А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Из прорези компьютера снова показался значок Черити. Девушка быстро схватила брелок, надела на цепочку и, повернувшись к Барлеру, взмахом руки подозвала его к себе.
– Опасности больше нет. Можете входить.
Барлер медлил, не отрывая глаз от мертвецов, затем переступил порог комнаты и остановился. Взгляд его шарил по стенам, словно пытаясь обнаружить то, что убило людей и муравьев и что теперь не представляло никакой опасности. Резко вздохнув, француз сделал еще несколько шагов и замер перед Черити.
– Итак, все сомнения отпали. Вы действительно входите в состав Космического Флота. Вот только мне почему-то кажется, что вы не просто обыкновенный капитан.
– Вы ошибаетесь, – покачала головой Черити. – Дело в том, что мои товарищи и я выполняли одну очень ответственную задачу. В наши обязанности входило обеспечение безопасности президента и членов правительства. Именно поэтому нам всем выдали такие удостоверения.
Барлер пожал плечами и улыбнулся.
– Сейчас уже совершенно не важно, почему вы получили его. Главное, что оно у вас есть. Кстати, не могли бы вы объяснить мне назначение этой комнаты? – поинтересовался он.
Черити задумалась. Это сооружение было секретным. Впрочем, какой смысл теперь хранить тайну?.. Времена, когда было построено это убежище, остались в далеком прошлом.
– Я полагаю, это опорный пункт НАТО. В прежние времена насчитывалось довольно много подобных сооружений. Правда, я не знала, что одно из них располагалось прямо под зданием посольства.
– Во всяком случае, оно по-прежнему находится в рабочем состоянии, – заметил Барлер и с ненавистью пнул ногой дохлого муравья. – Ни один из этих чертовых тварей так и не сумел сюда проникнуть!
Хитиновый панцирь чудовища треснул и развалился на множество кусков, большая часть которых отлетела в коридор. На глазах у Черити истлевшее тело твари превратилось в пыль. Впервые девушка стала невольной свидетельницей того, как Барлер потерял над собой контроль.
– Микроволновой заслон, – тихо сказала она, вздрогнув при мысли о том, что, если бы не крошечный кусочек металла, с ними случилось бы то же самое, что и с этими несчастными. – Явившийся сюда без специальных полномочий – обречен, – объяснила Черити в ответ на безмолвный вопрос француза. – Излучение смертельно для всего живого.
– Я знаю, – спокойно произнес Барлер, – оно убивает даже охотников.
Черити удивленно посмотрела на него, но Барлер только кивнул головой.
– Несколько лет тому назад мороны попытались послать сюда одного из этих живых роботов. Зайти-то он зашел и сумел даже каким-то образом выбраться отсюда, но долго после этого не прожил.
– А я считала, что не существует ничего, что могло бы навредить им, – быстро проговорила Черити.
– Да, только вот это, – со злостью процедил Барлер. – Это единственный случай гибели живого робота, – он задумался. – Возможно, теперь мы используем это как оружие. Ведь нам-то оно больше не страшно.
– Вряд ли, – возразила Черити, при мысли о применении столь страшного оружия против живых существ у нее, казалось, все сжалось внутри. – Неужели вы собираетесь перестроить проход, чтобы заманивать их сюда одного за другим?
В глазах Барлера снова появилось недоверие.
– Пойдем, посмотрим дальше, – сказал он, уклоняясь от разговора.
Черити попыталась обосновать свои сомнения, но Барлер решительно отверг их. То, что сооружение действовало даже спустя столько лет, лишний раз убедило его в том, какое огромное значение имело оно в прежние времена и как прекрасно справились конструкторы с главной задачей: защитить это место от чужого вторжения. «Кто знает, возможно, там находится то, о чем лучше постараться забыть навсегда», – неожиданно пронеслось в голове Черити, но она продолжала послушно следовать за Барлером по узкому коридору.
– Не понимаю, – задумчиво проговорила девушка, – почему мороны просто не применили силу, которой у них было более чем достаточно, почему не ворвались сюда?
– Я и сам не понимаю, – кивнул Барлер. – Но, судя по всему, здесь, внизу, находится нечто представляющее для них такую ценность, что они не посмели взорвать помещение. Кроме того, я допускаю, – он внимательно посмотрел на Черити, – что и у вас существовало специальное предписание для подобных действий.
Черити вновь поразилась догадливости Барлера. Действительно, в здании находился особый аппарат самоуничтожения, способный взорвать весь комплекс, как только обеспечивающий безопасность компьютер придет к выводу, что содержимому этой комнаты угрожает опасность попасть в руки врага. Что ж, Черити только лишний раз убедилась, сколь многое известно вождю Свободной Зоны.
Словно прочитав ее мысли, Барлер заявил:
– Если бы я конструировал подобное сооружение, то уж непременно позаботился бы о том, чтобы никому не посчастливилось войти туда, даже при помощи силы.
В конце коридора они остановились перед небольшой узкой металлической дверью. Барлер взялся за ручку, немного помедлил, словно что-то обдумывая, затем резким движением распахнул дверь.
Внутри сразу же загорелся белый неоновый свет. Черити ожидала чего угодно, но только не этого: за стальной дверью простирался огромный, полукруглый, уставленный компьютерами зал. Всю его противоположную стену занимал гигантский экран, состоявший из большого количества параллельно включенных мониторов. Некоторые из них были отключены, но большинство работало. Действующие мониторы давали цветное трехмерное изображение Земли, на котором в разных местах светились бесчисленные красные и зеленые огоньки. Наряду с этим функционировали и другие компьютеры. Зеленоватое свечение экранов наполняло помещение таинственным неземным светом, напоминавшим Черити фальшивый блеск сегодняшнего ярко-зеленого солнца планеты. Повсюду лежали трупы мужчин, одетых в темно-синюю униформу офицеров военно-морского флота, в армейскую форму и в простую гражданскую одежду. Некоторые из них склонились над компьютерами, словно пораженные страшным сном, другие покоились на пластиковых стульях. Ни на одном Черити не заметила признаков насильственной смерти, никто не был моложе пятидесяти лет.
– Боже милостивый, – еле слышно прошептал Барлер. – Что же здесь произошло?..
Черити промолчала. Ей не составляло большого труда представить ход трагедии. Судя по всему, пришельцы решили штурмом захватить посольство. Несмотря на численное превосходство, им все-таки не удалось проникнуть в подземный комплекс. Однако служащие посольства оказались в подвале, как в ловушке. Очевидно, прошло много месяцев, прежде чем кончились продукты и люди поняли, что больше надеяться им не на что.
Черити осторожно вошла вслед за Барлером в помещение и медленно приблизилась к компьютеру. При взгляде на мерцающий экран ее сердце глухо застучало в груди. Она мало поняла из изображенного на экране, но ее опасения, судя по всему, становились все более и более реальными. Неуверенным движением Черити протянула руку, дотронулась до пульта и набрала несколько слов. На мониторе тут же высветились зеленоватые буквы, затем послышался какой-то шипящий звук, из прибора хлынул поток синих искр, и через секунду экран погас.
– Ну и что это? – раздался за ее спиной голос Барлера.
Черити молча бросилась к другому монитору, быстро повторив комбинацию, и теперь с нетерпением ожидала решения компьютера. На этот раз прибор отреагировал иначе. На экране возникли стройные колонки цифр белого и зеленоватого цветов.
Барлер подошел поближе, с любопытством наблюдая за работой монитора. Вот уже четверть часа Черити настойчиво пыталась проникнуть в тайны компьютерной системы. Барлер не вмешивался, терпеливо ожидая, что из этого получится. К сожалению, ничего из того, что Черити здесь обнаружила, не было напрямую связано с ее непосредственными обязанностями, но она знала, что нужно искать. Наконец девушка выпрямилась, оторвалась от экрана и потрясенно посмотрела сначала на Барлера, потом снова на монитор.
– Кажется, теперь я понимаю, почему военные были так заинтересованы в том, чтобы все это не попало в руки пришельцев, – тихо сказала она. – Эта система – нечто вроде эквивалента североамериканской системы «НОРАД», – пробормотала Черити. – Конечно, я могу ошибаться, – пояснила она, уловив в глазах немой вопрос. – Но я почти уверена, что здесь, внизу, размещена тыловая база НАТО, – Черити показала рукой на экран. – Здесь указана каждая военная база, каждый аэродром, каждое хранилище боевой техники, помечен каждый опорный пункт… В общем, дана информация буквально обо всем.
– Боюсь, я ничего не понял, – признался Барлер.
– Пришельцы разбили нас, Барлер! – взволнованно воскликнула Черити. – И мы им в этом здорово помогли, можно сказать, сами распахнули двери. Они сумели одним ударом смять нашу оборонительную систему, но тем не менее она все же существует, понимаете? Все произошло слишком быстро, так что мы практически ничего не успели предпринять. Но большая часть того, что было на вооружении, по-прежнему находится здесь.
– Вы имеете в виду… оружие? – осторожно спросил Барлер.
– Да, оружие, самолеты, военные корабли, склады горючего, хранилища – все, что пожелаете. В то время существовало огромное количество засекреченных баз. Как только стало ясно, что война проиграна, я думаю, военным удалось спрятать большинство из них.
При мысли о том, какое огромное значение имеет его находка, глаза Барлера расширились от изумления.
– И здесь…
– Здесь все учтено и запрограммировано. Все сведения заложены в компьютерную систему: местонахождение засекреченных военных баз и складов, какие только есть в Западной Европе.
– Но тогда… – голос Барлера дрогнул от волнения, – тогда мы могли бы вооружить целую армию.
– Практически – да, – тихо ответила Черити.
– Что это значит?
– Я не знаю, как войти в эту информацию, – Черити сделала движение руками, как бы охватывая все помещение. – Большая часть оборудования, судя по всему, не работает, почти вся информация закодирована.
– Надеюсь, вы все-таки сможете что-нибудь сделать?
– Если бы я больше разбиралась в компьютерах, – невесело улыбнулась Черити, – и располагала бы достаточным временем…
– Сколько именно это займет? – поинтересовался Барлер.
– Вспомните мой ответ Жану, когда он спросил, сколько времени ему потребуется, чтобы разгадать тайну танка, – вопросом на вопрос ответила Черити.
– Значит, вы полагаете…
– Я полагаю, что найденное нами будет очень сложно, почти невозможно применить на практике. Мне очень жаль разочаровывать вас, – вздохнув, прибавила она, – но все это… не знаю… возможно, так будет даже лучше…
– У нас есть несколько человек, которые неплохо разбираются в компьютерах, – хмуро заметил Барлер.
– Ну и что, – пожала плечами Черити, оторвавшись от компьютера. – Поверьте, Барлер, вам это принесет не много пользы. Тем более вряд ли вы когда-нибудь сможете выбраться из города.
– Да, это так, – согласился Барлер, и лицо его исказилось от гнева. – Но только потому, что мы безоружны. Мы и существуем лишь до тех пор, пока нам это разрешают. А чем нам бороться против моронов? – он с яростью ударил по кобуре пистолета. – Если бы у нас было побольше танков, наподобие тех, что Жан нашел на острове, или хотя бы парочка роботов…
Черити едва удержалась, чтобы не сказать то, что вертелось у ее на языке. Она прекрасно понимала чувства Барлера, но могла только посочувствовать ему. Разумеется, выиграть войну с пришельцами без оружия – об этом нечего было и думать!..
– Но пока речь не об этом, – продолжал Барлер. – Мне хорошо известно, что такое НАТО. Очевидно, военные припрятали не только оружие, а оставили еще очень многое из того, что нам нужно и чему мы можем научиться. И все это находится здесь.
– Да, – вздохнула Черити. – Но я не представляю даже, с чего начинать.
– У нас есть время, – возразил Барлер. – Вы и ваши друзья можете остаться у нас и помочь нам.
– Боюсь, что именно этого мы и не сможем сделать, – усталым голосом произнесла Черити. – Мы представляем для вас огромную опасность. Рано или поздно мороны все-таки догадаются, где мы скрываемся, и появятся здесь.
– Возможно, это когда-нибудь и произойдет, но вы окажете нам огромную услугу, а мы в свою очередь тоже поможем вам, – Барлер несколько замялся. – Вы можете отключить микроволновой барьер?
Черити кивнула.
– Тогда, пожалуйста, сделайте это, – попросил он. – Я хочу прислать сюда своих людей, чтобы они разобрались с этими приборами. В случае необходимости я могу подождать с началом боевых действий, до тех пор, пока вы не покинете город.
Внезапно Черити охватило нехорошее предчувствие. Она подумала, что, возможно, совершила ошибку, вызвав к жизни эту спавшую полувековым сном станцию, и ей даже стало плохо от этой мысли. Черити вдруг почувствовала, что, если она задержится здесь еще хоть на мгновение, ее просто вывернет наизнанку. Девушка быстро повернулась и направилась к выходу, но пройдя несколько шагов, снова остановилась, заметив высохший, похожий на мумию труп солдата, одетого в форму военно-воздушного флота. Склонившись над телом, Черити взяла у мертвеца оружие, тяжелый гамма-излучатель. Проверив, заряжен ли он, и внимательно посмотрев в отверстие оптического прицела, она повесила оружие на плечо.
– Уж не собираетесь ли вы в одиночку объявить войну муравьям? – съязвил Барлер.
Черити оставила его замечание без ответа, затем, немного погодя, глухо произнесла:
– Кажется, вы хотели показать мне Стену.
ГЛАВА 9
В пять лет Кайл впервые пришел в тренировочный купол. С той ужасной ночи, когда у него отобрали мать и весь привычный мир, утекло уже много воды. Но Кайл еще иногда вспоминал те далекие времена, когда небо было голубым, а над ним, если он плакал от голода или усталости, склонялось нежное лицо матери, а не застывшая хитиновая маска огромного муравья.
Однако воспоминания и сны, поначалу так мучившие его, постепенно приходили все реже и реже, тускнея и забываясь. Временами Кайла даже охватывало чувство, что прошлого никогда и не было. А нередко ему вдруг начинало казаться, что он здесь совершенно чужой, и вряд ли когда-нибудь станет одним из тех, кто его окружает.
Тем не менее Кайл учился легко и быстро, словно играючи впитывая в себя знания, как это умеют делать только дети. Правда, он понимал далеко не все, чему его обучали, но знания, накрепко заложенные в памяти, лежали там неприкосновенным грузом, ожидая нужного часа. Кайла учили принимать сложные решения и выполнять важные, охватывающие все области сознания и подсознания задачи, с которыми он вряд ли бы справился, находясь на прежнем уровне развития. Кайл также научился прекрасно владеть своим телом и эмоциями.
Вскоре он понял, что эти сильные черные существа, наводившие на него такой страх в первые дни и недели новой жизни, вовсе не являлись его врагами. Правда, они не были и друзьями, потому что иногда причиняли невыносимую боль, отправляя Кайла в одну из страшных комнат, полную острых ножей и длинных, впивающихся в тело игл. Зато в обычной обстановке существа становились послушными слугами, с готовностью выполнявшими почти любое его желание. В возрасте двух с половиной лет Кайл научился выражать свои мысли, используя сложные предложения. На какое-то время ему стало доставлять неизъяснимую радость давать полную волю тирану, обычно сидящему в каждом ребенке, и делать с муравьями, что только вздумается. Некоторых Кайл даже заставлял сражаться друг с другом до тех пор, пока кто-нибудь из них не падал замертво, истекая кровью. Эта игра приводила мальчика в неописуемый восторг. Позднее Кайлу дали в руки оружие и заставили самого вступить в схватку с несколькими огромными муравьями. Несмотря на отчаянное сопротивление последних, он без особого труда уложил их всех, одного за другим. После этого Кайла снова отвели в ту ужасную комнату, где ему не раз приходилось так много страдать. Очнувшись от беспамятства, которым всегда заканчивались подобные посещения, он вдруг как-то сразу осознал, что черные существа – вовсе не игрушки и не рабы, а его верные слуги. Правда, они едва ли стоили дороже простого механизма, тем не менее было нехорошо уничтожать их просто так, из-за каприза или плохого настроения. И Кайл перестал это делать.
Так в пятилетнем возрасте он впервые ощутил прикосновение смерти.
Никто никогда не объяснял ему, что такое год, месяц или день, никто никогда не говорил Кайлу, сколько времени он пробыл здесь и сколько ему еще осталось…
У Кайла был друг, по имени Марк, с которым они часто разговаривали во время тренировок. Несмотря на то, что мега-воины считались воинами-одиночками, не имевшими прав на какие-либо чувства, Кайл однажды осознал, что его каким-то необъяснимым образом тянет к этому темноволосому, более высокому и сильному, чем он сам, мальчику. В глубине души Кайл понимал, что подобное чувство недостойно настоящего воина, поэтому хранил его глубоко в сердце, как некую тайну, о которой никто не должен был знать, тем более слуги. Если позволяло время, друзья беседовали при встречах, на что муравьи взирали с недовольством, хотя и не предпринимали никаких мер, чтобы пресечь подобное поведение.
Поскольку воспитанники были еще очень молоды, занятия с ними проходили в первом из трех гигантских серебряных куполов, где была искусственно создана особая зона с постоянно изменяющейся температурой, освещением и силой тяжести, а на каждом шагу их подстерегали всевозможные опасности. Несмотря на то, что слуги, несущие ответственность за обучение мальчиков, никогда не снисходили до того, чтобы предупредить своих подопечных о какой-либо особенно страшной опасности, подкарауливающей их в этом искусственно созданном мире, время, проводимое здесь, всегда казалось Кайлу своеобразным приключением, рискованной, но волнующей и захватывающей игрой, которая заставляла его преодолевать все новые и новые испытания.
Как правило, слуги никогда не заходили в этот купол, разве только для того, чтобы унести мертвых или вмешаться, если поведение какого-нибудь ученика выходило за рамки дозволенного. Смерть в жизни мальчиков скоро стала довольно обычным явлением, таким же, как занятия медитацией или уроки гипноза. Время от времени они были свидетелями того, как умирает тот или иной ученик, и сами получали увечья. Кайл тоже был не раз ранен, но не настолько серьезно, чтобы его организм, отныне обладающий удивительной способностью к восстановлению, не справился бы с этим.
Мальчиков держали в постоянном напряжении, устраивая им всевозможные испытания на быстроту реакции, ловкость, сообразительность. Дорога, по которой они должны были идти на этот раз, пролегала между низеньких песчаных дюн, постоянно меняющих свою форму и часто состоящих не только из песка. Неожиданно сверхчувствительный слух Марка уловил какой-то слабый звук, доносившийся из совершенно безобидного на вид холма. Остановившись на безопасном расстоянии от сопки, мальчики швырнули в нее камень. Песок тут же взорвался огромным количеством маленьких фонтанчиков, а вслед за этим на поверхность вылезла целая армия мелких, но смертельно опасных насекомых.
Едва друзья успели миновать это место, как на дороге появился «мясник», так они прозвали между собой двухсполовинойметровую машину, с которой уже неоднократно встречались. Стальное туловище робота отдаленно напоминало тело муравья и состояло в основном из острых как бритва ножей, лезвий и клинков, которые, подрагивая, с огромной скоростью вращались в любой плоскости и под любым углом. Робот передвигался не очень быстро, но пытаться убежать от него было бессмысленно. Не останавливаясь и ни на секунду не замедляя ход, он без устали преследовал свои жертвы. Маленькие ручные излучатели, которыми были обычно вооружены Кайл и его товарищи, не могли причинить ему ни малейшего вреда. Но и у этого монстра существовала своя ахиллесова пята: переключатель, небольшое желтое окошечко на задней поверхности головы. Добравшись до него или просто ловко швырнув туда камень, можно было в одну секунду остановить чудовище, превратив его в застывшего стального истукана.
Услышав характерный звук, с которым обычно передвигался «мясник», друзья, не раздумывая, бросились врассыпную, рассчитывая на то, что робот не сможет преследовать двух бегущих в разных направлениях людей, и кто-то из них сумеет использовать благоприятную возможность и выведет из строя железную тварь. К этому времени друзья уже многое знали и умели, но не успели уяснить, что всего предусмотреть просто невозможно. Так случилось и на этот раз. Заметив среди дюн внезапно появившегося «мясника», Кайл и Марк ожидали, что тот, немного помедлив, бросится, как обычно, на одного из них. Однако произошло непредвиденное.
Сначала робот, действительно, на какое-то мгновение застыл, сверля свои жертвы холодным взглядом электронных глаз, и… распался на две части. Из неуклюжего двухметрового колосса неожиданно образовалось два подрагивающих металлических эллипсоида, со всех сторон окруженных вращающимися ножами и копьями.
Кайл мгновенно оценил ситуацию и с быстротой молнии бросился в сторону, успев заметить краем глаза, что грозная машина несется прямо на него, набирая ход и делая при этом мощные прыжки. Молниеносная реакция не подвела Кайла: отточенные лезвия «мясника» пронеслись мимо, даже не задев его. Кайл быстро поднялся на ноги. Одним прыжком преодолев расстояние до барахтающегося, безуспешно пытающегося выбраться из песка робота, он ухватился за два острых как бритва изогнутых лезвия, затем изо всех сил отклонился назад, прижал к животу колени и, не теряя ни доли секунды, резко выпрямив ноги, нанес машине удар.
В то же мгновение левую ступню Кайла пронзила резкая боль – в нее глубоко вонзился острый стальной шип, но внезапный толчок заставил «мясника» потерять равновесие. На секунду Кайлу показалось, что все потеряно и ему не удалось опрокинуть коварный механизм. Но уже откатываясь назад, он увидел, как робот, кувыркаясь и размахивая ножами, пролетел метра четыре по воздуху и со страшным грохотом рухнул на песок.
Не обращая внимания на боль в ноге и струившуюся из ран на руках кровь, Кайл вскочил на ноги и бросился вперед, к роботу, который безуспешно пытался подняться. «Мясник» то сжимал, то разжимал тонкие ножки-протезы, в слепой ярости вонзая в землю эти смертельные орудия, взметая на метровую высоту фонтаны песка. Кайл еще секунду наблюдал страшные потуги искусственного чудовища, желая до конца убедиться, что бояться больше нечего: «мясник» уже не встанет и не бросится на него – потом повернулся в сторону Марка и его противника.
Его другу повезло меньше. Очевидно, он, как и Кайл, пытался увернуться от робота, но не сумел. «Мяснику» все-таки удалось поймать его и бросить на землю. Кайл увидел только овал из хромированного железа и дергающиеся под корпусом механического убийцы ноги Марка. Затем послышался громкий вопль. В то же мгновение вздымаемые страшными орудиями струи песка окрасились в красный цвет, а ноги Марка перестали шевелиться.
Вскрикнув, Кайл бросился вперед… «Мясник» уже успел отвалиться от своей жертвы, повернулся и, взмахнув окровавленными лезвиями, приготовился к бою с новым противником. Кайл забыл все, чему его когда-то учили, все, что он знал о поведении в сложных, экстремальных ситуациях, думая только об одном:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17