А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Кое-кто, возможно, и не согласился бы с этим, но когда они попали ко мне, то стали моими. По очень грубым подсчетам вся коллекция тянет на триста-четыреста тысяч. Знаешь, сколько они весят? Две тысячи двести сорок одну и шесть десятых унции. Даже если отбросить примеси, останется куча золота. – Сэм не спеша завернул статуэтку и завязал бечевку узлом. – К сожалению, трудно найти покупателя на всю коллекцию сразу.
– Все упирается в то, кому они принадлежат по закону?
– А как по-твоему, кому могут принадлежать такие предметы?
– Я просто рассуждаю, Сэм.
– Рассуждай, рассуждай, приятель. В одиночку мне с этим делом не справиться. Несколько человек уже пострадали из-за этих фигурок. Я считал, что уже все кончено, но потом подумал – какого черта! – Он ударил завернутым куском золота по своей загрубевшей ладони. – Эта последняя вещь не дает им покоя не столько из-за ее ценности, сколько из-за того, что я могу воспользоваться ею для шантажа. Если я захочу полностью выйти из игры и избавиться от этого малыша, может возникнуть политический скандал. Поэтому сегодня я решил вернуть хотя бы то, что еще можно. Я потратил уйму монет и несколько раз останавливался по дороге, чтобы позвонить. Они согласны забрать эту статуэтку и прикрыть все дело.
Я запросил пятнадцать штук, но они дают десять. Так что скорее всего сойдемся на двенадцати с половиной. Они пришлют за ней человека. – Сэм широко улыбнулся, и между зубами показалась большая дыра. – По крайней мере я вернусь с приданым. Двенадцать с половиной тысяч плюс Нора лучше, чем триста, но без нее. Урок номер один.
– Много же у тебя ушло временя на то, чтобы выучить его. Слава Богу, хоть сейчас дошло!
– Можно у тебя что-нибудь перехватить?
– Сорока хватит? – спросил я, заглянув в бумажник.
– Вполне, Трев. Отлично.
– Когда встретишься с Норой?
– После того, как закончу с этим делом, – смущенно ответил Сэм. – Господи, понятия не имею, как себя с ней вести. Наверное, нужно упасть на колени и бухнуться лбом о пол. Завтра... Три года думать о ней, помнить все до мельчайших подробностей и встретиться завтра. Я боюсь этого завтра, Трев. Что мне делать?
– Найми пятьдесят трубачей-женщин, выряди их в белые одеяния и...
– О'кей. Согласен, это моя проблема. Трев, как Ники?
– Не знаю. Она давно уехала.
– А...
– При расставании мы пожали друг другу руки. Знаешь, что ей было нужно? Яма для барбекю на заднем дворе, трехколесные велосипеды в гараже, полотенца. Для гостей и чтобы папочка в пять пятнадцать был дома, как штык. Ники пыталась измениться, стать другой, но у нее ничего не получилось. Кстати, она, очень хотела вступить в АУР.
Таггарт удивленно посмотрел на меня и сказал:
– Я тоже.
– У тебя получится.
– Время от времени мы будем приглашать тебя на ужин.
– А я буду пользоваться вашими гостевыми полотенцами.
– Только детей мы будем кормить в первую очередь.
Я вернулся на яхту, чувствуя смутную тревогу. Необходимо забыть, как выглядит Сэм Таггарт, как робко и в то же время кокетливо шла ко мне через комнату Ника, как умирала Лоис. Веселись, паренек, пока веселится. Пока тебя не вышибли из игры.
Глава 4
Меня разбудили непрерывные звонки. Будильник показывал четверть первого. Вечер я провел дома. Почитал, немного выпил, сварил кусок мяса и зажарил большую картофелину. Посмотрев последние новости, лег спать.
Я накинул халат, включил свет и поднялся на палубу. Нора Гардино как раз застегивала цепь, перегораживающую трап. Она проскочила мимо и спустилась в каюту. Потом повернулась ко мне и, сузив глаза и уперев кулак в бок, гневно спросила:
– Где он?
– О Господи! – сонно пробормотал я, зевнул и потер глаза.
– Знаешь Бини из «Марта»?
– Да.
– Она позвонила час назад, может, полтора, и сказала, что видела Сэма около восьми в «Говарде Джонсоне». Бини уверена, что это был Сэм Таггарт.
– Хочешь выпить. Нора?
– Не уходи от ответа. Где он? Ты сказал, что он приедет завтра.
– Я солгал.
– Почему? Ну почему?
– Сядь, милая. У Сэма есть одно важное дело, которое он должен сделать в первую очередь.
– Я тебе звонила, звонила... Потом подумала, что ты опять на ночь отключил телефон и решила приехать. Я хочу его увидеть, Трев.
– И он хочет. Завтра.
– Нет, – покачала головой Нора. – Сейчас. Где он?
Нора с вызовом смотрела на меня и постукивала ногой. Она надела фланелевые брюки, желтый свитер с большим отложным воротом и светлое кожаное полупальто.
– Пусть он поступает, как хочет, Нора.
– Можешь мне поверить, я не намерена ждать всю ночь. Это же смешно. Сейчас самое время нам во всем разобраться. Где он?
– Не знаю.
– Тревис!
– О'кей, о'кей, милая. – Я вновь зевнул. – Сейчас оденусь и отвезу тебя к нему.
– Просто скажи мне, где он.
Мне очень хотелось сказать, но я подумал, что Таггарт страшно разозлится, если Нора заявится без предупреждения в тот сарай. По-моему, лучше всего оставить ее в машине и сходить за Сэмом.
Я быстро оделся, плеснул в лицо холодной водой, чтобы окончательно проснуться, запер дверь и пошел с Норой. Мы сели в «мисс Эгнис». Нора Гардино осторожно спросила:
– Что у него за дело?
– Пусть сам расскажет.
– Когда он приехал?
– После обеда.
– Как он выгладит?
– Прекрасно. Сэм в отличной форме.
Я выехал на шоссе и свернул налево. Нора сидела рядом очень напряженно, как заводная кукла с заведенной до отказа пружиной. Я видел в свете уличных фонарей ее нервную улыбку. На заправке было темно. Я притормозил у заправочных колонок и вышел.
– Неужели он остановился в одной из этих лачуг?
– Не беспокойся, у него вес в порядке, – ответил я.
– Мне плевать! Я иду с тобой.
– Черт побери, Нора, ты останешься здесь. Я пришлю его к тебе. О'кей?
– Ладно, Трев, – покорно согласилась она.
Я направился к домику Таггарта. Купидон Макги! Машина Сэма стояла рядом с коттеджем. Слева, у последнего домика, виднелся пикап. В остальных коттеджах, похоже, никто не жил. Я постучал. Тишина. С шоссе доносились звуки проезжающих машин. Я постучал вновь и крикнул:
– Эй, Сэм!
Не дождавшись ответа, толкнул дверь. Она распахнулась. В нос ударил запах старого линолеума, вонь канализации и металлический запах только что поцарапанной меди. Я пошарил рукой по стене рядом с дверью и нащупал выключатель. Загорелась лампа. Она лежала на столе, а в нескольких футах валялся абажур. Человеческие глаза обладают свойством замечать яркие подробности и запоминать их надолго. Сэм Таггарт лежал на боку. На застывшем серо-бронзовом лице выделялись полузакрытые глаза. Одна рука была откинута в сторону. Сэм, сразу ставший каким-то маленьким и сморщенным, лежал в луже крови. Одна щека была разворочена и обнажала розовые зубы. У меня мелькнула идиотская мысль, что с другой стороны у Сэма не хватает зубов.
Итак, они прислали человека прикрыть дело.
Я услышал шаги, но не сразу догадался, кто это.
– Сэм? – раздался встревоженный голос Норы. – Где ты, дорогой?
Я попытался остановить ее, но было слишком поздно. Мои руки словно одеревенели. Она вырвалась, вбежала в комнату и увидела, что они с ним сделали. Существуют трупы, к которым можно спокойно приблизиться, но труп Таггарта к таковым не относился. Нора то ли пискнула, то ли чихнула и замерла, как жена Лота.
У меня хватило ума выключить свет. Я медленно обнял Нору и вывел на улицу. Она двигалась, как во сне. В темноте на ее лицо изредка попадал свет от проносящихся мимо машин. Нора Гардино произнесла вполне нормальным голосом:
– О нет, только не это! Я не вынесу этого! Он же вернулся ко мне. Это не могло случиться. Я этого не переживу. По-моему, это уж слишком.
Неожиданно Нора Гардино затряслась. Может, она хотела избавиться от своей души. Нора заскулила, как собака. Она оказалась на удивление сильной. Я с трудом вытащил ее на свет. Ее глаза были безумны, в уголках губ запеклась кровь. Она попыталась выцарапать мне глаза. Я схватил ее за голову, сунул большой палец под подбородок и сильно надавил на сонную артерию. Нора сделала несколько бессмысленных движений и начала падать. Я подхватил ее за талию и поволок к машине. Бросил на водительское место, потом передвинул на соседнее сиденье, сел за руль и поехал.
Когда я помогал Hope войти в ее дом, она так яростно и безутешно рыдала, что, как мне казалось, должна падать на колени. Шаджа Добрак набросила голубой халат. Ее пепельные волосы были непричесанны, на лице застыла тревога.
– Я возил ее к Сэму Таггарту, – объяснил я. – Когда мы туда приехали, он уже был мертв. Его кто-то зарезал.
Она произнесла что-то на незнакомом мне языке, потом обняла убитую горем Нору.
– Сделайте с ней что-нибудь, – попросил я. – Если есть снотворное, дайте ей.
– Есть.
– Мне нужно позвонить.
Шаджа повела Нору в спальню. Я уселся на золотисто-серую кушетку и набрал номер конторы шерифа округа.
– В коттедже номер три, в полумиле от города, слева, убит человек. Моя фамилия Макги. Я нашел несколько минут назад труп и сейчас выеду туда.
Дежурный попытался забросать меня вопросами, но я положил трубку. Шаджа одной рукой поддерживала Нору за плечи, другой подносила к ее губам стакан с водой. Нора закашлялась, и изо рта брызнула вода.
– Я вернусь позже, – сказал я.
Шаджа Добрак кивнула с серьезным видом.
* * *
Когда я подъехал к заправке, перед домиком Сэма уже стояла машина шерифа. В коттедже горел свет. У открытой двери застыли два помощника шерифа: один средних лет, второй – помоложе.
– Туда нельзя! – остановили они меня.
– Это я звонил. Моя фамилия Макги.
– О'кей. Только ничего не трогайте. Мы ждем ребят из лаборатории, – сказал тот, что постарше. – Я – Хоукс. Это – помощник шерифа Деволл. – Он закашлялся и сплюнул. – Это ваш друг?
– Да.
– Когда вы его нашли?
– Примерно без четверти час. Нет, пожалуй, чуть позже. Фараоны народ довольно примитивный. Средний гражданин за всю жизнь всего несколько раз встречается с представителями закона и при этом ведет себя либо очень серьезно, либо постоянно шутит, а то говорит, не умолкая. Когда кто-то ведет себя иначе, фараоны думают, что перед ними или бывший служитель закона, или человек, который часто его нарушал. Я понял, что начинаю вызывать у них подозрения. И сказал:
– Господи, какой кошмар! Вы, ребята, наверное, часто видите такое, но я вряд ли смог бы когда-нибудь привыкнуть к трупам. Боже, я буду помнить Сэма таким до конца жизни. До сих пор не могу в это поверить.
– Кто-то здорово его обработал, мистер Макги, – Хоукс зевнул. – В журнале регистрации записано, что его зовут Сэм Таггарт.
– Да, Сэм Таггарт. Он жил здесь раньше. Уезжал на три года, но вот вернулся.
Приехал доктор. Что-то напевая, он осмотрел труп, потом раскурил окурок сигары. За второй патрульной машиной прибыла машина с экспертами, а чуть позже зеленый «фольксваген» с двумя репортерами. Сейчас всем командовал молодой, начавший лысеть, широкоплечий мужчина в брюках цвета хаки, шерстяной рубашке и мешковатом твидовом пиджаке. Хоукс и Деволл что-то тихо ему докладывали, пока он смотрел на труп. При этом они раза два показали на меня. Эти парни вели себя спокойно и без суеты. Когда убивают человека, имеющего машину стоимостью в сто долларов и живущего в лачуге за четыре доллара в сутки, профессионалы не больно суетятся. Фотограф сделал необходимые снимки. Потом несколько фотографий сделал и репортер, хотя ему вряд ли разрешат поместить их в газете. Твидовый Пиджак дал сигнал доктору. У коттеджа курили двое санитаров с носилками. Они ждали, когда судмедэксперт закончит предварительный осмотр.
Наконец доктор вышел на улицу, что-то сказал Твидовому Пиджаку, сел в машину и уехал. Твидовый Пиджак проверил содержимое карманов Сэма. Санитары отнесли труп на носилках в машину «скорой помощи» и тоже уехали, но без сирены и красных огней. Твидовый Пиджак дал сигнал приступать к работе и попросил экспертов обыскать машину пострадавшего. Потом подошел ко мне. Репортеры направились было за ним, но он повернулся к ним и терпеливо сказал:
– Обязательно расскажу, если что-нибудь окажется достойным вашего внимания. Так что устраивайтесь поудобнее. – Потом протянул мне руку и представился. – Мистер Макги, я Кен Бренкс. Мы очень благодарны людям, которые сообщают о таких ужасных происшествиях, а не скрываются. Пойдемте к машине. Там нам будет удобнее разговаривать.
Мы сели на переднее сиденье его машины. Бренкс достал маленький магнитофон и воткнул шнур от микрофона в зажигалку на приборном щитке.
– Надеюсь, вы не против? У меня ужасная память.
– Не возражаю.
– Назовите, свое полное имя, фамилию и адрес.
– Тревис Д. Макги, причал «Ф-18», Бахья Map, яхта «Сорвавшийся флеш».
– Яхта принадлежит вам или вы ее просто водите?
– Она принадлежит мне.
– А теперь расскажите, как вы нашли труп.
– Сэм Таггарт раньше жил здесь. Три года назад он уехал. Вернулся сегодня после обеда и позвонил мне на яхту. Я сразу приехал, и мы с час поболтали. Я занял Сэму сорок долларов. Он сказал, что приехал насовсем. Я вернулся на яхту и провел вечер один, отключив телефон. Потом лег спать. В четверть первого приехала моя знакомая, которая знала Сэма. Ей позвонила подруга и сказала, что Сэм вернулся. Моя знакомая решила, что я знаю, где он остановился. Она считала, что нужно нанести ему визит. Я оделся и привез ее сюда. Свою машину она оставила в Бахья Маре. Машина Сэма стояла у домика. Я постучал, но никто не ответил. Тогда я толкнул дверь. Она оказалась незаперта. Я нашел выключатель. Она подошла к двери и тоже увидела Сэма. С ней случилась истерика. Раньше они дружили. Я отвез ее домой, позвонил оттуда вам и вернулся. Там есть кому о ней позаботиться. Когда я вернулся, здесь уже оказались двое ваших помощников. Я решил подождать вас.
– Кто эта женщина?
– Местная жительница, занимается бизнесом. Лучше, если в газетах не напишут, что она была со мной, когда я нашел труп.
– Понимаю, мистер Макги. Кто она?
– Нора Гардино. У нее магазин на Цитрус Гейт Плаза.
– Знаю. Дорогой магазин. Как такая преуспевающая женщина могла дружить с подобным типом?
– По-моему, последние три года ему не очень везло.
– Где Таггарт работал и жил, когда обитал здесь? Я вспомнил несколько мест работы Сэма и адресов.
– В полиции на него что-нибудь есть?
– Если и есть, то ничего серьезного. Разве что обычная драка, – ответил я.
– Кто сообщил Hope Гардино, что Сэм Таггарт в городе?
– Женщина по имени Бини. Я не знаю ее фамилии. Она работает в «Марте», напротив шестьдесят шестого пирса.
– Не знаете, где она видела Таггарта?
– В ресторане «Говард Джонсон» около восьми.
– С ним кто-нибудь был?
– Не знаю.
– Вы давно знакомы с Таггартом?
– Познакомился за два года до его отъезда.
– Как?
– Через друзей. Общий интерес к яхтам, морю и рыбалке.
– Где он жил раньше?
– В Калифорнии. И еще в Мексике.
– Значит, Сэм Таггарт вернулся в плачевном финансовом состоянии?
– Он одолжил у меня сорок долларов.
– Чем вы занимаетесь?
– Инвестиции, сделки по продаже земли и тому подобное.
– У мисс Гардино было какое-то дело к Таггарту?
– Думаю, что нет. Просто она хотела с ним повидаться.
– Вы не заметили никакой отъезжающей машины или удаляющегося человека, когда приехали?
– Нет.
– Он относился к любителям посидеть в баре и побузить? – поинтересовался Бренкс.
– Иногда.
– Придется поговорить с мисс Гардино.
– Она сейчас скорее всего спит после снотворного. Для нее это было ужасным потрясением.
– Да, нож часто оставляет после себя много крови. Ничего страшного, я поговорю с ней попозже. У Таггарта были родственники?
– Кажется, у него где-то есть двоюродные братья.
В окне со стороны Бренкса появилось лицо человека, и шериф выключил магнитофон.
– Все сделано, Кен. Мы набрали отпечатков больше, чем нужно, но большинство смазано.
– Проверили последний домик?
– Фермер из Южной Калифорнии с придурковатым ребенком. Они ничего не видели и не слышали. Остальные коттеджи пустуют.
– Владелец?
– Приедет с минуты на минуту. Он живет очень далеко отсюда.
– Заправка тоже принадлежит ему? – поинтересовался Бренкс.
– Да.
– Узнайте, не приезжал ли кто к Таггарту. Что скажешь о его вещах?
– Я бы не дал за все его имущество больше двадцати восьми центов, Кен.
– Пусть Сэнди все рассортирует и спрячет. Колымагу отгоните в управление.
* * *
Помощник ушел. Кен Бренкс потянулся и зевнул.
– У него осталось чуть больше двадцати долларов из ваших сорока, мистер Макги. Во всем происшедшем просматривается определенная схема. Мне кажется, Таггарт отправился погулять на ваши деньги. Заглянул в несколько баров, с кем-то поссорился, и этот кто-то отправился за ним, прихватив нож. Нападение произошло в темноте. Таггарт яростно отбивался. В комнате почти все перевернуто вверх дном. Судя по всему, убийца, прежде чем попасть в шею, нанес с десяток ран в руки и лицо. В комнате все в крови. Думаю, найти его будет нетрудно. Нужно только пройтись по барам, узнать, где произошла ссора и кто в ней участвовал. Мы приведем Таггарта в порядок и сделаем фотографию, которую можно будет показать. Не бойтесь найти в газетах свое имя или имя мисс Гардино. Убийство не должно вызвать много шума. Знаете, сезон уже начался, и нельзя пугать любителей позагорать. – Мы вылезли из машины. Кен Бренкс покачал головой и добавил:
– Какой-то сукин сын сейчас где-нибудь зарывает одежду, бросает с моста в воду нож, пытается смыть кровь с заднего сиденья своей машины, но он от нас не уйдет. Он, наверное, страшно ревнив и убежден, что никто не имеет права приставать к его девчонке. Она будет раз в месяц навещать его в «Рейфорде». Можете отправляться домой, мистер Макги. Если я захочу узнать что-нибудь еще, я с вами свяжусь.
Он очень тщательно проверит нас с Норой, а когда его версия не подтвердится, возьмется за нас снова.
В гостиной дома Норы Гардино горела единственная лампа. Шаджа открыла мне дверь. Я вошел вслед за ней в гостиную.
– Как у нее дела?
– Недавно заснула. – Я заметил, что Шаджа причесалась и накрасилась. – Какой кошмар! Да, мой муж может умереть от тюремных болезней, но ее Сэм... Просто не верится! Пожалуйста, присаживайтесь. Что-нибудь выпьете?
– Пиво есть?
– «Амстель» из Кюрасао.
– Отлично.
Она пошла на кухню и вернулась с двумя очень высокими, сужающимися кверху стаканами на маленьком оловянном подносе.
– Нора с таким волнением ждала его возвращения. Так радовалась. У меня сердце за нее кровью обливается.
– Шаджа, мне пришлось сказать полиции, что Нора была со мной.
– Конечно!
– Я соврал, будто Сэм просто ее старый знакомый. Послушай, что я им сказал. Запомни это и, как только Нора проснется, расскажешь ей. К ней приедет Бренкс. Она должна будет рассказать ему то же самое. Это не трудно, потому что почти все правда.
Шаджа согласилась, и я повторил то, что рассказал Бренксу. Время от времени девушка кивала. Когда я закончил, она нахмурилась и сказала:
– Извините, но что плохого в том, что она любила своего Сэма все эти три года? Это не преступление.
– Видишь ли, все не так просто. Ее ресницы дрогнули, и я понял, что она жаждет выслушать тайну.
– Она этого еще не знает? – полюбопытствовала Шаджа.
– Не знает.
– Но вы ей расскажете?
– Расскажу, когда ей станет лучше.
Девушка надолго задумалась, не спуская с меня взгляда.
– Вы редко с ней видитесь, но вы хороший друг, да?
– Надеюсь.
– Я тоже ее подруга. Она мне давно помогает.
– Ты хорошая девушка, Шадж.
Она улыбнулась и слегка покраснела.
– Спасибо.
Я сделал глоток вика. Свет от лампы упал на светлые волосы Шаджи и ее широкую щеку. Она, как и Нора, отлично знала себе цену.
Шаджа поднесла стакан к губам, и, запрокинув голову, сделала несколько глотков.
– Чем занимается твой муж, Шаджа?
– Он был учителем истории. – Девушка пожала плечами. – Он ниже меня, начал лысеть. Мы были женаты всего год. Его вынудили это сделать, но после этого, как вы знаете, весь мир отвернулся от нашей страны. Мы с ним в этом не виноваты. Я уехала, потому что не могла принести там пользы. – Она протянула руку. – До свидания и спасибо.
Шаджа Добрак крепко, по-европейски, пожала мне руку и слегка поклонилась. По пути к машине я оглянулся и увидел ее силуэт в дверном проеме. Мы оба понимали, что нравимся друг другу, но она все равно никогда не нарушит клятву верности.
Возвращаясь в Бахья Map, я пытался представить Шаджу Добрак в эротических позах – это чтобы не думать о Сэме Таггарте. Не успел я дойти до дома, как он завладел моими мыслями. Я открыл калитку, сунул руки в карманы и медленно побрел по мокрому песку городского пляжа.
Величественный Макги идет, съежившись от холода, и старается прийти в себя после смерти друга. Но там, в моем сознании, Сэм так и продолжает лежать на полу... Придется перекинуться парой словечек с теми, кто приехал закрыть дело. В этом-то я и не хотел себе признаваться. Только это никакая не театральность, не юношеская любовь к мести, а просто холодное, пытливое любопытство.
Почему те люди думают, что все так просто?
Этот вопрос я хотел задать себе, хотя уже знал ответ на него.
Это вовсе не просто.
Глава 5
Через каждые пятнадцать минут я заглядывал в спальню к Hope Гардино. Наконец в половине одиннадцатого оттуда донесся шорох, и я вошел. Нора стояла у туалетного столика и завязывала пояс голубого халата. Она испуганно повернулась, беззвучно произнесла мое имя и бросилась ко мне на грудь. Она обнимала меня и вся дрожала. У нее изо рта неприятно пахло чем-то кислым.
– Мне приснился ужасный сон, – прошептала Нора. – Просто кошмар.
– Он никогда не возвращался, – сказал я, гладя ее спину. – Вот и все.
Она оттолкнула меня.
– Думаешь, все так просто?
– Ну, не совсем.
– Тогда оставь.
Я пошел на кухню и налил кофе. Потом, передвигаясь маленькими шажками, появилась Нора. Я достал из холодильника апельсиновый сок.
Она села за стол, сделала несколько глотков и сказала:
– Я сегодня нервничаю, Трев. Не обращай на меня внимания.
– Шадж ушла без четверти девять. Она сказала, что в магазине все будет в порядке.
– Да благословит ее Господь. И тебя, мой друг. Нора не накрасилась. Ее лицо было точно из бумаги и казалось, что треснет, если до него дотронуться.
Я рассказал ей о Бренксе так же подробно, как Шадже Добрак.
– Справишься? – спросил я.
– Думаю, да. Хочешь, чтобы я сказала, что Сэм был всего лишь уехавшим другом? Да, справлюсь. Но зачем все это?
– Он не должен знать, что мы очень хотим найти тех, кто...
– Кто убил его? Не ищи мягких слов. Используй грубые. Пусть они причиняют боль. Но почему он должен знать, что мы очень хотим найти их, Трев?
– Потому что он помешает нам в наших поисках. В этом деле все не так просто.
Нора поставила на стол пустой стакан.
– Тебе что-то известно?
– Кажется, да.
– Бренкс знает об этом?
– Нет, я ему ничего не сказал.
Трудно описать выражение ее лица после того, как я это сказал. Оно было очень похоже на выражение ожидания на лице притаившегося охотника.
– Я хочу, чтобы все оставалось в тайне, – прошептала она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов