А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Может, я рада, что ты вернулся. Сама не знаю...
Она заново учится использовать все эти женские штучки: хитрит, пытается провести меня и увиливает от ответа. Что ж, это – награда за труды. Она выздоравливает, и я этому страшно рад. Мне совсем не хотелось тут же лишать ее в таких муках обретенного покоя. Просто она изменилась слишком неожиданно...
– Я приготовлю тебе выпить, – сказала она. – Я продала дом.
– Деньги получила?
– Скоро...
– Прости, но...
– Ты о доме? Это самое обычное жилище. Я ведь пряталась в этой Богом забытой деревушке, потому что мне казалось, что я никому не смогу быть хорошей женой.
Она принесла стакан и протянула его мне.
– Ты, кажется, немножко поправилась, дорогая? – спросил я.
Она лучезарно улыбнулась.
– Сегодня днем – сорок восемь.
– Это твоя норма?
– О, одна восемнадцатая. – Она похлопала себя по бедрам. – После одной двадцатой все идет сюда.
– Итак, если игра в прятки окончена, что ты собираешься делать?
Это был глупый вопрос, озадачивающий и прозаический. Но слово не воробей. Она вспомнила о долге. Она могла день за днем находить работу рукам, не поднимая головы. А я грубо разрушил такую хрупкую еще гармонию, воцарившуюся было в ее душе. Темные раскосые глаза Лоис сразу стали похожими на глазенки загнанного зверька, она прикусила губу и сжала кулачки.
– Не сейчас, – попытался я исправить положение, – когда-нибудь.
– Я не знаю. Как тебе Нью-Йорк, Трев?
– Там было жарко, Лоис.
– А Техас, Трев?
– Я бы не сказал, что весело, даже не соображу, как это назвать.
Она отмерила мне пол-улыбки.
– Мы идем куда-нибудь сегодня вечером?
– Нет, я сама приготовлю ужин, честное слово.
Я поглядел на часы:
– Мне нужно съездить в больницу. Засеки время, я вернусь минут через сорок. К этому времени ты должна принять душ и переодеться.
– Да, сэр. Ой, я должна тебе шесть долларов тридцать центов за телефонный разговор.
– Эти брюки очень сексуальны, миссис Аткинсон.
– Я звонила брату. И поболтала с Люсиль. Я ничего-ничего ей не сказала. Только сообщила, что болела, а сейчас чувствую себя лучше.
– Вы краснеете, миссис Аткинсон.
– Тогда не говори про эти штаны. Я купила их сегодня и подозреваю, что зря.
* * *
Кэтти лежала в шестиместной палате. Я пододвинул стул к кровати, поцеловал свою клиентку в лоб и сел рядом с ней. Надеюсь, она не заметила испуга на моем лице. Болезненно задумчивая симпатичная неуверенная мордашка исчезла. Передо мной был грозовой закат, спелый помидор, странно раздувшийся гриб. И единственная узенькая щелочка глаза. Левая рука – в бинтах.
– Привет, – проговорила она мертвым голосом, с трудом шевеля распухшими губами.
Я встал, задвинул занавески и снова сел, взяв ее за здоровую руку. Она так и осталась в моей – вялая, сухая и горячая.
– Джуниор Аллен? – тихо спросил я.
– Не стоит переживать за меня, мистер Макги.
– А я-то думал, что мы давно Кэтти и Трев. Почему он это сделал?
Невозможно уловить выражение того куска мяса, в которое превратилось ее лицо. Она наблюдала за мной из-под странной маски унижения и боли.
– Это не имеет к вам никакого отношения.
– Я хочу знать об этом. Ты мой друг.
Щелочка глаза надолго закрылась, и я подумал, что Кэтти уснула. Но вот она снова взглянула на меня:
– Он заглянул в «Багама рум». Тут-то все и завертелось. Он меня увидел. Может быть, случайно, а может быть, уже слышал, что я там выступаю. Ну вот. Я побежала одеваться и заторопилась за ним, когда увидела, что он уходит. Выскочила на улицу, заметила, что он пересекает стоянку, догнала и крикнула, что хочу с ним поговорить. Он заявил, что говорить нам не о чем. Почему? Мы можем обсудить финансовые вопросы, – прошептала я. Он заколебался, а потом зашагал к берегу. Я сказала, что если он даст мне немного денег, хотя бы тысячу долларов, я не стану больше создавать ему проблем. Он поинтересовался, что я имею в виду под проблемами. Тогда я напомнила, что он присвоил чужую вещь, ведь так? Он рассмеялся коротко и грубо и пояснил, что я плохо себе представляю, что значит иметь проблемы. И тут он прыгнул ко мне, схватил меня одной рукой за горло, а другой сильно ударил меня по лицу и раза два в живот. Я потеряла сознание, пока он молотил меня, а очнулась уже в больнице. Сейчас... Сейчас даже не очень больно.
– Кэтти, почему ты не обратилась в полицию?
– Я уже почти собралась это сделать.
– И?..
– Не потому, что я его боюсь. Но ведь тогда всплывет вся эта история. И я уж точно не верну себе ни гроша. И... это может смешать твои карты, Трев. Тебя же тоже потащат в полицию?
Ну что тут скажешь? Я поднес ее руку к губам и поцеловал разбитые пальцы.
– Ты молодец, Кэтти.
– Я почти умираю.
– Зато у меня неплохие новости. Никому не удастся выяснить, откуда взялись спрятанные твоим отцом сокровища и вернуть их прежнему владельцу.
– А что это было?
– Узнаешь все, когда отсюда выйдешь.
– Они не говорят, скоро ли меня отпустят. Но я все-таки встану на ноги! Даже в нищете, даже сбитая с ног, даже по шею в дерьме, я всегда держалась, как подобает настоящей леди! Так что, возможно, проваляюсь здесь не очень долго.
Когда я прощался с ней, она шепнула:
– Молодец, что навестил меня. Спасибо.
* * *
В тот вечер я долго разговаривал с Лоис, вкратце описав ей свои приключения. Затем отправился к себе. Засыпая, слышал, как она возится в душе.
Она плавно вошла в мой сон и оказалась в моей кровати, разбудив меня поцелуем. Как ни странно, я совсем не удивился, поскольку подсознательно ждал этого. Женщины – поразительные создания, такие утонченные, деликатные и чистые. На ней было нечто воздушное, державшееся на завязочках вокруг шеи, и оно с готовностью распахнулось, открыв моему затуманенному взору ее теплое и невероятно нежное тело. Она прерывисто дышала, одаривая меня сотней быстрых легких поцелуев. Ее ласки были мимолетными и трепетными, а тело пылало жаром и плавно скользило, словно изменяясь в этом захватывающе великолепном показе. Губы шептали «милый», а волосы были шелковисты и благоуханны. В темноте она походила на расположенную к вам кошку, упорно теребящую вас лапкой, мурлыкающую, трущуюся головой о вашу руку, настойчиво требующую внимания и ласки. Я хотел овладеть ею, лежа на спине, и осторожно готовил ее к этому, ожидая ответной реакции. Я ласкал ее тело, имитируя любовный танец, полный вопросов и ответов, требований и желаний, доводя его до кульминации, которую за неимением лучшего обозначения можно назвать пиком страсти.
Но вдруг что-то изменилось. Будто невидимая стена выросла между нами. Лоис пыталась разжечь в себе угасающее желание, но его вспышки стали все слабее и реже, и ее тело перестало чутко отзываться на мои прикосновения.
Наконец она шумно вздохнула и отстранилась, повернувшись ко мне спиной и сжавшись в комочек. Я дотронулся до нее. Она вся была словно натянутая струна.
– Лоис, милая.
– Не трогай меня!
– Милая, ты только...
– Гадкий, гадкий, гадкий! – сказала она дрожащим плачущим голосом, сильно растягивая гласные звуки.
Я попытался заставить ее выговориться. Она была в таком напряженном состоянии, которое обычно предшествует истерике.
– Гадкий и отвратительный, – простонала она. – Ты не знаешь всех этих мерзких штучек, и мне никогда больше не будет хорошо. А ведь я решила – будь что будет. Отважилась! И перестала сопротивляться.
– Дай себе время забыть, Лоис.
– Я... тебя... люблю... – всхлипнула она жалобно и протестующе.
– Ты пришла ко мне слишком рано.
– Я тебя хотела.
– Все еще впереди.
– Не у меня. Я не могу отключить память. Всегда будут всплывать воспоминания о том, что он со мной проделывал.
Я закинул руки за голову и погрузился в размышления. Ситуация, конечно, трогательная. Трепетная душа, которую отмыли, отскоблили, зашпаклевали и спрыснули духами, жаждала теперь награды за пережитые муки. Награды, достойно завершающей историю ее чудесного спасения.
Тогда, в темноте, Джуниор Аллен лишь издевался над Лоис, мгновенно растоптав все ее чувство собственного достоинства, так необходимое каждой женщине. Но Лоис упорно берегла свой дар, дар любви и нежности, и теперь мечтала осчастливить им меня. Однако он оказался вдруг кучей дерьма, упакованного в яркую блестящую обертку. Лоис слишком рано захотела отрешиться от прошлого, но я постарался, чтобы первые же мои прикосновения разочаровали ее: чем быстрее она столкнется с этой проблемой, тем менее тяжелыми будут последствия. Но хотел бы я знать, что легче: узнать правду сразу или перенести шок потом?
– Очень, очень плохо, милая Лоис.
– А?
– Печально. Навсегда потерянная и абсолютно безнадежная, с подмоченной репутацией, запятнанная на всю оставшуюся жизнь. Развращенная потаскушка из Кэндл-Ки. Господи, какая драма!
Она медленно и осторожно повернулась, сохраняя расстояние между нами и украдкой натягивая одеяло до подбородка.
– Не будь таким жестоким и отвратительным, – произнесла она бесцветным голосом. – Попытайся хотя бы посочувствовать.
– Это кому же? Здоровой тридцатилетней бабе? Не думаешь ли ты, что мне так нужна женщина, что я немедленно наброшусь на любую? Порой, когда я немного глупею или впадаю в депрессию, я поступаю именно так, но потом остается неприятный осадок. А все потому, что я неисправимый романтик и святи верю: отношения между мужчиной и женщиной не должны оставаться на уровне кроличьих инстинктов. Нет, дорогая, кролики нам не подходят. Милая моя, если бы я считал тебя клубком разврата, разве ты задела бы романтические струны моей души? Нет, Лоис, ты чистая и нежная, каждая клеточка твоего тела излучает свежесть и здоровье... И еще – ты очаровательная глупышка.
– Черт тебя подери!
– Я кое-что не сказал тебе, дорогая. Кэтти избил Джуниор Аллен. По ее словам, он схватил ее одной рукой за горло, а другой молотил по лицу, пока оно не превратилось в кровавую маску. Но она не стала ему мстить, и не потому, что испугалась. Кэтти подумала, что я ей помогал и, значит, тоже буду втянут в судебное разбирательство, а это может нарушить мои планы. Я сравниваю ее беду с твоими неприятностями, и на этом фоне ты выглядишь весьма бледно. Прикинь сама.
Она долго молчала. Я не мог угадать, что она мне ответит, но понимал: приближается тот критический момент, который определит, по какому пути пойдет ее дальнейшая жизнь. И в эту минуту я презирал себя вместе со всеми остальными психологами-любителями, доморощенными мыслителями и кабинетными мудрецами.
– Но я же болела! – проговорила она тонким, несчастным и очень смешным голосом.
И через секунду до меня дошло, что с ней будет все в порядке. Я расхохотался, и вскоре мы уже смеялись вместе. Мы заливались до слез, как дети, то затихая, то вновь разражаясь хохотом, и я был страшно рад, что ей не приходится заставлять себя смеяться.
Затем она поднялась, бледная тонкая тень в темноте, отыскала свою призрачную накидку, завернулась в нее и тихонько выскользнула из моей каюты, осторожно захлопнув дверь. Я услышал шум льющейся воды и увидел под дверью полоску света. Через некоторое время он погас. Мне показалось, я знаю, о чем Лоис сейчас думает. И я ждал. Дверь негромко скрипнула. Застенчивая тень приблизилась ко мне, и все началось сначала.
Часто она замирала. И мне приходилось возвращать ее к действительности. Я был очень терпелив, ласков и мягок. И шептал ей всякие нежности. Наградой мне стал глубокий вздох, вырвавшийся у нее, когда она вслушивалась в свое вновь обретенное и с благодарностью принятое мною тело.
Позже Лоис свернулась клубочком у меня на груди, ее дыхание успокаивалось, сердце стало биться медленнее.
– Ты прелесть, – пробормотала она, погружаясь в сон.
Я бы тоже заснул сразу, если бы смог убедить себя, что все идет как надо. Но мне казалось, что я сам себя загнал в грязный тесный угол. Где кончается ответственность? Вот вы, например, рассылаете калекам ваксу и обувные щетки? Я почувствовал, что стал полновластным хозяином этого маленького спящего существа. Да, экземпляр попался великолепный: крепкий костяк, верное сердце и обольстительное тело. Она умела вкусно готовить, безмерно восхищаться мною и страстно меня любить. Оденьте ее в рубище и бросьте в грязь – все равно она останется истинной леди. С ней не стыдно появиться где угодно.
Но я не был создан ни для такой привязанности, ни для любых длительных и прочных отношений. Я мог только поднять ей дух, а продолжать нашу связь – значит разбить ее любящее сердце. Через некоторое время она, конечно, поймет, что прогадала. Но будет уже поздно...
Крошечные божки иронии должны смеяться, плакать и кататься в корчах на своем Олимпе, взахлеб рассказывая друг другу по ночам о некоторых изумительно неразумных мужчинах.
Глава 10
Я не представлял себе, какой она будет утром. Я лишь надеялся, что не увижу ее надутой, ребячливой или застенчивой. Когда я переступил порог камбуза, она разливала по стаканам сок и повернулась, подставив щеку для поцелуя, словно осознала, что это ее долг. Легкий кивок темноволосой головки, быстрый оценивающий взгляд чуть раскосых глаз.
– Температура и пульс в норме, пациент просит есть, – отрапортовала она.
– Что?
– Клиника доктора Макги. Утренний доклад.
– Болтушка.
– Так точно.
Завтрак прошел в молчании, но не напряженно. После второй чашки кофе она внимательно посмотрела на меня и произнесла:
– Меня волнует, что я доставляю тебе хлопоты, Трев.
– А уж меня это как волнует!
– Спасибо тебе за терпение и участие. Ты завоевал премию Лоис.
– Добавляю к своим прочим наградам.
– Я любовалась с палубы рассветом. Было здорово, с зарницами. За это время я все обдумала.. И пришла к выводу: пока в моей душе не выросло что-то большое и важное, не стоит пытаться отдавать... Иначе получится просто ерунда.
– Утром я что-то плохо понимаю некоторые слова.
– Если в будущем возникнут какие-нибудь осложнения, я обязательно поставлю тебя в известность.
– Звучит серьезно.
– Но если ничего такого не произойдет, то даже не пытайся догадаться о моих мыслях. Прошлой ночью я набиралась уверенности в себе. Заранее.
– О'кей.
– Допивай кофе и пойдем поглядим, сколько сил я потратила на твою посудину.
Проделанная работа, безусловно, была достойна искреннего восхищения, которое я и поспешил выразить. Потом я погнал Лоис со всем ее купальным барахлом на берег. Через три минуты она вернулась, чтобы уведомить меня: она уже выздоровела и потому не может обещать, что отныне в ее жизни не будет ни одного романа. Лоис небрежно прошествовала в сторону пляжа, сверкая зеркальными солнечными очками и покачивая изумительными бедрами. Она казалась совсем юной – и в то же время древней, как море, по берегу которого шла.
* * *
Телефонист разыскал Гарри в Нью-Йорке, методично обзвонив все те места, в которых мог появиться мой приятель.
– Я ответил на твой вопрос, парень, и ответ, похоже, утвердительный. Несколько месяцев назад то здесь, то там стали всплывать разные симпатичные вещицы. Те самые, которые ты мне описал, один к одному, как по страховому полису. Совпадение просто классическое. Но мне сказали, что камешки чистые. Все азиатские компании с раздутыми штатами сотрудников, имеющих право подписи, уменьшают прибыль своих клиентов. Так вот, эти перекупщики болтались повсюду, появлялись и на Уолл-Стрит, и каждый приносил понемногу. Сейчас почти все эти штучки уже в руках лучших семейств, и ты можешь увидеть, как одна из них рекламируется в качестве подарка в «Ньюйоркере», на восемьдесят первой странице. Прямо как щипцы для завивки последних моих трех волосинок. Кто-то неплохо заработал на этом деле. Коллекция отличная, высший класс, вещичек десять или пятнадцать. Что же касается источников, парень, то я поймал словечко здесь, словечко там, и везде говорят об улыбающемся грубоватом человеке. Он совсем не дурак, время от времени заходит к посредникам, продает камни без спешки и за очень приличные деньги и обещает, что скоро принесет еще много новенького.
– И сколько он пока выручил?
– Не меньше сорока тысяч. Это жутко выгодный товар, парень. А теперь тот мужик будет ждать, пока не появятся доказательства, что камешки не горячие. Конечно, когда требуешь в уплату наличные, Цена немного падает, но он стравливал покупателей и проворачивал все лихо.
– А ты мог бы подобный товар так же ловко пристроить? Пять процентов за хлопоты?
– У меня дух захватывает. Я сумею проделать все намного лучше за десять процентов.
– Если товар будет, договоримся.
– Не бросай слов на ветер. А то мое старое сердце не выдержит.
– Гарри, ты можешь достать мне страз большого голубого звездного сапфира такого размера, чтобы ювелир на миг остолбенел?
– У нас только два вида стразов. Очень плохие и очень хорошие. Но хорошие стоят дорого.
– Сколько?
– Как сторгуешься.
– Ты можешь продать или одолжить мне один такой и переслать по почте?
– Хочешь, чтобы я засветился? Это очень вредно для здоровья.
– Ничего такого в мои планы не входит.
– Ну, возможно, я и сумею все это устроить.
– Не сомневаюсь. Я же тебя знаю. Ты сможешь организовать это сегодня?
– Дорогуша!
– Мне очень не хочется обращаться к кому-нибудь другому, особенно если потом у меня появятся настоящие камни.
– Заметано.
Повесив трубку, я раскрыл «Йеллоу падж» и принялся изучать список фирм, поставляющих судовое оборудование, весь этот нескончаемый поток бронзы, меди, хрома, фибергласа, дерева, капитанских фуражек, военно-морских нейлоновых линий и прочих поблескивающих и мигающих, работающих и неисправных предметов, а также насосов, занимающий невероятно много места. Образцовая яхта должна выглядеть так: кубрик обшит панелями из тикового дерева и в меру заполнен загорелыми красотками, а капитан Орлиный Глаз стоит за штурвалом, твердой рукой проводя «Милую крошку» между торчащими вверх половинками разведенного моста. В это время на обоих берегах скапливается сотня автомобилей, ожидающих на солнцепеке, когда же проклятый мост наконец опустится; и водители провожают злобными взглядами медленно проплывающую мимо них полную ленивой неги секс-экспозицию, которую вывезли на веселую прогулку крепкие смуглые парни, поигрывающие мускулами на палубе.
Но на самом деле все обычно выглядит несколько иначе: прелестная «Милая крошка» болтается в зоне противной мелкой зыби, на палубе визжат обгоревшие девицы, а герой-шкипер хватается промасленными руками за гаечный ключ явно неподходящего размера и изрыгает что-то нецензурное в адрес всех дьяволов океана, опустошающих его кошелек и съедающих его морскую страховку.
Но автомобили все равно должны стоять и ждать.
Однако если у тех, кто живет на суше, есть возможность выбора, то те, чьим домом стало всего лишь двенадцатиметровое судно, почти лишены свободы маневра.
Итак, я около часа потратил на звонки, задавая собеседникам один и тот же вопрос: обслуживали ли они яхту «Плэй Пен»?
Полученные ответы не оставили никаких надежд на то, что Аллен пришвартовал свою посудину где-нибудь в районе Милли-О-Бич. Чего-то я недоучел, и теперь приходилось опрашивать все конторы на побережье.
Лоис вернулась с пляжа. Я, весь взмокший, сидел у телефона. Она медленно приближалась ко мне, слегка порозовевшая, с тонким налетом соли на волосах, держа в руке какую-то безделушку – прикрепленную к узкому пальмовому листу трогательно невинную маленькую очаровательную белоснежную ракушку. Голосом, слегка пьяным от солнца и жары, она произнесла:
– Это, похоже, первое совершенное творение, которое мне довелось увидеть! Крошечный белый домик, чей хозяин умер или слишком вырос. Почему вещи выглядят такими чистыми и значительными? Ведь ничего особенного, мелкие штучки...
Я присел на стул, проклиная телефонные звонки.
– Что случилось? – спросила она, невзначай коснувшись бедром моего плеча. Это вышло вроде бы совершенно непроизвольно, и она тут же отстранилась, словно испугавшись самой себя.
– Где, по-твоему, мог пришвартоваться Джуниор Аллен?
Она устало шагнула к диванчику и присела на покатый краешек.
– В небольшом местечке. Где нет крупных яхт. Мне кажется, ему нравится, когда его судно выглядит самым большим. Там, где можно пополнить запас топлива и перезарядить аккумуляторы. И где свято блюдут право частной собственности. Он предпочитает узкие длинные причалы и пристает поблизости от главного дока.
– Я уже обзвонил все такие места.
– Но ведь после случая с миссис Керр он, наверное, скрылся?
– Похоже на то. Но где он стоял до этого? Он же не рассчитывал, что дело повернется так. По-моему, снялся с якоря, опасаясь, что она обратится в полицию.
– И подался назад, на Багамы?
– Не исключено. Я думал, удастся разузнать, где он был, расспросив всех вокруг, и потом вычислить, куда его понесло. Он когда-нибудь делился с тобой своими планами?
– Как-то обмолвился, что собирается проплыть вдоль побережья до Техаса.
– Уже кое-что.
– Трев, ты знаешь, он мог поставить судно в частном доке, как раньше швартовался у меня.
– Тоже немаловажная подсказка, – усмехнулся я.
– Ты сам спросил, а я только пытаюсь тебе помочь.
Лоис изучающе поглядела на меня. Она была венцом эволюции, продолжавшейся шестьдесят миллионов лет. У природы было много экспериментов, случайных проб и тупиковых ветвей. Например, огромные чешуйчатые ящеры с крохотным мозгом так и вымерли, не достигнув более высокого уровня развития. Хотя акулы, скорпионы и тараканы, все эти живые реликты прошлых лет, неплохо существуют и сегодня. Свирепость, злоба и коварство – полезнейшие качества для существ, которые стремятся выжить. А сидящий передо мной представитель класса млекопитающих, казалось, вовсе не имеет качеств, необходимых для выживания. Эту женщину доконает одна ночь в болоте. Но за хрупкостью Лоис скрывалась невероятная стойкость. Джуниор Аллен занимал на лестнице эволюции гораздо более низкую ступень. Он недалеко ушел от древних обитателей пещер. Лоис и Джуниор были двумя крайними точками, между которыми располагалось все остальное человечество. Если эта тенденция сохранится, мы будем размножаться и развиваться, стремясь к большей душевной тонкости и постепенно уходя от морали троглодитов. Но слишком уж много семян поразбросал вокруг Джуниор Аллен.
– Найди мне эту яхту, – попросил я Лоис.
– Что ты имеешь в виду?
– Какие ее особенности или хотя бы общие приметы я должен знать, чтобы суметь вычислить эту посудину?
Лоис медленно встала и в задумчивости отправилась принимать душ. Мне уже было известно, что это ее подбадривает. Она старалась вычеркнуть из памяти всё, что касалось самого страшного периода ее жизни, а я принуждал ее мысленно возвращаться к нему... За это я получу туманные обрывки впечатлений, удерживаемые в затуманенном алкоголем сознании...
Вдруг она влетела в салон, завернувшись в одну из моих голубых купальных простыней, словно в сари, с белым полотенцем вокруг головы. Лицо Лоис выглядело худеньким и решительным, его черты стали еще тоньше и нежнее.
– Последнее путешествие, – проговорила она. – Я не знаю, важно ли это. Мы остановились у какого-то причала в Майами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов