А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Тамбовцева Анна

Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном...


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... автора, которого зовут Тамбовцева Анна. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Тамбовцева Анна - Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... = 249.99 KB

Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... - Тамбовцева Анна => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Три девицы под окном – 1


«Три девицы под окном...»: Альфа-книга, Армада; Москва; 2005
ISBN 5-93556-570-6
Аннотация
Кто в детстве не читал «Сказку о царе Салтане»? Правильно, все читали. Значит, как говорится, и стар и млад в теме... Впрочем, история о трех девицах, которые под окном пряли поздно вечерком, по мнению авторов этой веселой повести, не так проста, как вы только что рискнули подумать. В лихо закрученном сюжете есть то, что не позволит никому из читателей от него оторваться, – это непредсказуемость. Люди из будущего, наши современники, древние витязи и даже... Александр Сергеевич Пушкин собственной персоной оказались повязанными одной интригой, причем весьма изобретательно сфабрикованной. Ну кто такие, например, эти пресловутые «три девицы»? А царевна Лебедь?
Одним словом, все смешалось в «царстве славного Салтана».
Светлана Славная, Анна Тамбовцева
Три девицы под окном...
Посвящается Галине Волковой и ее светлой любви к А. С. Пушкину

ПРОЛОГ
Иван Птенчиков бежал по пустынному парку, окутанному осенней дремотой. Потревоженные листья возмущенно шуршали под ногами.
– Ишь, «очей очарованье»! – усмехался Иван. – Надо думать, на дереве вам было веселей, чем на сыром асфальте.
В отличие от Пушкина Птенчиков осень не любил. «Краса» красой, но много ли ее увидишь, сидя целый день в душном помещении? Иное дело летом. Свобода! КАНИКУЛЫ!
Только не подумайте, что речь идет о юном пареньке, замученном образованием. Иван Иванович Птенчиков был взрослым, вполне состоявшимся человеком. Просто он работал в школе, преподавал русский язык и литературу. Вот и сейчас, пересекая трусцой безлюдный парк, он размышлял, как бы поубедительнее рассказать ученикам о благородном герое Владимире Дубровском, который при всей положительности своего характера в разбойники пошел, а любимую девушку из беды так и не выручил.
Птенчиков приготовился к рывку с ускорением. На сегодня он наметил интервальную тренировку с периодическим увеличением интенсивности до максимума, а затем комплекс дыхательных упражнений и медитацию у раскидистого дуба. К древнему великану Иван относился с благоговейным почтением. Почему-то он был уверен, что именно этому дубу Ученый Кот «говорил» когда-то свои сказки, и в моменты единения с мировой гармонией даже начинал слышать отголоски чудесных историй.
Дуб, наблюдающий за Птенчиковым изо дня в день, тоже мог бы поведать о нем немало любопытного. К примеру, он, единственный во всём мире, догадывался о том, что Иван больше всего на свете любит читать детективы, тщательно скрывая свое пристрастие от окружающих. Еще бы, разве пристало учителю литературы увлекаться подобным чтивом? А что сказали бы на педагогическом совете, если б узнали, с каким удовольствием он смотрит боевики, мечтая хоть в чем-то, хоть самую малость походить на Жан-Клода Ван Дамма!
Нет, раскрывать свою тайну Иван не собирался. И лишь старый дуб наблюдал, с каким упорством школьный учитель осваивает суровое искусство ушу, кунфу, тай-бо и карате-до.
«А занятно было бы увидеть Дубровского в интерпретации Ван Дамма, – размышлял Птенчиков, стабилизируя пульс после ускорения. – Может, и не пришлось бы бедной Маше горевать с постылым мужем. Эх, да что там говорить…»
Натура у Птенчикова была пылкая, однако героической внешностью он не отличался. Щупленький, угловатый, застенчиво сутулящийся, он долгое время страдал от своего несоответствия высоким стандартам мечты. Все изменилось в тот год, когда он, окончив филологический факультет института, вновь пересту shy;пил порог своей школы. Первое время пришлось туго. Не только выпускники – даже многие восьмиклас shy;сники смотрелись куда внушительнее нового учителя.
Иван попытался отрастить бородку – жидкие кустики неровного оттенка солидности ему не прибавили. Тогда он приобрел очки, но вновь потерпел фиаско: очки ломались, терялись, а несколько раз он даже умудрился на них сесть. А потом Иван услышал кликуху, которой наградили его бескомпромиссные ученики. Хилого Птенчикова называли не иначе как Желторотик.
Невозможно описать бурю, разразившуюся в душе молодого учителя. Замуровавшись в своей квартире, Иван всю ночь смотрел любимые боевики. А поутру нацепил кроссовки и устроил себе жесточайшую тренировку. Первую в жизни. В школу он приполз измочаленный, но счастливый, повторяя, как заклинание, простейший вопрос: зачем отращивать бороду, когда можно нарастить мышцы?
Птенчиков приблизился к подъему в горку и настроился на пятый рывок тренировочной серии.
Однажды, в конце третьей четверти, остроумные ученики «не заметили» сидящего за столом Желторотика и заперли кабинет, готовясь насладиться беспомощными воплями своего учителя. Поняв, что произошло, Иван не стал унижаться. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, он сконцентрировался и резким ударом ноги вышиб дверь к чертовой… словом, быстро и начисто. Разумеется, ремонт пришлось оплатить. Но игра стоила свеч: после того памятного случая Желторотик был незамедлительно переименован в Орла.
Иван улыбнулся воспоминаниям.
Влажные сумерки уже начинали расплываться по парку. Когда-то, листая пособие для спортсменов, он вычитал замечательный лозунг: «Беги навстречу утру!» Красиво сказано. Мощно. К своему стыду, бегать «навстречу утру» он не смог: по утрам нужно идти в школу, на борьбу со слипающимися глазами уходят все душевные силы, и даже завтрак не лезет в рот. Птенчиков пробовал применять формулы аутотренинга: «Правая рука теплая… Мне совсем не хочется спать! Левая рука теплая… Я бодр и полон оптимизма!» Аутотренинг повергал Птенчикова в состояние глубокой расслабленности, и в итоге он лишь начинал опаздывать. Пришлось перенести тренировки на вечернее время.
Иван одолел подъем и снизил темп, восстанавливая дыхание.
По соседней аллее навстречу бегущему мирно катила карета, запряженная вороным жеребцом. Жеребец пофыркивал, вскидывая голову, карета поскрипывала, вихляя несмазанными колесами.
«Ишь, коммерсанты, – подумал Птенчиков, с уважением разглядывая изяшную резьбу. – В такой карете впору настоящих принцесс возить, а не галдящих ребятишек с озабоченными мамашами». Впрочем, сейчас ребятишек в сыром парке не было.
Внезапно чинную тишину нарушил негромкий хлопок, и на месте кареты непостижимым образом возник огромный воздушный шар с надписью «Кока-Кола». В плетеной корзине озабоченно копошился недавний возница, перебирая какие-то веревки.
Иван икнул от неожиданности и замер на месте. Как это понимать? Галлюцинации? Последствия умственного переутомления? Или репетиция рекламного трюка, подготовка к шоу, свидетелем которой он случайно стал? Птенчиков раздвинул влажные кусты и по буреющей траве выбрался на соседнюю аллею. Неприлично таращить глаза, но до чего хочется понять, что здесь происходит!
Он пустился легкой трусцой, приближаясь к воздушному шару. Тут снова хлопнуло, и коварный шар рванул с места по аллее, на ходу превращаясь в красный автомобиль. Иван споткнулся и с размаху грохнулся оземь. Взвизгнули тормоза. Незадачливый спортсмен приподнял голову. Автомобиль медленно и осторожно приближался к нему задним ходом. Распахнулась дверца, и бывший возница в неописуемом волнении бросился на помощь упавшему.
– Какой ужас! Неужели я вас задел?
– Нет, что вы, всё в порядке, – поспешил заверить его Птенчиков, поднимаясь на ноги… и вскрикнул от резкой боли в лодыжке.
– О, вы подвернули ногу, – констатировал незнакомец. – Садитесь в машину, подвезу. Заодно подскажете, как выбраться из этого парка; видимо, автомобиль здесь не совсем уместен.
– А… кхм, – закашлялся Птенчиков, едва не спросив: «А во что может превратиться ваш автомобиль еще через пять минут?»
– Олег, – протянул руку для знакомства таинственный возница.
– Иван, – ответил рукопожатием Птенчиков.
Он доковылял до машины и с опаской водрузился на мягком сиденье, гадая, не превратится ли оно, к примеру, в волчий капкан. Повезло: не превратилось. Автомобиль выглядел стареньким, но ухоженным. «Жигули» как «жигули». Шестая модель. Птенчиков, стесняясь открыто крутить головой по сторонам, искоса разглядывал приборы на панельной доске.
Стоп. Вот оно! Азарт соприкосновения с тайной мурашками пробежал между лопаток. Рядом со спидометром красовались две необычные клавиши. На одной красными буквами было выведено «SOS», на другой «2-я панель». Что бы это значило? Может, как раз на второй панели и расположены приборы, превращающие машину в воздушный шар? Или… в летающую тарелку?
Птенчиков вытер вспотевшие ладони о штаны.
Олег невозмутимо катил по узкой аллее.
«Интересно, а сам Олег всегда ли пребывает в человеческом облике?» – пришла в голову неожиданная мысль. Птенчиков представил, как с его симпатичного соседа начинает оползать кожа, стекаясь к ботинкам, и на его месте материализуется ухмыляющееся мохнатое чудовище о десяти щупальцах…
Олег пересек глубокую лужу, обдав грязными брызгами «прибрежные» кусты.
– «Унылая пора! » – продекламировал он с затаенным восторгом.
– «Очей очарованье», – машинально продолжил Птенчиков.
– О, вы тоже знаете Пушкина! – обрадовался Олег. «Кто ж не знает Пушкина?» – хотел ответить Иван, но поперхнулся: с воротника новенькой курточки его собеседника свешивалась бирка ценника.
– Да, да, Пушкин, великий русский поэт, – пробормотал Птенчиков, отворачиваясь к окну. «Мохнатое чудовище», не замечая его смятения, принялось увлеченно рассуждать о литературе.
«Инопланетянин. Как пить дать – инопланетянин! – думал Птенчиков. – Сейчас он выдвинет свою „вторую панель“, и унесусь я знакомиться с внеземными цивилизациями!» Ему вдруг стало весело. Иван представил, как позавидовали бы ему ученики. «А вам еще рановато, уважаемые! – мысленно поддразнил их Птенчиков. – Все ли из вас, к примеру, знают, кто таков Владимир Дубровский?»
– Куда теперь? – прервало его мысли «чудовище».
Птенчиков осмотрелся. Они стояли у дальнего выхода из парка. «А куда бы вы предпочли? – хотелось спросить осмелевшему учителю. – Может, показать вам Кремль? Третьяковскую галерею? Большой театр?»
– Направо, – вздохнул он. – Я бежал дворами, но на машине придется объехать по проспекту. Ничего, в нашу сторону в этот час должно быть свободно, пробка обычно стоит по направлению к области.
– Пробка… – задумчиво повторил Олег. Интересно, как инопланетянин представляет себе автомобильную пробку?
Птенчиков снова скользнул взглядом по ценнику.
– Что-то не так? – встрепенулся заметивший его взгляд инопланетянин.
– Так, так! Всё изумительно! – заверил его Птенчиков, ругая себя последними словами. Ну как это чудовище, испугавшись, что его разоблачили, нажмет кнопочку «SOS», и на несчастную Землю обрушится боевая эскадра пришельцев!
Они свернули на проспект. Исходящая выхлопными газами встречная пробка тянулась через мост, теряясь за поворотом.
– Да, не повезло направляющимся в область, – вздохнул Олег, прибавляя скорость. Потом пощупал свисающий ценник. – Признайтесь, Иван, вы ведь смотрели на эту бирку?
– Ну… да, – не стал отпираться Птенчиков. – Лучше было бы ее оторвать.
– Что ж…
Олег покопался под воротником. Ценник держался крепко. Пришелец совсем по-земному ругнулся и стал расстегивать молнию.
Из-за поворота вывернул джип и покатил в обход пробки по встречной полосе.
– Уступай дорогу! – пихнул Олега Птенчиков.
– Что? – удивленно обернулся инопланетянин.
– Сворачивай, идиот! – рявкнул Иван. Олег увидел огни идущего в лоб автомобиля, заорал – и свернул. Да как свернул! Снеся по пути ограду моста, «шестерка» ухнула в воду.
Птенчиков ощутил недоумение и досаду. Не умеешь ездить – не садись за руль! Потом он подумал, что пришельцы, вероятно, не нарушают правил дорожного движения и не разъезжают по встречным полосам. Меж тем машина погружалась, и ледяная вода начала стремительно проникать в салон. «Включай герметичность, олух!» – хотел крикнуть Птенчиков, но тут обнаружил, что пришелец лежит, обняв руль, а глаза его закатились – он был в глубоком обмороке.
Вот так номер! Это что же, мы так и утонем в летающей тарелке, не сумев вовремя превратить ее в батискаф?
В свете габаритных огней мелькнул хвост любопытной рыбешки. Машина накренилась, задрав багажник, и прибывающая вода уже закрыла приборную панель, грозя вот-вот достать до подбородка, а потом…
Волосы Птенчикова встали дыбом. Была не была: если после сигнала SOS эскадра пришельцев ринется-таки на Землю, можно будет объяснить, что пытался спасти их же разведчика. Но если тот погибнет, звездных войн землянам не миновать!
Начиная захлебываться, Птенчиков изо всех сил надавил аварийную клавишу.
Раздалось легкое жужжание. Потом в голове образовалась приятная пустота, и Птенчиков почувствовал, что куда-то уносится. Или возносится?..

ГЛАВА 1
Ивану снилось, что он плавает в кефире. Весь такой белый и насквозь диетический. Только ужасно чесалась левая рука. Он потянулся, чтобы избавиться от досадного неудобства, но чей-то звенящий голос рассудительно произнес:
– Больной, не стоит пугать капельницу, она снабжает ваш организм жизненно важными витаминами.
Иван в изумлении распахнул глаза. И увидел черное око, уставившееся на него с потолка. Оно парило на манер воздушного шарика, ничуть не смущаясь отсутствием прочих частей тела.
– Мать честная, я же попал к инопланетянам! – вспомнил Птенчиков и от волнения всё-таки почесался.
– Больной, не обижайте капельницу! – повторил знакомый голос.
Вздрогнув, Иван посмотрел на свою руку. В том месте, где на уроках ОБЖ школьников учат щупать пульс, к его телу прильнула радужная пластинка. Она переливалась на свету и укоризненно шевелила тонкими усиками.
Иван сдавленно булькнул и подскочил на постели. Постель подскочила следом, моментально приняв очертания находящегося в ней тела.
– Больной, вам вредно волноваться! – сокрушенно вздохнул неведомый голос, парящее под потолком око приблизилось к кровати и коснулось пушистыми ресницами лба Птенчикова.
– Ну вот, давление поднялось на шестнадцать единиц.
Птенчиков потерял сознание. Когда он очнулся, в палате снова звучали голоса. Мужские. Два.
– Что за безответственность! – выговаривал густой бас – Как ты мог привезти с собой пассажира?
– Если помнишь, это он меня привез. И спас при этом от гибели, – возразил другой голос, смутно знакомый.
– Ты вообще не имел права подпускать кого-либо к машине!
– Но у него заболела нога. По моей, можно сказать, вине. Я был обязан помочь человеку!
«Оп-ля, у меня ведь и правда болела нога!» – вспомнил Птенчиков и аккуратно шевельнул конечностями под одеялом. Боли не было, но нога, которую он умудрился подвернуть в парке, почему-то была в носке. Птенчиков слегка высунул ее из-под одеяла и скосил глаза. Плотный белый носок был расчерчен забавными рыжими полосками. Когда-то его мама рисовала подобным образом йодовую сеточку. Правда, не на одежде… Иван тяжело вздохнул. Прошло уже больше года, как мамы не стало. С тех пор он жил совсем один, не отваживаясь привести в дом новую хозяйку.
– Очнулся! – раздался обрадованный возглас, отвлекая Ивана от невеселых раздумий. Через мгновение Птенчиков увидел… ну конечно, Олега. Он вздохнул и решительно начал:
– Прошу извинить невольную слабость. Больше обмороков не будет. Можете не маскироваться. Я… готов.
– К чему? – Олег удивленно переглянулся с придвинувшимся ближе обладателем звучного баса. Тот оказался вдобавок обладателем внушительного пуза и кустистых бровей. Птенчиков представил, как с едким шипением эти брови начинают растворяться в загорелой коже… Он сглотнул:
– Ко всему.
После некоторой паузы Олег осторожно поинтересовался:
– Иван, как по-вашему, где мы находимся?
– Ну, название планеты я вряд ли угадаю. Впрочем, скорее всего, мы еще в пути. На летающей тарелке? В корабле? Звездолете?
«Кустистый» крякнул.
– Неужели… – Птенчиков ощутил неприятный холодок. Как его называл этот черный глаз под потолком – «больной»? И то верно, в здравом уме такого не примерещится! Он уныло закончил фразу:
– Неужели в дурдоме?
– Нет, дружище, ты в будущем, – объявил Олег, непринужденно переставая «выкать». – Москва, двадцать второй век. Больница экстренной помощи. Извини, моя вина.
– Вот это круто! – Птенчиков резво сел на кровати, и та снова подскочила вслед за ним.
– Больному вредно волноваться, – затянул свое звенящий голос. Птенчиков опасливо покосился на левую руку.
– Ой, а где же эта? Пиявка?
– Капельница, – поправил его Олег. – Последнее достижение биотехнологов. Питается исключительно полезными веществами, скапливает в себе полный набор витаминов и затем пополняет состав крови заболевшего человека необходимыми микроэлементами. Если ты пришел в себя – одевайся, нас ждут в Институте истории.
– О, с удовольствием!
Птенчиков соскочил на коврик, искоса поглядывая, не бросится ли неугомонная кровать его ловить. Кровать осталась на месте, но коврик целеустремленно заскользил за угол.
– Куда?! – завопил Птенчиков.
– К удобствам, – пояснил Олег.
– Но я не хочу… к удобствам! – протестовал Птенчиков уже из туалета.
– Что поделаешь, больница. Полная забота о пациентах. Когда ты наденешь костюм и ботинки, медоборудование перестанет причислять тебя к этой категории.
– Скорее киньте ботинки, ко мне уже подсоединяют какие-то трубочки!
– О, это регулятор обмена веществ. В твои времена его называли клизмой.
Олег подхватил одежду и побежал спасать товарища.
Центральный компьютер Института исследования истории (сокращенно ИИИ) чуть не отправил Ивана в музей исторических редкостей, ценным экспонатом. Насилу его перепрограммировали. В возмещение морального ущерба гостю тут же предложили ознакомительную экскурсию по секретнейшим лабораториям. Подавленный фантастичностью происходящего, Иван с трудом усваивал информацию, которой щедро делились словоохотливые провожатые. Рука машинально сжимала припрятанную в кармане зажигалку. О нет, не подумайте, что неблагодарный Птенчиков решил спалить Институт, чудеса которого с такой гордостью ему демонстрировали. Зажигалка служила Ивану чем-то вроде талисмана. В тот день, когда он впервые отправился в парк на тренировку, новоявленный Ван Дамм решил, что обязательно бросит курить. И ведь бросил! Сей беспримерный подвиг внушил Ивану подлинное уважение к самому себе: если уж он сумел справиться с привычкой выкуривать по пачке сигарет в день, то ему теперь всё должно быть по плечу! О чем и напоминала в трудные минуты оставшаяся не у дел зажигалка. Правда, на этот раз ситуация выглядела чересчур экстремально даже для такой героической личности, как наш Птенчиков…
Наконец ошалевшего от обилия впечатлений Ивана привели в лабораторию по переброскам во времени и усадили в кресло-трансформер, предложив чашечку черного кофе. Кофе оказался приторно-сладким и источал аромат жженой резины. «Кустистый», которого звали Аркадием, пристроился рядом и с любопытством наблюдал за реакцией гостя.
– Узнаешь? Ваш, две тысячи пятый года. Олег привез с оказией для институтского музея. Образец продукции вашей пищевой промышленности, – с нескрываемой гордостью заявил он.
Иван вежливо покивал головой, раздумывая, куда бы незаметно вылить эту бурду.
– А что, у вас сейчас дефицит кофе? – осторожно поинтересовался он.
– Ну что ты, – рассмеялся Олег. – У нас этого добра предостаточно. Просто я как-то случайно попробовал этот напиток в одном из ваших кафе и оценил по достоинству. Мне стоило больших трудов получить разрешение на его переброску – без резолюции наших таможенников вывозить из прошлого что бы то ни было нельзя. Сейчас специальный отдел нашего Института проводит спектральный анализ этого напитка, с целью получения рецепта и налаживания промышленного производства. А мы пока что, втихаря, отсыпали себе немного… Так сказать, в награду за заслуги перед современниками.
Олег с видимым удовольствием отхлебнул из чашки и блаженно закатил глаза, а Иван, подивившись извращенному вкусу людей будущего, поспешил перевести разговор в другое русло:
– А чем занимается ваш отдел? Отправляет любопытствующих поглазеть на «дела давно минувших дней»?
Рассмеявшись, Олег вскочил со стула и картинно поклонился:
– Позвольте представиться: ваш покорный слуга Олег Сапожков, практик-испытатель лаборатории по переброскам во времени. А это – Аркадий Мамонов, наш теоретик и ведущий инженер по техническому обеспечению этих самых перебросок. В данный момент лаборатория занята разработкой подвижной модели «Хамелеон», которая, оказавшись в прошлом, сможет не только передвигаться всеми позволительными для данной эпохи способами, но и маскироваться под местные средства передвижения.
Иван узнал, что «Хамелеон» должен стать революционным прорывом в технике освоения прошлого. Ведь спрятать и обезопасить стационарную машину времени невероятно сложно. А сколько проблем возникает, когда надо заполучить необходимый транспорт на месте, не вызвав ни у кого подозрений! Когда Птенчиков увидел в парке Олега, тот как раз испытывал пробный экземпляр «Хамелеона». После пересечения временного коридора модель дала сбой, начав менять формы без команды человека. Олегу едва удалось с ней справиться.
Глаза Птенчикова загорелись.
– Олег, не в службу, а в дружбу. Когда повезешь меня обратно, запрограммируй «Хамелеон» на воздушный шар! Так хочется полюбоваться землей из корзины…
Повисла напряженная тишина.
– Ну, если это не совсем удобно… – смутился Птенчиков.
Олег вздохнул:
– Ты не полетишь обратно.
– То есть как?
– Правила путешествий во времени запрещают заглядывать в будущее, – подтвердил Аркадий. – Человек, нарушивший запрет, остается в будущем навсегда.
– Но почему? Человечество развивалось бы гораздо быстрее, если бы…
– Человечество перестало бы развиваться. Представь, как это тоскливо: не жить, а проживать лишь то, что должно с тобой случиться. Жизнь теряет смысл. Какие могут быть цели, надежды, мечты, если результат известен заранее? Скажу больше: без мечты и надежды человек просто не сможет существовать.
– Подождите, но ведь будущее человека – в его руках. Предупрежденный об опасности постарается этой опасности избежать…
– Знал бы, где упасть, соломки б подстелил? – усмехнулся Олег.
– Вот именно!
– Нет, дружище. Девиз будущего – «Чему быть, того не миновать». Разумеется, в твоих руках возможность выбора, каждый день, каждую минуту. Съесть пряник или яблоко? Стать художником или космонавтом? Побывав в будущем, ты всего лишь узнаешь, что съел пряник, так как в яблоке сидел червяк, и полетел в космос, так как не обладал талантом живописца. Узнав будущее, ты лишаешь себя иллюзии выбора.
– Печальная теория.
– Отнюдь. Мы ведь не летаем в будущее. – Птенчиков немного подумал.
– Хорошо, я не успел ничего узнать о собственной судьбе и не выведал у вас никаких сенсационных секретов. Отпустите меня домой, и забудем, что я здесь был.
– Не получится, – покачал головой Аркадий. – Сейчас я направлю запрос в центральный архив, и ты сам всё поймешь.
Пальцы быстро забегали по клавиатуре компьютера. Через некоторое время на экране появились строчки:

Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... - Тамбовцева Анна => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... писателя-фантаста Тамбовцева Анна понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном... своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Тамбовцева Анна - Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном....
Ключевые слова страницы: Три девицы под окном - 1. Три девицы под окном...; Тамбовцева Анна, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов