А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Инфекция?
– В определенном смысле, да, – ответил Кайл. Он прекрасно контролировал свои чувства, поэтому по его голосу трудно было понять, хочется или нет ему говорить на эту тему. – В каждой клетке джереда содержатся протеины, которых нет в теле моронов. Именно наличие этих молекул изменяет нервную систему, активизируя те части мозга, которые до этих пор оставались пассивными.
– Вы имеете в виду органы чувств.
– Прежде всего, железы. Впрочем, на перечисление всех этапов этой метаморфозы потребуется слишком много времени.
– Но все происходит так быстро, – выразил сомнение Гартман.
– Это цепная реакция: пораженная клетка заражает своих соседей, которые, в свою очередь, инфицируют остальных. В нас находятся, вероятно… миллиарды клеток, но, выстраиваясь друг за другом, они насчитывают только несколько сотен тысяч рядов, поэтому процесс распространяется подобно степному пожару.
– Это вирус?
– Нет, – ответил Кайл и глубоко вздохнул; казалось, что ему больно говорить. – Это можно назвать инфицированными протеинами.
– Но такое просто невозможно! – с сомнением воскликнул Гартман.
– Ну, это случается не часто, – ответил Кайл. – Действительно, инфицированные протеины подобны вирусам, но в процессе эволюции они появились гораздо позднее. Стоит занести их в живую клетку организма, и вскоре вы получите уже мириады копий. Все происходит намного быстрее, чем с вирусом, потому что клетку нельзя перепрограммировать. Инфицированный протеин – это своего рода катализатор, который сам использует клеточный материал, побуждая его к образованию копий.
– По принципу магнита, положенного в кучу металлических стружек, – задумчиво произнес Гартман.
– Да, пока эти стружки сами не станут магнитом и не начнут оказывать такое же магнитное воздействие, – глаз Кайла уже совсем заплыл и представлял собой ужасное зрелище. – Или представьте себе, что вы подключили запрограммированную монтажную машину к складу с запасными частями… нет, здесь невозможно почти никакое разумное сравнение. Короче говоря, протеин использует для размножения находящийся в клетке строительный материал.
– Как все это происходит?
– Строительный материал – это обычные частицы живой клетки тела, которые спонтанно то соединяются, то снова распадаются. Конечно, вероятность того, что частицы случайно найдут друг друга, невелика, но каждый морон состоит из миллиардов клеток, к тому же существуют миллиарды моронов. Поэтому рано или поздно это, в конце концов, произойдет, как только их соберется достаточное количество. Эволюция только для того прибегла к такому механизму, чтобы начать переход от моронов к джередам. Чем больше муравьев, тем неотвратимее процесс.
Гартман всмотрелся в стоявшего перед ним воина, различив и на его голове серебристую паутину.
– Эта штука вряд ли сумеет сдержать подобную инфекцию, – с сомнением сказал он.
– Нет, – согласился Кайл, на этот раз в его голосе прозвучала с трудом скрываемая ярость. – Вместо этого она разрушает частицы мозга, которые делают из морона джереда, поэтому он уже не может стать членом сообщества.
– Этот воин слеп и глух, – догадался Гартман, вспомнив прежние объяснения Кайла о том, что джереды существуют в мире, перегруженном шумами и запахами, введенными в русло слабых электромагнитных колебаний пробудившегося мозга.
Сообщество джередов сливается в единое целое, в котором отдельные живые существа уже не являются индивидуумами. Любое воспоминание имеется в сознании каждого джереда, а в одном из них оно сохраняется на протяжении нескольких лет. Если джереда изолировать от сообщества, он будет вести себя подобно новорожденному ребенку. Однако вернувшись в свою привычную среду, сотканную из посланий и раздражителей, воспринимать которые человек просто не в состоянии, джеред через несколько лет снова может стать индивидуумом и будет вновь поглощен сообществом.
– Он глуп, это обыкновенный выдрессированный робот, без инициативы, без разума, – продолжал кипятиться Кайл. – Рано или поздно все эти создания непременно погибнут или же сойдут с ума. Подобных бездуховных воинов шайты используют в качестве камикадзе для нападения на гнезда джередов, – дыхание Кайла участилось от ярости. – Да, это вполне в их духе: послать в гнездо паразита, который еще в мрачные доисторические времена являлся настоящей чумой для джередов, – он замолчал.
– Но почему это действует в случае с людьми? – спросил Гартман, имея в виду инфекцию, превращающую существо в джереда.
– Случайность, – помедлив, ответил Кайл. – Просто часть веществ, входящих в состав протеина, имеется и у человека. Вам известно, что это основополагающие молекулы. Кроме того, всякое высокоразвитое существо является носителем подобных молекул. Обычно этого оказывается недостаточно, но нужные вещества можно вводить и извне. Человек, постоянно находящийся рядом с джередом, получает отсутствующие субстанции с воздухом и пищей.
– Не рассказывайте мне чепухи, – заметил Гартман. – Это длится слишком долго.
Кайл холодно рассмеялся.
– Ключ ко всему – нервная система человека. Существует несколько областей коры головного мозга, особенно восприимчиво реагирующих на определенные влияния… в общем, это трудно описать. Изменения, которые вы наблюдали у ваших солдат, – это только своего рода транс. Физические изменения наступят позднее, и только после этого человек полностью превратится в джереда. Это же была просто счастливая случайность.
– Смотря с какой точки зрения все рассматривать, – решительным голосом произнес Гартман, пристально глядя на Кайла.
– Конечно, – вежливо согласился тот.
– Между прочим, вы могли бы воспротивиться этому.
Кайл медленно кивнул.
– На меня не так-то легко оказать воздействие, как на нормального человека, – сказал он. – Кроме того, это являлось частью сделки, – Кайл отвернулся, посмотрев единственным глазом на охранника перед дверью, потом добавил: – К тому же я сам хотел этого.
Гартман не стал выяснять причину столь странного поведения, понимая: если у мега-воина возникнет желание поговорить на эту тему, он рано или поздно сделает это.
– Значит, воины позади нас инфицированы, – заключил Гартман. – Они уже не мороны, а изувеченные джереды.
– Да, – горько усмехнулся Кайл. – Никто не придет за ними, Гартман. Нас заперли сюда, чтобы устранить с дороги. Здесь мы и заплесневеем вместе с нашими жалкими охранниками.
– Но почему они просто не убили нас? – удивился Гартман.
– Возможно, у шайтов есть чувство юмора, – мрачно ответил Кайл. – А может, они – полные дураки.
– Как же мы выберемся отсюда?
Ничего не ответив, Кайл выпрямился, словно находившийся за его спиной воин состоял из воздуха. Вслед за этим раздался жуткий треск разрываемых роговых суставов. Стоявший перед Гартманом охранник сразу очнулся от оцепенения и рванулся вперед. Но Кайл ударом ноги пробил ему грудную клетку. Гартман вскрикнул от ужаса, почувствовав, как начали сжиматься клещи на его руках и ногах. Краем глаза он наблюдал за бесформенной тенью, с захватывающей дух скоростью вращавшейся вокруг своей оси. Почерневшая рука мега-воина на миг коснулась щеки Гартмана, и вслед за этим клещи, готовые вот-вот раздробить его кости, замерли на полпути. Послышался треск хитина, затем на Гартмана пахнуло теплом последнего дыхания морона.
Прежде чем джеред убрал свою руку, Гартман заметил между осколками хитина, сухожилиями и раздробленными костями сплетение серебристых нитей.
– Как вам это удалось? – с трудом выдавил Гартман.
Все его тело болело, ноги вдруг стали мягкими, как вата, и Гартман на какое-то мгновение испугался, что муравьи сломали ему позвоночник.
Кайл выпрямился. В полутьме он казался еще более бесформенным, чем раньше.
– Все дело в приспособляемости, – произнес джеред, открывая второй глаз.
Отклонившись назад, Гартман уперся в мертвого муравья, которому Кайл, очевидно, порвал нервные связки. Мега-воин в это время склонился над находившимся перед дверью охранником. При тусклом свете ламп Гартман успел заметить, что под обожженной кожей Кайла в местах, где уже отпали отмершие человеческие ткани, проступает какая-то гладкая черная масса, сверкающая как смазанный маслом панцирь.
– Что с вами? – невольно вырвалось у Гартмана.
– Не знаю, – просто ответил Кайл. – Очевидно, что-то произошло во время последнего прохода через трансмиттер. Сначала все болело и приходилось прилагать огромные усилия, чтобы вытерпеть это, но теперь… это даже приятно.
– Вы изменяетесь, – сказал Гартман, зачарованный ужасным видом мега-воина.
Левая половина лица Кайла превратилась в застывший панцирь из черного хитина, с которого клочьями свисали остатки обгорелой человеческой кожи. Вновь открывшийся глаз принял равномерную темно-синюю окраску.
– Между прочим, изменения коснулись только места ранения, – заметил Кайл. – Похоже, заживлением моих ран манипулируют. Моя собственная ткань больше не восстанавливается, а заменяется другой, – он приподнял правую руку, пальцы которой выглядели как когти, вырезанные из эбенового дерева.
– Ваши люди? – спросил Гартман, освободившись наконец из объятий мертвого охранника.
– Это не в нашей власти, – не совсем уверенно ответил Кайл.
Гартман не возражал.
– Шайты почему-то хотели удержать нас здесь.
– Это было довольно глупо с их стороны, – сказал Кайл.
Гартман с трудом оторвал взгляд от мертвого воина и посмотрел на бывшего охранника Кайла. Тот лежал на спине с разорванными, точно гнилое дерево, конечностями и вдавленной грудной клеткой. Странно, но Гартман нигде не заметил крови. Муравьи выглядели так, словно их мумифицировали.
– Что вы с ними сделали? – спросил Гартман, осторожно обходя труп морона и направляясь к стеллажам.
– Он был мертв еще до того, как я очнулся, – ответил Кайл. – Возможно, меня подпитывали от него, не знаю.
Гартман бросил на мега-воина короткий взгляд. Не принимая в расчет те места, где кожу заменила инородная ткань, он, несомненно, по-прежнему оставался человеком. Манера Кайла держаться свидетельствовала о том, что ему уже удалось преодолеть злополучную слабость, которая охватила его после побега из Черной Крепости. Казалось, то, что происходило внутри него, не причиняло ему никакого вреда.
– Вам это не понадобится, – с холодной усмешкой произнес Кайл, положив руку на ящик с ручными гранатами.
– Может быть, и нет, – пожал плечами Гартман, тем не менее забирая себе упаковку.
– Как вам будет угодно, – парировал Кайл.
– Откуда мне знать, могу ли я еще на вас полагаться, – проговорил Гартман, доставая гранату. – Мне даже неизвестно, что вы собой представляете. Вы и сами теперь не знаете этого.
Кайл молча наблюдал за тем, как Гартман вынимает предохранитель.
– Вы ведь больше не джеред, в прямом смысле, – продолжал Гартман. – И, возможно, станете опасным. Вы ведь оказались изолированы от своего сообщества, так же как и эти бедные создания, не так ли, Кайл? – Гартман указал гранатой на трех неподвижных муравьев.
На лице Кайла появилась безрадостная улыбка.
– А вы не глупы, Гартман.
Гартман понимающе кивнул.
– Судя по всему, вы слишком проворны для меня и одной гранаты окажется недостаточно, чтобы убить вас. Впрочем, здесь хранятся тонны взрывчатого вещества.
– Не забывайте, у нас общий враг, – помедлив, сказал Кайл.
– Именно об этом я и спрашиваю себя, – заявил Гартман, хотя и верил мега-воину.
Кайл ничего не ответил. Спустя какое-то время Гартман зевнул и вернул чеку гранаты на место.
– Ладно, – примирительно произнес он. – Похоже, сейчас я могу принимать только непродуманные решения.
Неожиданно он покачнулся и едва не потерял равновесие. Внезапный приступ слабости заставил Гартмана опереться на полки, и несколько коробок со взрывчатыми веществами упали на пол.
– Осторожнее, – озабоченно предупредил Кайл. – Помните, ваши жизненные ресурсы полностью израсходованы из-за моего вмешательства в процесс вашего обмена веществ. В настоящий момент вы можете умереть даже от простой простуды. Будьте осторожны, не упадите.
– Или не уроните то, что плохо запаковано, – вытирая со лба пот, с нескрываемой небрежностью пошутил Гартман.
– Вы правы, – выпрямляясь, согласился Кайл; в полутьме казалось, что он вырос на несколько сантиметров. – Нам необходимо оружие, – проговорил он, оглядываясь кругом.
Гартман рассеянно посмотрел на мертвых моронов и сделал широкий жест левой рукой.
– Выбирайте. Здесь хватит всем.
Кайл уставился на него своими разными глазами.
– Я вижу только боеприпасы, а не оружие. Возможно, вы заметили то, что ускользнуло от моего взора?..
Гартман сокрушенно покачал головой и мрачно сказал:
– Это всего лишь неудачная шутка: тонны снарядов и ни одного ружья.
Оторвавшись от полки, он попытался сделать несколько шагов, но у него тут же закружилась голова. Гартман глубоко вздохнул, собираясь с силами.
– Все в порядке? – спросил Кайл. Гартман предостерегающе поднял руку.
– Нет, но я справлюсь сам. Я займусь этой стороной, о’кей?
– Согласен, – с этими словами Кайл взял что-то с полки и бросил Гартману, это оказался маленький фонарик. – Батарейки уже вставлены, – сказал мега-воин, включая лампу.
Гартман сделал то же самое. Подобный целевой прожектор обычно крепился на оружии и воспроизводил интенсивный луч, указывающий в темноте точку, в которую должен попасть выстрел. Разумеется, эти лампы не годились в качестве фонаря. «Но, по крайней мере, светили лучше, чем сапог или носовой платок», – подумал Гартман. Он направил луч на верхние полки и покачал головой.
– Такое впечатление, что все это рассортировано в алфавитном порядке, – пробормотал Гартман, продвигаясь вперед.
– Что? – спросил Кайл, находившийся по другую сторону стеллажей.
– Ничего, – покорно сказал Гартман. – Следите за связью.
– Зачем? – удивился Кайл, обходя полку.
– Возможно, у Нэт сохранился маленький передатчик. В таком случае у нас есть шанс ее найти.
– Если она еще жива, – равнодушно заметил Кайл.
– Я надеюсь на это, – тихо произнес Гартман. – Мы не должны оставлять надежду отыскать Нэт.
Кайл окинул его взглядом хищника.
– Вам будет ее не хватать?
Вопрос прозвучал как-то неприлично, но Гартман лишь рассеянно кивнул.
– Как дочь или как… женщину? – не унимался мега-воин.
Гартман сумел сделать лишь три шага навстречу Кайлу, как новый приступ слабости заставил его снова опереться на полку. Он с удивлением поймал себя на мысли, что непременно побил бы джереда, если бы только был в состоянии совершить подобное.
– Это уже становится плохой привычкой, – сказал Кайл, и что-то в его голосе насторожило Гартмана.
Кайл, действительно, менялся, и, судя по всему, метаморфозы его ног и лица – это еще только начало, причем не самое плохое. Гартман задался вопросом, сознавал ли мега-воин происходящие с ним перемены.
Гартман заставил себя улыбнуться.
– Обратите лучше внимание на себя, – многозначительно произнес он и направился к следующему стеллажу.
Кайл, не мигая, удивленно уставился на Гартмана.
– Вы хотите сказать, что я должен остерегаться других ран?
Гартман кивнул ему из следующего прохода между стеллажами и сухо констатировал:
– Мне кажется, что вы меняетесь в худшую сторону.
ГЛАВА 2
Лестница привела Нэт в расположенный выше ангар, который, к счастью, оказался сухим, а в остальном не отличался от нижних помещений. В отдалении она заметила с десяток небольших планеров моронов и горстку муравьев, готовивших к полету два из них. Спрятавшись за краном, Нэт стала наблюдать за ними. Взрывы уже прекратились, и кто-то предусмотрительно отключил сирены тревоги. Несколько раз Нэт пыталась установить по радио контакт с Кайлом и Гартманом, но ни один из них ей не ответил. Спустя некоторое время она выключила прибор, чтобы сохранить батарейки. Кроме того, Нэт опасалась привлечь к себе внимание не только своих спутников, но и моронов.
Она попыталась восстановить в памяти проделанный путь и решила, что, вероятно, находится в трех километрах от звездного трансмиттера, доставившего на базу ее и двух мужчин. Разумеется, это место не подходило ни для встречи, ни для укрытия, но в большом зале, где стоял трансмиттер, должно быть, кишмя кишит моронами, которые тушат пожар и ремонтируют машины. С другой стороны, маленький трансмиттер больше уже нельзя использовать, и маловероятно, что оба ее спутника, – если они еще живы, – вернутся туда. Нэт не принимала в расчет то, что Кайл, очевидно, оставил свое намерение разрушить звездный трансмиттер, полагая, что Гартман будет непременно искать ее.
Нэт сокрушенно покачала головой. Судя по всему, ей не остается ничего другого, как вернуться в большой зал, хотя, честно говоря, следовало бы отсидеться в темном уголке и подождать, пока улягутся страсти. Нэт задумчиво посмотрела на уходившую вверх лестницу и на маняще светившиеся поблизости пиктограммы двух лифтовых шахт.
Немного подумав, она тут же отбросила свою мысль: слишком рискованно в данной ситуации воспользоваться кабиной лифта. Вот подняться по лестнице – это уже другое дело, возможно, она не контролируется электроникой.
Нэт еще раз осмотрелась и, согнувшись, юркнула на лестницу. Было тихо, только со стороны планеров доносился неравномерный шум тяжелых заряжающих устройств. Подождав еще немного, Нэт начала подниматься по ступенькам.
– Ненавижу лестницы, – пробормотала она сквозь стиснутые зубы.
Чтобы как-то отвлечься, Нэт принялась перебирать в памяти последние события. Судя по всему, Гартману удалось проникнуть в планер, – так как мороны не вышвырнули его прочь, – и добраться до цели. Но что произошло потом: то ли ему не хватило мужества взорвать себя, то ли он не захотел, чтобы погибли она и Кайл, или Гартман потерпел неудачу по другой причине?.. Возможно, в последний момент его убило автоматическое охранное устройство, неизвестное ни ему, ни мега-воину? Рано или поздно она непременно узнает об этом, если, конечно, останется жива.
Нэт подумала о Кайле. Она никогда полностью не доверяла мега-воину, а после сражения в Черной Крепости вообще не знала, как его оценивать: что-то в нем изменилось, он стал совсем другим.
«Возьми себя в руки», – приказала себе Нэт и опустилась на ступени отдохнуть. На другом конце зала мороны запустили еще два планера из двадцати. Услышав шум поднявшихся в воздух машин, Нэт удивилась: неужели муравьи собираются использовать планеры для поиска вторгшихся в их владения чужаков? Правда, помещения были достаточно велики, но дискообразные машины все-таки имели в диаметре почти двадцать метров.
Нэт торопливо поднялась, решив побыстрее добраться до следующего уровня, пока внизу царит неразбериха. Опираясь на отключенное лазерное ружье, она преодолела следующие четыре пролета и исчезла в проходе, показавшемся ей довольно узким после просторных залов. Прошло еще около четверти часа, прежде чем Нэт добралась до сооружений гидравлического шлюза.
Это оказался своего рода центральный распределитель, с расположенными по кругу отключенными пультами и четырьмя выходившими на разные стороны гидравлическими дверьми без окон. Вокруг центральной колонны, между пультами, Нэт заметила ведущую вверх еще одну спиралеобразную лестницу. Бросив беглый взгляд на надписи «открыто» и «закрыто» на переключателях гидравлического шлюза, она решила не обращать на них внимание. Во-первых, двери шлюзов открывались при помощи моторов, которым требовалось питание, а потребление энергии наверняка где-то фиксировалось. Во-вторых, Нэт не знала, что находится за этими дверями.
Итак, она начала осторожно подниматься по винтовой лестнице, пока через маленький люк не добралась до стеклянного купола, из которого открывался обзор на звездное небо и поверхность Луны. Внутри купола находились многочисленные измерительные приборы, телескопы и другая автоматически управляемая оптика, а также несколько небольших экранов, очевидно, позволявших техникам наблюдать все происходящее на местах. Какое-то время взгляд Нэт растерянно плутал среди непонятных надписей, пока не наткнулся на огромную стальную скамью, вероятно, подготовленную для установки прибора. Судя по всему, в течение последних шестидесяти лет техник так и не сумел довести до конца свою работу. Отодвинув в сторону лежавшие кругом инструменты и части штативов, Нэт устало опустилась на скамью, пристроила рядом с собой лазер и пристально посмотрела вперед.
Прямо перед ней расстилалась серо-белая, похожая на застывшую вату поверхность Луны, на которой при ближайшем рассмотрении обнаруживались большие и маленькие кратеры, кольца, частично перекрывающие друг друга. На небольшом удалении Нэт заметила несколько поистине огромных кратеров, которые ей уже довелось наблюдать из открытого Гартманом шлюза. За ними располагались какие-то странные горы с многочисленными ущельями. Поверхность Луны на горизонте производила впечатление только что высеченной из скалы.
Снаружи все еще было темно. Яркий белый свет, исходивший от мощных прожекторов на батареях, расположенных поблизости от другого гидравлического шлюза, в радиусе своего действия превращал серый цвет поверхности Луны в черно-белую мозаику света и тени. Нэт сумела также разглядеть возвышения, которые, по словам Гартмана, являлись открытым карьером; длинные вытянутые террасы, выстроившиеся на километры мощные экскаваторы и длинную посадочную полосу на самом краю освещенной территории, которая, как ни странно, оказалась погружена в темноту. Ленты транспортеров со всех сторон тянулись к большому промышленному сооружению, раньше не замеченному Нэт. Позади этого сооружения, растворяясь в ночи, возвышались необычайно крутые скалистые стены, просверленные подъемными и проходческими машинами. Бункер и ангары располагались вокруг чего-то, отдаленно напоминающего электростанцию. Сама скалистая стена показалась Нэт чрезмерно высокой.
По крайней мере, здесь Нэт не заметила моронов. На плато перед куполом вообще никого не было. Только по песку тянулись прямые, как стрела, следы тяжелых космических транспортных средств. Немного в стороне Нэт рассмотрела контуры мощных опущенных в землю ворот и километровую подъездную площадку, под наклоном исчезавшую где-то в глубине. Если она не разучилась ориентироваться, там, внизу, за мощными створками ворот должен находиться ангар со звездным трансмиттером. В таком случае можно попытаться обогнуть комплекс электростанции, которая, возможно, являлась другим трансмиттером.
Электростанция, несомненно, – дело рук моронов. Нэт спросила себя, что же из открытого карьера мороны могли использовать для своего трансмиттера. Вероятно, кольцо состояло из очень редкого металла, и поэтому муравьи вновь задействовали подъемные машины.
Нэт присмотрелась внимательнее. Внушительные силуэты экскаваторов с вмонтированными в два ряда широкими гусеницами и мощной стрелой, на конце которой находились два больших колеса, казались неподвижными. Транспортеры, судя по всему, еще работали, но транспортные ленты были пусты. Очевидно, мороны уже извлекли все необходимое. Нэт опустилась на пол и посмотрела вверх. Раньше сквозь узкие окна шлюза она видела лишь маленькую полоску неба, потому что холмы и горы заслоняли большую часть обзора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов