А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Надев цепочку на шею, она спрятала брелок под куртку и снова застегнула кнопки.
– Я могу понять, почему вы нам не верите, Барлер, – продолжала Черити. – Но то, что я вам рассказала, действительно правда. Скажу прямо: у нас просто нет времени, чтобы сидеть здесь и ждать, пока вы решите, поверить нам или нет. Рано или поздно сюда явятся братья Кайла. Для вас же будет лучше, если к этому времени нас уже не окажется здесь.
– Вы не о том говорите, – перебил ее Барлер таким уверенным тоном, что Черити не нашла, что ответить. – Речь совершенно не о том: верю я вам или нет.
Он резко поднялся, внимательно посмотрел девушке в глаза, затем сделал приглашающий жест:
– Следуйте за мной!
Скаддер, Нэт и Гурк тоже хотели встать, но Барлер взмахом руки приказал им оставаться на своих местах.
– Только вы! – заявил он.
Черити бросила быстрый взгляд на сдвинувшего брови Скаддера и мягко сказала:
– Все в порядке. Я верю ему.
– А я нет. Только попробуйте что-нибудь сделать ей, я вас уничтожу! – заорал индеец вслед Барлеру.
Француз улыбнулся, быстро направился к огромным стальным воротам и остановился, ожидая, пока к нему присоединится Черити. Генри и второй охранник хотели тоже последовать за ним, но Барлер отрицательно покачал головой.
– Мы пойдем одни, а вы пока присмотрите за нашими гостями, особенно за этим, – он указал на Скаддера. – Кстати, позаботьтесь о его руке. Что-то мне не нравится эта рана.
Покинув помещение, Барлер сразу повернул влево. Они пересекли узкий низенький коридорчик, стены которого были сплошь покрыты пятнами ржавчины, затем начали спускаться вниз по лестнице. Черити немного удивилась, не заметив нигде ни одной живой души. Судя по всему, Барлер действительно хотел остаться с ней наедине.
Это показалось Черити странным: если он знал, что она входит в состав Космического Флота, тогда ему тем более должно быть известно, что одним из предметов ее подготовки являются вольная борьба и приемы ближнего боя…
Лестница заканчивалась в коридоре, на противоположной стороне которого находилась еще одна широкая металлическая лестница, но уже ведущая вверх. Однако Барлер повернул в другую сторону и, заметив, что Черити не решается последовать за ним, сделал приглашающий жест.
– Куда мы направляемся?
– Скоро увидите.
Около четверти часа они пробирались по пустым, покрытым проржавевшими листами железа, однообразным переходам, которые образовывали настоящий подземный лабиринт, пока не оказались перед невысокой металлической дверью. Барлер распахнул ее, и нога Черити буквально повисла в воздухе при виде того, куда они попали.
Перед ними простирался огромный выложенный белым кафелем зал. Правда, мерцающий свет нескольких укрепленных на стенах факелов не давал возможности как следует разглядеть его, и Черити могла только догадываться о действительных размерах помещения. Недалеко от двери уходили вверх ступеньки широкой, тоже покрытой ржавчиной, винтовой лестницы. На другой стороне поблескивали рельсы – не менее полудюжины, которые в конце зала соединялись и исчезали в двух огромных полукруглых туннелях. Черити не заметила на рельсах ни пятнышка ржавчины.
– Да ведь это же метро! – вдруг ахнула она.
– Конечно, метро, – Барлер остановился и с улыбкой посмотрел на девушку. – А вы чего ожидали?
Черити с изумлением взирала на стоявшую от нее в двух шагах выкрашенную в желтый цвет электричку с прицепленным к ней единственным вагоном. Его двери были распахнуты настежь, а внутри горел свет. Как ни странно, люминесцентные лампы оказались в полной исправности. Неожиданно Черити услышала знакомый гул и сразу узнала шум работающего двигателя электрички, настолько привычный, что поначалу она его даже не заметила.
– Так это все… еще действует? – не веря своим глазам, спросила девушка.
– Опять действует, – уточнил Барлер и снова улыбнулся какой-то странной, почти печальной улыбкой. – Правда, поезда ходят не так регулярно, как раньше, зато есть одно маленькое утешение: спускаясь сюда, можно быть совершенно спокойным – никто на тебя не нападет и не ограбит.
Черити продолжала молча смотреть то на Барлера, то на поезд. Вид старой, но еще работающей электрички потряс ее до глубины души.
– Мы очень редко им пользуемся, – произнес Барлер, от которого, разумеется, не ускользнуло изумление Черити. – Во-первых, огромный расход энергии, а во-вторых, быстро изнашиваются детали и оборудование вагона.
Он помолчал, словно ожидая от Черити ответа, затем решительно пригласил ее внутрь:
– Заходите!
Черити была слишком поражена увиденным, чтобы возражать, поэтому послушно последовала за Барлером в вагон. Двери тут же закрылись, поезд дернулся и, медленно набирая ход, двинулся вперед. Черити вздрогнула и быстро схватилась за поручень, а за окнами уже промелькнула станция метрополитена, затем вагон нырнул в туннель, и девушку окружила полная темнота.
– Присаживайтесь, капитан Лейрд, – с неожиданной теплотой в голосе произнес Барлер. – Это продлится довольно долго.
Черити послушно села, а Барлер прошел вперед о чем-то переговорить с машинистом. Мягкое покачивание вагона и до боли знакомый монотонный гул несущихся по рельсам железных колес произвели на нее странное воздействие. Устроившись на мягком сиденье с протертой синтетической обивкой, Черити прислонила голову к окну и закрыла глаза, с наслаждением ощущая прохладу гладкой поверхности стекла, как делала это часто в той, другой, давно потерянной жизни. «А вдруг, – подумала она, – у них еще остался шанс?.. Пусть это будут не они – не она и Скаддер, а другие поколения, которые придут за ними. Что, если им удастся построить новый, лучший мир? Возможно, мороны просто ускорили естественный ход событий. Ведь цивилизация 20 века была не единственной, исчезнувшей на Земле.
Но она может стать последней. Если им не удастся разбить моронов, жизнь на планете прекратится. И тогда иная цивилизация уже не возникнет на развалинах старого мира, подобно возрождающейся из пепла легендарной птице-феникс.
Если бы все это произошло чуть позже, лет, скажем, на пятьдесят, – с горечью думала Черити, – тогда они смогли бы дать моронам достойный отпор, в два счета отправив их туда, откуда явились незваные гости. Господи, какие-то ничтожные пятьдесят лет в истории планеты, насчитывающей десятки и сотни тысяч лет…»
Почувствовав рядом чье-то присутствие, Черити открыла глаза. Согнув в локте левую руку и засунув за пояс большой палец, перед ней стоял Барлер, глядя на девушку сверху вниз. В глазах у него не было и следа враждебности, напротив, они смотрели удивленно и немного недоверчиво.
– О чем вы задумались?
– Так… ни о чем, – уклонилась от прямого ответа Черити. – А почему вы об этом спрашиваете?
– У вас на лице было очень странное выражение, – пожав плечами, улыбнулся Барлер. – Какое-то даже немного печальное.
– Ничего страшного, – Черити тряхнула головой и заставила себя улыбнуться.
Не желая больше развивать эту тему, она распрямила плечи и внимательно посмотрела в окно. Со всех сторон поезд окружала темнота. Этот состав, мчащийся по пустым подземным туннелям, где вот уже полвека ни разу не зажигался свет, казался Черити каким-то нереальным и парализующим, словно страшное видение из фильма ужасов.
– Сколько нам еще придется ехать?
– Довольно долго, – Барлер присел рядом и тоже посмотрел в окно. – Нам нужно попасть на другой конец города.
Черити надеялась услышать, куда конкретно они направляются, но он не доставил ей такого удовольствия. Несколько секунд она молча смотрела ему в лицо, затем откинулась назад и снова прислонилась головой к окну, на этот раз не закрывая глаз.
– Вы странный человек, Барлер, – первой нарушила молчание Черити.
– Да? – удивленно взглянул на нее француз.
– При встрече с вашими людьми меня едва не убили, как, впрочем, Скаддера и остальных. Нам не поверили, что мы действительно те, за кого себя выдаем.
– А кто вам сказал, что я в это верю?
– Но мы же здесь, не так ли? Я полагаю, если вы принимаете нас за шпионов моронов, то довольно легкомысленно с вашей стороны ехать со мной в этом поезде одному, без сопровождения?.. Или вы считаете, что здесь вам ничто не грозит только потому, что я женщина?
Барлер тихо рассмеялся в ответ.
– Это обстоятельство как раз и доказывает, что вы не шпион, капитан Лейрд, – пояснил вождь Свободной Зоны.
– Почему же? – по-прежнему недоумевала Черити; то, как он произнес слово «шпион», заставило ее насторожиться.
– Если вы действительно та, за кого себя выдаете, – улыбаясь продолжал Барлер, – тогда мне нечего бояться. А если нет… – он пожал плечами. – Если вы и ваши друзья – охотники, явившиеся сюда, чтобы расправиться со мной, то вы сможете прекрасно сделать это где угодно. В таком случае мне вряд ли удастся помешать вам.
Черити замолчала, ошеломленная этим ответом.
– Кто же вы все-таки на самом деле, Барлер, – фаталист или циник?
– Наверное, и тот и другой понемногу.
– Очевидно, человек поневоле становится таким, если сорок лет живет, постоянно скрываясь, – серьезно проговорила Черити.
– Скрываясь?.. – Барлер озабоченно наморщил лоб, потом снова улыбнулся и покачал головой. – Вы заблуждаетесь, капитан Лейрд. Мы вовсе не беглецы и не пленные.
– Но ведь вы же…
– Не сейчас, – прервал ее Барлер. – Поговорим об этом позднее, капитан. Прошу вас.
Черити подчинилась, и последние полчаса пути они провели в полном молчании. Наконец поезд начал замедлять ход и остановился на какой-то совершенно погруженной в темноту станции. Только из окон вагона падал неяркий свет, освещая небольшой участок перрона.
Барлер встал, направился в конец вагона и через некоторое время вышел оттуда, держа в руках большой фонарь и два смоляных факела. Повесив фонарь себе на пояс, он протянул Черити один из факелов, все так же молча спустился на перрон, где и зажег факелы. Красный свет немного рассеял темноту вокруг, но не настолько, чтобы можно было как следует рассмотреть огромный, покрытый белыми плитками зал подземки. Факелы сильно дымили, издавая ужасный запах, искры, сыпавшиеся с их обмазанных смолой концов, с шипением падали на руки Черити.
– А что, эта вещица не работает? – поинтересовалась она, показав на висевший на поясе Барлера фонарь.
– Работает, – кивнул он. – Только мы пользуемся им в редчайших случаях, когда без него просто невозможно обойтись. Батарейки постепенно садятся, а в ближайшем будущем мы вряд ли начнем их серийное производство.
Черити мысленно извинилась перед Барлером за свой идиотский вопрос. То немногое, что ей довелось увидеть в Свободной Зоне – мотоцикл Жана, непонятно как прекрасно действующее метро, – иногда заставляло ее забывать, где она находится. В этом изменившемся мире больше не существовало обычных, привычных вещей, как, например, эти батарейки, которые раньше они просто выбрасывали, заменяя их по мере необходимости новыми. Люди же 21 века пользовались тем, что осталось или смогло сохраниться от разрушенной, уничтоженной цивилизации.
Черити и Барлер пересекли зал и поднялись наверх по сломанной винтовой лестнице. Впереди виднелась какая-то широкая темная поверхность, сквозь которую то тут, то там пробивались лучики света. Подойдя поближе, Черити обнаружила, что выход закрыт большой дощатой перегородкой. Она хотела помочь Барлеру открыть вмонтированную в заграждение маленькую дверь, но он приказал ей держать факел и принялся сам возиться со скрипящими шарнирами. Дрожа от какого-то неприятного чувства, Черити тревожно вгляделась в окружавшую их темноту. То, что она увидела при свете двух чадящих факелов, полностью отбило у нее всякое желание рассматривать что-либо дальше: почти на самом краю освещенного круга, на ступеньках находившейся против них лестницы, вытянувшись во всю длину, лежало покрытое густой шерстью тело какого-то животного.
Снаружи все еще был день. После полумрака подземного зала мягкий зеленый свет искусственного солнца показался Черити слишком резким, почти неприятным. Она потерла руками слезящиеся глаза, с трудом привыкая к новому освещению.
Оказавшись на поверхности, Барлер погасил свой факел, но не выпустил его из рук; Черити последовала его примеру. Они прошли немного в северном направлении от шахты метрополитена и свернули на первом же перекрестке. Черити внимательно оглядывалась по сторонам. И здесь город стал жертвой джунглей, которые, впрочем, несколько отличались от тех, что возвышались на противоположной стороне реки: деревья росли не так густо, кроме того, заросли были не столь непроходимы.
Вокруг стояла полная тишина. Прошло довольно много времени, прежде чем Черити поняла причину этого. Здесь совсем не раздавались пронзительные крики зверей, так пугавшие ее на той стороне реки.
– Мы с самого начала следили за тем, чтобы эти бестии не слишком размножались в этой части города, – с готовностью ответил на безмолвный вопрос девушки Барлер. – Разумеется, нам на удалось полностью истребить их, поэтому я бы не советовал вам в одиночку и без оружия прогуливаться по этому лесу. Но до тех пор, пока вы будете оставаться на улицах города и держать глаза открытыми, с вами вряд ли что-либо случится.
– Значит, вы очистили всю Свободную Зону? – изумленно посмотрела на него Черити. Барлер пожал плечами и остановился.
– О, она вовсе не так уж велика, как вам кажется: около одиннадцати километров вдоль реки и приблизительно пять в этом направлении, – он показал на запад, в сторону Стены.
– А что дальше, за ней?
Барлер посмотрел на Черити отсутствующим взглядом.
– Вам это должно быть известно лучше, чем мне.
– Эта Стена, – продолжила девушка, не обращая внимания на его выпад, – что она собой представляет?
– Если бы мы знали это, то уже давно бы ликвидировали ее, – строго ответил Барлер. – На самом деле Стена не настоящая. Я обязательно покажу вам ее. Это совсем недалеко отсюда.
Он быстро зашагал вперед, не давая Черити возможность задать другие вопросы. Ей оставалось только последовать за ним, чтобы не потерять его из виду и не сбиться с пути.
Неожиданно Барлер резко остановился. Примерно в двух метрах от них виднелся высокий железный забор, опутанный ветвями разросшихся растений. Тесно сомкнувшись друг с другом, они образовали сплошную, непроходимую живую изгородь, надежно скрывающую от посторонних глаз трехэтажное, покрытое белым мрамором здание, раньше, наверное, считавшееся чудом архитектурного искусства. Черити показалось, что когда-то она уже видела этот дом. Ее взгляд упал на латунную дощечку у ворот, а через пару минут она смогла прочитать полустертую, едва различимую надпись:
«ПОСОЛЬСТВО СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ».
– Посольство?! – с удивлением глядя на Барлера, проговорила Черити.
– А почему бы и нет? – он повернулся к ней и слегка улыбнулся. – Я был уверен, что вы сможете узнать свое посольство.
Это было сказано с такой серьезной миной, что Черити только спустя несколько секунд поняла, что это всего лишь шутка. Она рассмеялась, сделав над собой усилие, и принялась внимательно осматривать фасад некогда прекрасного здания.
Разрушения, которым подвергся весь Париж, не могли не сказаться и на этом доме. Почти все окна были выбиты, полностью разрушена крыша и часть верхнего этажа, уцелело лишь несколько торчавших вверх почерневших балок. Пустые оконные проемы, казалось, еще дымились.
«Что же здесь все-таки произошло?» – недоумевала Черити. Судя по всему, Париж пал не так быстро, как Нью-Йорк, гибель которого она видела собственными глазами. Страшные развалины, черные, покрытые сажей дома, встречающиеся на каждом шагу огромные кратеры говорили сами за себя.
Черити остановилась перед большой широкой мраморной лестницей, ведущей к дверям дома, и недоуменно посмотрела на Барлера.
– Зачем мы пришли сюда?
– Идите вперед, – он показал рукой на дверь. – В этом здании мы получим ответ на вопрос, кто же вы есть на самом деле.
Внутри, как и ожидала Черити, оказалось темно. Когда дверь захлопнулась, девушка остановилась, давая глазам привыкнуть к темноте. Неожиданно послышалось тихое монотонное гудение. Черити вздрогнула.
– Неужели… кондиционер?.. – изумленно пробормотала она.
Барлер молча смотрел на нее.
– Еще работает… После стольких лет… – казалось, Черити просто не находила слов. Француз снисходительно кивнул.
– Здесь работает не только это, но и многое другое, – он поднял руку, показывая на открытую дверь: – Взгляните.
Черити увидела письменный стол, возле которого в кресле сидел скелет, одетый в черную парадную форму летчика военно-воздушного флота США. Прямо перед ним на покрытом пылью экране компьютера светились зеленые буквы.
– Невероятно! – пробормотала Черити.
– Да, – улыбнулся Барлер. – Изделия довоенного времени. Представляю себе качество прежних товаров…
«Как он может шутить в подобной обстановке?» – изумилась Черити. Она не могла ошибиться: в голосе Барлера действительно звучали насмешливые нотки.
– Зачем мы здесь? Неужели вы привели меня сюда только затем, чтобы продемонстрировать все это?
– Конечно же, нет. Я просто подумал, что вас это заинтересует.
Барлер сделал Черити знак следовать за ним. Они молча пересекли цокольный этаж посольства. Повсюду лежали мертвые, полуистлевшие тела. Это были солдаты. Трупов оказалось так много, что Черити скоро перестала подсчитывать их. Большинство солдат было одето в такую же черную форму, как и тот, которого они видели за компьютером. Почти все встретили свою смерть с оружием в руках.
– Что же здесь все-таки произошло? – спросила Черити, когда Барлер остановился у маленькой двери и начал открывать замок.
– Солдаты, судя по всему, пытались сдержать пришельцев, правда, безуспешно.
Черити сокрушенно покачала головой.
– А почему так разрушен город?
Барлер на секунду прекратил ковыряться в замке и бросил на девушку через плечо быстрый взгляд:
– Я думал, вы знаете об этом лучше меня, – недоверчиво улыбнулся он. – Ведь вы же присутствовали при этом, а не я.
– Да, я видела, как погиб Нью-Йорк, – подтвердила она. – Это произошло буквально в считанные секунды. Там пришельцы применили оружие, уничтожавшее только органическую жизнь. Но Париж выглядит так, словно здесь за каждый дом шла ожесточенная борьба.
Барлер пожал плечами и снова занялся замком.
– Возможно, приблизительно так все и было. Я не присутствовал при этом, но из всего услышанного мною могу сделать вывод, что бои в городе велись около полугода.
– Но почему? – удивилась Черити. – Если они…
– А почему бы вам не спросить об этом саму себя? – с неожиданной злостью перебил ее Барлер, потом через несколько секунд виновато улыбнулся: – Извините, получилось не совсем тактично.
– Ничего, – ответила Черити.
В этот момент раздался металлический лязг и дверь, уступив, наконец, усилиям Барлера, приоткрылась. Француз немного отступил назад, чтобы открыть ее до конца, затем зажег факел и, не произнеся ни слова, исчез в темном лестничном проеме, который начинался сразу за дверью и вел куда-то вниз. Они пересекли большое подвальное помещение, загроможденное всяким хламом, согнувшись, проскользнули в маленькую низкую дверь, затем спустились по другой лестнице и вскоре оказались перед массивной металлической дверью.
Через некоторое время было преодолено последнее препятствие, после чего Барлер вытащил из-за пояса фонарь и включил его, тщательно погасив при этом факел. Луч фонаря проник в комнату, скользнул по бетонным стенам, коснулся стены, и Черити рассмотрела в тусклом свете в синтетической обивке потолка крошечные отверстия системы огнетушения. Судя по тому, что проделал с факелом Барлер, она все еще функционировала.
Француз вошел в комнату, сделал несколько шагов и снова остановился, направив луч света прямо в лицо Черити. Девушка недовольно поморщилась.
– Заходите, капитан Лейрд, сейчас мы воочию убедимся, насколько подлинным является ваше удостоверение.
При этих словах Черити охватило какое-то недоброе предчувствие. Барлер вновь поднял фонарь, но в первый момент она ничего не увидела из-за набежавших на глаза от резкого света слез. Постепенно привыкнув к новому освещению, Черити обнаружила, что они находятся в просторной пустой комнате с бетонными стенами и покрытым полувековой пылью полом.
Девушка с недоумением посмотрела на Барлера. Тот молча отступил в сторону, провел лучом по стенам, и Черити, наконец, поняла, куда она попала.
Это открытие настолько потрясло ее, что какое-то время Черити не могла оторвать взгляд от исцарапанной алюминиевой поверхности небольшой двери. Вход внутрь был не освещен. Однако присмотревшись, она различила в полной темноте свечение маленьких зеленых и оранжевых огоньков, находившихся, как ей показалось, где-то очень далеко.
Барлер подождал, пока девушка справится с волнением, потом направился к двери и осветил фонарем проход. Черити снова вздрогнула, заметив на голом бетонном полу четырех мертвецов: двух людей и двух муравьев. И те, и другие были страшно изуродованы. Очевидно, трупы людей находились здесь довольно долго, потому что успели мумифицироваться. По тому, как страшно были искажены их лица, Черити поняла, какие ужасные страдания выпали перед смертью на долю этих несчастных.
Она отпрянула назад, в ужасе закрыв глаза. Все так же молча Барлер направился к двери и резко взмахнул рукой. Это движение словно привело в действие какой-то скрытый механизм. Темнота внезапно отступила, внутри помещения загорелся мягкий желтый свет, а на двери вспыхнула красная лампочка. Затем раздалось гудение электрического звонка, где-то включился невидимый магнитофон и послышалась человеческая речь. Слов было не разобрать, – видимо, лента полностью износилась от частого прослушивания, – но создавалось впечатление, что кто-то монотонно твердит какое-то предупреждение.
– Итак, – пристально глядя на девушку, спросил Барлер, – что это?
Черити знала ответ, и все же ее пальцы непроизвольно нащупали холодную металлическую поверхность висевшего на шее знака идентификации. Она поняла, что боится переступать порог этой комнаты, хотя видимых причин для этого не существовало. Однако металлическому брелку было уже больше шестидесяти лет, и кто знает, подействует ли он спустя столько времени?.. Никто не мог дать ей твердой гарантии, что знак идентификации сработает, как только включится вмонтированная в верхнее покрытие потолка «машина смерти». Тем не менее, собрав в кулак все свое мужество, Черити шагнула вперед.
Ничего не произошло, только, тихо щелкнув, включился магнитофон и немного померк свет в дверном проеме. Оглянувшись по сторонам, Черити сделала еще один шаг и вдруг увидела в стене маленькое окошечко. Шагах в пяти от нее, вытянув вперед конечность, лежал погибший муравей-воин, который и мертвый, казалось, пытался дотянуться до этого углубления.
С трудом преодолевая отвращение, Черити с бьющимся сердцем обходила тела людей и трупы муравьев, направляясь к стене. Достигнув цели, она дрожащими руками сняла с цепочки значок, просунула его в узкую щель аппарата и, затаив дыхание, прислушалась. Прошли три ужасные бесконечные секунды – ничего, потом послышалось гудение зуммера, а красный свет сменился зеленым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17