А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Марку угрожает смертельная опасность, и он должен ему помочь. С диким криком Кайл бросился на робота, схватил один из вращающихся тесаков и резко дернул механического киллера. Это стоило ему двух пальцев, зато «мясник» был отброшен на несколько метров в сторону. Испуская ужасные вопли, Кайл снова атаковал робота и с силой ударил по тонким стальным ножкам твари.
Потеряв равновесие, «мясник» рухнул на землю в метре от Кайла, успев при этом дотянуться до его лица металлическим лезвием и разорвать щеку. Но в ту же секунду кулак Кайла обрушился на маленькое окошечко на затылке робота. «Мясник» сразу застыл, превратившись в простой мертвый кусок металла.
Только теперь Кайл застонал. Он еще не научился полностью отключать физическую боль, но уже умел подавлять ее, снижая порог чувствительности. Кайл медленно выпрямился, дрожа с головы до ног. Все плыло у него перед глазами, сердце стучало, как молот; из многочисленных ран текла кровь. Он чувствовал, как медленно иссякают силы, но несмотря на это, покачиваясь, побрел к Марку.
Марк еще находился в сознании. Все его тело представляло собой одну сплошную кровавую рану; песок, на котором он лежал, подобно огромной губке впитывал струящуюся кровь. Упав на колени, Кайл склонился над другом. Тот увидел его, но лишь беззвучно пошевелил губами. Вскоре Кайл понял, почему: одно из лезвий «мясника» перерезало Марку горло. Ужасная рана чем-то напоминала красный ухмыляющийся рот клоуна. В глазах Марка застыло выражение невыразимой муки.
Он умирал.
Кайл в отчаянии зажал рукой страшную рану на его шее и закричал:
– Марк! Не дыши! Постарайся не дышать! Сконцентрируйся!
Он увидел в глазах друга смятение, почти панику, и понял, что слепой страх смерти заставил Марка забыть все, чему его учили. Осознав, что Марк умирает, Кайл сам едва не поддался панике. Нет, этого не должно произойти! Только не Марк! Только не единственное существо, которое в этом мире что-то значило для него!..
– Не умирай! – в отчаянии кричал Кайл. – Напрягись! Ты же знаешь, как это делать! Соберись же, наконец, идиот!
Неожиданно что-то произошло с освещением, как будто кто-то направил на Кайла и его умирающего друга яркий луч прожектора. Затем сверху раздался металлический голос:
– Кайл! Что ты здесь делаешь?!
Кайл непроизвольно вздрогнул и со слезами на глазах посмотрел на небо, голубой свод которого снова превратился в привычный отливающий серебристым блеском металлический купол. Прямо на него сверху быстро опускалась чья-то черная тень.
– Марк! – кричал Кайл, продолжая трясти юношу. – Сконцентрируй внимание! Постарайся не дышать! В твоей крови достаточно кислорода. Используй его. Если ты сумеешь продержаться, пока не закроются раны, ты выживешь. Сделай же это! Сделай же это, наконец!
Кайл тряс Марка, как одержимый, не замечая, что тот уже ни на что не реагирует: Марк был мертв. Осознав это, Кайл едва не потерял рассудок. Он вскрикнул и начал еще сильнее трясти Марка, даже ударил его по лицу, как будто хотел оживить своего друга.
Между тем темный предмет в небе увеличивался прямо на глазах. Опустившись с жутким воем на гребень искусственного песчаного холма позади Кайла, он разделился на две части, из которых к нему торопливо направились два паукообразных существа. Это были слуги.
Кайл оглянулся. Гнев и отчаяние внезапно сменились в нем ненавистью и той дикой яростью, которая вскипает в крови подобно раскаленной лаве, и не существует силы, способной укротить ее. Испустив ужасный вопль, Кайл вскинул излучатель и выстрелил в одного из муравьев: тот тут же скорчился от боли. Заметив, что второй слуга поднимает оружие и прицеливается в него, Кайл с быстротой молнии бросился в сторону. Боль придала ему нечеловеческую силу, не оставив муравью ни единого шанса на спасение. Падая на спину, Кайл успел выстрелить еще раз, заметив с жестокой радостью, что чудовище выронило оружие и отпрыгнуло назад, издав пронзительный, наполненный болью свист. Кайл снова направил излучатель на первого муравья, который все еще копошился в песке, безуспешно пытаясь подняться. Выстрел и на этот раз достиг цели. Правда, мощности излучателя оказалось недостаточно, чтобы пробить панцирь чудовища, но ее хватило, чтобы причинить ему сильную боль. Муравей опять рухнул на землю и громко зашипел, закрыв голову всеми четырьмя конечностями.
Не успел Кайл повернуться, чтобы расквитаться со вторым муравьем, как с неба прямо на него упала бело-голубая молния. Все вокруг сразу погрузилось в темноту, и Кайл, потеряв сознание, упал на песок.
* * *
– Вот и Стена, – показав на край леса, произнес Барлер. – Вы ведь сами хотели ее увидеть, не так ли?
Прошло не менее четверти часа с тех пор, как они покинули разрушенное посольство и направились в сторону, противоположную выходу из метро. Джунгли постепенно становились все гуще и гуще, и Черити догадалась, что они приближаются к границе Свободной Зоны.
Еще два-три шага, заросли закончатся, и за ними начнется… что, собственно говоря?..
Энергетический щит? Магический купол моронов?..
Однако перед ними… ничего не оказалось. Это было нечто неосязаемое. Черити никогда не видела ничего более удивительного. Несмотря на то, что они находились не более чем в метре от невидимой границы, не было заметно ни сожженных растений, ни следов на густой траве. Прямо перед ними расстилался пышный ковер из мхов, лишайников и корней, сразу за которым начинался пустынный, покрытый травой и развалинами ландшафт и где-то в невидимой дали сливался на линии горизонта с небом. Все вокруг выглядело так, как будто именно растения достигли на этой планете высшей точки развития жизни.
После недолгих поисков Барлер отломал от дерева небольшой сук и, сильно размахнувшись, бросил его прямо в простиравшиеся перед глазами развалины.
К удивлению Черити, сук не перелетел Стены. Он исчез, едва коснувшись невидимой границы, за которой кончались джунгли и начиналась серая мрачная земля. Это произошло просто и спокойно: никакой вспышки, никакого дыма или брызнувших в разные стороны искр – ничего. Кусок дерева просто бесшумно исчез. Черити с изумлением посмотрела на Барлера.
– Она… всегда так действует?
Тот кивнул.
– Да, ничто не может проникнуть туда или прийти оттуда.
Не говоря больше ни слова, Черити сняла с плеча прихваченный ею в посольстве гамма-излучатель и направила его ствол на закопченные развалины находившегося шагах в пятидесяти от них дома. Барлер хмуро наблюдал за этими приготовлениями. Черити решительно нажала на спусковой механизм. В ту же секунду тонкий светло-голубой энергетический луч, коснувшись стены здания, пробил ее, оставив в месте попадания метровое отверстие.
Опустив оружие, Черити подождала несколько секунд, затем повесила его на плечо.
– Ну и что это доказывает? – недоуменно спросил Барлер.
– Ничего, кроме того, что эта стена не настолько уж непроницаема.
Барлер невесело рассмеялся.
– Ведь это лазер, не так ли? – спросил он, показывая на излучатель.
У него самого на плече висел такой же, который он, по примеру Черити, взял в посольстве. Однако пока еще Барлер с большим сомнением рассматривал оружие, не решаясь пустить его в ход.
Черити молча кивнула.
– В общем-то, что такое этот луч – не что иное, как сконцентрированный поток света, – философски заметил Барлер. – Я не собираюсь оспаривать то, что Стена пропускает свет. Но нам от этого мало пользы.
– Понимаю, – сдалась Черити, не отводя глаз от невидимой, несущей смерть линии, отделяющей город от такого же пустынного мира. – И какова протяженность этой Стены? – спросила она.
– Не знаю, никто из нас никогда не переходил на другую сторону реки, – пожав плечами, ответил Барлер. – По-видимому, эта полусфера имеет около ста километров в поперечнике.
Несколько секунд Черити напряженно думала.
– А это значит…
– … что ее центр проходит как раз под Эйфелевой башней, – подтвердил ее догадку Барлер.
– Иногда мне кажется, – с удивлением глядя на него, произнесла Черити, – что вы умеете читать чужие мысли.
– Это вовсе не сложно, – улыбнулся Барлер. – Особенно, когда они совпадают с твоими собственными. Со мной это случается довольно часто.
– Скажите, Барлер, неужели никому и никогда так и не удалось пробиться через эту Стену?
Барлер покачал головой.
– Никогда.
– Ну, а как же вы и все остальные, живущие в Свободной Зоне? Как вы попали сюда?
– Я?.. – француз помолчал. – Не знаю. Мне кажется, я родился совершенно в другом месте. Впрочем, с тех пор прошло довольно много времени. Возможно, я просто внушил себе это, не знаю… Реально я могу вспомнить только то время, когда уже находился здесь, то же касается и других, – Черити попыталась перебить его, но Барлер только нетерпеливо махнул рукой: – Возможно, вы сами все поймете, когда я покажу вам остальное, мисс Лейрд.
Черити снова посмотрела на невидимую преграду, решив про себя, что в истории Барлера явно что-то не складывается. Ей хотелось о многом расспросить его, но Барлер показал рукой в обратную сторону и произнес:
– Нам пора возвращаться. Путь неблизкий, и я бы не хотел, чтобы ваши спутники начали беспокоиться о вас.
ГЛАВА 10
– Это произошло именно в тот момент?
Повернув голову, инспектор посмотрел на Стоуна сверху вниз, затем молча показал на неподвижное обнаженное тело, покоившееся на предназначенном для исследований хромированном столе.
– Ошибка в его коррекции произошла именно в тот момент? – вновь попытался уточнить Стоун.
Инспектор медлил с ответом, словно не зная, что сказать, потом сделал движение, похожее на покачивание головы, и произнес:
– Не совсем. Подобное иногда случается. Не часто, правда, но такие случаи всегда имеют место. Тогда Кайл был еще очень молод, и в нем оставалось слишком много от человека. Я полагаю, это произошло гораздо позже. Этот же случай нам давно известен.
Стоун отвернулся и снова задумчиво посмотрел на лежавшего без сознания мега-воина. Несмотря на то, что воля Кайла была выключена, как машина, у которой заглушили мотор, он по-прежнему испытывал страх перед этим сильным и стройным юношей. Стоун и сам не понимал, с чем это связано: мучило ли его чувство вины или беспокойство вызывалось осознанием того, что Кайл все еще представляет реальную опасность.
Стоун медленно перевел взгляд с лица мега-воина, казавшегося во сне таким спокойным и расслабленным, на большой экран, на котором высвечивались записанные при помощи слов и изображений мысли Кайла. В первый момент он увидел лишь бессмысленное чередование красок, линий и форм. «Неужели, – удивился про себя Стоун, – в каждом человеке функционирует подобный, наводящий ужас мыслительный аппарат?»
А может, его пугает вовсе не Кайл, а окружающая обстановка? Все здесь казалось таким странным, так отличалось от того, к чему Стоун привык за последние годы. Даже ему, пожалуй, самому могущественному человеку на этой планете, до сих пор не удавалось увидеть и самой малой доли сверхчеловеческой технологии пришельцев. Но и то, что успел заметить Стоун, скорее ошарашивало, чем приводило в восторг. Несмотря на то, что технология чужеземцев в большинстве отраслей значительно превосходила все достигнутое землянами к 20 веку, по отдельным пунктам она все-таки уступала человеческой. Производственные процессы пришельцев в основном основывались на хищнической эксплуатации ресурсов и энергии Земли.
Но то, что Стоуну довелось наблюдать на базе вблизи Эйфелевой башни, превзошло все, когда-либо виденное им в самых фантастических снах. Казалось, здесь не существовало ничего того, чего нельзя было бы сделать с помощью машин и беззвучно работающих компьютеров. Уже не в первый раз, с тех пор как Стоун вышел из подземного спального отсека и присоединился к инопланетянам, он задавал себе один и тот же вопрос: кем были пришельцы на самом деле? И каждый раз не мог найти на него ответа.
– Как долго продлится исследование? – поинтересовался Стоун.
– До тех пор, пока не найдем то, что ищем, – спокойно ответил инспектор. – Где-то скрывается ошибка, какой-то случай, который прошел незамеченным. Нам обязательно нужно выяснить, что это было.
– Но это может продолжаться неделями, – серьезно возразил Стоун.
– Да, – согласился инспектор.
– А тем временем капитан Лейрд отправится, куда ей заблагорассудится?! Возможно, она уже находится на другом континенте, в тысячах миль отсюда.
– Нам хорошо известно место пребывания капитана Лейрд и ее спутников, – возразил инспектор.
Стоун широко открыл глаза.
– Так вы знаете, где…
– Разыскиваемые находятся в Свободной Зоне.
– Тогда почему же мы бездействуем? – взволнованно спросил Стоун. – Почему вы никого не послали туда, чтобы немедленно доставить ее к нам?
– В настоящий момент в этом нет никакой необходимости, – невозмутимо ответил инспектор.
* * *
Чтобы вернуться назад, они снова воспользовались метро, но на этот раз вышли на другой станции, которую годы, казалось, пощадили, так здесь все было чисто и ухожено. К великому удивлению Черити, еще горело освещение и даже работал эскалатор.
Когда они, наконец, вышли на улицу, уже стемнело. Солнце скрылось за горизонтом. Воздух в сумерках приобрел темно-зеленый оттенок и в последних лучах уходящего солнца казался почти черным. Причудливый цвет воздуха подействовал на Черити как ничто другое, еще сильнее подчеркнув полную чужеродность этого нового мира.
Тем более удивило Черити то, что она увидела снаружи – совершенно нетронутый город. Если бы не чужой темно-зеленый свет, девушка решила бы, что снова находится в прекрасной столице 20 века. Прямо перед ней простиралась широкая совершенно безлюдная улица, единственной зеленью на которой были заботливо посаженные в кадки красивые растения. Однако присмотревшись более внимательно, Черити заметила несколько черных оконных проемов и пару проломленных крыш.
Встретив ее изумленный взгляд, Барлер на сей раз не сумел скрыть горделивого выражения лица.
– Так это тоже Свободная Зона?
Он снисходительно кивнул.
– А вы чего ожидали? Очевидно, несколько дикарей из каменного века, ютящихся в развалинах?
– Конечно же, нет, – торопливо перебила его Черити. – Просто я немного удивлена. Мне уже приходилось видеть подобное в Америке.
– Да?
– Скажите, а они когда-нибудь приходят сюда?
– Муравьи? – Барлер покачал головой. – Никогда. Во всяком случае, по своей воле, – его лицо омрачила внезапная тень. – Да и зачем им это? Мы не трогаем их, они – нас. Ведь это Свободная Зона.
– И вы никогда не пытались вырваться отсюда?
Барлер криво усмехнулся.
– Вы ведь сами видели Стену, не так ли?
Ничего не ответив, Черити направилась следом за французом по широкой улице к многоэтажному белому зданию. Несмотря на то, что на фасаде дома виднелись незначительные следы разрушения, они были тщательно заделаны, так что сооружение имело вполне приличный вид. К входной двери вела роскошная мраморная лестница, а вестибюль освещался двойным рядом неоновых ламп. Черити догадалась, что они находятся в одной из прежних гостиниц. Сохранилась даже стойка портье с несколькими небольшими мониторами.
– Это наше административное здание, – пояснил Барлер в ответ на удивленный взгляд Черити.
Девушка еще раз посмотрела на мониторы. Они находились довольно далеко от нее, но Черити все-таки удалось разглядеть на экране изображение нескольких мест, мимо которых они только что проходили.
– Судя по всему, это и есть ваша система слежения за всеми передвижениями? – насмешливо спросила Черити.
– Да, в Свободной Зоне существует ряд мест, которые лучше постоянно иметь перед глазами, – ответил Барлер. – Но об этом мы поговорим завтра, а сейчас я отведу вас к вашим друзьям.
Черити хотела уже последовать за ним, но в это время ее внимание привлекло какое-то движение на мониторе. Несмотря на то, что экран компьютера был очень маленьким, раза в два меньше обычного, а качество изображения – ужасным, она сразу узнала пробирающиеся между домов черные покрытые хитиновым панцирем фигуры…
– Скажите, Барлер, – воскликнула Черити, – не вы ли десять минут назад утверждали, что муравьи никогда не приходят сюда, или я вас неправильно поняла?
Барлер быстро взглянул на экран, при этом черты его лица исказились, в расширенных глазах промелькнул страх. Он бросился к старинному телефонному аппарату, резким движением сорвал трубку и, набрав номер, что-то прокричал в нее. Черити пыталась понять, о чем шла речь, но Барлер говорил слишком быстро. Повесив трубку, он с разгневанным видом повернулся к девушке.
– Какие-то проблемы? – насмешливо спросила она.
– Нет, – раздраженно ответил он. – Я приказал отключить эту камеру, но по вине какого-то дурака мой приказ остался не выполнен.
– Зачем же было отдавать такой приказ?
– Чтобы вы не увидели этого, – прямо ответил Барлер.
– Чтобы мы не увидели чего? – переспросила Черити, изумленная откровенностью его ответа.
– Моронов, – пояснил француз. – Только, пожалуйста, не поймите меня превратно. Просто я подумал, что будет лучше показать все это вам и вашим друзьям постепенно. Вас, конечно, поразит многое из того, что вы увидите у нас.
– Это верно, – согласилась Черити. – Меня действительно… поразило, что здесь находятся существа, которые, по вашему же собственному утверждению, никогда не суют носа в Свободную Зону.
– Они и не делают этого, – отозвался Барлер. – То, что муравьи приносят сюда… – его голос прервался, несколько мгновений он молчал, словно подыскивая нужные слова: – Вы недавно спросили меня, как мы оказались в Свободной Зоне, – наконец произнес Барлер и, устало улыбнувшись, показал на экран, изображение на котором сразу погасло, как будто кто-то невидимый заметил его движение. – Оттуда.
Черити недоуменно пожала плечами.
– Иногда муравьи, действительно, приходят сюда, – продолжал Барлер, – и приносят… детей – мальчиков, девочек… – как правило это грудные дети. Мы не знаем, откуда они появляются и почему так поступают. Муравьи просто приносят младенцев. Многие дети больны и потом умирают, но большинство мы выхаживаем, – он тяжело вздохнул. – Я хотел вам это показать несколько иначе. Тайна Свободной Зоны заключается в том, что муравьи постоянно приносят нас сюда и никто, ни один человек, не знает, почему это происходит.
– А мне кажется, – пробормотала Черити, – я теперь… понимаю…
Теперь уже Барлер с удивлением посмотрел на девушку.
– Дети, о которых рассказывал Кайл, – разговаривая скорее сама с собой, чем с Барлером, прошептала она. – Мы спросили у него… что муравьи делают с детьми, которых жрицы приносят в Шай-Таан…
– С какими детьми? – переспросил Барлер. – Какие жрицы?
Но Черити, словно не слыша его вопросов, продолжала бормотать:
– Некоторые из них становятся мега-воинами. Разумеется… сначала они проверяют детей… и те, которые им не подходят… потом попадают сюда…
Не добившись от Черити вразумительного ответа, Барлер повернулся и молча двинулся дальше.
Девушка ожидала, что они поднимутся наверх по широкой лестнице, но вместо этого француз свернул направо и вошел в один из трех лифтов. К удивлению Черити, как только он приблизился к двери лифта, они открылись, а в кабине сразу стало светло.
– Вы все больше поражаете меня, Барлер, – сказала Черити, следуя за ним.
Улыбнувшись, Барлер нажал кнопку третьего этажа; двери плавно закрылись.
– Для вас это, возможно, и удивительно, – ответил он. – Но мне становится просто тошно при одной мысли о том, как все это выглядело прежде.
– Откуда вам известно, как здесь было раньше? – после недолгого молчания спросила Черити. – Судя по используемым для реставрации материалам, вы уже многое знаете. Откуда такие познания?
Барлер окинул ее с головы до ног странным взглядом.
– А вы очень нетерпеливы, капитан Лейрд. Прошу вас, пожалуйста, подождите до завтра, и тогда я отвечу на все ваши вопросы.
Доехав до третьего этажа, кабина лифта остановилась. Здесь тоже горело несколько ламп, света которых оказалось вполне достаточно, чтобы Черити смогла увидеть, в каком образцовом порядке содержится здание. Одно из двух: или же здесь никогда не было никаких боев, или для ликвидации всех последствий разрушения были приложены огромные усилия. При этом многие гостиничные номера переоборудовали в складские помещения. В одних комнатах стояли письменные столы и большие заставленные папками полки, другие оказались доверху забиты ящиками и коробками.
– Трофеи, – улыбаясь, пояснил Барлер. – Судя по всему, когда-то этот город был сказочно богат. Нас довольно много, но вот уже сорок лет мы пользуемся тем, что находим здесь, и надеемся прожить еще больше.
– А какова численность вашего населения? – поинтересовалась Черити.
– Мы никогда не вели подобных подсчетов, – пожав плечами, ответил Барлер. – Но приблизительно – около десяти тысяч человек.
«Десять тысяч – это довольно много, – подумала Черити. – И все же странно мало, если вспомнить о том, что вот уже сорок лет жрицы приносят в Шай-Таан детей, взятых из разных семей. Господи, что же тогда происходит с остальными? Неужели они умирают в процессе превращения их в существа, подобные Кайлу?». А может, он лгал ей, утверждая, что таких, как он, очень мало? Черити отказывалась поверить в это. Все выглядело как-то неправдоподобно и, очевидно, объяснялось как-то иначе.
Перед последней дверью в конце коридора Барлер остановился.
– Заходите, капитан Лейрд, ваши друзья уже заждались вас.
Он открыл дверь, и Черити прошла мимо него в комнату, в которой у окна за маленьким столом сидели и о чем-то оживленно спорили с Жаном Скаддер, Нэт и Гурк. Жану помогала черноволосая молодая девушка, немного старше Нэт, говорившая по-английски почти без акцента. Увидев Черити, Скаддер и Нэт замолчали на полуслове и бросились ей навстречу. Гурк мрачно взглянул на нее, но остался сидеть на месте.
– Черити! – с облегчением выдохнул Скаддер. – Ну, как ты?
Черити хотела ответить, но Барлер опередил ее. Положив руку ей на плечо, он произнес:
– Сейчас я оставлю вас одних, и капитан Лейрд вам обо всем расскажет. А у меня еще много дел. Завтра я буду в вашем распоряжении. Сегодня же о вас позаботятся Жан и Элен, – Барлер показал на темноволосую девушку.
Черити окинула быстрым взглядом молодую француженку, симпатичное открытое лицо которой показалось ей довольно дружелюбным.
– Это моя дочь, Элен, – добавил Барлер и, небрежно улыбнувшись, попрощался.
Черити подошла к столу, только теперь почувствовав, как она устала.
– Вы не должны обижаться на моего отца за то, что он не совсем доверяет вам, – сказала Элен. – Но на нем лежит ответственность за всех нас.
Девушка была совершенно непохожа на Барлера, только где-то в глубине ее глаз то и дело вспыхивали такие же, как у него, огоньки, свидетельствовавшие о большой энергичности.
– Ваш отец совершенно прав, – ответила Черити, – на его месте я вела бы себя точно так же, особенно после того, как увидела стену. Это какой-то вид энергетического поля, – пояснила она, заметив вопросительный взгляд Нэт. – К сожалению, оно пропускает только воздух и свет.
– Так вот, где вы побывали, – вступил в разговор Скаддер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17