А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

.. Как медведь, навалился он на беднягу Пэтти, сжимая одной рукой оба ее тоненьких запястья, а другой яростно шаря под блузкой. Он почти оторвал девушку от пола, так что она стояла на цыпочках. И все происходило совсем рядом со мной.
Внезапно он отпустил ее и пошел наверх, к штурвалу. Видимо, решил, что нужно скорректировать курс и включить автопилот, а потом можно будет сколько угодно забавляться с Пэт. Но я-то знал, что не дам ее в обиду. Она дрожала и всхлипывала. Такая маленькая и сгорбившаяся, что я быстро, насколько это было возможно в моем состоянии, подошел к ней. Я казался себе тогда существом, имеющим двенадцать метров в высоту, три метра в ширину, а вместо головы – тяжелый шар, наполненный угарным газом. Пока Джуниор стоял за штурвалом, я обхватил своей онемевшей рукой Пэт за талию и аккуратно перенес через поручни. Теперь прямо перед нами бурлила черная вода канала. Замерев на четвереньках, мы уставились на работающий винт: прыгнув за борт, вполне возможно было угодить в эту мясорубку и превратиться в отменный фарш. Оставалось ждать.
Я пригляделся к береговым огням, чтобы как-то сориентироваться. Мы примерно на два километра удалились от того места, где Аллен оглушил меня. Канал здесь сужался. На Пэт страшно было смотреть: бледная, с прилипшими к голове черными, как ночное море, волосами... Внешний вид девушки вполне соответствовал ее истерическому состоянию. Винт на мгновение замер. Указав мисс Девлан самый короткий путь к берегу, я скомандовал: «Плыви!» Она все сделала как надо, ибо действительно хорошо плавала. Я же чувствовал, что колочу по воде едва двигающимися руками и ногами, а каждый вдох воспринимал как новый удар Аллена в живот. При всех выгодах нашего положения до берега еще очень далеко. По моим подсчетам, Аллен должен повернуть назад не раньше, чем пройдет 140 метров. Я слышал, как он снова запустил двигатель яхты.
– Плыви, плыви! – кричал я. – Бери левее.
Нас осветили прожекторы. Пэт остановилась, и я принялся ее успокаивать. Стрельба из пистолета по воде похожа на бессмысленный стук капель, и звук у нее такой же глупый.
Тзи-к, тзи-к. Рядом упали две пули. Пэтти решила нырнуть и попытаться добраться до берега под водой. Я тоже, набрав в легкие побольше воздуха, погрузился в глубины канала. Когда я вновь вынырнул на поверхность, чтобы судорожно вздохнуть, Пэт рядом не было. Я обернулся и взглянул на «Плэй Пен». Раньше яхта находилась в районе излучины, а теперь держала курс на юг, к Лодердейлу.
– Пэтти? – крикнул я.
– Я здесь, – отозвалась она, барахтаясь где-то в десяти метрах позади меня. Я подплыл к ней и, почувствовав под ногами бугристый устричный кряж, встал на него.
– Он... он... собирался...
– Но у него же ничего не вышло.
– Но он... собирался, – невнятно лепетала Пэт.
– Все. Его больше здесь нет. Соберись с силами.
Я обхватил ее рукой. А она все шептала:
– Как, Господи, как он мог?
– Ну-ну! Прекрати, Пэт!
– Он выкинул за борт мои очки. Сказал, что они мне больше не понадобятся. Но я же без них ничего не в-вижу!
– Ну все, Пэтти, все! Аллен уплыл со своей закадычной подружкой. Они друг друга стоят. А ты, пожалуйста, приходи в себя и плыви к берегу.
Приблизительно в двухстах метрах перед нами во мраке ночи неоном сиял берег. Розовые, голубые и зеленые отблески этого сияния играли на черных волосах Пэт. Мы снова поплыли. Она совсем ребенок, на вид ей можно было дать не больше двенадцати, и лишь просвечивающие сквозь блузку маленькие, словно два персика, грудки делали ее похожей на четырнадцатилетнюю девочку.
– Как ты попала на «Плэй Пен»? Ведь я же звонил твоей маме и объяснил, в какую историю ты можешь влипнуть.
– Так это был ты? А я вылезла из окна и удрала... Просто хотелось повеселиться.
– Ну конечно. Папаша – большой весельчак.
– Не надо. Он говорил мне, что ему нужна только я... Но когда я пришла на яхту, все показалось таким странным. Ты лежал как труп, весь в крови, и я подумала, что ты и правда умер. Аллен попросил меня спуститься и разбудить Ди, но я не смогла и решила уже вернуться домой, но тут он заявил мне: «Не беспокойся и не уходи, у нас будет отличный круиз». А про тебя Папаша сказал, что ты хотел его ограбить и вскоре он сдаст тебя полиции, а пока надо поймать еще одного твоего сообщника. Мне Аллен велел следить за тобой и., если ты вдруг очнешься, позвать его. Я сидела и думала про Пита и эту девчонку, как вдруг на пристани появилась высокая симпатичная женщина и громко спросила: «Что твои дружки с ним сделали, что они сделали с Тревисом Макги?» Но с пристани она тебя не видела.
О Господи! Лоис ждала меня в машине. Конечно же, почувствовав неладное, она прибежала на причал.
– Вдруг, откуда ни возьмись, выскочил Аллен, ловко сгреб ее в охапку и спрыгнул вместе с ней на палубу. Она начала было его царапать, но вдруг остановилась, увидев тебя, и замерла, и в тот момент, когда она неподвижно смотрела на тебя, он ударил ее кулаком. Это было так ужасно, что у меня даже живот разболелся. Милая женщина упала, как тряпичная кукла, и он отволок ее на койку. Я бросилась бежать, но он схватил меня и вернул обратно. Потом он отчалил, а когда вышел из маленького канала, очень быстро рванул дальше по главному каналу. Затем бросил штурвал, спустился вниз и начал ко мне приставать. Сначала я подумала, что надо спрыгнуть за борт, а после уже вообще ни о чем не могла думать, а потом...
– Давай, давай, Пэт.
Мы плыли и плыли, но мне казалось, что движемся дьявольски медленно. Наконец, добравшись до поросшего ракушками и водорослями волнореза, ощутили твердую почву под ногами. Я взобрался на волнорез, подал Пэт руки и втащил ее наверх. Оступившись, она упала в траву под кокосовой пальмой. Я поднял ее, и она побрела вслед за мной. Мне нужен был телефон. Неподалеку раскинулся комплекс мотелей «Бипетч», и, чтобы попасть в него, мы прошли через небольшой сад камней. Люди занимались своим маленьким летним бизнесом. Учитель танцев показывал туристам какие-то па, а в игорном зале происходили обычные сражения. И в это феерическое заведение входили мы – избитые, мокрые, в раскисшей от воды обуви.
К нам поспешили ребята из обслуги.
– Телефон, – потребовал я.
– Но в таком виде сюда нельзя...
Я сунул парню в шелковом блейзере горсть чаевых, и он указал на ближайший телефон. Когда я попросил девушку-диспетчера соединить меня с офисом шерифа, она голосом, севшим от полуночных купаний, осведомилась, являюсь ли я их гостем. Я ответил, что если ровно через секунду не буду говорить с офисом, то начну в ярости выкидывать их гостей из окон мотеля. Пэтти стояла рядом.
Слава Богу! Служащий офиса, который принял мое сообщение, соображал настолько хорошо и формулировал свои вопросы настолько четко, что это помогло и мне собраться с мыслями. Я прекрасно сознавал, что танцующие замерли, игроки отложили карты, официанты окаменели, и за моей спиной воцарилось гробовое молчание. Я описал яхту, уточнил, что она покинула «Цитрус инн» примерно сорок минут назад и держит курс на юг.
– На борту А. А. Аллен Джуниор, вероятно, маньяк, молодая девушка по имени Дилин в состоянии наркотического опьянения и миссис Лоис Аткинсон, оказавшаяся на борту против своей воли. Из Лодердейла судно может отплыть на Багамы.
– Кто вы и откуда звоните?
– Мотель «Бипетч». Тут со мной девушка, ей необходима помощь, а потом ее надо отправить домой. Мисс Девлан...
– Нами разыскивается Девлан Патриция, восемнадцати лет, волосы темные, телосложение худощавое.
– Это она. На нее было совершено нападение с целью похищения. Вы можете приехать сюда и забрать ее.
– Как ваше имя?
Я повесил трубку и обернулся... Когда я двинулся к выходу, пятьдесят пар широко раскрытых, горящих глаз смотрели мне вслед. Я миновал цветник, потом стоянку. При каждом вздохе ощущал мучительную колющую боль в груди. Подошел к рекламному щиту и сориентировался. До «Мисс Агнесс» не меньше полутора километров. В таких случаях сержант командовал: «Пятьдесят метров бегом, столько же шагом». Вот и моя машина, ключа, правда, нет, но в маленьком магнитном ящичке всегда лежит запасной.
Я поехал домой, содрогаясь от рыданий, похожих на громкую икоту. Моя грустная милая бесстрашная девочка, ты мне верила. Ты не сомневалась, что Макги надежен, как скала. Черт побери, ну когда же все они перестанут мне доверять? Я мчался сквозь ночь и проклинал Макги.
Глава 13
Рубашка и брюки высохли, и на палубе огромного корабля, куда я пришел к своему другу Тигру из Алабамы, никто не обратил на меня внимания. Он был остряком и весельчаком, этот парень, и знал не одну сотню способов ускоренного врачевания физических и душевных ран. Поинтересовавшись, кто тащил меня за ноги вниз по лестнице, он предложил мне, чтобы немного прийти в себя, временно воспользоваться услугами любой из его медсестер-любительниц. Но я сказал ему, что лучше возьму у него напрокат «Рут Край». Он не спросил зачем, а просто кивнул: «Бери».
«Рут Край» – лодка с шестиметровым корпусом, большими баками и двумя модными двигателями на корме. Она могла пришвартоваться к яхте борт о борт и была достаточно легкой и маневренной. Щебечущая стайка девочек Тигра помогла мне снять парус, отвязать канаты и отчалить от берега, а как только взревел мотор, эти куколки дружно замахали мне на прощание. Устроившись поудобнее на небольшом прорезиненном сиденье, я включил бортовые огни и, описав красивый полукруг, повел лодку в Атлантику. Как только вышел из канала, сразу же прикинул приблизительный курс на Бимини. Достигнув сорока узлов, я заметил, что с лодкой не все в порядке: стрелки приборов трепетали и прыгали. Я почувствовал неустойчивость суденышка, услышал шумы и перебои в работе двигателя. Вибрация корпуса в каждой моей ссадине отдавалась острой колющей болью. Я вновь выверил курс, переведя стрелку обратно на 30 узлов, и, когда перестал сомневаться в том, что двигаюсь в нужном направлении, вырубил бортовые огни. Дул юго-западный ветер, морское течение не менялось. Я решил, что Аллен делает узлов 15. Значит, за час я легко могу пройти столько, сколько он за два. Судя по бакену, он опережает меня на два часа. Нет, положим, на полтора. Я засек время: четверть десятого. Итак, 45 минут плюс 10, пока разгляжу его и подберусь к нему вплотную, прибавим на всякий случай еще 20. И если все мои предположения верны, то я долечу до «Плэй Пен» к половине одиннадцатого.
Проплывая мимо длинных песчаных отмелей, я сбрасывал скорость до минимума и шел с предельной осторожностью. Потом встал и, держа руку на штурвале взлетающей на гребни волн лодки, принялся все пристальнее вглядываться в залитую лунным светом морскую даль. Когда я наконец увидел огни к северо-востоку от своего суденышка, мое сердце екнуло, но, получше приглядевшись к темной громадине, я понял, что это лег в дрейф какой-то грузовой корабль.
Я снова сел, оперся подбородком о штурвал и задумался, ощупывая языком во рту непривычное место, где у меня откололся кусочек зуба. Бесстрашный слюнтяй и дурак Макги... Кстати, «Плэй Пен» могла идти и без огней. Джуниор Аллен был достаточно хитер и осторожен, чтобы поступить именно так. Он же отлично управляет яхтой и знает в районе Кэндл-Ки множество укромных уголков, где можно спрятаться от погони.
Холодный свет звезд действовал на меня угнетающе. Жалкий человечек в маленькой лодке, вытянувший ноги, в безбрежном океане... Небольшая волна разбилась о борт и оросила лицо морской водой, соленой, словно слезы.
Скорее всего, власти не снизойдут до того, чтобы броситься в погоню в кромешной тьме. Они будут ждать рассвета, а тогда уж вызовут лесную авиацию и парочку самолетов из резерва, пригласив ребят, которые хотят налетать побольше часов.
Вдруг я заметил, что с поверхности моря исчез серебряный глянец. Я взглянул на небо. Большая грозовая туча закрыла луну. Сквозь черную завесу пробивалась лишь неширокая голубоватая полоска света. Надвигался шторм, и я должен был совершить невозможное, чтобы уйти от бури и не потерять времени. Я медленно дал задний ход и выправил отклонившуюся от курса лодку. И еще я посмотрел на берег, где в необъятной розовой дымке виднелся Майами.
Внезапно краем глаза я зафиксировал голубоватый отсвет молнии. И еще кое-что. Это была какая-то крошечная точка, вначале я даже подумал, что она мне просто померещилась, но затем снова увидел ее. Никаких огней, лишь черная точка на фоне бледной полоски лунного света во мраке ночи. А потом эта точка вдруг показалось мне такой громадной, что потерять ее было уже невозможно. Я держал курс прямо на нее. Совсем близко сверкнула еще одна молния, ярко осветив яхту. Это была «Плэй Пен».
Я сдал назад и двинулся за ней с ее скоростью, выдерживая дистанцию в двести метров. Она находилась как раз между мной и штормом и делала 10 узлов. Наверное, экономила топливо. Взглянув на компас, я удостоверился, что она держит курс прямо на юг Бимини. Но она могла также войти в Багама-бэнк, бросить там якорь, а с первыми лучами солнца отправиться к островам Бэрри, заправившись на Фрейзерс-Хот-Кай.
В любом случае передо мной стояла проблема: как подобраться, не выдав себя шумом? Когда я переодевался, случайно нашел маленький удобный пистолет и засунул его за ремень, но в схватке он будет слабым подспорьем и не сделает меня менее уязвимым, когда пойду на абордаж.
А стихия бушевала, вспышки молний участились, резко запахло озоном, слышались звуки надвигающегося дождя. И вдруг буря взметнулась вокруг «Плэй Пен», поглотив его. Я увеличил скорость, чтобы больше не терять его из виду. И тут дождь забарабанил по корме моего суденышка. Я вывернул руль и помчался к «Плэй Пен», выжимая из своих двигателей все, на что они были способны. О лучшем прикрытии, чем гроза, нельзя было и мечтать. Рев движущейся лодки заглушал все – и раскаты грома, и шум дождя. Я следовал за яхтой вслепую, но вскоре снова увидел ее. Рискуя упустить руль, нащупал веревку, достал ее и быстро закрепил на носу лодки. Зажав другой конец веревки в зубах, я дал задний ход. Яхта оставляла за собой шлейф белой пены, и если бы я быстро проскочил его, то проплыл бы рядом с «Плэй Пен» в спокойной воде. Было жутко холодно, и тяжелые капли дождя падали словно крупные градины. После двух фальстартов я все-таки пересек шлейф пены в том месте, где хотел, заглушил двигатели и перегнулся через борт, крепко держась за поручни. Повиснув на них, разглядел в свете молний Джуниора Аллена, сгорбившегося над штурвалом. Я быстро повернулся, схватил канат и пошел на абордаж «Плэй Пен». Даже не предполагал, что канат с балластом упадет так тихо. Проделав все в считанные секунды, оказался на борту «Плэй Пен» и кинулся искать Джуниора Аллена. Молния осветила самопроизвольно вращающийся штурвал. Аллен ушел.
* * *
Дождь внезапно прекратился. «Плэй Пен» тем временем начала самопроизвольно описывать большой круг налево. Я взглянул через плечо на «Рут Край», она была полностью в поле моей видимости, тянулась за «Плэй Пен», иногда поднимаясь на гребнях волн. Появилась эта проклятая луна, и я выглядел как черный жук в серебряной коробке. Что-то дважды щелкнуло. Я перекатился в дальний угол кубрика, опершись на руку, и лежал притаившись. Слегка подтянувшись, мог видеть кабину и понял, что машины работают согласованно – «Плэй Пен» взяла курс, а двигатели заглушены, и мы практически не движемся.
«Рут Край» продвинулась и ударила о корму. Нас качнуло. Я схватил стул, который мы не разбили за предыдущую драку, и швырнул его в темноту, где, по моим предположениям, над крышей кабины мог быть Аллен. Я был хорошо освещен лунным светом, но и он никак не мог бы добраться до меня незамеченным.
Дождь и ветер безжалостно трепали прогулочную лодочку Тигра. Я напряженно соображал, но ничего путного на ум не приходило. Прокручивал в голове возможные варианты нападения, однако мне казалось странным, что Аллен до сих пор никак себя не проявил. Я начал нервничать. Один раз он уже победил меня, и я смог по достоинству оценить его молниеносную реакцию и медвежью силу. А я был не в форме. Но никогда в жизни я больше не позволю себе так проиграть, даже если не нанесу ему сейчас серьезных увечий. Я ошибался, возводя его в ранг человека. Нет, это был зверь, даже рептилия, и теперь она явно что-то замышляла. Внезапно я заметил, что «Рут Край» потихоньку приближается к яхте. Пройдя немного вперед, я понял, что ее подтягивает Аллен. В бледном лунном свете ясно вырисовывался силуэт сидящего на корточках человека. Он обернулся, и я нырнул в темноту, словно черепаха в панцирь. И тут до меня дошло, чем он занимался все это время: доставал из тайника свои сокровища. И я наконец понял: маленькая быстрая лодочка – это же для него подарок судьбы! Там ведь достаточно топлива, чтобы добраться до берега. О, прощай, товарищ! Бегство стало бы для Аллена наилучшим выходом. Ему было известно, что я на борту, и, значит, дела его пойдут кисло. И он нашел возможность их поправить, надо только завладеть лодкой, взять курс на темнеющую вдали сушу и, бросив потом суденышко на берег, спокойно играть в других местах в другие игры. К сожалению, я не мог причинить ему больше вреда, чем уже причинил, а вот ему было совершенно все равно – оставить меня на «Плэй Пен» живым или мертвым. Вдруг он отвязал веревку и приготовился спуститься на «Рут Край». Что ж, он получил шанс на спасение. Эта тварь уходила от меня!
Я выждал сколько мог. «Плэй Пен» сначала швыряло, мотало, а потом огромная волна и вовсе залила всю палубу водой. Но, благодаря усовершенствованной конструкции судна, вода быстро стекла через специальные отверстия.
Когда «Рут Край» на миг оказалась рядом, борт о борт с «Плэй Пен», я сорвал закрепленную на носу крошечную шлюпку и обрушил ее на палубу. Лодочка с диким грохотом проехала до самой кормы. Я двинулся следом. Страшный шум заставил Аллена вздрогнуть, и он упустил трос, за который удерживал «Рут Край». Перекинутый через поручни канат стремительно заскользил вниз: ураган всегда раскачивает сильнее большое судно. Да, я выбрал верный момент и удачно кинул шлюпку. Теперь я ждал схватки с Джуниором Алленом, сжимая пистолет обеими руками. Судьбе было угодно, чтобы наш второй поединок получился еще более своеобразным, чем первый. Каждый искал возможности нанести противнику сокрушительный удар. Как только Аллен заметил, что конец троса падает с правого поручня вниз, он, яростно царапая палубу, бросился к ускользающему от него канату. В лунном свете я видел мелькнувший в воздухе хвостик белой веревки, который Аллену так и не удалось поймать. Тогда он повернулся ко мне. Яхта содрогнулась от резкого толчка: моторка была где-то рядом и колотилась о борт «Плэй Пен». Присев на корточки, я шарил по палубе в поисках выпавшего из рук пистолета, но и Аллен тоже был безоружен. Наверное, уронил свой пистолет за борт. Аллен рванулся ко мне, потом резко затормозил. Его развернуло влево, окатило водой, и он нырнул в глубокую тень. Я понимал, что он отлично знает, как действовать. Аллену нужно избавиться от меня и воспользоваться маленькой шлюпкой, которая валялась сейчас на палубе. Итак, главная помеха на его пути – я. Мне удалось наконец нащупать кончиками пальцев пистолет. Я судорожно вцепился, в него. Впрочем, оружие поможет мне в единственном случае, если Аллен прыгнет на меня справа. Но он ведь может подползти откуда угодно. И все-таки я его заметил и успел дважды выстрелить в его жесткое, как подошва, брюхо, но, похоже, промазал, и мы схватились врукопашную. Каждый его вздох сопровождался странным свистом и скрежетом – это вырывалась наружу его неистовая злоба.
Он обхватил меня за шею, но по тому, как быстро я вывернулся, стало ясно: его правая рука ослабла. Он хорошо владел приемами, но уже не мог вложить в них былую сокрушительную силу. Я вырвался, и мы оказались на четвереньках, нос к носу. Ни один из нас не рискнул подняться. Я снова потерял пистолет, и мы сцепились. Он действовал левой рукой, а я – правой. Я знал, что, если выдержу, выиграю время: он явно был ранен и, возможно, даже чувствовал, что теряет сознание. Вдруг я заметил, что он запускает левую руку себе за пазуху. Что там? Нож? Пистолет? Чтобы покончить с этим, я попытался врезать ему изо всех сил, но он с кошачьей ловкостью выскользнул из моих рук, и я, потеряв равновесие, отлетел в сторону, но успел заметить, что он занес кулак над моей головой. На меня обрушился страшный удар, а потом что-то упало и рассыпалось по палубе. Это были его камешки, они запрыгали и раскатились в разные стороны, играя и переливаясь в лунном свете, бесценные сокровища из холщового мешочка. Джуниор Аллен вдруг издал неистовый звериный рык и стал разбрасывать камни, в бешенстве поддевая их ногами. А волны, перехлестывая через палубу, уносили камни на корму и смывали их за борт, хороня в морских глубинах. Аллен даже забыл на время о моем присутствии. Воспользовавшись этим, я присел и, выждав удачный момент, прыгнул на него как раз в то время, когда он начал приходить в себя. Всей массой своего тела я навалился ему на плечи, прижав его простреленное брюхо к поручням правого борта. У него подломились ноги, и, приложив небольшое усилие, я сбросил его в бушующее море.
Сам не знаю почему, но я думал, что он камнем пойдет ко дну. Однако я увидел, как он шлепнулся в воду, затряс головой и, сориентировавшись, поплыл к «Рут Край» с вывихнутой рукой и пулей в животе. Что ж, я еще раз убедился в нечеловеческой силе и выносливости этого существа.
В ярости я чем-то запустил в него. «Плэй Пен» медленно разворачивалась, и тут я вспомнил, что в открытом хранилище находится большой данфортский якорь. Я выволок его, ухватил за стержень и со всего маху швырнул в море. Я не ошибся, якорь обрушился прямо Аллену на спину. Потом Аллена накрыло волной, а когда пена постепенно рассеялась, на поверхности воды никого не было. Я еще долго не решался вытащить якорь, а когда начал его поднимать, делал это медленно и осторожно, вглядываясь вниз. Я высматривал Аллена, и мне казалось, что нет такой силы, которая может его уничтожить. Балансируя на качающейся палубе, я шагнул в сторону и наступил на что-то вроде гальки, нагнувшись, поднял камешек и сунул его в карман. Нужно было взять себя в руки и начать действовать. Я врубил двигатели и повел судно. Сначала на самой малой скорости, потом быстрее, с трудом справляясь со штурвалом. Ужасно болела рассеченная надвое верхняя губа. Я включил бортовые огни. В ночи замелькали их отсветы. И тогда я отправился искать Лоис. Несмотря на все, что творилось вокруг, Дилин и Лоис так и не пришли в себя. Они лежали неподвижно, причем не на койках, а в углу кубрика. Я перевернул Дилин на спину, но она была в полной отключке и ничего не почувствовала.
Потом я осторожно поднял Лоис, уложил на койку и осветил ее лицо. Оно было цвета сырых дрожжей, поблекшие губы слились с кожей, слева чернел огромный синяк в пол-лица. Я не мог поверить, что Лоис жива, но, приложив ухо к ее груди, услышал тихий и слабенький стук бьющегося сердечка.
Я укрыл Лоис и Ди, подоткнул простыни. Моя голова, которая, казалось, была битком набита здравыми идеями, что-то, конечно, соображала, но не могла предусмотреть всего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов