А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Затем, пройдя тихим ходом по туннелю, чтобы не задеть его стенок, «Суорд» поднимется на поверхность моря и направится в Сент-Джорджес.
— Как глубоко мы опустились? — спросил я лейтенанта.
— На четыре с половиной метра.
— Не стоит опускаться ниже, — сказал я. — По наблюдениям, сделанным мною во время равноденствия, мы находимся как раз против оси туннеля.
— Прекрасно! — ответил лейтенант.
— Да, прекрасно. — И мне показалось, что само провидение глаголет устами офицера… В самом деле, провидение не могло бы избрать лучшего исполнителя своей воли.
Я внимательно посмотрел на лейтенанта при свете фонаря. Это человек лет тридцати, сдержанный, спокойный, решительный — настоящий английский офицер со своей словно врожденной невозмутимостью. Он, по-видимому, не более взволнован, чем если бы находился на борту «Стэндарда», и действует с необыкновенным хладнокровием, я бы сказал даже с четкостью механизма.
— Проходя через туннель, — заметил лейтенант, — я определил его длину — метров сорок…
— Да… от одного конца до другого, лейтенант Дэвон, метров сорок, не больше.
Очевидно, это определение правильно, ибо ход, пробитый в скале, имеет около тридцати метров в длину.
Механику отдали приказ включить мотор. «Суорд» двинулся вперед очень медленно, чтобы не натолкнуться на подводную скалу.
Порой «Суорд» так близко подходил к берегу озера, что тот стеной надвигался на нас, смутно чернея впереди в лучах судового фонаря. Поворот руля тотчас же изменял направление. Но если управлять подводной лодкой трудно в открытом море, то насколько осложняется эта задача в маленьком озере!
Прошло пять минут, но «Суорд», плывший на глубине четырех-пяти метров, еще не достиг отверстия туннеля.
— Лейтенант Дэвон, — предложил я тогда, — не лучше ли нам подняться на поверхность, чтобы легче было определить, где находится туннель?
— Согласен, господин Харт, и если вы можете точно указать это место…
— Могу.
— Отлично.
Из предосторожности электрический фонарь был выключен, и подводные глубины погрузились во мрак. По приказанию лейтенанта механик пустил в ход насосы, и «Суорд», освободившись от воды, начал медленно подниматься.
Я остался в кабине штурмана, чтобы осмотреться и определить наше положение сквозь стекла перископа.
Наконец «Суорд» остановился, его корпус выступал над водой не более, чем на фут.
При свете лампы, висевшей на берегу, я узнал Улей.
— Где мы?.. — спросил лейтенант Дэвон.
— Мы взяли слишком к северу… Туннель в западной стене пещеры.
— На берегу никого нет?
— Ни души.
— Тем лучше, господин Харт. Мы останемся на поверхности. Затем, когда, по вашим расчетам, «Суорд» подойдет к туннелю, я прикажу погружаться…
Действительно, это было лучшее решение. Штурман отвел подводную лодку от берега, к которому мы слишком приблизились, и направил прямо к туннелю. Для этого достаточно было слегка повернуть румпель, и, движимый гребным винтом, «Суорд» взял нужное направление.
Когда судно было метрах в десяти от западной стены пещеры, я скомандовал остановиться. Как только подача тока прекратилась, «Суорд» замер на месте. Краны были открыты, резервуары наполнились водой, и лодка стала медленно погружаться.
Включили фонарь перископа, и он осветил на темном фоне стены какой-то черный круг, не отражавший его лучей.
— Вот… вот туннель! — воскликнул я.
Неужели эта дверь выведет меня из темницы?.. Ведь там в открытом море меня ждет свобода!..
«Суорд» медленно приближался к отверстию туннеля…
Боже, какое ужасное несчастье! И как я выдержал такой удар судьбы?.. Как сердце мое не разбилось?..
Неясный свет мелькнул сквозь толщу воды метрах в двадцати перед нами в глубине туннеля. Он двигался прямо на нас. Это могло быть только одно: фонарь подводной лодки Кера Каррадже.
— Буксир!.. — крикнул я. — Лейтенант… буксир возвращается в Бэк-Кап!..
— Ход назад! — скомандовал лейтенант Дэвон.
И «Суорд» подался назад в тот миг, когда он должен был войти в туннель.
Еще оставалась надежда на спасение: лейтенант быстро выключил фонарь, и капитан Спаде с матросами могли не заметить «Суорда»… Быть может, они пройдут мимо… Быть может, наше судно сольется с темной массой воды… Быть может, с буксира не увидят его?.. А когда подводная лодка Кера Каррадже станет у причала, «Суорд» продолжит свой путь и незаметно проскользнет в туннель…
Гребной винт «Суорда» завертелся в обратном направлении, мы отошли к южному берегу пещеры… Еще несколько мгновений, и «Суорду» останется только выключить мотор…
Нет!.. Капитан Спаде заметил подводную лодку, собиравшуюся проникнуть в туннель, и отдал приказ преследовать ее в глубине озера… Выдержит ли наша хрупкая лодка нападение мощного подводного буксира Кера Каррадже?..
Тут лейтенант Дэвон обратился ко мне:
— Возвращайтесь к Тома Року, господин Харт… Закройте за собой дверь, а я запру дверь, ведущую в кормовое отделение… Если на нас нападут, «Суорд», возможно, не затонет благодаря этим водонепроницаемым переборкам…
Пожав руку лейтенанту, сохранившему все свое хладнокровие перед лицом грозной опасности, я вернулся в носовое отделение, где оставался Тома Рок… Закрыл дверь и стал ждать в полной темноте.
Я ощущал или, точнее, угадывал маневры «Суорда», пытавшегося уклониться от встречи, с буксиром; он то устремлялся вперед, то кружил на месте, то опускался. Иногда он делал резкий поворот, чтобы избежать удара, иногда поднимался на поверхность озера или же уходил в самую его глубину. Пусть читатель попробует представить себе схватку этих двух подводных лодок, двигавшихся под взбаламученной поверхностью воды, словно два морских чудовища неравной силы и величины!
Прошло несколько минут… Я уже начал думать, что погоня прекратилась и «Суорд» миновал, наконец, туннель…
Но тут неожиданно произошло столкновение… Толчок не показался мне особенно сильным… Однако ошибиться было невозможно: «Суорд» атаковали с правого борта возле кормы… Но выдержал ли удар его стальной корпус?.. А если нет, то вода залила, быть может, лишь одно помещение?
Почти тотчас же второй удар отбросил нас в сторону, на этот раз с огромной силой. Нападающее судно приподняло своим тараном «Суорд», и тот, словно треснув пополам, стал опускаться все ниже и ниже. Затем я почувствовал, что нос судна поднялся, и оно камнем пошло ко дну под тяжестью воды, заполнившей его кормовой отсек…
Внезапно Тома Рок и я полетели друг на друга, не успев ухватиться за переборку. Наконец последовал еще один толчок, раздался треск пробитой металлической обшивки, «Суорд» лег на дно и застыл в полной неподвижности…
Что произошло потом?.. Не знаю, так как потерял сознание.
Я узнал впоследствии, что долгие часы пробыл без чувств. Помню лишь последнюю мысль, мелькнувшую у меня в голове:
«Пусть я умру, но по крайней мере Тома Рок и его тайна умрут вместе со мной… и пираты Бэк-Капа не уйдут от возмездия за свои преступления!»
15. ОЖИДАНИЕ
Придя в себя, я увидел, что лежу на койке в своей комнате, где, оказывается, нахожусь уже целых тридцать часов.
Я не один. Возле меня сидит инженер Серке. По его приказанию мне была оказана необходимая помощь, больше того, он сам ухаживал за мной — не как за другом, полагаю, а как за человеком, от которого ждут важных разоблачений с тем, чтобы потом отделаться от него, если того потребуют интересы шайки пиратов.
Я еще очень слаб и не могу встать на ноги. Ведь я чуть не задохнулся в тесном помещении «Суорда», погребенного на дне озерка. В состоянии ли я отвечать на вопросы, которые инженеру Серке не терпится мне задать?.. Да… но надо быть начеку.
Прежде всего мне хотелось бы знать, что сталось с лейтенантом Дэвоном и экипажем «Суорда»? Неужели храбрые англичане погибли во время столкновения?.. Или же они остались целы и невредимы, как и мы, ибо, я полагаю, что Тома Рок тоже уцелел после двух столкновении буксира с «Суордом»?..
— Объясните мне, что произошло, господин Харт? — задает первый вопрос инженер Серке.
Я тут же решаю, что лучше всего не отвечать, а самому задавать вопросы.
— Что с Тома Роком? — спрашиваю я.
— Он в добром здоровье, господин Харт… Что же произошло?.. — настойчиво повторяет он.
— Прежде всего скажите мне, — говорю я, — что сталось с ними… с теми?..
— С кем это?.. — переспрашивает инженер Серке, бросая на меня подозрительный взгляд.
— С людьми, которые накинулись на меня, на Тома Рока… связали нас… потащили куда-то… заперли… Куда? Зачем? Я так и не понял.
По зрелом размышлении я решил, что самое лучшее утверждать, будто в тот вечер я подвергся неожиданному нападению и не успел ни разглядеть нападавших, ни понять, куда они меня притащили.
— Вы скоро узнаете, что сталось с этими людьми… — отвечает инженер Серке. — Но прежде объясните, как все произошло…
По угрожающему тону его голоса, когда он в третий раз повторяет тот же вопрос, я догадываюсь, в чем меня подозревают. Однако у него нет никаких оснований обвинять меня в связи с внешним миром, ведь бочонок с моей запиской не попал в руки Кера Каррадже… Нет, этого несчастья не случилось: бочонок был передан бермудским властям… Значит, такое обвинение не имеет под собой никакой почвы.
Поэтому я ограничиваюсь следующим рассказом: накануне, около восьми часов вечера, я прогуливался по берегу озерка, где встретил Тома Рока, направлявшегося в лабораторию. Неожиданно трое людей накинулись на меня сзади. Заткнув мне рот кляпом и завязав глаза, они куда-то потащили меня; спустили в какую-то дыру вместе с другим человеком; он все время стонал, и я узнал по голосу своего бывшего подопечного… Мне пришло в голову, что мы находимся на борту какого-то судна… очевидно, это был буксир, вернувшийся из плавания… Затем мне показалось, что он ушел под воду… Вдруг от сильного толчка я упал навзничь, куда-то провалился, стал задыхаться… и вскоре потерял сознание… Больше я ничего не помню…
Инженер Серке слушает меня с величайшим вниманием, глаза его смотрят сурово, лоб нахмурен, хотя у него нет никаких оснований усомниться в моих словах.
— Вы утверждаете, что на вас напали три человека?.. — спрашивает он.
— Да… и я подумал, что это ваши люди… Я не видел, как они подошли… Кто они?
— Иностранцы, которых вы, очевидно, узнали по говору?
— Они не произнесли ни слова.
— Вы не знаете, кто они по национальности?..
— Не знаю.
— Вам не известно, с какими намерениями они проникли в пещеру?
— Понятия не имею.
— А что вы об этом думаете?
— Что думаю, господин Серке?.. Повторяю, я решил, что двум или трем вашим пиратам было поручено бросить меня в озеро по приказанию графа д'Артигаса… что такая же участь ожидает и Тома Рока… что, овладев, по вашим же словам, всеми тайнами изобретателя, вы пожелали отделаться от нас обоих…
— Неужели, господин Харт, такая мысль могла прийти вам в голову?.. — спрашивает инженер Серке, но без своей обычной иронии.
— Да… но я тут же отказался от нее. В самом деле, сбросив повязку, я увидел, что нахожусь в одном из отделений буксира.
— То был не буксир, а похожая на него подводная лодка, она проникла сюда через туннель…
— Подводная лодка?!. — восклицаю я.
— Да… и в ней были люди, получившие приказ похитить вас и Тома Рока…
— Похитить нас? — повторяю я, продолжая разыгрывать крайнее изумление.
— А теперь, — говорит инженер Серке, — скажите, что вы думаете обо всем этом?
— Что я думаю?.. По-моему, здесь может быть только одно объяснение. Если тайна вашего убежища не была открыта — я не допускаю возможности предательства или неосторожности со стороны кого-нибудь из ваших товарищей, — то все произошло совершенно случайно: подводная лодка, находясь в пробном плавании поблизости от островка, неожиданно обнаружила вход в туннель. Пройдя через него, она поднялась на поверхность озерка. Экипаж лодки, очень удивленный тем, что очутился в пещере, да еще населенной, захватил первых попавшихся обитателей… Тома Рока… меня… других, быть может… ведь я не знаю…
Инженер Серке угрюмо смотрит на меня. Чувствует ли он всю неправдоподобность гипотезы, которую я стараюсь ему внушить? Подозревает ли, что я знаю больше, чем хочу сказать?.. Как бы то ни было, он делает вид, что соглашается со мной, и добавляет:
— Вероятно, все так и случилось, как вы говорите, господин Харт. Когда же чужое судно подошло к туннелю, в нем появился наш подводный буксир, и произошло столкновение… столкновение, которое и погубило пришельцев. Но мы не такие люди, чтобы покинуть своих ближних в беде… К тому же ваше исчезновение с Тома Роком было почти тотчас же обнаружено… Следовало во что бы то ни стало спасти две столь драгоценные жизни. Мы принялись за дело. Среди наших людей есть прекрасные водолазы… Они спустились на дно озерка… подвели тросы под корпус «Суорда»…
— «Суорда»? — переспрашиваю я.
— Да, мы прочли это название на носу судна, после того как подняли его на поверхность… Как мы обрадовались, найдя вас обоих, правда, без сознания, но еще живых, как были счастливы, когда удалось привести вас в чувство!.. К сожалению, офицеру, командовавшему «Суордом», и его экипажу уже не требовалась наша помощь… При столкновении судно получило две пробоины, вода залила кормовой и средний отсек, и люди, находившиеся там, заплатили жизнью… за случайность, которая, по вашим словам, привела их в наше тайное убежище.
При известии о смерти лейтенанта Дэвона и его спутников сердце мое болезненно сжалось. Но мне надо держать себя в руках, оставаться верным своей роли. Ведь этих людей я не знал… не мог знать… Главное, не дать никакого повода заподозрить себя в связях с командиром «Суорда». Ведь неизвестно, действительно ли инженер Серке считает случайностью появление «Суорда» в пещере и нет ли у него тайных причин, чтобы соглашаться до поры до времени с придуманным мною объяснением?
Итак, неожиданная возможность вырваться на свободу потеряна… повторится ли еще раз такая удача? Во всяком случае, теперь стало известно, кто такой граф д'Артигас и чего следует опасаться со стороны Кера Каррадже, ведь моя записка попала в руки английских властей на Бермудских островах. Как только выяснится, что «Суорд» не вернулся из плавания, будут приняты новые меры против островка Бэк-Кап, откуда мне, конечно, удалось бы бежать, если бы не это злосчастное совпадение — встреча подводного буксира с «Суордом» в ту самую минуту, когда тот входил в туннель.
Я веду свой прежний образ жизни и, не внушая ни малейшего недоверия, свободно разгуливаю по пещере.
Последнее происшествие не имело дурных последствий для Тома Рока. Умелый уход спас ему жизнь так же, как и мне. В полном расцвете сил и таланта изобретатель вновь принялся за работу и проводит целые дни в лаборатории.
Из своего недавнего путешествия «Эбба» привезла какие-то тюки, ящики, множество вещей с клеймами различных стран. Очевидно, за последнюю экспедицию пираты ограбили немало судов.
Работы по изготовлению установок для пуска снарядов идут полным ходом. Количество снарядов уже доходит до пятидесяти. Если бы Кер Каррадже и инженер Серке намеревались только преградить доступ к островку, им бы вполне хватило трех-четырех снарядов, чтобы поразить любой корабль, случайно подошедший на слишком близкое расстояние. Не собрались ли разбойники всерьез оборонять Бэк-Кап после такого вполне резонного рассуждения:
«Если появление „Суорда“ в водах озерка дело случая, то в нашем положении ничто не изменилось, и ни одной державе, даже Великобритании, не придет в голову разыскивать „Суорд“ под скалистым панцирем островка. Если же каким-то непонятным образом стало известно, что Бэк-Кап служит убежищем Керу Каррадже и прибытие сюда „Суорда“ было только первой попыткой нападения на островок, то следует ожидать новых действий: будь то обстрел или высадка. Тогда прежде, чем покинуть Бэк-Кап и перевезти в другое место наши богатства, следует использовать „фульгуратор Рок“ в целях обороны».
По-моему, негодяи вполне могли развить эту мысль, задав себе ряд таких вопросов:
«Нет ли прямой связи между раскрытием тайны Бэк-Капа, как бы оно ни произошло, и двойным похищением из Хелтфул-Хауса?.. Известно ли, что Тома Рок и его служитель заключены в пещере Бэк-Капа?.. Известно ли, что это похищение было совершено в интересах пирата Кера Каррадже?.. Подозревают ли американцы, англичане, французы, немцы, русские, что всякая попытка взять островок штурмом заранее обречена на провал?»
Ответив утвердительно на эти вопросы, Кер Каррадже должен понять, что как бы велика ни была опасность, от нападения на Бэк-Кап никто не откажется. Необходимость уничтожить этот пиратский притон диктуется интересами высшего порядка — долгом человеколюбия и заботой об общественном благе. Прежде корсар Кер Каррадже и его сообщники разбойничали в западной части Тихого океана, теперь они опустошают западную, часть Атлантического океана… Надо любой ценой покончить с морскими разбойниками!
Во всяком случае, обитатели пещеры Бэк-Капа должны быть настороже, даже если их опасения преувеличены. Действительно, отныне они организовали строжайшую охрану островка. Благодаря новому ходу пираты могут нести караульную службу на морском берегу, не пользуясь подводным туннелем. Смены по двенадцать человек день и ночь наблюдают за горизонтом, спрятавшись за низкими прибрежными скалами. Появление корабля, приближение к островку даже небольшой лодки будет тотчас же замечено.
Ничего нового не случилось за эти дни, которые чередуются с убийственным однообразием. Однако в колонии Бэк-Капа нет прежней уверенности. В ней царит какое-то неясное гнетущее беспокойство. Пираты боятся, что с морского побережья каждую минуту может раздаться крик: «Тревога! Тревога!» После случая с «Суордом» положение сильно изменилось. Вот почему в Англии и других цивилизованных странах люди должны навек сохранить память о храбром лейтенанте Дэвоне и о его отважных матросах, пожертвовавших жизнью ради блага человечества!
Несмотря на мощные средства обороны, гораздо более надежные, чем любое минное заграждение, Кер Каррадже, инженер Серке и капитан Спаде, по-видимому, находятся в сильной тревоге, которую напрасно пытаются скрыть. Вот почему они так часто совещаются между собой. Не собираются ли злодеи покинуть Бэк-Кап, захватив с собой все награбленные богатства? Ведь если убежище пиратов обнаружено, их рано или поздно уничтожат или возьмут измором.
Достоверно мне ничего не известно. Главное же, никому даже в голову не приходит, что я мог переправить через туннель бочонок с запиской, по воле провидения подобранный на Бермудских островах. Ни разу — подчеркиваю это — инженер Серке не намекнул мне на такую возможность. Нет! Никто меня не подозревает, более того, я даже не кажусь им подозрительным. В противном случае меня уж давно отправили бы вслед за лейтенантом Дэвоном и экипажем «Суорда» на дно озерка — я достаточно хорошо знаю характер графа д'Артигаса, чтобы не сомневаться в этом.
Теперь под здешними широтами ежедневно свирепствуют сильнейшие зимние бури. Штормы дико завывают над скалистой вершиной островка.
Резкие порывы ветра проносятся среди известняковых колонн, наполняя пещеру странным гулом, напоминающим звуки гигантского органа. Временами вой ветра достигает такой силы, что вполне мог бы покрыть залпы целой эскадры. Спасаясь от непогоды, множество морских птиц залетают в пещеру и в редкие минуты затишья оглушают нас своими резкими криками.
В такую злую непогоду шхуна не могла бы выйти в море. Впрочем, в этом нет никакой надобности, так как колония Бэк-Капа обеспечена до весны всем необходимым. Полагаю, кроме того, что граф д'Артигас поостережется разъезжать теперь на своей «Эббе» вдоль американского побережья, где ему, пожалуй, не окажут почестей, подобающих богатому и знатному иностранцу, а устроят встречу, достойную пирата Кера Каррадже!
Да, если появление «Суорда» было началом кампании, предпринятой против островка во имя закона и общественной безопасности, то теперь, по-моему, перед колонией Бэк-Капа должен встать один чрезвычайно важный вопрос.
И вот однажды я решился выведать мнение инженера Серке на этот счет, но крайне осторожно, чтобы не возбудить подозрений.
Мы прогуливались поблизости от лаборатории Тома Рока. Разговор длился уже несколько минут, когда инженер Серке упомянул о необъяснимом появлении в озерке английской подводной лодки. На этот раз, как мне показалось, он склонялся к мысли, что действия «Суорда» были направлены против шайки Кера Каррадже.
— Я не согласен с вами, — отвечаю я, желая навести разговор на интересующий меня вопрос.
— Почему же?..
— Потому что, будь ваше убежище известно, вскоре последовала бы новая попытка «проникнуть в пещеру или уничтожить Бэк-Кап.
— Уничтожить!.. — восклицает инженер Серке. — Уничтожить островок!.. Это было бы безумием при тех средствах обороны, которыми мы располагаем.
— Но о них никто не знает, господин Серке. Ни в Старом, ни в Новом Свете неизвестно, что похищение из Хелтфул-Хауса дело ваших рук… что вам удалось договориться с Тома Роком и купить его изобретение…
Инженер Серке ничего не возражает на это замечание, на которое, впрочем, нечего возразить.
— Итак, — продолжаю я, — эскадра, посланная морскими державами, заинтересованными в уничтожении островка, без колебания приблизилась бы к нему… засыпала бы его снарядами… Раз этого до сих пор не случилось, значит и не случится, — по-видимому, о Кере Каррадже ничего неизвестно… Согласитесь, такое предположение как нельзя более вам на руку…
— Согласен, — отвечает инженер Серке, — однако чему быть, того не миновать. Известно им это или нет, но стоит военным кораблям приблизиться на четыре-пять миль к островку, и они пойдут ко дну, не успев даже открыть огонь из своих орудий!
— Согласен, — говорю я в свою очередь, — ну, а потом?..
— Потом?.. По всей вероятности, другие не осмелятся повторить попытку…
— Пусть так! Но тогда, корабли могут окружить вас за пределами поражаемого пространства, а «Эбба» не войдет больше ни в один из тех портов, где бывала раньше, как яхта графа д'Артигаса!.. Как же вы обеспечите в таком случае снабжение островка?
Инженер Серке молчит.
Этот вопрос, очевидно, давно волнует его, но ответа на него он так и не нашел… Мне кажется, что пираты надумали покинуть Бэк-Кап…
Между тем Серке чувствует, что мне удалось припереть его к стене, и, не желая признаться в этом, говорит:
— У нас еще останется подводный буксир, и он заменит шхуну…
— Подводный буксир!.. — восклицаю я. — Но если известны тайны Кера Каррадже, то надо думать, известно и о существовании подводной лодки графа д'Артигаса.
Инженер Серке подозрительно смотрит на меня.
— Господин Симон Харт, — говорит он, — мне кажется, вы заходите слишком далеко в своих умозаключениях…
— Я, господин Серке?..
— Да… и я нахожу, что вы говорите обо всем этом, как человек, знающий больше, чем следует!
Тут я сразу прикусил язык. Мои рассуждения, очевидно, навели собеседника на мысль, что я как-то причастен к последним событиям. Инженер Серке не спускает с меня глаз, он сверлит меня своим горящим, взглядом, старается проникнуть в мозг…
Однако я не теряю самообладания и совершенно спокойно отвечаю:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов