешь – жители Земли настолько отличаются от обитателей моей родины, но ведь они – лишь добрей и мудрее… Почему же ещё более мудрые Странники должны вдруг оказаться злодеями?!
– Но Сикорски хотел перестраховаться…
– Нет… – вздохнул мальчишка… – Там другое… Уж очень он мне кого-то напоминает… А знаешь – это счастье, что он не дожил до Большого Откровения… Иначе он или сошёл бы с ума, или перестрелял бы всех Люденов из своего «Герцога»… Он был страшный человек, но боюсь, что он был дураком не от рождения, это тщеславие и новая должность превратили его в такое…
– Каммерер в своё время говорил, что пытался воспрепятствовать Экселенцу…
– Пожалуй – это была его наибольшая ошибка, – ответил Уно. – Если я прав, и Сикорски не мог быть вторым, то Максим должен был вызывать у него наибольшее неприятие. Ведь именно Максим, а не он, пробрался в своё время в Островную Империю, причём – единственный, кому это удалось! Именно Каммерер, а не Экселенц, стал знаменитым Белым Ферзём! Так что если у Рудольфа и не было сперва желания убивать Абалкина, то когда Мак заступился за него, то Экселенц поступил наоборот. Просто назло! Ведь так удобно искать дьявола, особенно если заранее знаешь, кого этим дьяволом объявишь… Впрочем – в этой истории со Странниками и Подкидышами ещё не всё ясно… И я постараюсь докопаться до сути… Постараюсь… Хотя бы чтобы понять, почему появляются такие, как Экселенц…
* * *
На шкафу стоял макет: странные сероватые сооружения непривычной архитектуры, расположившиеся на бутафорных горах с поролоновыми деревьями… Однако Загорскому этот пейзаж был по-своему мил: он напоминал о первом успешно проведённом деле. Тогда ещё никто не верил, что Корректоры из КомКона-3 смогут спасти от полного провала переговоры с новооткрытой цивилизацией антропоидов… Сейчас же присутствие этих перепончатокрылых на Земле воспринимается как вещь вполне даже обыденная…
Стоило вернуться к делам, но Яромир Савельевич оттягивал этот момент: опять прийдётся рассматривать три-четыре дела о коррекции мнений среди новооткрытых миров, опять разрабатывать новый сценарий общения с люденами, опять вносить коррективы в безнадёжнейший бардак на Сауле, а вон мигает три красных окошка – три мира из компетенции КомКона-1 перешли критический рубеж, и теперь стоит срочно исправлять провалы прогрессоров…
– Эх, – вздохнул Загорский, – И куда только смотрит КомКон-2!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов