А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Он вправду ненастоящий?
– Думаю, нет. Или мой приятель совершил ужасную ошибку.
– Как он прекрасен.
– Васильково-голубой. Когда-то, давным-давно, такие камни были амулетами влюбленных. Да, но знатока этим не проведешь.
– А Джуниор Аллен клюнет?
– Надеюсь, что да.
– Я умоляю тебя, Трев, будь осторожен.
Я взял у нее страз, достал из коробочки салфетку, завернул камень и положил в карман.
На Лоис были голубые шорты, которых я прежде не видел, и блузочка в бело-голубую узкую полоску. Это утро мы впервые провели с ней вместе, но все получилось как-то неловко. Ночью я остался у нее, а когда нас разбудил рев мотора отплывающей рыбацкой лодки, мы занялись любовью. Никто не произнес ни слова. А потом она перевернулась на живот, уткнулась в подушку и заплакала, не объясняя почему и никак не желая успокаиваться. Потом она первой приняла душ, а когда я вышел, уже готовила завтрак. Маленький ротик, аккуратное личико, неуловимое выражение глаз.
– Что ты собираешься делать? – спросил я.
– У меня кое-какие дела в связи с продажей дома. Думаю, это не займет много времени.
– Не забивай этим голову и постарайся поскорее освободиться.
Я предложил подвезти ее на «Мисс Агнесс», но она решила нанять одну из лодок, которые во множестве скользили вокруг.
Я расстелил карту и прикинул, что Джуниор Аллен со своей компанией юных счастливчиков должен отплыть около семи, чтобы к 10 прибыть в Робинсон-Рэнд. Внезапно план, казавшийся столь надежным, превратился в скопище упущений и недочетов. И почему я решил, что Джуниор прячет всю свою добычу на борту «Плэй Пен»? Хотя лучшего места и вообразить было невозможно.
Мастер на все руки, он, наверное, потратил немало времени, чтобы соорудить на судне тайник. Двенадцатиметровая яхта была настолько хорошо оснащена, что для ее тщательного обследования понадобились бы не одни сутки. Я снова задумался над планом действий и не обнаружил ни одной серьезной причины, по которой он мог бы не сработать. Да и случайные факторы обычно не так уж случайны. И если они не выйдут из-под контроля, то Аллену повезет больше, чем он того заслуживает.
Я завершал изучение личности Аллена. Теперь я знаю его как человека, знаю, чего он стоит. И надеюсь, что ни одна мелочь не упущена.
Переоценить возможности противника гораздо опаснее, чем недооценить их.
Он был хитрецом и счастливчиком, этот Джуниор Аллен. Набравшись наглости и терпения, прошел тот этап, когда был в этой жизни простым сержантом. Но сейчас, извлекая пользу изо всего, что подворачивалось под руку, он с безрассудной страстью предавался извращенным наслаждениям.
Здоровье – вещь относительная. Возможно, пять лет заключения попросту привели к чудовищному сексуальному перевозбуждению, которое теперь толкало Аллена на поиски все новых и новых жертв. Он упивался в тюрьме эротическими фантазиями, полными картин звериной страсти, грубого насилия и извращений, объектами которых становились смиренные трепещущие женщины. Но вот благосклонная фортуна выпустила его наконец на волю, и он смог претворить свои бредовые мечты в жизнь. Жертвами оказались и Кэтти и Лоис Аткинсон, а следующей будет Пэтти Девлан. И чтобы этот монстр испытывал все более острые ощущения, его жертвы должны быть все более ранимыми и беззащитными... Но человеку быстро приедаются однообразные удовольствия. И вы, разумеется, понимаете, что сколько веревочке ни виться, а конец будет один – убийство! Ведь Джуниору Аллену прекрасно известно, что даже самый маленький ротик не запрешь на замок.
Старый добрый Папаша... Ты всего лишь хочешь поплавать с симпатичными ребятами на славной посудине? А не будет ли это похоже на десятидневный кошмар?
Пять человек на борту судна, отрезанные от цивилизации, полные животной страсти, которой пропитан воздух тропических островов. Горстка людей на крошечном пространстве яхты, где есть выпивка, доступные девочки и пища для размышлений. Все это позволяло установить в компании те отношения, о которых мечтал Джуниор Аллен.
Он все лучше различал слабые сигналы тревоги, подаваемые мисс Пэтти. А вот Корри, Дилин и Пит, одуревшие от солнца и крепких напитков, не обращали на эти сигналы никакого внимания. Да, приятели вряд ли уберегут девушку от коварного и злобного Аллена.
Пэтти – бедняжка, обезумевшая от всего происходящего. Маленький клоун, скрывающий свое очарование за толстыми линзами очков, громким хохотом и преувеличенной неуклюжестью. Съешь какую-нибудь вкусную конфетку, малыш, и помаши на прощанье ручкой всем своим подругам, прежде чем умчаться с каким-нибудь славным парнем в его машине.
* * *
У меня был номер телефона квартирки в «Цитрус инн», и я позвонил туда. Трубку взяла Дилин.
– Кто? Да, конечно. Привет. Тебе Корри? Но ее здесь нет, а ты что, хочешь позвать к себе эту сучку, когда я уеду?
– Что случилось?
– Да просто я все видела. Правда видела. Ты бы, наверное, удивился. О! Это был вечер! Она выпила и стала совершенно несносной, это я тебе говорю!
– А круиз уже закончился?
– Нет, черт подери! Мы отчаливаем отсюда завтра в полседьмого утра. Плывем куда-то за каким-то генератором, а отправляемся в Бимини. Ночью. При свете луны. Я так и сказала этой дряни Корри: единственное, что я хочу, – чтобы она убралась отсюда до моего возвращения. Она говорит, что уберется. Ну почему она такая? Но я ее раскусила! Кому она нужна? Вот и старается всем нагадить! Ну зачем, зачем она отбила Пита? Да, он, конечно, славный парень, но она ведь знала, что уже несколько месяцев они с Пэтти пытаются жить вместе. Бог знает почему, но ведь это же их дело. Ей даже в голову не пришло, что ее дурацкие штучки могут испортить и круиз, и вообще все. Боже, что тут вчера творилось! Пэтти все глаза выплакала. Корри, конечно, наделала дел, но испакостить нам путешествие ей вряд ли удастся! Мы решили так вчера, когда они с Питом вернулись на яхту. Ну, мы с Папашей и Пэтти им задали! Просто по стенке размазали! Не знаю, где они были, да и знать не хочу! Во время круиза Пэтти и думать забудет об этом придурке! Ну ладно, поимел бы он с Корри то, чего пока не может дать ему Пэтти, тут беда невелика. Но, вернувшись, Корри принялась хвастаться, и это оказалось для Пэтти страшным ударом.
– С чего все началось, Ди?
– Не знаю. Может, просто с какой-то шутки. Корри обиделась на слова Папаши, а Пит – на замечание Пэтти о Корри... Потом Корри ушла, а следом за ней выскочил Пит.
Меня восхищала ловкость Джуниора Аллена. Как просто и естественно он шагал к цели! А его жертвы даже не подозревали о том, что пляшут под его дудку, лишь Кэтти чувствовала это с самого начала. Итак, он спокойно мог отправляться в развеселое путешествие, таща за собой своего маленького поросенка с засаленными волосенками. И жертву, еще не опомнившуюся от ссоры с любовником и потрясенную его предательством.
– Ди, я собираюсь побыть здесь еще немного. Что ж, желаю тебе хорошо провести время на сегодняшней вечеринке. И привет всей вашей компании.
– Сейчас я тут одна. Папаша закупает продовольствие. Пэтти уехала домой. Вернется вечером и останется у меня, а отчалим мы полседьмого, как и хочет Папаша. Мои вещи уже на яхте, может, я там и переночую. Да и Пэтти тоже, если захочет. Слушай, Трев, приходи к нам вечером. Вчетвером выпивать всегда лучше, чем втроем.
– А ты не думаешь, что Корри вернется?
– Да нет. Шатается где-нибудь с Питом, наверное. Забудь о ней, Трев. И очень советую тебе повнимательнее приглядеться к Пэтти, она не просто смазливая куколка. И комната сейчас есть, так что, может, присоединишься к нам? Пэтти нас стесняется, а ей ох как необходимо утешение. Знаешь, у нее славненькая фигурка, а когда она в хорошем настроении, загибает такое, что животики надорвешь.
– Все зависит от Папаши.
– Говорю тебе, приходи, если тебе нравится мой план. А после мы его спросим, нельзя ли тебе отправиться с нами. Но с твоей стороны было бы нечестно не сказать, что ты положил глаз на Пэтти. Она, кстати, думала тебя пригласить, но испугалась, что ли? Не знаю, может это испортит круиз? Если Папаша все-таки упрется, я заставлю его сделать все, что захочу. Действуй, ведь это путешествие было прежде всего моей идеей.
– Надеюсь, он меня не прогонит.
– Парень такого типа всегда берет от жизни все, что ему надо, а я беру то, что надо мне, и получается очень славно. Вот он и старается сохранить такое положение. Итак, ты скоро будешь, да?
– Да.
– И еще, милый, не беспокойся о выпивке. Папаша уже погрузил на яхту несколько ящиков.
* * *
Вернулась моя Лоис. Пронизывающий взгляд, прилипшая к ногам белая юбочка и крохотные бисеринки пота над верхней губой и на лбу.
Я взял ее за руки и закружил по палубе:
– Ты прелесть, просто прелесть.
– Что с тобой?
– Ничего! Просто мне нравятся прелестные женщины, а ты действуешь на меня как солнечный свет.
– Пусти, мне жарко, и я вся липкая.
– И богатая?
– Я отправила чек в банк.
Я смотрел на нее с сияющей улыбкой. Она снова спросила меня:
– Что происходит?
– Наверное, меня потрясли контрасты жизни. И мне стало хорошо. Оттого, что ты можешь плакать, сама не зная почему. И еще оттого, что я огляделся по сторонам и увидел твою зубную щетку и не успевшие высохнуть прозрачные капельки воды на стенах в нашем душе. И оттого, что у тебя дивные бедра, и в минуту страсти каждое твое движение передает то, чем полно твое сердце. Но пойми меня правильно: я вовсе не собираюсь говорить тебе пошлости. Нет!
– Ты что, выпил?
– Я совершенно пьян! Мститель Макги снова наносит удар. Джуниор Аллен – жалкий мошенник, и Макги собирается отстранить его от дел.
Она встрепенулась:
– Дорогой, он страшный человек!
– В гневе я еще страшнее! А уж в пылу страсти! Кстати, как это было?
– Запомнилось.
– Не оставляй волос в раковине.
Она посмотрела на меня по-совиному и осведомилась:
– Так мы уже помолвлены?
– Спросишь меня об этом, когда разберем этого хитрого придурка по винтикам и разложим по коробочкам.
Она замерла:
– Мы?
– Мне потребуется твоя помощь. Но ты должна полностью доверять мне.
– А разве я тебе не доверяю?
– Доверяешь, но не совсем.
– Тебе будет грозить опасность?
– Да нет, я же все про него знаю. Лоис, он не настолько страшен. Злой человек, но не всесильный злодей. Хитрец, но не провидец. Настанет день, и он оступится, сорвется с каната и очень сильно расшибется. А уж закон сметет веничком с него все, что на нем висело, в одну кучку.
Лоис сидела напротив меня бледная и задумчивая.
– Тревис, – наконец выдохнула она, – что я должна делать?
* * *
В просторном кубрике «Плэй Пен» мы сидим втроем, вальяжно развалившись в креслах. Даже в сгущающихся сумерках хорошо видны мощные челюсти и окруженные сетью морщин глаза старого доброго Папаши Аллена, сияющие безупречной белизной белков. Почти утонувшая в мягких подушках умиротворенная Дилин, затолкавшая свои телеса в коротенькие шорты, которые держатся на бедрах лишь благодаря тоненькой тесемочке. И бесстрашный Макги в бледно-голубых бриджах и выцветшей от времени тенниске со старым белым шелковым платочком в кармане, на уголке которого можно различить четкое изображение птичьей головы. Стоял чудовищно душный вечер.
– В любом случае Пэтти отправится с нами, – зевнув, сказала Дилин. Она лениво почесала живот ногтями, и от этих возбуждающих звуков у Папаши мурашки побежали по коже. – Любимый, а что, если мы возьмем и Трева?
– Да я и сам-то еще не решил, – вставил я.
– Он хочет поближе познакомиться с нашей Пэтти, – хихикнула Ди.
– А мы его еще не пригласили? – осклабился Джуниор Аллен.
– Вот я прямо сейчас и приглашаю! – отозвалась Ди. – И подарите мне одно из этих... ведер со стеклами, хочу любоваться кораллами и рыбками, а еще я хочу походить по магазинам в Нассау. Милый, ты ведь дашь мне денег?
– Сколько пожелаешь, – радостно пообещал он и осветил ночь своей белозубой улыбкой.
В черной воде канала отражались огни, и звуки двух разных голосов растворялись в мягкой тишине ночи.
– Дорогой, я думаю, можно трогаться в путь, как только подойдет Пэтти.
– А как она сюда доберется? – поинтересовался я.
– На попутке, наверное.
Ди подняла руки и наклонила бокал, но кусочек льда все-таки проскользнул мимо ее губ. Ее бокал был пуст, мой тоже, а Джуниор Аллен вел себя куда глупее, чем обычный полудурок. Я встал, взял наши бокалы и спросил:
– Смешать пару коктейлей?
– Действуй! – кивнул он мне.
Я спустился вниз. На камбузе горел свет. Сам камбуз сиял ослепительной белизной, как и положено на аккуратном и благополучном судне. Я вскрыл все ампулы и вылил их содержимое в ее бокал, потом наполнил его ликером. Ликер перебьет вкус снадобья, подумал я, перемешивая это пойло. Да, барбитураты сильная вещь, особенно в сочетании с алкоголем. Ди была крепкой, как молодая кобыла, и я не сомневался, что не причиню ей никакого вреда. Просто, выпив этот коктейль, она – не пройдет и пятнадцати минут – заснет как убитая. Часов через пятнадцать она проснется, но еще два дня будет находиться в состоянии сонного дурмана. Я не без иронии думал о том, как собирался поступить с ней сам Джуниор Аллен. Может быть, я просто немного опередил события? Или он отвел ей роль соучастницы?
Я налил ликера в свой стакан. Когда, вернувшись в кубрик, я подал Ди напиток, она промурлыкала в ответ:
– Спасибо.
Да, она пила именно так, как я и предполагал. Один глоток за раз, минута между глотками, и так до дна. Ее нисколько не смутил странный привкус.
Яхта слегка покачивалась на волнах.
– Пэтти вот-вот подойдет, – сказала Ди. – А если нет, черт с ней, кому она нужна, милый?
– Она придет, – заметил Аллен.
– А мы можем развлекаться и втроем. Зачем она нам?
Ди зевнула:
– К тому же она все равно будет плакать из-за Пита.
А сумерки все сгущались, я увидел звезды и огоньки двух самолетов и услышал звуки музыки, сливающиеся с пением цикад.
– Дорогой, глаза слипаются, можно, я пока чуть-чуть посплю? – спросила Ди, откровенно зевнув. Она с трудом встала, послала Аллену воздушный поцелуй и, проходя мимо моего кресла, лениво потрепала меня пальчиками по щеке. Глядя на то, кате она шла, покачиваясь из стороны в сторону, можно было подумать, что «Плэй Пен» находится в бурном море. Она медленно опустилась на койку и улеглась поудобнее. Узкая полоска света с камбуза освещала лишь часть ее спины, глубокий изгиб талии и выпуклость излишне округлого бедра. Милая девочка, тебе снятся сладкие сны. Но, стремясь воплотить их в жизнь, ты встала на скользкий путь, который приведет тебя прямиком к падению. Даже если тебе удастся выпутаться из этой грязной истории.
Я болтал с Джуниором Алленом. А он даже ничего не подозревал. Притаился в чаще и насторожился, готовый броситься на свою добычу. Сгорал от желания вонзить зубы в молоденькую козочку и терпеливо ждал, когда по горной дорожке простучат копытца. Я начал потихоньку понимать, почему меня сюда пригласили. Тут Аллен резко поднялся, хлопнул дверью, ловко перепрыгнул на причал, зажег там свет, отладил кранец и вернулся на борт, оставаясь все таким же беспокойным.
Вдруг на палубе появился человек в какой-то безвкусной рубахе, мятых штанах и ярко-красной рыбацкой шляпе.
– Есть тут мистер Аллен? – спросил он мягко.
– Это я.
Мужчина достал из кармана рубашки записку и прочел:
– Такси Алекс. Мистер Аллен, позвоните леди по этому телефону.
Джуниор Аллен выхватил записку и взглянул на нее:
– Что за леди? Это она вам дала?
– Нет, сэр, я услышал это по радио и записал. Просили найти вас и передать вам это сообщение. – Он выпрямился, на секунду замялся, а потом вышел так же незаметно, как вошел.
– Наверное, от Пэтти, – предположил я.
Аллен замешкался, и я почувствовал, что он обдумывает, как бы высадить меня на берег и где-нибудь запереть, а Ди оставить на лодке, тоже под замком.
Я поудобнее устроился в шезлонге и сказал:
– Если это вдруг не от нее, а она придет в тот момент, когда вы будете звонить с пристани, я скажу, что вы вот-вот вернетесь.
– Хорошо, – кивнул он и быстро вышел.
Я смотрел, как он удаляется своей пружинистой энергичной походкой. Затем я сосчитал до десяти, нашел выключатель и зажег свет. Я метался по яхте как сумасшедший и искал, искал, но понимал, что нужно прочесать судно более тщательно. И как только я, суетясь, что-то ронял или сбрасывал на пол, я слышал голос: «Милый, все идет как надо. Веди его, он на крючке».
Мы даже придумали заранее, что можно наговорить этому монстру. Несмотря на устроенный мною шум, Дилин даже не пошевельнулась.
Я старательно выбрал освещенное место, куда сразу вполне естественно упадет его взгляд, и положил туда сапфировый страз: именно так он и мог выпасть в спешке из руки вора. Пятидесятидолларовую банкноту я бросил в кубрике на пол, на самом виду, под яркую лампу. Потом выскочил на пристань, выключил свет и быстро забрался наверх, в закуток между каютами, где облюбовал наблюдательный пункт. Там я и притаился за резиновой лодкой. Отсюда, держась за поручни и наклонившись вперед, я мог видеть все, что происходит в маленькой передней каюте, а чуть отступив назад, имел возможность следить сквозь небольшое отверстие за тем, что делается в большой каюте.
Хотя я точно знал, что именно он предпримет в сложившихся обстоятельствах, Лоис сильно сомневалась в успехе именно этой части операции. Кроме того, она боялась, что может прийти кто-нибудь еще, но я не сомневался, что ее опасения беспочвенны.
* * *
И вот с пристани донесся звук его торопливых шагов. Затем последовал глухой удар, отголосок его прыжка на яхту. Вскоре я услышал злобное бормотание, вызванное, наверное, испугом.
Он должен заметить камень, причем быстро. Я осторожно перегнулся через поручни и внимательно следил за событиями, которые разворачивались в кубрике. Аллен поднял камень, тупо уставился на него, потом сунул в карман. В смятении он подошел к радио. Под ним находился деревянный ящичек, который он схватил и с силой выдернул из укромного места. Послышался какой-то странный свист. Он потянулся к гнезду, в котором раньше стоял ящик, и свист прекратился, а Аллен начал там что-то искать. Когда он наконец выпрямился, в его руке были два мешочка, один матерчатый, а другой целлофановый, полный банкнот.
Внимательно осмотрев их, Аллен положил свои сокровища на место. Снова раздался свист, который смолк, когда Аллен задвинул ящик в гнездо. Потом Джуниор подошел к спящей Дилин, потрепал ее по волосам, приподнял и повернул лицом к себе. Ко мне он стоял спиной. Ди широко открыла глаза. Они казались совершенно безумными, и я отпрянул от отверстия, через которое наблюдал за этой парочкой. Мне почудилось, что Дилин смотрит прямо на меня. Потом она опустила веки. Аллен положил ее на спину и легонько похлопал по щеке. Ди спала. Вдруг Аллен полез в карман, достал камень и, подойдя к ближайшей лампе, стал пристально разглядывать его. Джуниор застыл в напряженной позе, втянув голову в плечи. Я отполз от окошка и притаился, иначе он, обернувшись, в любой момент мог заметить меня. Я уже крался к корме, как вдруг внизу начали гаснуть лампа за лампой. На это я никак не рассчитывал. На мгновение я зажмурился, пытаясь спрогнозировать ход событий. Я слышал, как Аллен приближается ко мне. А мне нужен был один хороший шанс, и пришлось рискнуть, чтобы этот шанс заполучить. Как только Аллен поднялся наверх, я спрятался за выступом стены. То ли он услышал, то ли почувствовал движение, но вдруг обернулся, и я понял, что нахожусь в еще более выгодном положении, чем ожидал. Он рванулся ко мне и упал на четвереньки. Я бросился на него, как только он попытался встать. Нанеся несколько сильных ударов, крепко схватил его за запястья. Он согнулся и лишь только начал выпрямляться, я снова сильно вмазал ему в левое ухо. Руки Аллена безжизненно повисли, а лицо исказила гримаса боли, но я отлично знал, что он настолько крепок, что готов еще не раз схватиться со мной. Немного поразмыслив, я решил его связать и вплотную подойти к изъятию добычи мистера Аллена и приведению его посудины в состояние полной негодности.
Устройство ящичка-тайника было мудреным. Свист издавал аппаратик, укрепленный на задней стенке. У меня не было времени искать выключатель: ведь совсем рядом, за ящиком, была перегородка со скользящей крышкой, а там... Засунув деньги в карман, я встряхнул маленький матерчатый мешочек. Послышался стеклянный звон, разбудивший воспоминания о давнишних победах на школьном дворе. Я бросил мешочек за пазуху и всей кожей ощутил какой-то странный холод. Возможно, это был холод Гималаев, холод краденого золота, тюремной камеры и милых мне голубых глаз.
Я вспомнил о стразе. Если не верну его Гарри, тот сдерет с меня втридорога. Подойдя к Аллену, я присел рядом с ним на корточки и нащупал в правом кармане его брюк камень. Но как только я засунул руку в карман, он мгновенно подмял ее под себя, и я оказался в весьма невыигрышном положении. Он лежал на спине, придавив мою правую кисть. Обхватив меня левой рукой за шею и притянув голову к себе, он начал сильно бить меня свободной рукой по лицу. И с каждым новым ударом мое сознание затуманивалось все больше и больше. Но я успел дважды врезать ему, прежде чем он сбил меня с колен, взобрался мне на спину и, заблокировав мои руки, с силой шарахнул меня головой о палубу. Все вокруг поплыло... Я смутно помню, как, развернувшись, вмазал ему в челюсть. Со злостью и остервенением он наносил удары по руке, которой я удерживал его, и вот-вот оглушил бы меня, если бы я не сбросил его ногами. Но, схватив какую-то деревяшку, Джуниор Аллен с проворством кота снова вспрыгнул мне на плечи. Первый сокрушительный удар я получил по плечу, а второй – прямо в левое ухо. В моей голове зазвонил большой белый колокол... Потом из медленно рассеивающегося тумана выплыла не слишком четкая картина действительности. Мир представлялся мне мерцавшим в конце длинного темного зала телеэкраном с неясным звуком и расплывчатым изображением. Кто-то, широко улыбаясь, свесился через перила и, затаив дыхание, уставился на меня. Я бы не шелохнулся и даже бровью не повел, если бы этот кто-то начал меня сейчас резать или жечь. Он принялся убирать кубрик. В мозгу всплыл мотив песни «Любовь, любовь, как ты прекрасна». Вильям Холден и Дженифер Джонс. Я помню ее, идущую по отмели в Гонконге в белом купальнике, но не могу сфокусировать на ней внимание. Папаша постоянно пинает меня, потом наносит страшный удар по голове. Телевизор неспешно перемещается то вправо, то влево, экран все уменьшается, сжимается до размеров маленькой белой точки и исчезает.
Я потихоньку прихожу в себя. Где-то неподалеку тоненько и безнадежно надрывается женский голосок: «Нет. Нет. Ну, пожалуйста, больше не надо».
Оглядевшись, я обнаруживаю, что лежу в углу кубрика на корме. Медленно начинаю узнавать этот голос. Малышка Пэтти. Но как она здесь оказалась? Ведь я же ее предупредил! «Ты прелестная булочка с нежным мяском, – хрипит Аллен. – Ты лакомый кусочек».
Я открыл правый глаз. Сделать это было не легче, чем поднять грузовик домкратом. Блистательная ночь! Монстр предвкушал насыщение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов