А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Я не стал наседать на Корри, и вскоре ее глаз смотрел на меня уже с меньшим недоверием.
– И что же такое случилось с Марианной, что вам понадобилась Дилин? Что-то я не врублюсь...
– Не хочу смущать тебя, Корри.
– И чего же это меня так смутит?
– Я встречал Дилин в разных местах, но все никак не мог понять, что она за человек. А потом она пропала, и я подумал, что она уехала из города. Стал расспрашивать Марианну, а та сказала, что, может быть, она здесь. У меня выдался свободный денек, вот я и решил заглянуть сюда – вдруг увижу ее. Но если она так же приветлива, как ты, отправлюсь-ка я лучше домой.
Корри разглядывала меня примерно секунд десять.
– Подожди немного, – буркнула она наконец и закрыла дверь.
Девушка снова появилась минут через пятнадцать. Она растрепала стоявшие торчком волосы и поверх купальника накинула пляжный халат. Черно-белый закрытый купальник плотно обтягивал ее фигуру, но черный цвет слегка полинял, а белый испачкался. В целом Корри была ничего, хотя ее немного портили полноватые бедра и бульдожья челюсть. Она прикрыла за собой дверь, улыбнулась мне и сказала:
– Ты прямо великан, а? Имя-то у тебя есть?
– Трев.
– В комнате человек отсыпается. Ее полночи тошнило с пива. Пошли, я тебе кое-что покажу.
Я двинулся за ней по короткому коридору к окну, выходившему на склад. Девушка в очень открытом бикини лежала на матрасе на крыше каюты «Плэй Пен». Я взглянул на нее из-за плеча Корри. Та лукаво посмотрела на меня.
– Я тебя не очень-то виню, что ты на нее уставился. Она неплоха, а?
– Восхитительна.
– Но если ты пришел сюда за ней, то можешь нарваться на неприятности. Она теперь подружка хозяина этой яхты.
– Здесь много яхт. Кто владелец этой?
– Взрослый парень, фамилия его Аллен, мы прозвали его Папашей. Мы поплывем на этой лодке далеко-далеко, аж на Багамы. Поверишь ли, он сказал, что трудно было найти людей и сколотить команду! Это, оказывается, чертовская проблема. Но, судя по тому, как идут дела, платить ей...
Корри повернулась ко мне, встав в стандартную позу фотомодели, этой миниатюрной машинки для демонстрации вещей, и глянула на меня с еле уловимым намеком:
– Ну?
Она предлагала мне осмотреть ее, что я и сделал, а затем произнес:
– Тебе нужно сообразить, когда выйти из игры. Иначе можешь остаться не у дел.
– Вообще-то, – протянула она, – мне жаль, что я тебя огорчила. Я имею в виду насчет Дилин.
Это была маленькая скрытая игра оценок и одобрений, призывов и атак. Она свела ее к единственному ответу, который жаждала услышать от меня, чтобы хоть немного самоутвердиться. И я отреагировал так, как она хотела:
– Если бы ты, Корри, загорала там внизу, а Ди была бы здесь со мной, вот тогда бы я действительно огорчился.
Корри ухмыльнулась, просияла, подхватила меня под руку и потащила в док.
– Эй! – крикнула она.
Дилин, в огромных темных очках похожая на сову, села и уставилась на нас.
– А где все? – поинтересовалась Корри, когда я помог ей взобраться на борт.
– Папаша разгружает машину Пита. А Пит пошел разузнать, достал ли Митч мотор для маленькой лодки. С Пэтти все в порядке?
– Какое там! Валяется наверху, как бревно.
Дилин поднялась с матраса и стала медленно и осторожно спускаться в кубрик. На расстоянии тридцати футов она казалась очень привлекательной – крепкая молодая девушка со смазливым личиком. Но чем ближе подходила, тем больше бросалась в глаза грубая и неряшливая работа природы, слишком небрежно отнесшейся к этому своему созданию. Завитки кудрей Ди, напоминавшие цветом оконную замазку, выглядели такими же неживыми, как театральный парик. Резинка крошечных трусиков врезалась в пухлый живот, поглотивший слишком много пива и коктейлей, гамбургеров и хрустящего картофеля. Бедра зримо свидетельствовали о пагубности сидячего образа жизни. Подмышки заросли рыжими волосками, а ноги покрывала давно не бритая щетина, на ногтях алели пятна облезшего лака.
– Дилин, по-моему, Трев хочет с тобой поговорить, – объявила Корри.
– А... – протянула Дилин, оглядывая меня. У нее был большой рот, и я заметил на зубе пятно розовой помады. Она явно ожидала дальнейших объяснений.
– Эта Марианна, которая работает в «Ша Бруа», она как-то трепанула ему, что мы здесь, и он пришел. Я рассказала, что мы отправляемся с Папашей в круиз. – Все это Корри прощебетала с самым невинным видом, но смысл ее слов был предельно ясен и сводился к следующему: «Дорогая подруга, Трев, конечно, притащился к тебе, но я растолковала ему что почем, и он переключился на меня».
Дилин слегка пожала плечами, давая понять, что уловила мысль Корри, и плюхнулась в плетеное кресло, широко расставив ноги и обмякну в на солнце. На ее талии образовалась небольшая складочка жира. Несколько лет назад она, наверное, была чертовски хороша, и даже теперь в мерцающем свете ночных огней, среди бутылок, стаканов и пьяного смеха могла произвести обманчивое впечатление юной свежей элегантной девушки. И все же облик этой двадцатилетней особы красноречиво говорил о том, что она позволила с собой сделать. Многочисленные веселые поездки и частые посещения темных складов, гаражей и сараев изрядно потрепали ее. Тело Дилин словно деградировало одновременно с ее душой, и теперь, тяжелая, мясистая и равнодушная ко всему на свете, она валялась на солнце, нечувствительная к доброте и нежности, будто лежащая в больнице проститутка.
– И как же поживает эта бледная Марианна? – без всякого интереса спросила она.
– Да по-старому.
Корри сбросила купальный халат и растянулась на палубе, подложив под голову парусиновую подушку. Девицы перестали изучать меня. Я прошел испытание.
– Даже при таком ветре чертовски жарко, – пробормотала Корри.
– Ну, чем займемся?
– Подожду, что скажет Папаша.
Корри пододвинулась поближе к Ди, исключая меня из разговора.
– Все было так, как ты представляла? – спросила она.
Ди невесело рассмеялась.
– Даже более чем.
– Кто-нибудь хочет выпить?
Они обе повернулись ко мне, словно удивившись, что я все еще тут.
– Конечно, – кивнула Дилин. – А чего?
– Бурбона.
– Пойдет, – согласилась Корри.
– Но он запер дверь, когда уходил, – сказала Ди. – Так что нам не добраться ни до льда, ни до стаканов... Корри, ты не хочешь слетать за всем этим хозяйством к нам домой?
– Это к нему, – ухмыльнулась Корри. – Он принесет все из заведения Барни, правда?
У Барни обслуживали медленно, и он заломил втридорога за чашки, кока-колу и лед. Когда я вернулся на «Плэй Пен», девушки уже ерзали, поджидая меня и сгорая от нетерпения. Корри дала понять, что моя кандидатура одобрена и принята. Это Корри довела до моего сведения, игриво поглаживая мне спину, пока я смешивал выпивку. Мы перебрались под тент, спрятавшись от палящих лучей солнца. Дул легкий ветерок, и в целом погода была вполне сносной. Чуть-чуть захмелев, девицы стали болтать со мной более непринужденно. Мы обсудили их будущее путешествие. Вскоре появился Пит. У него было железное рукопожатие, а ладонь походила на грубую перчатку, набитую горячим песком. Корри отдала ему ключ от комнаты 2А, и он пошел проведать Пэтти. Завязалась дискуссия, стоит ли брать ее в круиз. Вдруг на причале возник Джуниор Аллен. Размеренной походкой он приблизился к судну, перепрыгнул через борт и легко опустился рядом с нами. На нем была спортивная рубашка, белые слаксы, бледно-голубая кепочка. Мне показалось, ему около сорока. Я не ожидал, что он будет выглядеть значительно и достойно. Он был широк и мощен, невероятно мускулистые плечи придавали ему некоторое сходство с обезьяной. Это впечатление усиливали слишком длинные тяжелые загорелые руки, покрытые татуировками, и короткие кривоватые ноги. Лицо было смуглым, морщинистым, опухшим, широким. Веселая открытая улыбка превращала маленькие голубые глаза в раскосые щелки. Это была дружеская улыбка. Это была приятная улыбка. Я никак не реагировал, пока он оглядывал меня.
– Привет, детки, – проговорил он. Голос громыхнул железными раскатами. Взъерошив мертвенные волосы Ди своей большой загорелой ладонью, Джуниор поинтересовался: – Кто к нам пришел, дорогуша?
Она вся преобразилась. Стала шаловливой, лепечущей, обожающей его. Этакий унылый маленький ребенок.
– Это Трев, любимый. Он с Корри. Трев, это Папаша Аллен. Он владелец этой лодки. Милое у нее имя, правда?
– Очень милое, – ответил я.
Джуниор Аллен был проворен. Он молниеносно схватил и сжал мою руку – не хотелось бы мне, чтобы ее так сжимали, – и уставился на мой рот, размалывая в муку косточки моих пальцев.
– Рад, что тебе понравилось, – заявил он. – Добро пожаловать на борт.
Аллен достал ключи и отпер люк, ведущий в кабину. Затем поставил Ди на ноги, шлепнул по голой спине и распорядился:
– Малышка, принеси-ка нам немного виски и приличные стаканы.
Малышка захихикала, изогнулась и послушно спустилась вниз. Джуниор Аллен сел на ее место, пробарабанил пальцами по голой коленке Корри и спросил:
– А чем ты занимаешься, Трев?
– Да чем придется. Небольшими сезонными чартерными рейсами. Перегоняю лодки на север и юг. На зимнюю стоянку. Умею помаленьку готовить. Немного разбираюсь в технике. В общем, сам увидишь.
Тут малышка принесла бутылку и стаканы. И Джуниор Аллен полностью сосредоточился на выпивке. Потом одарил меня лучезарной улыбкой:
– Эти ребята рассказали тебе о наших планах? Я возьму всех четверых и покажу им острова. Черт побери, у меня есть лодка, время и деньги. Это самое малое, что я могу сделать.
Не знай я всей подноготной, я бы с готовностью купился на его улыбочки – такую светлую личность он из себя строил. Жалкий придурок, набитый деньгами, заарканенный потасканными прелестями своей малышки и решивший отправиться с ней и тремя ее друзьями в небольшое тропическое путешествие.
– А нельзя ли пополнить список пассажиров? – спросил я, улыбаясь в ответ.
Выражение его глаз сразу изменилось, но улыбка осталась прежней.
– Если Пит и я будем спать на двух койках на носу, это освободит каюту для девчонок. Я, конечно, могу спать и вшестером, но они уже очень сдружились. – Он разразился хохотом. – Прости, но мы не можем включить тебя в список, парень.
– А я, значит, буду пятым колесом, – горько вздохнула Корри.
– Как это, девочка?
Она холодно взглянула на него:
– Чего уж не понять, Папаша: ты с Ди, Пит – с Пэтти. И старушка Корри. Черт подери, возьми его. Мне же нужно с кем-то разговаривать. Может, и тебе понадобится какая-нибудь помощь.
– Мне никогда не требовались подручные на яхте, – улыбаясь, проговорил он. – И в других делах тоже, малышка.
– Меня зовут Корри. Это она малышка, Папаша.
Он опять хлопнул Корри по коленке и улыбнулся ей:
– Тебе будет весело, не психуй! И помолчи хотя бы минуту.
– Вечно она скулит, – пожаловалась Ди. – Вечно!
Появились Пит и Пэтти. И в следующий миг я уже знал, что задумал Джуниор Аллен. На первый взгляд Пэтти, неуклюжая и очкастая, казалась непривлекательной. Девицы и Аллен стали грубо смеяться над тем, что ночью ей было плохо, а она отвечала им, дурачась. Ее защитой было шутовство. Я любовался ее высокой, еще не до конца развившейся грудью, обтянутой тканью кофточки, длинными незагорелыми и очень красивыми ногами, жеребячьей грацией юного тела, очаровательными серыми глазами, прятавшимися за толстыми линзами очков, твердо очерченным теплым чувственным ртом... Это была Лоис, но на десять лет моложе и на несколько социальных ступеней ниже. Она сохла по неотесанному и недалекому Питу, свежая, хрупкая и ранимая. Вот она – очевидная жертва. Придет время, и Аллен возьмет всех четверых за горло там, где им некуда будет от него деться, хотя ему придется приложить немало усилий, чтобы превратить остальных ребят в своих сообщников. Впрочем, они уже достаточно огрубели. И они помогут Джуниору Аллену научить жизни эту смешную девчонку, помогут затащить ее в страшный омут, где ее никакое шутовство не спасет.
Мы выпили. Юные дружки Аллена звали его Папашей и относились к нему снисходительно. Ди приставала к нему, Корри высмеивала, Пит не обращал на него внимания. А Джуниор Аллен ухмылялся, ухмылялся и ухмылялся. Но, очевидно, инстинктивно он почувствовал во мне скрытую угрозу. Когда бы я ни посмотрел на него, все время видел широченную улыбку и внимательно изучающие меня небольшие голубые глаза. Он походил на большого старого кота, милостиво наблюдающего, как резвятся мышки. Ему не нужен был другой кот на этом празднике. Поживы на двоих здесь не хватит. Но я уже узнал все, что хотел. Отвечая на вопросы Пэтти, Пит объяснил, что они отправятся, как только Джуниор Аллен приведет в порядок яхту. Они захватят новый генератор, спустятся до Майами, где закончат ремонт, и оттуда двинутся к Бимини. Путешествие займет дней семь – десять. Папаша оплатит все расходы. Папаша – главный! А Пэтти должна сказать знакомым, что едет к подружке, которая живет в Джэксонвилле. К словам Пита Папаша добавил, что они, вероятно, отчалят во вторник или в среду. Не надо набирать с собой много барахла. Мы его выбросим, ребятки.
Перекусив бутербродами с рыбой от Барни, мы переключились на пиво. Часам к четырем наша компания распалась. Пит повел Пэтти домой. Папаша и Ди остались, а я отправился с Корри к ней на квартиру. Это были маленькие темные комнатушки с высокими потолками. Слишком много слоев краски на стенах, грязные коврики, дешевая мебель, вся в пятнах и трещинах, максимально упрощенные удобства.
Весь последний час Корри пролежала, подставив спину солнцу, и сейчас была пьяна от жары и пива. Дома она дала мне полистать альбом – толстенный фолиант, полный ее прелестных романтических фотографий. Я разглядывал снимки полуобнаженной и совершенно обнаженной девочки, сделанные с помощью сложных световых эффектов. Здесь ей года на два меньше, решил я. Одни карточки были очень симпатичными, другие удивительно безвкусными, но на всех повторялось одно и то же: рыжевато-коричневая, подсвеченная сзади выпуклость грудей и бедер и штампованная ослепительно-призывная улыбка влажного рта. Корри пояснила, что приятель-фотограф продал кучу этих снимков в магазин. Что ж, вполне возможно. Фигура соответствовала стандартам, техника исполнения – тоже. После того как я просмотрел альбом и сообразил, что в ванной давно стих шум льющейся воды, Корри негромко позвала меня. Я шагнул в спальню. Корри опустила желтые шторы, устроив в обшарпанной комнатенке золотистый полумрак. Теперь девушка лежала на кровати обнаженной с черным полотенцем поперек бедер.
– Привет, дорогой, – выдохнула она и улыбнулась так же, как на фотографиях, только более вяло.
– Привет.
Нижняя челюсть как у борца, сонные зеленые глаза, тяжелые загорелые мягкие бедра. Она зевнула и пробормотала:
– Давай немножко позанимаемся любовью, а потом я чуток вздремну, милый.
– Но сначала я приму душ.
– Конечно, конечно, иди. Но поторопись. У меня такое чудесное настроение, дорогой.
Я прошел в ванную. Там было полным-полно несвежего белья и прокисших купальников. Вонь, затхлость, сырость, и кругом мыло. Я удивился, не обнаружив плесени на стенах, грибов по углам и папоротника в сортире. Напор воды был слабым, а сама вода – тепловатой.
Я вытерся единственным влажным полотенцем, которое смог отыскать. Потом осторожно приоткрыл дверь ванной. Как я и ожидал, Корри задремала, издавая тихий ритмичный храп, который сопровождался звуком «пых» на каждом выдохе.
Я тихонько оделся, подкрался к кровати, взял черное полотенце и забросил его в ванную, потом поставил свою пустую пивную банку на пол рядом с кроватью. Уже уходя, заметил открытку и огрызок карандаша. Быстро написал: «Милая Корри. Ты восхитительна, даже когда спишь. Я позвоню тебе, дорогая». Положив открытку на свободную подушку, я поспешно убрался из квартирки, ухмыляясь, как идиот. Или как Папаша. Но усмешка получилась горьковатая. Это – малышки, проигравшие в кроличьих бегах, но они потеряли совсем не то, что бесконечные Марианны, которых видишь вечерами в магазинах, у касс, в стареньких машинах или в освещенных проходах метро, где они устало и раздраженно покрикивают на противных сонных детей. Дилин и Корри сохранили тоску по лучшему выступлению в Лучшем Клубе. Их фотокарточки могут стать гвоздем чьего-то эротического альбома. Глянул – и пребываешь в приятном возбуждении. Возраст – 20 и 21. От мужиков нет отбоя. Постоянно звонит телефон. У друзей есть друзья. Это тело не изнашивается, парень! И не похоже на то, что разговоры о тебе прекратятся. А ты уж чувствуешь себя немного усталой или немного разбитой. Или просто заскучала и потому бросила эту полную фальшивого блеска круговерть. И все, о карьере не мечтать. Закончили ничем. И ты принялась изучать способы получать то тут, то там небольшие подарки. Такие, как этот круиз. Просто дружеские сувениры. Ведь не деньги же! Те, кто берет за свои услуги деньги, то и дело нарываются на неприятности с полицией и все такое прочее. А ты иногда работаешь официанткой. В остальное же время, конечно, поклонники, свидания, смех и веселье, а если ты поиздержалась, приятель с удовольствием одолжит тебе. И есть другие телефонные номера, куда можно позвонить, если нужно немного занять.
Такова темная тошнотворная жизнь этих куколок, которые даже никогда по-настоящему не работали, потому что не научились этому. Они скоро становятся замызганными и неопрятными, а когда юность уходит, то почти ничего не остается. Только потухшие глаза и маленькие складочки жира. Да чувство, что удача отвернулась, когда в какой-то миг они не уследили за ней.
Они в седле с 15 до 25, а потом стареют быстро и безобразно. Это не зайчики, которые так и не нашли себе дома.
* * *
Я вернулся к Лоис в душном голубом мареве. Она встретила меня, словно благонравная школьница, в коротком матросском костюмчике, голубом с широким бельм отложным воротником. Темные волосы собраны в тугой пучок. Похоже, решила посвятить остаток жизни добродетели, потрясая всех умеренностью и благоразумием.
Я простил ей все дурацкие выходки, и ее темные глаза вспыхнули. После обеда рассказал ей о круизе и поведал о том, что я собираюсь предпринять. Мы прошлись по нашим планам, внося коррективы и проверяя мои задумки на прочность. О завершении операции не говорили, хотя конец был предопределен.
Она быстро чмокнула меня на ночь холодными губами, скромно опустив свои темные бездонные глаза.
В постели я вспоминал грубые жесткие руки Джуниора Аллена. За приятной улыбкой этой гадины скрывался волчий оскал. Зверь в маске, на которой намалеван ухмыляющийся рот. Умная хитрая сволочь, любитель растлевать невинность и опошлять доброту в надежде на то, что это как-то заполнит его собственную пустую душу. И я подумал о том мягком и нежном, что находилось рядом со мной. Я скрупулезно поддерживал дистанцию между нами. Примерно шесть с половиной метров от угла одной до угла другой кровати. Не будет ли это хуже для ее морального состояния – ощутить себя объектом вожделения? И, оставшись одна, не будет ли она с агрессивным подозрением относиться ко всем мужчинам? А с другой стороны, не приобретет ли ее утонченная податливость тяжелый привкус мясистой девки из «Цитрус инн»? Вероломный Макги. Рационалист. Потребитель женщин. Спи!
Интересно, лежит ли она сейчас на правом боку? Или на левом? Тоже ворочается без сна? И ее открытые глаза устремлены в ту же темноту? Прислушивается ли она к шороху вентилятора? Удивляется ли, что я к ней не иду? Ради Бога, Макги, спи! Хочешь потерять свою независимость?
Я сел. Сердце бухало в груди, было трудно дышать. Я пошел к ней, проскользнул в каюту неслышно, словно сигаретный дым.
Если она спит, я тут же повернусь и так же тихо уберусь отсюда. Я осторожно приблизился к кровати, едва различая темные завитки волос Лоис на подушке. Затаив дыхание, пытался уловить ее сонное посапывание. Но Лоис издала еле слышный горловой звук, в котором слились удовлетворение и искренняя радость, подскочила и, нащупав мою руку, подтащила к себе, откинула простыню и одеяло и открыла себя всю, командуя мной с коварной простотой. Ее страстная готовность и долгая ликующая дрожь лучше всяких слов говорили о том, о чем она думала в ночной тьме. Однако через несколько секунд прервала наши сладкие объятия, сказав:
– Подожди, мой хороший. Пожалуйста. Я про то, что мы обсуждали вечером. Я даже не могу на тебя смотреть. И ты не можешь смотреть на меня. Потому что мы избегали говорить о том, чем все это закончится. И теперь мысль об убийстве, словно черная тень, омрачает наши души. Ты ведь сам знаешь, что это так.
– Другого выхода нет.
– Неправда! Есть! Я могу обвинить его в изнасиловании. И тебе известно, что это не ложь. Я могу попробовать. И тогда его засадят.
– Не очень-то тебе это подходит. Стоять рядом с ним.
– Наплевать! Меня волнует только то, что ты думаешь обо мне, а я – о тебе. И больше ничего. Он терроризировал меня. Я сформулирую все очень четко. И найду какого-нибудь человека, который заявит, что видел, как это было. Поговорю с Кэтти, и она опознает в Аллене хулигана, избившего ее. Между нами говоря, можно не сомневаться, что его упекут. И надолго. Осуществляй первую часть своего плана, а пока он соберется тебе отомстить, мы заявим в полицию. Кэтти и я.
– Не думаю, что...
– Я хочу, чтобы было так. Обещай.
– Но...
Она крепко взяла меня за горло и сильно сжала:
– Обещай...
– Ты застала меня врасплох.
– Вот именно, Макги! Обещай!
– Ну ладно.
Она еще сильней сдавила мне горло и широко раскрыла рот у моего плеча в страстной пылкой безмолвной и неодолимой мольбе. А потом сонно свернулась возле меня калачиком, шепча в полудреме слова любви. Когда она отключилась, у меня появилось время подумать о своем обещании. Я трезво оценил ситуацию. Просьба Лоис была наивной и глупой. Джуниор Аллен, даже загнанный в угол, все равно будет постоянно гадить. Он станет торговаться и заключать сделки, используя удачу сержанта Дэвида Бэрри, чтобы непрерывно пить из окружающих кровь... Хорошо же мне придется! И все-таки я знал, что сдержу обещание. Пытаясь таким образом спасти хотя бы душу Лоис. Она застонала. Ее длинные ноги судорожно вздрогнули. Во сне она убегала от жуткого кошмара. Я нежно погладил ее руку, поцеловал закрытые глаза. Почти проснувшись, она вздохнула и опять погрузилась в сон.
Если все пойдет наперекосяк, сможет ли кто-нибудь вот так же утешить Пэтти Девлан?
Глава 12
В понедельник, когда я вернулся с почты с маленькой посылочкой от Гарри, Лоис возбужденно сказала, что звонил Говард Викер. Он просил передать: новый генератор будут устанавливать на «Плэй Пен» во вторник утром.
– Как быстро развиваются события! – воскликнула она изумленно.
Я вскрыл посылку и достал страз. Это была настоящая темно-голубая звезда размером с яйцо певчей птицы. И тут я сделал глупость. Нагнулся и пустил. Он покатился к Лоис. Она побледнела, задрожала и стремительно отшатнулась, словно к ней подползала ядовитая змея.
– Как похож! – прошептала она побелевшими губами. – Подними его сам.
Она еще долго стояла в замешательстве, но потом протянула руку, взяла камень, после чего потихоньку начала приходить в себя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов