А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

В воздухе чувствовался такой тяжелый запах, что было трудно дышать. Сначала Черити не могла определить причину этого, но бросив взгляд на покрывающий дно слой черной клейкой массы, сразу все поняла. Труба являлась частью старого нефтепровода, одной из бесчисленных стальных артерий, по которой когда-то текло черное золото, питавшее и заставлявшее биться сердце одной из самых крупных метрополий мира.
Со смешанным чувством любопытства и страха Черити посмотрела на Жана, восседавшего на каком-то аппарате странной конструкции. В первый момент машина показалась ей очень похожей на мотоцикл, только с шестью колесами, четыре из которых крепились к днищу своеобразным кронштейном, который удерживал их под углом приблизительно градусов тридцать относительно основного корпуса и, очевидно, позволял прекрасно передвигаться по круглым трубам и переходам подземного лабиринта.
На первый взгляд конструкция выглядела довольно смешно, но присмотревшись внимательнее, Черити поняла, насколько удобным для передвижения в здешних условиях было это сооружение, особенно учитывая диаметр труб, во многих местах не превышавший и трех метров, так что ничего не стоило сломать себе шею. Передвижение же в туннелях на этой машине представлялось просто детской забавой. А если еще и мотор под синтетическим капотом работал соответственно своим размерам, то, несомненно, Жан на таком самокате без труда гоняет по стенам, а, возможно, и по потолкам лабиринта.
От юноши не укрылись восхищенные взгляды, которые Черити бросала на машину, и его лицо просияло от гордости.
– Вам нравится моя игрушка? – поинтересовался он.
– Это… это весьма интересная конструкция, – уклончиво ответила девушка. – Вы сами ее смастерили?
Жан утвердительно кивнул головой.
– Если бы вы только видели, каким он попал мне в руки: настоящая груда хлама! Я потратил два года, чтобы довести его до ума. Зато сейчас это самая быстроходная машина во всей Свободной Зоне.
– Вы утверждаете, что она не одна, что существуют такие же? – перебила его Черити.
Жан взглянул на девушку с таким удивлением, словно она спросила, восходит ли по утрам солнце.
– Ну конечно, многие имеют такие машины. А как же иначе здесь перебираться с места на место?
– Да, – неуверенно улыбнулась Черити. – Действительно, глупый вопрос. – Она указала кивком головы на темное пространство за спиной Жана. – Здесь еще есть такие туннели?
– Да, и очень много. Только я знаю около тридцати. Многие из них обрушились, некоторые мы сами закрыли после того, как наши люди, отправившись туда на разведку, не вернулись обратно. Но многие из них более или менее безопасны, – поспешил успокоить Жан, заметив, что Черити чуть заметно вздрогнула. – Муравьи никогда не появляются здесь, да и охотники тоже. Мне кажется, они и не догадываются, что существуют эти переходы.
Юноша немного помолчал, потом добавил:
– Правда, есть небольшая проблема.
– Да? Какая же?
– Я могу взять с собой только одного человека, ну, возможно, еще захвачу карлика. Остальные должны остаться здесь и ожидать моего возвращения.
– Но мы можем бежать за вами. Вы поедете впереди и будете указывать нам направление.
– Бежать?! – Жан рассмеялся, точно услышал анекдот. – Это почти десять километров. На мотокаре мне понадобится от силы пара минут. Правда, придется трижды возвращаться.
Черити перевела слова юноши. Скаддер поморщился.
– Я лучше проползу весь путь на карачках, чем сяду на этот драндулет.
Нэт тоже нахмурилась, а Гурк, решительно кивая головой, поспешил выразить Скаддеру свое одобрение.
– Какая чушь! – в сердцах воскликнула Черити. – У нас не осталось ни сил, ни времени, чтобы тащиться шесть, а то и семь миль по пустому нефтепроводу. Парень абсолютно прав. Один из нас должен поехать с ним и поговорить с его людьми. Другие останутся и будут ждать здесь, – с этими словами Черити показала на руке Скаддера след горящего осколка: – Самое лучшее, если первым отправишься ты: тебе срочно нужен врач.
– Нет, ехать нужно тебе, – не терпящим возражения тоном возразил Скаддер.
– Он прав, – добавила Нэт. – Ведь только ты одна умеешь говорить на их языке. Ни я, ни Скаддер не сможем ответить даже на простейший вопрос.
– Между прочим, они, вероятно, не все так гостеприимны, как этот малыш, – предостерегающе заметил Гурк.
Черити помолчала. Ее угнетала мысль, что нужно оставить здесь друзей, но иного выбора не было.
– Хорошо, – согласилась она. – Я постараюсь как можно скорее отослать его обратно.
Черити быстро повернулась и с тяжелым сердцем направилась к Жану, собираясь взобраться на сиденье. Однако юноша, покачав головой, попросил ее немного подождать. Наклонившись, он немного повозился с рулевым управлением, потом резко, одним движением выпрямился, повернулся в седле, немного поерзал, устраиваясь на нем. В ту же минуту прожектор, чуть не ослепивший их в самом начале, вдруг погас, зато с обеих сторон мотоцикла загорелся белый свет. «По всей видимости, самоделка оснащена двумя моторами, – ошеломленно подумала Черити. – Очевидно, парень так переделал машину, что она может двигаться не только вперед, но и назад».
Черити бросила последний взгляд на Скаддера, ответившего ей насмешливой улыбкой, потом вскарабкалась на сиденье позади Жана.
– Держитесь покрепче. Он у меня не очень покладистый, иногда любит взбрыкнуть.
Взревел мотор. В узких железных трубах этот звук казался таким оглушительным, что Черити едва сдержалась, чтобы не закрыть уши руками.
– Готовы? – спросил Жан, стараясь перекричать рев работающего двигателя и нервно нажимая на педаль газа, заставляя тем самым дрожащую машину издавать совершенно непереносимый вой, словно было слишком тихо и ему хотелось добавить еще немного грохота.
– Готова! – прокричала в ответ Черити.
В следующую секунду она изо всех сил вцепилась в Жана, думая только о том, как бы не сорваться с седла. Юноша поддал газу, и машина, сделав мощный рывок, как стрела понеслась вперед.
– Не так быстро! – сквозь вой мотора крикнула Черити.
Жан послушно сбавил ход. Теперь мотоцикл несся по другому туннелю, чуть выше первого. Здесь рев мотора был не таким оглушительным.
– Чуть помедленнее, Жан, – снова взмолилась Черити. – Прошу вас. Мне очень хочется живой добраться до ваших людей.
Жан, полный юношеского задора, весело улыбнулся ей через плечо.
– Нам нужно ехать очень быстро, – прокричал он в ответ.
– Но почему? Какая разница: минутой раньше, минутой позже?
В ту же секунду мимо них внезапно пронеслась большая серая тень. Все произошло так быстро, что Черити даже не успела рассмотреть, что это было. За первой тенью последовала вторая, потом третья – и вот уже целая орда огромных мохнатых тварей устремилась им навстречу.
Черити непроизвольно вцепилась в Жана, больше не возражая, когда он прибавил газу, и машина рванулась вперед с еще большей скоростью. Черные и красные пятна на стенах сразу превратились в сплошные полосы, мелькавшие как тучи в фильме с ускоренной съемкой.
Вновь и вновь проносились мимо них серые тела: огромные лохматые существа с мерцающими глазами и острыми, как ножи, когтями, которые царапали стальные перемычки туннеля. Многие твари промахивались, пытаясь схватить добычу, – слишком велика была скорость движения мотоцикла.
Черити немало изумлялась, как Жан успевал вовремя замечать животных. Сама она видела только размытые серые контуры.
Наконец машина замедлила ход. Теперь они ехали со скоростью шестьдесят-семьдесят миль в час. Но после того, что ей пришлось пережить, это казалось просто развлечением.
– Что это было? – стараясь перекричать шум мотора, спросила Черити.
– Крысы, – не поворачиваясь, ответил Жан.
Черити снова содрогнулась от ужаса. Неужели это действительно крысы?! Да ведь некоторые из этих бестий были ростом со взрослую овчарку!..
Постепенно Черити начала различать окружающее. К сожалению, нефтепровод не везде оказался таким прочным, как на пройденном отрезке пути. Раза два-три им встретились огромные пробоины, черными дырами выделявшиеся на коричневых стенах туннеля. А однажды чуть не снесло головы большим куском железной обшивки, полуоторванным от верхней перемычки. Пришлось сильно наклониться вперед, чтобы миновать опасное место.
Наконец они увидели свет!
Сначала в темноте, прямо перед ними, появилась небольшая искра, которая постепенно превратилась в светящийся красный круг. Жан притормозил и помигал прожектором, вероятно, подавая кому-то сигнал.
Туннель внезапно закончился, и замечательная машина въехала в помещение под огромным проржавевшим куполом. Из-за веса мощного кронштейна мотоцикл потерял равновесие, его занесло в сторону и бросило вправо, чуть ли не на стену. Черити непроизвольно еще теснее прижалась к Жану. И все же ее чуть не вышибло из седла, когда машина, сделав последний рывок, двумя передними колесами уперлась в стену.
Жан выключил мотор и, небрежно усмехаясь, повернулся к девушке.
– Ну как, все в порядке? – в его голосе слышалась едва скрытая радость.
– Да, спасибо, – скорчила гримасу Черити. – И где это вы, черт возьми, научились так водить мотоцикл?
Жан быстро соскочил с седла, сделал шаг назад и элегантно протянул руку, собираясь помочь ей спуститься вниз. Сначала Черити хотела проигнорировать это предложение, но юноша так терпеливо ждал, что она, взяв его за руку, церемонно сошла с седла мотоцикла, словно королева с пришвартовавшегося к месту последней стоянки корабля. Оказавшись на земле, Черити внимательно осмотрелась.
В стальном отсеке повсюду стояли такие же, как и у Жана, машины, но ни одна из них не походила на другую. Попадались даже такие странные конструкции, глядя на которые было трудно даже вообразить, что они могут ездить. Одна, например, выглядела как обыкновенная паутина, в центре которой находилось небольшое сиденье. «Впрочем, почему бы и нет? – улыбаясь в душе, подумала Черити. – Времена массового промышленного производства остались в далеком прошлом. А все, что изготавливается сегодня, – исключительно ручная работа».
Черити обвела взглядом помещение, в котором они находились. Это было не что иное, как пустая гигантская цистерна. Кроме туннеля, приведшего их сюда, в нее, как в огромное озеро, впадали устья других туннелей, которых насчитывалось не меньше дюжины. На противоположной стороне цистерны Черити заметила мощную дверь, покрытую тяжелыми сплавленными друг с другом железными листами, сделанными явно позднее, чем все помещение. Стены и потолок покрывал сплошной слой смолы и ржавчины, однако пол оказался на удивление чист. Видимо, этим помещением часто пользовались.
В это время послышались чьи-то тяжелые шаги. Черити оглянулась и заметила среди аккуратно расставленных мотоциклов двух мужчин, которые очень торопились.
– Жан! Где, черт возьми, тебя…
Один из вошедших – немного старше Жана и с винтовкой на плече, но точно в такой же одежде, увидев Черити, ошеломленно замолчал. Какое-то мгновение он тупо стоял, не произнося ни слова, потом медленным движением – Черити даже улыбнулась про себя – снял с плеча оружие и направил на девушку.
– Кто вы?
Черити уже собиралась ответить, но ее опередил Жан.
– Опусти свою игрушку, Генри, – произнес он, – она со мной.
Генри даже не пошевелился. Черити заметила, как сильно дрожат его руки, и молила Бога, чтобы курок этого самопала не оказался слишком податливым.
– Кто вы? – настойчиво повторил Генри, в его голосе слышался страх.
– Ну, пожалуйста, Генри, – Жан быстро вышел вперед, загораживая собою Черити. – Не дурачься, я все тебе объясню!
Генри хранил молчание. Однако его спутник, проворно отскочив в сторону, направил на девушку ствол точно такой же, как и у Генри, винтовки. На лице этого мужчины не дрогнул ни один мускул.
– Отойди в сторону, Жан, – приказал Генри.
На этот раз юноша повиновался и, бросив на Черити быстрый, почти виноватый взгляд, снова попытался объясниться:
– Если ты хотя бы две минуты послушаешь меня, тебе все сразу станет ясно. Потом сам же над собой будешь смеяться.
Генри неуверенно посмотрел на Жана и немного опустил оружие.
– Кто она? Откуда? Как появилась здесь?
– Я встретил ее на той стороне, в джунглях, и…
– В джунглях?! – глаза Генри едва не вылезли из орбит. – На другой стороне?!
Он вновь молниеносно прицелился в Черити, нервно облизывая пересохшие губы.
– Я бы тебе все объяснил, если бы только позволил мне высказаться, – вздохнул Жан, затем показал на Черити, на свой мотоцикл и на туннель, из которого они только что выехали. – Я был на той стороне. Там что-то происходит.
– Да, мы слышали взрыв. Вся Зона в тревоге, – произнес Генри. – Кажется, что-то взлетело на воздух.
– Я знаю, что. Это был планер.
– Планер?! – Генри даже не пытался скрыть изумления.
– Он атаковал нас: меня, ее и других. Мы находились совсем близко, когда взорвался планер.
– А кого это «других»? – неожиданно вмешался в разговор второй мужчина.
На этот раз вперед выступила Черити. Стоя напротив человека, державшего ее на прицеле, она четко сказала по-французски:
– Моих спутников и меня.
Несмотря на то, что этот мужчина произнес всего лишь несколько слов, Черити шестым чувством поняла, что разговаривать нужно именно с ним.
– И много вас там?
– Всего лишь трое, – вставил Жан. – Они ждут, когда я вернусь и заберу их.
– Ты не сделаешь этого, – отрезал мужчина, подавая Генри знак ни на секунду не спускать глаз с девушки. – Кстати, Генри, дай знать Барлеру, что у нас гости. Я сам буду наблюдать за ней.
Немного помедлив, Генри все-таки бросился выполнять приказ и скоро исчез в темноте.
– Ну, хватит, не делай глупостей, – возмутился Жан. – Те, трое, ждут меня. Я обещал забрать их. Или тебе очень хочется, чтобы их загрызли крысы?
– Ты останешься здесь. Ничего с ними не случится. Скоро мы сами позаботимся о них. Что же касается вас, – обратился мужчина к Черити, – осторожно положите оружие на пол.
Девушка молча вытащила из-за пояса лазерный пистолет, положила его перед собой на пол и резко толкнула ногой в сторону темноволосого.
Увидев, что это всего лишь маленький излучатель, какими обычно бывают вооружены муравьи, тот нахмурился, но не проронил ни слова.
Черити вдруг стало ясно, что она вряд ли сможет о чем-либо договориться с друзьями Жана. В ответ на ее полувопросительный-полуразгневанный взгляд, юноша только смущенно пожал плечами.
– Мне очень жаль, но я и сам не понимаю, что…
– Все в порядке, – перебила его Черити. – В общем-то, они правы. Иначе, что же это была бы за охрана, если бы она беспрепятственно пропустила меня.
– Чепуха.
Жан не сводил глаз с человека с ружьем, и лицо его мрачнело все больше и больше. Как только темноволосый отвернулся, юноша едва слышно прошептал:
– Послушайте… Давайте договоримся… Вы… вы ничего не знаете о крепости. Хорошо? Мне бы этого очень не хотелось.
Черити ошеломленно взглянула на Жана. В первый момент ей показалось невероятным, что он столько лет скрывал от всех свою находку. Однако, присмотревшись внимательнее, она поняла, что именно так оно и было.
– Я попытаюсь, – прошептала она в ответ.
– О чем это вы шушукаетесь? – раздался резкий окрик стражника.
– Да так, ни о чем! – подмигнул Жан. – Просто я пытаюсь убедить нашу гостью, что в Свободной Зоне не все такие ослы, как вы двое!
Черити, в принципе, не возражала.
ГЛАВА 7
Кайл не знал, сколько времени прошло с тех пор, как его привели сюда и оставили одного: день, а может, час. Он больше не ощущал бега времени, обуреваемый ураганом странных, несвойственных ему прежде чувств. Они возникали где-то внутри, в глубине души, о существовании которой Кайл никогда не догадывался, как будто до этого момента ее окружала какая-то невидимая стена, сквозь которую ему никогда не удавалось пробиться. И вот сейчас, казалось, она дала первую трещину. Кайл не знал, что скрывалось за этой стеной, и это пугало его. К нему вдруг пришло понимание чего-то очень важного, какого-то нового сознания, которое вовсе не интересовалось тем, что происходит вокруг, и было целиком погружено в его внутренний мир. Правда, все остальные, невероятно обостренные ощущения и инстинкты Кайла функционировали так же, как и раньше, то есть с привычной четкостью. Однако сейчас он начал многое чувствовать. Где-то глубоко внутри его терзала странная боль, реальные причины которой оставались ему пока неведомы.
Неожиданно Кайл услышал шаги: кто-то быстро приближался к его камере. Еще минута-другая, и дверь откроется. Скованный по рукам и ногам тонкими серебристыми цепями, сделанными из сплава, который был не по силам даже мега-воину, Кайл медленно присел на край узкого и довольно жесткого топчана.
Поначалу он пытался убедить своих стражников в том, что нет никакой нужды заковывать его, но они все равно сделали это, а кроме того привели в маленькую комнату, стены и дверь которой оказались из бронетанковой стали. Четыре вмонтированные в потолок видеокамеры располагались так, что ни одно движение пленника не могло не остаться незамеченным. Эти камеры окончательно сбили Кайла с толку. Еще никогда в жизни ему не доводилось находиться в таком помещении. Без сомнения, это была тюрьма, очевидно, предназначенная для таких же отверженных, как и он. «Но зачем на Шай-Таане тюрьма для мега-воинов? – изумился про себя Кайл. – Неужели я не одинок, и существуют еще такие же, у которых что-то произошло с системой регуляции?»
Наконец дверь распахнулась, и в комнату вошел мега-воин. Быстро освободив Кайла от цепей, он сделал шаг назад, повернулся, покинул камеру и остался снаружи. В коридоре пленника уже поджидал второй мега-воин. «Да, эти парни – настоящие опытные мужчины, не то что те, полудети, которых я встретил в лесу», – подумал Кайл. Между тем, встав по обеим сторонам, мега-воины молча повели его по коридору, к дверям лифта.
Когда открылись последние двери, Кайла буквально ослепил ярко-зеленый солнечный свет. «Теперь мне уже нужно около секунды, чтобы глаза привыкли к новому источнику освещения», – огорченно подумал он. Казалось, с каждой минутой Кайл утрачивал все больше своих приспособительных качеств, становясь все менее защищенным. Терялись привычные навыки, не раз позволявшие ему выходить победителем из многих сложных ситуаций, и самое главное из них – умение быстро приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам. В данный момент Кайл абсолютно ничего не понимал и даже не представлял, где находится.
Пройдя мимо трех гигантских, отливающих серебром куполов здания тренировочного комплекса, мега-воины направились к башне. Глядя на нее, Кайл в который раз задал себе один и тот же вопрос: с какой целью была в свое время возведена эта странная конструкция? Трехсотметровая башня – творение населявших эту планету еще до колонизации примитивных аборигенов – выглядела довольно внушительно даже по сравнению с огромными полусферическими сводами тренировочных залов.
Кайл непроизвольно поднял голову, пытаясь рассмотреть на самом верху массивное туловище королевы. Однако не увидел ничего, кроме мерцающей темноты, из центра которой, как ему показалось, на него смотрели огромные холодные глаза гигантского насекомого, глаза, полные недоверия и ненависти.
Впрочем, даже если бы королева действительно наблюдала за ним, вряд ли ей было бы известно, кто он такой. У нее достаточно других дел, чтобы думать еще о каком-то мега-воине, у которого почему-то «поехала крыша».
Тем не менее, направляясь в сопровождении охранников к длинному стеклянному зданию главного штаба, Кайл продолжал размышлять об этом. Он знал, что королева – не просто тупая огромная родильная машина. Роль, которую она играла, судя по всему, была гораздо серьезней, чем могло показаться непосвященному. Но Кайл ничего не ведал об этом.
Наконец они вошли под своды стеклянного лабиринта главного штаба. Лифт, стены которого тоже были сделаны из стекла, быстро доставил их на третий уровень, и Кайла провели в просторное помещение, обставленное мебелью, сделанной из синтетических материалов красноватого и беловатого оттенков.
Кайл буквально оцепенел при виде ожидавших его в этой комнате. У противоположной стены, возле окна, стояли трое. Двое из них явно были слугами, или муравьями, – именно так называли их капитан Лейрд и ее друзья. Правда, единственное видимое различие заключалось в том, что панцири этих муравьев были отвратительного белого цвета. Инспекторы… Только однажды, много лет назад, Кайлу довелось увидеть инспектора: тогда в одном из тренировочных куполов произошел несчастный случай, стоивший жизни тридцати послушникам.
Вид третьего члена группы привел Кайла в шоковое состояние.
Это был Стоун.
Он стоял у окна совершенно неподвижно, не сводя глаз с Кайла. На его лице не дрогнул ни один мускул, но Кайл сразу ощутил взрыв эмоций, буквально потрясший правителя планеты: частота пульса и дыхания Стоуна увеличилась почти вдвое. Если бы мега-воин не знал, что такое в принципе невозможно, он бы поклялся, что Стоун близок к потере рассудка от страха.
Неожиданно Кайл почувствовал… ненависть. Это чувство оказалось для него совершенно новым.
Ему были хорошо известны гнев, злоба, разочарование и даже ярость – с ними он познакомился еще во время обучения, – однако Кайл даже представить себе не мог, что значит ненавидеть человека.
Теперь же он это чувствовал.
Мужчина, стоявший на противоположной стороне комнаты, пытался не просто убить его. Именно по милости Стоуна Кайл пошел на самое страшное преступление, какое только может совершить мега-воин.
На долю секунды в Кайле вспыхнуло огромное желание схватить Стоуна и размозжить ему голову. К счастью, этот порыв был таким кратковременным, что Кайл успел успокоиться и взять себя в руки, прежде чем эмоции захлестнули его.
Очевидно, мега-воины ощутили, что с пленником происходит что-то неладное, поэтому быстро приняли боевую стойку и схватились за оружие.
– Все в порядке, – устало улыбнулся Кайл. – Я… я ничего ему не сделаю.
Мега-воины немного расслабились, зная, что он не лжет. Правда, больше всяких слов их убедила реакция его тела. Тем не менее они продолжали внимательно наблюдать за ним, готовые в любую минуту, случись Кайлу потерять над собой контроль, броситься на него.
– Немедленно уведите его! – потребовал Стоун.
– Не надо, – спокойно возразил Кайл. – Я в норме.
– Я не доверяю ему, – продолжал настаивать Стоун. – Он хотел броситься на меня, а однажды уже ослушался моего приказа.
Пристально посмотрев на Стоуна, Кайл перевел вопросительный взгляд на инспектора, который стоял рядом с правителем. Крошечная черно-красная татуировка над правым глазом свидетельствовала о его более высоком ранге.
– Вы должны немедленно убрать отсюда этого мега-воина! – визгливо закричал Стоун.
– Замолчите! – раздался вдруг холодный металлический голос инспектора. Благодаря имплантированному в его горло крохотному компьютеру-переводчику голос муравья становился понятен людям. – Никакой опасности нет, – спокойно продолжал инспектор. – Заложенная программа не позволит ему напасть на вас. Разумеется, если не последует определенный приказ.
Стоун недоверчиво взглянул на гигантского белого муравья, молча кивнул и, не скрывая злобы, немного отодвинулся назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17