А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Танкердоны и Коверли встречались за общим столом. В первый день нового года между особняком на Девятнадцатой авеню и особняком на Пятнадцатой состоится обмен визитными карточками. Уолтер Танкердон даже получил приглашение на один из концертов, устраиваемых миссис Коверли. Прием, который ему намерена оказать хозяйка дома, дает, по-видимому, основания для благоприятных предположений. Но отсюда до установления более тесных связей еще далеко, хотя Калистус Мэнбар, неизменно полный воодушевления, твердит всем, кто согласен его слушать:
– Дело в шляпе, друзья, дело в шляпе!
Тем временем плавучий остров продолжал свое мирное плавание по направлению к архипелагу Тонгатабу. Ничто, казалось, не могло бы его нарушить, но вот в ночь с 30 на 31 декабря неожиданно произошло довольно странное метеорологическое явление.
Между двумя и тремя часами пополуночи раздались отдаленные орудийные выстрелы. Наблюдатели не придали им особого значения. Трудно допустить, чтобы это было морское сражение, разве что – между кораблями каких-нибудь южноамериканских республик, часто воюющих друг с другом. В конце концов почему это должно вызвать беспокойство на Стандарт-Айленде, независимом острове, который находится в мирных отношениях с державами Нового и Старого Света!
Грохотанье, продолжавшееся до самого утра, доносилось из западных областей Тихого океана, но его никак нельзя было принять за отдаленные, производимые через правильные промежутки времени, артиллерийские залпы.
Коммодор Симкоо, предупрежденный одним из своих офицеров, поднялся на башню обсерватории, чтобы осмотреть горизонт. На морской шири, которая расстилается у него перед глазами, не заметно огней. Однако небо приняло необычный вид. Какое-то зарево охватывает его до самого зенита. Воздух словно затуманен, хотя погода хорошая и никакое внезапное падение барометра не указывает на резкие перемены в воздушных течениях.
Наутро те из жителей Миллиард-Сити, которые привыкли вставать на заре, были удивлены странными явлениями. Грохотанье не только не прекращалось, но в воздухе еще появилась какая-то черновато-красная дымка, какая-то почти неосязаемая пыль, которая осаждалась наподобие дождя. Это напоминало ливень из мельчайших частиц сажи. В несколько мгновений улицы города, крыши домов покрылись каким-то веществом, в окраске которого сочетались оттенки кармина, марены, пурпура ярко-алого цвета вперемешку с чернотою шлака.
Все высыпали на улицу, за исключением Атаназа Доремюса, который никогда не встает раньше одиннадцати часов, несмотря на то, что ложится в восемь. Члены квартета, разумеется, давно уже на ногах. Они направляются в обсерваторию, где коммодор, его офицеры и астрономы, не исключая и нового служащего – короля, пытаются установить природу этого явления.
– Жалко, – говорит Пэншина, – что это красное вещество не жидкость, и не какая-нибудь жидкость, а вино – живительный дождь из помара или шато-лафита лучшей марки.
– Пьянчуга! – бросает Себастьен Цорн.
И правда, в чем причина этого явления? Известны многочисленные случаи таких дождей из красной пыли, состоящей из кремнезема, окиси хрома и окиси железа. В начале XIX века Калабрия и Абруццы были залиты подобными дождями; суеверные люди принимали их за капли крови, а на самом деле это был всего-навсего хлористый кобальт, как тот дождь, который выпал в 1819 года в Блансенберге. Случается также, что по воздуху переносятся мельчайшие частицы сажи или угля от дальних пожаров. А разве не бывало дождей из сажи в Пернамбуку в 1820 году, желтых дождей – в Орлеане в 1829-м и дождей из пыльцы цветущих сосен в Нижних Пиренеях в 1836 году?
Каково же происхождение этого дождя из пыли, смешанной со шлаком, которой насыщено все пространство и которая покрыла Стандарт-Айленд и окружающую его морскую гладь плотным красноватым слоем?
Король Малекарлии высказал предположение, что это вещество, должно быть, выброшено каким-нибудь вулканом на западных островах. Его коллеги по обсерватории разделяют это мнение. Они подобрали несколько горстей этого шлака, температура которого оказалась выше температуры окружающего воздуха. Значит, шлак не охладился в достаточной мере, даже пройдя через атмосферу. Только извержением вулкана можно было объяснить взрывы, иногда еще доносившиеся через неравные промежутки времени. Ведь эти области Тихого океана усеяны вулканами, одни из которых – действующие, а другие – потухшие, но способные ожить под влиянием подземных сил. Кроме того, порою со дна океана благодаря тектоническим движениям земной коры поднимаются новые вулканы, которые извергаются иногда с необыкновенной силой.
И разве в архипелаге Тонга, куда держит путь Стандарт-Айленд, несколько лет тому назад вулкан Тофуа не покрыл лавой и пеплом стокилометровую площадь вокруг себя? Разве раскаты этого извержения не слышались в течение многих часов на расстоянии двухсот километров? И разве в августе 1883 года извержение Кракатау не наделало бедствий в тех частях Явы и Суматры, которые прилегают к Зондскому проливу? Были разрушены целые деревни, погублено множество человеческих жизней, произошло землетрясение, которое покрыло почву толстым слоем вулканической грязи, отравило воздух серными парами и подняло на море грозные валы, несущие гибель кораблям.
Невольно возник вопрос, не угрожает-ли плавучему острову подобная же опасность.
Коммодор Симкоо испытывал довольно сильное беспокойство, ибо плавание становилось весьма затруднительным. Он отдал приказ сбавить скорость, и Стандарт-Айленд движется вперед совсем медленно.
Население Миллиард-Сити было охвачено тревогой, напугано. Уж не осуществляются ли мрачные предсказания Себастьена Цорна насчет исхода этого путешествия?
Около полудня наступила глубокая темнота. Жители покинули свои дома, которым все равно не устоять, если металлический остов поднимется под напором тектонических сил. Не меньше будет опасность и в том случае, если море, вздыбившись выше металлических креплений побережья, обрушит на город свои водяные смерчи!
Губернатор Сайрес Бикерстаф и коммодор Симкоо отправились на батарею Волнореза, за ними потянулась часть населения. В порты посланы офицеры, которым приказано неотлучно там находиться. Механики приготовились произвести резкий поворот острова, если окажется необходимым плыть в противоположном направлении.
Беда в том, что плыть становится все труднее, так как небо все темнеет и темнеет. К трем часам дня уже ничего не видно и в десяти шагах. Не заметно и признака даже рассеянного света, – тучи пепла полностью поглощают солнечные лучи. Особенно приходится опасаться, чтобы Стандарт-Айленд под тяжестью шлака, которым засыпана его поверхность, не погрузился ниже ватерлинии.
А ведь это не корабль, который можно облегчить, выбросив за борт часть груза или балласта… Делать нечего, остается ждать, доверяясь остойчивости плавучего острова.
Наступает вечер, или, точнее, ночь, но определить это можно, только взглянув на часы. Царит полнейший мрак. Под ливнем шлака нельзя оставлять в воздухе электрические луны, и их приходится спустить вниз. Само собой разумеется, что электрическое освещение домов и улиц, которое действовало весь день, не будет выключено, пока продолжается это явление.
С наступлением ночи положение не изменилось. Но взрывы, кажется, стали менее частыми и менее сильными. Ярость извержения как будто ослабевала, и дождь из пепла, относимый к югу довольно сильным ветром, пошел на убыль.
Немного успокоившись, миллиардцы решили разойтись по домам в надежде на то, что завтра Стандарт-Айленд окажется уже в нормальных условиях. Тогда придется заняться основательной и весьма длительной чисткой плавучего острова.
До чего все же печален первый день Нового года для «жемчужины Тихого океана»! Как недалек был Стандарт-Айленд от участи Помпеи или Геркуланума! note 22 Хоть он и не находится у подножия Везувия, но сколько еще вулканов, которыми усеяно дно Тихого океана, могут встретиться на его пути?
Губернатор, его помощники и совет именитых граждан не покидают здания мэрии. Наблюдатели на башне внимательно следят за всеми изменениями, какие могут произойти на море и на небосводе.
Плавучий остров продолжает продвигаться в юго-западном направлении, но его скорость не превышает двух-трех миль в час. Как только наступит день, или, вернее, когда рассеется мрак, он снова возьмет курс на архипелаг Тонга. Там, наверное, можно будет выяснить, на каком из островов этой части океана произошло такое сильное извержение.
Ночные часы текут, и становится очевидным, что сила извержения все-таки уменьшается, ослабевает.
Около трех часов утра новое происшествие снова повергло в ужас жителей Миллиард-Сити!
Стандарт-Айленд внезапно получил удар, который отдался во всех отсеках его корпуса. Правда, толчок был не настолько силен, чтобы вызвать сотрясение домов или повреждение машин. Вращение винтов, подгоняющих остров, не прекратилось, но вне всякого сомнения произошло какое-то столкновение.
Что же случилось? Быть может, Стандарт-Айленд наскочил на подводную мель?.. Нет, он продолжает двигаться. Или налетел на риф?.. Или столкнулся с каким-нибудь встречным судном, которое не могло заметить в кромешном мраке его огней? А вдруг столкновение причинило серьезные повреждения, которые если и не угрожают безопасности плавучего острова, то во всяком случае могут потребовать основательного ремонта на ближайшей стоянке?
Сайрес Бикерстаф и коммодор Симкоо не без труда пробираются по толстому слою шлака и пепла к батарее Волнореза.
Там они узнают от таможенной охраны, что действительно произошло столкновение. Волнорезом Стандарт-Айленда был задет пароход крупного тоннажа, следовавший с запада на восток. Для плавучего острова удар оказался не опасным, но, может быть, с пароходом дело обстоит иначе?.. Темную массу его заметили только в момент столкновения… Раздались крики, но почти тут же оборвались. Начальник поста и его люди, сбежавшись к выступу батареи, уже ничего не увидели и не услышали… Может быть, судно тотчас же и затонуло? Увы! такое предположение более чем вероятно.
Самому Стандарт-Айленду столкновение не причинило существенного вреда. Но масса плавучего острова огромна, и ему достаточно на самой малой скорости задеть какое-нибудь судно, будь то даже броненосец первого класса, чтобы это судно со всеми людьми и имуществом постигла почти неминуемая гибель. По-видимому, так и произошло.
Что касается национальности корабля, то начальнику поста как будто послышались приказания, отдававшиеся грубым рыкающим голосом, каким обычно подают команду в английском флоте. Но утверждать это с уверенностью он не решался.
Случай очень неприятный, и его последствия также могут быть весьма неприятны. Что скажет Соединенное королевство? Британское судно – это кусок Англии, а известно, что Англия не позволяет безнаказанно отрезать от себя куски.
Так начался новый год. В этот день до десяти утра коммодор Симкоо не имел возможности предпринять никаких поисков в открытом море. Все кругом было еще затянуто дымом, хотя ветер, свежея, начал отгонять пепел в сторону. Наконец сквозь пелену, окутывавшую горизонт, стало пробиваться солнце.
В каком виде Миллиард-Сити, парк, окрестности, заводы, порты! Какая предстоит чистка! Впрочем, всем этим займется служба благоустройства. Это лишь вопрос времени и денег. За ними дело не станет.
Начинают с неотложного. Прежде всего инженеры направляются на батарею Волнореза, на ту сторону побережья, где произошло столкновение. Здесь повреждения незначительны. Прочный стальной остов пострадал не больше, чем металлический клин, вонзающийся в кусок дерева, – в данном случае в протараненное судно.
На поверхности моря не заметно никаких обломков крушения. С башни обсерватории ничего не видно даже в самые сильные бинокли, хотя после столкновения Стандарт-Айленд не прошел и двух миль.
Однако во имя человечности поиски необходимо продолжать. Губернатор советуется с коммодором Симкоо. Механикам отдается приказ остановить машины, а электрическим катерам – выйти в море.
Поиски в радиусе пяти-шести миль не дают никакого результата. По-видимому, судно, получив пробоину в подводной части, затонуло и не оставило по себе никаких следов.
Тогда коммодор Симкоо отдает распоряжение перейти на обычную скорость. В полдень обсерватория указывает, что Стандарт-Айленд находится в ста пятидесяти милях к юго-западу от Самоа.
Наблюдателям даны указания особенно тщательно следить за всем, происходящим на море.
Около пяти часов вечера на юго-востоке появились густые клубы дыма. Может быть, это последние вспышки извержения, причинившего столько неприятностей? Вряд ли, – ведь карты не отмечают поблизости никаких островов или островков. Может быть, со дна океана поднялся новый кратер? Нет, потому что дым явно приближается к Стандарт-Айленду.
Через час показываются три корабля, идущие рядом на всех парах.
Еще через полчаса выясняется, что корабли – военные, а еще через час не остается никаких сомнений и насчет их национальной принадлежности. Это – то самое подразделение британской эскадры, которое пять недель тому назад не пожелало поднять флаг, поровнявшись со Стандарт-Айлендом.
С наступлением темноты корабли уже меньше чем в четырех милях от батареи Волнореза. Пройдут ли они мимо, продолжая свой путь? Это маловероятно. Судя по их огням, они остановились.
– У этих кораблей несомненно какое-то Дело к нам, – говорит коммодор Симкоо губернатору.
– Подождем, – отвечает Сайрес Бикерстаф.
Но что скажет губернатор командующему отрядом, если тот явится с претензией по поводу недавнего столкновения? Действительно, вполне возможно, что у него именно такая цель, – может быть, экипаж погибшего судна был подобран кораблями, может быть, они выслали шлюпки на помощь? Впрочем, еще будет время принять решение, когда станет известно, в чем дело.
Все выяснилось на другой же день рано утром. На бизань-мачте головного крейсера, который стоит под парами в двух милях от Бакборт-Харбора, взвился контр-адмиральский флаг. От крейсера отделилась шлюпка и направилась в порт.
Через четверть часа коммодор Симкоо получил следующую депешу:
«Капитан Тернер с крейсера „Геральд“, начальник штаба адмирала сэра Эдуарда Коллинсона, просит немедленной аудиенции у губернатора Стандарт-Айленда».
Получив это сообщение, Сайрес Бикерстаф распорядился, чтобы начальник порта разрешил высадку, и ответил, что будет ждать капитана Тернера у себя в мэрии.
Через десять минут электрический экипаж, предоставленный в распоряжение начальника штаба и его адъютанта, доставил обоих к зданию мэрии.
Губернатор тотчас же принял их в гостиной, примыкавшей к его кабинету.
Хозяин и посетители с весьма натянутым видом обменялись установленными приветствиями.
Затем, многозначительно подчеркивая отдельные слова и как будто декламируя заученный литературный отрывок, капитан Тернер произносит такую нескончаемую фразу:
– Имею честь довести до сведения его превосходительства губернатора Стандарт-Айленда, «находящегося в настоящее время на сто семьдесят седьмом градусе тринадцати минутах восточной долготы по Гринвичскому меридиану и на шестнадцатом градусе пятидесяти четырех минутах южной широты, что в ночь с тридцать первого декабря на первое января пароходу „Глен“ из порта Глазго, водоизмещением в три тысячи пятьсот тонн, груженному зерном, рисом, индиго, вином, что представляет груз большой ценности, – Стандарт-Айлендом, принадлежащим обществу „Стандарт-Айленд компани лимитед“, с местоприбыванием в бухте Магдалены, Нижняя Калифорния, Соединенные Штаты Америки, был нанесен удар, несмотря на то, что упомянутый пароход „Глен“ имел все положенные сигнальные огни – белый на фок-мачте, зеленый на правом и красный на левом борту, и что после столкновения он был встречен на следующий день в тридцати пяти милях от места катастрофы уже полузатонувшим, вследствие пробоины в задней части левого борта, и что он действительно пошел ко дну, после того как его капитан, офицеры и команда были благополучно приняты на борт „Геральда“, крейсера первого класса ее величества королевы Великобритании, плавающего под флагом контр-адмирала сэра Эдуарда Коллинсона, который извещает об этом факте его превосходительство губернатора Сайреса Бикерстафа, предлагая, ему признать ответственность „Стандарт-Айленд компани лимитед“, гарантируемую обитателями названного Стандарт-Айленда перед владельцами упомянутого парохода „Глен“, стоимость которого, включая корпус судна, машины и груз, составляет сумму в один миллион двести тысяч фунтов стерлингов, то есть шесть миллионов долларов, каковая сумма должна быть выплачена означенному адмиралу сэру Эдуарду Коллинсону, а в противном случае против упомянутого Стандарт-Айленда будет применена сила.
Одна фраза в двести тридцать шесть слов с запятыми и без единой точки! Но до чего же все решительно сказано, безо всякой возможности каких бы то ни было кривотолков! Да или нет! Примет ли губернатор претензию, заявленную сэром Эдуардом Коллинсоном, и признает ли его правоту в отношении: 1) ответственности со стороны Компании; 2) оценки парохода «Глен» из порта Глазго в один миллион двести тысяч фунтов стерлингов?
Сайрес Бикерстаф приводит аргументы, обычные в случаях столкновения:
Вследствие вулканического извержения, которое, по-видимому, произошло где-то в западной части Тихого океана, тьма стояла кромешная. Если на «Глене» были в порядке сигнальные огни, то и на Стандарт-Айленде они были в порядке. И с той и с другой стороны заметить их не представлялось возможным. Следовательно, здесь налицо неблагоприятное стечение обстоятельств. Согласно морским правилам в таких случаях каждая потерпевшая сторона относит свои повреждения за свой счет, и потому здесь не может возникнуть вопроса о претензиях и об ответственности.
Ответ капитана Тернера:
Его превосходительство губернатор был бы, конечно, прав, если бы речь шла о судах, плавающих в обычных условиях. Но если «Глен» этим условием соответствовал, то всем очевидно, что Стандарт-Айленд им не соответствовал; что его нельзя приравнять к кораблю; что он, передвигаясь всей своей огромной массой на морских путях, представляет собою постоянную опасность; что он может быть приравнен только к острову, островку или подводной мели, меняющим свое местоположение, которое не может быть с точностью обозначено на картах; что Англия всегда протестовала против этой помехи, не поддающейся определению никакими гидрографическими методами, и что таким образом Стандарт-Айленд должен считаться ответственным за все несчастные случаи, происходящие вследствие самой его природы и т.д. и т.д.
Доводы капитана Тернера явно не лишены известной логики. В глубине души Сайрес Бикерстаф понимает их справедливость. Но сам он не вправе принять никакого решения. Дело будет доложено кому следует, а он может только дать сэру Эдуарду Коллинсону расписку в том, что принял его претензию. К большому счастью, дело обошлось без человеческих жертв…
– К большому счастью, – отвечает капитан Тернер, – но корабль погиб, и миллионные ценности поглощены океаном по вине Стандарт-Айленда. Согласен ли губернатор незамедлительно передать адмиралу сэру Эдуарду Коллинсону сумму, соответствующую стоимости «Глена» и его груза?
– Но как губернатор может согласиться на выплату этих денег?.. В конце концов Стандарт-Айленд предлагает достаточные гарантии… Он с готовностью возместит нанесенный ущерб, если после экспертизы, которая установит как причины несчастного случая, так и размеры убытка, суд признает, что Стандарт-Айленд должен нести за них ответственность.
– Это последнее слово вашего превосходительства? – спрашивает капитан Тернер.
– Это мое последнее слово, – отвечает Сайрес Бикерстаф, – я не имею права соглашаться от имени Компании на признание ее ответственности.
Следует новый обмен поклонами, с еще более натянутыми лицами, между губернатором и английским капитаном. Последний возвращается на электрическом экипаже в Бакборт-Харбор, а оттуда на своей шлюпке – на борт крейсера «Геральд».
Когда ответ Сайреса Бикерстафа становится известным совету именитых граждан, тот одобряет его целиком и полностью, а вслед за советом выносят свое одобрение и все жители Стандарт-Айленда. Нельзя подчиняться требованию представителей ее британского величества, выраженному столь дерзко и высокомерно.
Покончив с этим вопросом, коммодор Симкоо приказывает продолжать путь с максимальной скоростью.
Но в случае если отряд адмирала Коллинсона будет упорствовать, можно ли будет избежать его преследования? Ведь эти корабли гораздо быстроходнее Стандарт-Айленда. А если он подкрепит свои претензии снарядами, начиненными мелинитом, как будет Стандарт-Айленд сопротивляться? Конечно, батареи острова сумеют ответить на выстрелы орудий Армстронга, которыми вооружены крейсера. Но цель для стрельбы у англичан гораздо больше… шире… Что будет с женщинами, с детьми при отсутствии всякого укрытия? Все английские снаряды попадут в цель, в то время как батареи Волнореза и Кормы потеряют даром по меньшей мере половину своих снарядов, стреляя по небольшой и вдобавок подвижной цели.
Придется, следовательно, ждать, какое решение примет адмирал сэр Эдуард Коллинсон.
Ждать пришлось недолго.
В девять часов сорок пять минут средняя башня «Геральда» дает первый холостой выстрел, и в тот же миг на главной мачте взвивается флаг Соединенного королевства.
В зале мэрии собирается совет именитых граждан под председательством губернатора и его помощников. В данном случае Джем Танкердон и Нэт Коверли сходятся во мнении. Американцам, как людям практичным, не приходит в голову оказывать сопротивление, которое может вызвать гибель Стандарт-Айленда со всем его населением и имуществом.
Раздается второй пушечный выстрел, со свистом пролетает снаряд, пущенный на этот раз таким образом, чтобы упасть в море на расстоянии полукабельтова от плавучего острова; он разрывается с ужасающей силой, вздымая огромные массы воды.
По приказу губернатора коммодор Симкоо велит спустить флаг, который был поднят в ответ на поднятие флага «Геральдом». Капитан Тернер снова прибывает в Бакборт-Харбор. Там он получает векселя на сумму в один миллион двести тысяч фунтов, подписанные Сайресом Бикерстафом и контрассигнованные главными богачами Стандарт-Айленда.
Через три часа последние дымки английских военных кораблей рассеиваются на востоке, а Стандарт-Айленд продолжает свой путь к архипелагу Тонга.
5. ТАБУ НА ТОНГАТАБУ
– Значит, – сказал Ивернес, – мы сделаем остановки на главных островах группы Тонга?
– Да, мой любезный и добрый друг! – отвечает Калистус Мэнбар. – Вы будете иметь возможность познакомиться с этим архипелагом, который вы вправе называть еще архипелагом Хаапай, а также архипелагом Дружбы, как назвал его капитан Кук в благодарность за оказанный ему хороший прием.
– Надеюсь, здесь к нам отнесутся лучше, чем на островах Кука? – спрашивает Пэншина.
– Весьма вероятно.
– А что, мы побываем на всех островах этой группы? – интересуется Фрасколен.
– Конечно, нет, ведь их насчитывается не менее ста пятидесяти.
– А потом?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов