А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Я изучал вашу литературу и историю и пришел к выводу, наши народы – твой и мой – имеют гораздо больше общего, чем ты думаешь. Правда, существует одно важное отличие: мы уже давным-давно поняли, что вещи нужно принимать такими, как они есть.
– Именно поэтому вы и погибли? – съязвила Черити.
– Просто мы не сумели вовремя извлечь нужные уроки, – спокойно возразил Гурк. – Мы пытались бороться с неизбежным, и вот результат: нас не стало. Я не хочу, чтобы подобная участь постигла и твой народ.
– Поэтому ты и остался с нами? – спросила Черити. – Так вот в чем заключается настоящая причина твоей преданности: ты просто боишься.
– Ерунда, – оборвал ее Гурк. – Я не раз говорил тебе, что ты переоцениваешь себя. Возможно, мороны и их помощники – бандиты, но каждый истинный пират, как правило, всегда был хорошим бизнесменом. Завоевать планету, господствовать на ней в течение пятидесяти лет, а потом уничтожить ее в один прекрасный момент только потому, что какая-то особа начала доставлять неприятности? Нет, это не экономично, а значит, невыгодно.
– Великолепно! – разозлилась Черити. – В таком случае давайте просто сдадимся! Я сейчас же отправлюсь на базу моронов и отдам себя в руки дружков Кайла. Возможно, предложение Стоуна еще остается в силе и он сделает меня своим адъютантом.
Гурк печально посмотрел на Черити. В его взгляде не было гнева, только боль и разочарование.
– В известном смысле Стоун выбрал правильный путь, – немного помолчав, сказал карлик. – Он понял, что всякое сопротивление бесполезно и попытался извлечь из данной ситуации как можно больше пользы для себя и для своего народа. Думаю, здесь ты со мной согласишься: в большей мере, конечно, для себя, чем для людей. Но сам принцип в общем-то не так уж плох.
К их обоюдному удивлению, Черити не возражала. «Возможно, они оба правы, но каждый по-своему», – подумала она и, не говоря ни слова, вышла из комнаты.
ГЛАВА 12
В двенадцать лет Кайл впервые отправился на охоту и убил своего первого человека. А через полгода ему было суждено встретиться с девочкой…
К этому времени Кайл уже обладал телом взрослого мужчины и инстинктами убийцы. С того самого дня, когда он в первый раз оставил базу и углубился в обступавшие ее со всех сторон джунгли, охота стала главной и основной частью его существования, единственным развлечением обыденной жизни, в основном состоящей из ежедневных тренировок, занятий и бесконечных уроков, единственной целью которых являлась систематическая работа над своим телом. Кайл даже полюбил охоту. Он научился отключать боль, причиняемую муравьями, научился переносить разного рода лишения. Кайл никогда не задумывался над тем, почему с ним проделывают все это; его больше не интересовали причины.
Только к одному, что не шло ни в какое сравнение с физической болью, Кайл никак не мог привыкнуть. Он бы еще смирился с теми изменениями, которыми муравьи подвергли его тело, но с тем, что они сотворили с его душой, – нет. Правда, Кайл не сломался, как многие мега-воины, погибшие во время тренировок – так ни разу и не покинув пределы своей тюрьмы в серебряном куполе – или полностью потерявшие рассудок. Однако с каждым днем человеческого в Кайле оставалось все меньше и меньше.
Казалось, его душа постепенно покрывалась толстым стальным панцирем, через который ничто и никогда уже не могло проникнуть.
Охота превратилась в единственное развлечение в жизни Кайла. Вылазки в джунгли были гораздо опаснее тренировок, ежедневно в течение семи лет проходивших в куполах. Немногие из тех, с кем начинал Кайл, сумели выжить. Кайлу повезло больше других, и к двенадцати годам его реакция, сила, феноменальная способность к регенерации достигли высшей точки. Разумеется, созданные искусственным путем противники, с которыми молодые воины сражались во время тренировок, были столь же опасны и коварны, как и монстры, подстерегавшие их на охоте. Кроме того, нападение этих тварей также могло закончиться смертью мега-воина. И все-таки они были ненастоящими, запрограммированными на победу воспитанников. А вот обитателям джунглей приходилось постоянно бороться за выживание. Бывали случаи, когда мега-воины не возвращались с охоты. Однажды Кайл сам стал свидетелем того, как на охотника набросилось огромное, покрытое толстым панцирем существо и тут же на месте уничтожило его. Однако Кайл и пальцем не пошевелил, чтобы помочь товарищу.
И вот наступил день, когда Кайл встретил девочку.
Воины охотились в джунглях не только на животных. Иногда во время вылазки, продолжавшейся, как правило, около четырех часов, в течение которых им запрещалось пользоваться каким-либо оружием, они встречали туземцев. Это были гуманоиды, очень похожие на Кайла и других молодых воинов, правда, не такие высокие и сильные. Кайл знал, что земляне обитают на противоположной стороне высохшего русла реки, ставшего своеобразным барьером, за который допуск мега-воинам был воспрещен. В этом неравном бою, скорее похожем на убийство, существовало одно-единственное правило: туземец, преодолевший барьер до того, как его настигал мега-воин, оставлялся в живых.
В тот день в джунгли отправилось шестеро: Кайл, два мега-воина, имен которых он не знал, и трое слуг. Правда, муравьи никогда не вмешивались в ход битвы, всегда выступая только в роли наблюдателей. Вскоре воины обнаружили следы землян и, не теряя ни секунды, стали действовать по своей обычной методике: один продолжил преследование жертв по следу, а Кайл и второй мега-воин бросились в обход, чтобы отрезать беглецам последний путь к спасению; каждого из них сопровождал слуга.
Кайл с трудом продвигался вперед. Местность оказалась гораздо опаснее, чем он предполагал, кроме того, на него то и дело кидалась всякая нечисть. Один раз какое-то чудовище с такой яростью впилось ему в ногу, что Кайлу понадобилось около четверти часа для того, чтобы подавить боль и продолжить путь. И все-таки, несмотря на непредвиденную задержку, Кайлу удалось первым настигнуть туземцев.
Обостренный слух Кайла, наконец, уловил звуки шагов и отдельные фразы разговора землян, которые быстро продвигались вперед, хитро запутывая следы. Судя по всему, они направлялись в сторону, противоположную той, где их искали остальные мега-воины.
Землян оказалось трое. По исходившему от тел запаху и различной тяжести шагов Кайл определил, что это мужчина, женщина и ребенок. Он проскользнул за высокий кустарник, окраска листвы которого полностью сливалась с цветом его костюма-хамелеона, и застыл, стараясь не пошевелить ни одним мускулом. Позади, в тени раскидистых деревьев, притаился муравей.
Между тем шаги быстро приближались, и вскоре Кайл воочию убедился, что не ошибся. По-видимому, это была супружеская пара, оба высокого роста и непривычно крепкого телосложения. На мужчине был костюм, сшитый из кусков ткани всех оттенков зеленого цвета, прекрасно облегавший его стройную фигуру. На женщине – точно такая же юбка. Оба оказались вооружены и, пробираясь сквозь джунгли, внимательно осматривались по сторонам, приглядываясь к каждой тени, улавливая каждое постороннее движение. «Они очень осторожны», – с некоторым уважением подумал Кайл. Правда, он не мог похвастаться большим опытом в охоте на гуманоидов и сейчас смутно подозревал, что всегда несколько недооценивал этих особей.
Детенышу землян на вид едва ли исполнилось больше восьми-девяти лет, однако он тоже ловко и почти бесшумно продвигался вперед и первым заметил Кайла.
Родители девочки уже прошли мимо укрытия мега-воина, находившегося от них метрах в десяти, так и не обнаружив его присутствия. Но ребенок вдруг остановился и пристально посмотрел на воина. Поначалу Кайл даже не встревожился: костюм делал его совершенно незаметным в чаще леса, позаботился он и о лице, предварительно нанеся на кожу зеленую краску. И все-таки девочка увидела Кайла. Сначала в ее глазах не было ни страха, ни ужаса, лишь невинное детское любопытство. Потом она, казалось, сообразила, кто стоит перед ней, подняла руку и обвиняющим жестом указала на мега-воина. Девочка даже немного приоткрыла рот, однако не издала ни звука.
Реакция родителей была почти мгновенной. Женщина резко повернулась и испуганным движением прижала к себе ребенка, а мужчина выхватил оружие и дважды, почти не целясь, выстрелил в противника.
Кайл ловко увернулся от первого заряда, но второй все-таки настиг его, подобно крошечному насекомому прогрыз живую ткань костюма и глубоко впился в тело. По организму мега-воина тут же стал растекаться смертельный нервно-паралитический яд, пронизывая все страшной болью. Кайлу казалось, что его буквально разрывают на части тысячи остро отточенных когтей и клыков.
Мега-воин отпрянул назад. В считанные секунды организм Кайла сделал анализ яда, нашел его производные и, активизируя сложную систему энзимов и элементов множества разнообразных желез, приступил к нейтрализации, превращая токсичное содержимое в безвредные нейтральные компоненты. Одновременно с этим сократились ткани вокруг капсулы, не давая ей возможности проникнуть вглубь организма. Огнестрельная рана закрылась с такой же скоростью, как и появилась. Когда мгновение спустя Кайл бросился на туземца, от нее уже не осталось и следа.
Осознав бесполезность своего оружия против такого противника, мужчина не стал больше стрелять. Он даже сделал движение, словно собираясь отпрыгнуть в сторону, но вдруг резко остановился и встретил Кайла мощным ударом приклада в голову. Раздался страшный треск. Приклад винтовки буквально впечатался в висок мега-воина, так что на какую-то долю секунды у Кайла помутилось в голове. И все же он успел поднять руки, инстинктивно защищаясь от второго удара, который хотел нанести ему землянин. Выбитая из рук человека винтовка отлетела в сторону и упала на землю.
Сознание Кайла постепенно прояснилось. Он заметил, что гуманоид вытащил нож, и попытался ускользнуть, но его реакция вновь немного запоздала. Длинный клинок глубоко вошел в шею воина, и Кайл почувствовал, как в горло льется собственная кровь.
Судя по всему, он напрасно настолько недооценил землянина. Кайл даже представить себе не мог, что ему придется так ожесточенно сражаться с обыкновенным аборигеном. И снова его выручило подсознание и искусственно отточенные инстинкты. Кайл с необычной силой схватил мужчину за руку, сдавив ее словно железными тисками так, что раздался хруст сломанных костей, затем свободной рукой вырвал торчащий в горле нож и одним мощным ударом пригвоздил гуманоида к земле.
Оглянувшись, Кайл заметил, что женщина и ребенок со всех ног убегают в чащу леса.
Секунду он потратил на анализ собственных ошибок в этом бою, свидетелем которого стал муравей, и за которые ему еще, возможно, придется нести ответственность, затем, взмахнув ножом землянина, бросил его вслед беглецам.
Кайл целил в ребенка. Однако нож, который должен был убить девочку, лишь немного задел ее плечо. Ребенок вскрикнул от боли и упал. Пробормотав проклятье, Кайл кинулся вдогонку.
В этот момент произошло нечто совершенно непредвиденное. Вместо того, чтобы скрыться в джунглях, молодая женщина вдруг остановилась, расширенными от ужаса глазами посмотрела сначала на девочку, потом на Кайла и с душераздирающим криком побежала к ребенку.
Кайл так поразился этому, что почти не защищался, когда женщина, вытянув вперед руки, бросилась между ними и стала изо всех сил молотить его кулаками, хотя несколько ударов оказались довольно-таки чувствительными. Неожиданно в ее руке блеснул кинжал, лезвие которого целилось Кайлу прямо в глаз. Мега-воин сумел увернуться, затем ловко выставил вперед ногу и, когда женщина споткнулась, нанес ей смертельный удар в голову. Не успела она упасть на землю, как Кайл уже повернулся, собираясь покончить с ребенком.
Однако он так и не сделал этого. Не смог.
Неожиданно Кайл понял, почему вернулась женщина. Она, несомненно, прекрасно осознавала, что у нее нет никаких шансов справиться с таким противником, как мега-воин, и тем не менее бросилась на защиту своего ребенка.
Очень медленно, словно разрывая невидимые стальные цепи, Кайл опустил поднятые для смертельного удара руки и посмотрел на девочку. Она все так же неподвижно лежала на спине, не сводя с него широко открытых от ужаса темных глаз. Кайл осторожно опустился перед девочкой на колени и протянул ей руку, совершенно не понимая, почему все это делает, но в глубине души чувствуя, что поступает совершенно правильно.
Кайл явственно ощущал ужас, который испытывало это маленькое существо, и в его голове неожиданно промелькнула сумасшедшая мысль. Он вдруг подумал, что девочка, очевидно, меньше боится смерти, чем освобождения.
«Кем же это нужно быть, чтобы ребенок боялся тебя больше смерти?» – ужаснулся про себя Кайл.
– Не… бойся, маленькая, – внезапно охрипшим голосом сказал воин, – он не привык говорить такие слова, – я тебе ничего не сделаю.
Девочка молчала, крепко зажмурив глаза. Кайл догадался, что она просто не слышит, а, возможно, даже не понимает его.
В это время за спиной Кайла послышались шаги, и на лицо девочки упала тень муравья. Она открыла глаза и снова посмотрела на мега-воина, но, странное дело, теперь в ее взгляде уже не было страха, в нем светились лишь ненависть и отвращение.
Кайл повернул голову к гигантскому муравью, который сверху вниз невозмутимо взирал на ребенка.
– Почему ты медлишь? – наконец раздался трескучий голос вживленного в горло слуги компьютера, аппарата-переводчика. – Уничтожь ее.
Кайл снова посмотрел на девочку. Она беззвучно плакала, но Кайл уже знал, что причиной струящихся по ее запачканному личику слез был вовсе не страх смерти, а ужасный вид двух таких монстров. Ему вдруг показалось, будто чья-то невидимая нечеловечески сильная рука схватила и медленно сжала его сердце. Он вновь ощутил себя пятилетним мальчиком, держащим на руках умирающего друга, в первый и последний раз в жизни узнавшим, что такое жалость и скорбь.
– Уничтожь ее! – опять раздался требовательный голос слуги.
Кайл еще раз посмотрел на девочку, медленно поднялся и, развернувшись, одним молниеносным ударом убил муравья.
* * *
Несмотря на страшное опустошение и буйную растительность, город с крыши Лувра все еще представлял собой великолепное, почти чарующее зрелище, каким-то чудом сохранив былое величие. Да, мороны действительно разрушили великолепные здания и улицы, искоренили следы человеческой жизни и творчества человеческих рук – все это теперь оказалось по ту сторону бытия, – однако им не удалось уничтожить сам дух этого города. Париж и сейчас воплощал в себе все то, за что веками боролись люди: свободу, жизнь, справедливость…
Черити медленно опустила полевой бинокль и посмотрела на стоявших рядом с ней Барлера и Скаддера. «Интересно, что чувствуют эти двое при виде разоренного города», – подумала она. Впрочем, вполне возможно, они вообще не испытывают никаких эмоций, и Гурк, действительно, прав: свобода – это всего-навсего иллюзия, за которую не стоит идти на смерть?..
Черити отбросила эту мысль и снова принялась всматриваться в силуэт Эйфелевой башни. На какое-то мгновение ей даже показалось, что на самой вершине сооружения что-то тускло блеснуло и зашевелилось.
– Вы видели ее? – спросил Барлер, заметив, что девушка опустила бинокль.
– Кого? – удивилась Черити.
– Королеву.
– Нет, – чисто автоматически ответила она. – Я… А о ком, собственно, идет речь?
– О королеве, – улыбнулся Барлер, увидев ее недоумение. – Как вы думаете, откуда берутся все эти маленькие монстры, которым вы с друзьями едва не достались на ужин?!
Черити не сразу поняла, о чем он говорит.
– Вы имеете в виду муравьев в реке?! – наконец сообразила она.
– Да! – кивнул Барлер. – Это и есть ее потомство. Они еще очень малы, и только поэтому вы сейчас живы.
– Расскажите нам все, что вы знаете об этом, Барлер, – попросила Черити, прикрепив к поясу бинокль.
– Охотно, – согласился Барлер. – Только сначала давайте спустимся вниз. Мне хотелось бы вам многое показать.
Оказавшись внутри здания, они вошли в лифт, приведенный в действие исключительно ради гостей, и кабина с громким скрипом начала медленно опускаться.
– Разумеется, далеко не все, что мы знаем, можно доказать с научной точки зрения. Тем не менее в течение всего этого времени мы собирали всевозможные факты, делали выводы и, как мне кажется, подошли совсем близко к истине. Вы видели реку. Между прочим, это не только граница между Свободной Зоной и джунглями.
– А куда исчезла вода? – неожиданно прервал его Скаддер.
– Спросите об этом капитана Черити Лейрд, – ответил Барлер. – Я показал ей Стену и то, что происходит с обычной материей при переходе этой границы или, вернее, при соприкосновении с ней.
– Так вы полагаете, что материя… просто распадается на элементы? – пораженно произнес Скаддер.
– Не знаю, – передернул плечами Барлер, – черт возьми, что там происходит: распадается… растворяется… в общем, исчезает. Когда-нибудь я непременно покажу вам это, – улыбнулся он. – Это поистине грандиозное зрелище: тридцатиметровая стена воды исчезает прямо на глазах. Феноменально!
В отличие от Скаддера, Черити нисколько не сомневалась в правдивости объяснений Барлера. Она собственными глазами видела Стену и знала, на что способно подобное энергетическое поле. Кроме того, Жан рассказал ей, что вода уходит глубоко под землю, достигая уровня, позволяющего блокировать канализационную сеть города и нефтепроводы, по которым осуществляется сообщение.
– Яйца, которые откладывает королева, муравьи относят в реку, – продолжал после недолгого молчания Барлер. – Это место находится недалеко от Стены. Я покажу его вам, если вы интересуетесь. Впрочем, рассмотреть там можно немного.
– Надо же, своеобразная инкубаторная станция, – съязвил Гурк.
– Совершенно верно, – подтвердил Барлер. – Кроме того, я, кажется, понял, почему мороны посадили вокруг города такой лес. Для этого существует только одна причина.
– Но к чему им все эти хлопоты?! – возразила Черити. – …Просто безумие какое-то…
– Возможно, для моронов это вовсе не хлопоты, – снова улыбнулся Барлер. – Я провел много времени, размышляя над этими вопросами, и пришел к выводу: то, что мы видим вокруг, есть естественная среда обитания моронов.
– Уж не развалины ли разрушенного города? – язвительно осведомился Гурк.
– Да нет же, – серьезно ответил Барлер. – Джунгли. Вы могли просто не знать об этом. Но я прожил здесь сорок лет. Поверьте, преобразования еще не закончены. Мороны не только привезли сюда свои растения и животных. Что-то происходит с самим городом: он изменяется, пусть медленно, но неотвратимо.
Скаддер подозрительно огляделся. Но Черити уже догадалась, что имел в виду Барлер: под энергетическим куполом происходило нечто большее, чем искусственная перестройка маленькой, ограниченной со всех сторон местности. Вполне вероятно, что на Земле уже существуют тысячи, десятки тысяч таких энергетических куполов. Черити вдруг поняла: то, что находилось на противоположном берегу реки – не просто близкая к оригиналу копия родной планеты пришельцев, это их родина. Мороны уже давно приступили к преобразованию Земли, не ограничившись лишь простой заменой одних растений другими и импортом со своей планеты животных для внедрения их в беззащитную фауну Земли. Последующие слова Барлера еще больше подтвердили ее предположения.
– Я думаю, – заявил француз, – то, что мы здесь видим, есть естественная экосистема планеты пришельцев. Вы уже видели манну?
Скаддер молча кивнул.
– Возможно, вы думаете, что она производится искусственно, – продолжал Барлер. – Но это не так.
– О да, – насмешливо произнес Скаддер. – Может быть, она просто падает с неба? Поэтому ее и назвали «манна»?
– Приблизительно так, – серьезно согласился Барлер. – Только с одним отличием: она не падает с неба, а поступает из почвы.
Черити вопросительно посмотрела на него.
– По предварительным расчетам, манна производится лесом. Мы произвели кое-какие исследования и выяснили, что это вещество почти целиком состоит из растительного протеина. Оно не ядовито, но употреблять его в пищу нельзя. Впрочем, муравьям манна, естественно, по вкусу.
– Так вы полагаете… – начала Черити.
– …что лес вырабатывает необходимые компоненты, – продолжил за нее Барлер. – Возможно, мороны изменили генетический фон растений, а может быть, этот процесс вполне обычен в мире, из которого они появились, так сказать, натуральный продукт, в котором вызревают яйца и которым питаются молодые особи до тех пор, пока не вырастут и не достигнут того уровня, когда смогут выйти из реки.
– Невероятно! – воскликнул Скаддер.
– Вы находите?! – возразил Барлер. – А мне кажется, это вполне естественный вывод из того, что мы узнали о пришельцах.
Наконец лифт достиг цокольного этажа и остановился. Барлер повел их по пыльным коридорам Лувра. Черити невольно вздрогнула, вспомнив то, о чем ей рассказывал Стоун. Великое произведение искусства всей планеты, действительно, пришло в полный упадок. Да и кому теперь было заботиться об этом великолепном сооружении?!
Как только они оказались снаружи, Барлер возобновил прерванный разговор:
– Видите ли, месье Скаддер, наши знания о нашествии весьма скудны, тем не менее нам известно о муравьях очень многое. В отличие от нашей их культура развивалась совершенно другим путем. В чем-то мороны, разумеется, превосходят нас. Однако не следует также забывать и то, что у них никогда не было собственной технологии, собственного производства. Это народ, созданный для рабства. Впрочем, об этом здесь как-то быстро забываешь, не так ли? – высокомерно улыбнулся Барлер, прочитав в глазах Скаддера недоумение. – Хотя в принципе они значат не больше, чем мы, – просто-напросто население какой-то планеты, когда-то покоренной и поставленной на службу моронам. Мы тоже называем их моронами, потому что никто и никогда не видел истинных хозяев этих существ.
Черити не сомневалась в правоте Барлера. После того, что ей пришлось пережить, все, рассказанное им, было, пожалуй, единственным разумным объяснением происходящего. Возможно, когда-то мороны, действительно, напали на планету муравьев и, узнав их поближе, быстро сообразили, насколько ценный материал попал к ним в руки: народ, состоящий из огромных наделенных разумом насекомых, которые не обладали собственной волей, зато прекрасно умели сражаться, особенно сообща. К тому же муравьи быстро размножались, совсем как земные насекомые. Если уж такой народ обоснуется на какой-нибудь планете, будет практически невозможно пытаться сдержать его размножение.
– Тем не менее вы не должны недооценивать их, – предупредила Черити.
– А кто вам сказал, что я это делаю? – остановился Барлер. – Напротив, капитан Лейрд. Мне даже кажется иногда, что система моронов намного превосходит нашу. К чему, например, конструировать различные машины, производить продукты питания, когда можно просто привезти растения, которые сами все сделают. Их техника кажется довольно примитивной, но посмотрите, какой от нее эффект. Кстати, возьмите хотя бы эту винтовку, – проговорил Барлер, ударив рукой по прикладу торчавшего из-за пояса оружия.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17